:: Ренат Байтов. НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ПОХОЖДЕНИЯ КАЗАХСТАНСКОГО КЛЕПТОКРАТА

Просмотров: 2,062 Рейтинг: 3.0

Авторитетное издание The Diplomat провело исследование дел с участием беглого казахстанского банкира Мухтара Аблязова. Последние раунды судебных разбирательств против Аблязова прошли в Лондоне, Лионе, Астане, Лос-Анджелесе и Нью-Йорке. В Великобритании, в деле, возбужденном АО «БТА Банк» против Аблязова и его зятя Ильяса Храпунова, последний обвиняется в организации «заговора в нарушении судебных приказов», в целях предотвращения применения замороженных предписаний против г-на Аблязова. Во Франции идет шумиха из-за взлома телефона магистрата и решения, принятого высшим административным судом Франции, до отмены госсоветом ФР приказа об экстрадиции в отношении Аблязова в декабре 2016 года. В Нью-Йорке родственника Аблязова, Виктора Храпунова обвинили в отмывании денег в сговоре с бизнес-партнером Дональда Трампа, Феликсом Сатером, российским эмигрантом, который в прошлом отсидел за то, что заколол человека в драке в баре и мошенничестве с мафией. В то же время в Казахстане в октябре 2017 года Генеральная прокуратура вновь возбудила дело, в котором Аблязов выступает как заказчик убийства своего бывшего партнера по бизнесу. Издание подробно разобрало эти и другие эпизоды.

Как провинциальный мальчик превратился в клептократа

Родившийся в 1963 году в Южно-Казахстанском селе Галкино, Мухтар Аблязов окончил Московский инженерно-физический институт во время перестройки. С «ветром перемен», которые привели к подъему олигархов со всего СССР, Аблязов отказался от карьеры в ядерной физике, зарегистрировав в декабре 1992 года компанию, торгующую факсимильными машинами, фотокопировальными аппаратами и компьютерами, спустя недели после принятия законодательства, разрешающего частное предпринимательство в Казахстане. Запустив множество предприятий в короткие сроки, Аблязов приступил к привлечению элиты к инвестированию в свой Астанинский холдинг-банк, один из первых учреждений в стране, получивший лицензию на частную банковскую деятельность. В 1998 году вместе с консорциумом инвесторов он получил заем на покупку банка «Туран Алем» – ставшего известным как БТА Банк.

Примерно в то же время Аблязов был назначен главой государственной компании по управлению электрическими сетями в Казахстане (KEGOC), а позже назначен министром энергетики, промышленности и торговли Казахстана. В течение года доходы KECOG снизились на 12%, а расходы выросли на 53%, что повторилось в 1999 году, когда он был назначен генеральным директором Air Kazakhstan, быстро приведя компанию к банкротству. В 2002 году Аблязов был приговорен к тюремному заключению за злоупотребление служебным положением. Год спустя он поклялся воздерживаться от политических «приключений».

Сохраняя свою долю в БТА посредством договора о бенефициарной собственности, в 2005 году Аблязов стал председателем банка после смерти своего предшественника Ержана Татишева, который был управляющим до непонятного происшествия на охоте. Отрекаясь от своего первоначального заявления, в ноябре 2017 года Муратхан Тохмади, человек, который в то время признал, что стрелял в бывшего делового партнера Аблязова, сказал в казахстанском суде: «Каждый раз, когда я встречался с ним (Аблязовым), он утверждал, что Ержан никогда не мог держать свое слово... Он предложил решить проблему путем физического устранения Ержана. Он предложил осуществить это во время охоты, что выглядело бы как случайная смерть. Так и случилось».

Став председателем БТА, Аблязов смог начать отмывать деньги крупнейшего розничного банка в Казахстане. Это было в основном осуществлено путем выдачи кредитов для финансирования сделок, связанных с недвижимостью, в странах СНГ, кредитов, которые раздавались через сеть подставных компаний. Действуя по принципу «банк внутри банка», из отдельной секции с высокой безопасностью головного офиса БТА в Алматы, в период с 2005 по 2009 год было одобрено кредитов на сумму не менее 8 млрд долларов, в основном компаниям без залога, находящихся в налоговых гаванях, в которых Аблязов имел значительную, почти исключительно анонимную долю собственности. После финансового краха и бегства Аблязова со своей родины, чтобы получить убежище в Великобритании, аудит властей Казахстана обнаружил эту огромную черную дыру. В общей сложности обнаружено более тысячи компаний по всему миру, в которых Мухтар Аблязов имел свой интерес, от океанариума до компаний причудливо названных «Facebook Trading Limited».

Банк в банке

Чтобы запутать местонахождение активов, многие из этих оффшорных компаний работали на основе долговых обязательств и займах, каждый перетасовывал капитал третьим лицам, откуда он больше не мог быть восстановлен. Примером этого может служит залог в размере 118 млн. долларов, направляемый через компанию Starwood Contracts Limited на Сейшельских островах, чьим бенефициарным владельцем являлся Somerset Projects IHC, расположенный на Британских Виргинских островах, которая держала свои банковские счета в Латвии. Затем Starwood получила 99% акций Archeston Solutions Inc, базирующейся на Британских Виргинских островах, которая в свою очередь контролировала 99% концерна под названием «Бизнес-инжиниринг» в Москве, которому принадлежало другое предприятие под названием Central Engineering в Москве. Starwood и Somerset затем взяли займ Jollawood Trading на Кипре на 25 млн долларов, которые затем кредитовали средства в Central Engineering. Звучит непонятно, но это потому, что так и задумано.

В более прямом примере, 1 млрд долларов был переведен из БТА в трио компаний под видом займов на новое буровое оборудование, с помощью которого можно исследовать месторождение «Мертвый-Култук» в Каспийском море. Поскольку тип буровой установки, указанный в кредитном соглашении, не был изобретен, месторождение остается нетронутым по сей день.

Именно в сентябре 2005 года в Лондоне была создана инвестиционная холдинговая компания Eastbridge Capital, номинально принадлежавшая Александру Удовенко. Хаб, через который Аблязов перемещал свои активы по всему миру, когда адвокаты БTA попросили посмотреть компьютерные записи Eastbridge, им сказали, что компания была продана «за фунт», и ее записи потеряны навсегда. Однако, когда следователи нашли ячейку Сырыма Шалабаева, аблязовского зятя, в Финчли, Северный Лондон, в январе 2011 года, ордер на обыск позволил им открыть имеющиеся в наличии двадцать пять ящиков документации и жесткий диск с подробным описанием дел многих из оффшорной компании Аблязова. Разыскиваемый в России за участие в мошенничестве в 730 млн долларов, Удовенко уже давно исчез. Его местонахождение остается неизвестным. Eastbridge Capital позже появится на Кипре под названием Euroguard Assets Limited.

Побег из Британии

Аблязову было предоставлено политическое убежище в Великобритании, и он поселился в роскошном Карлтон-хаусе на улице миллионеров в Хайгейте – одном из четырех британских объектов, владельцем которых был впоследствии признан. Его проблемы последовали за ним в виде судебных исков, поданных против него БТА Банком. Это была его двуличная сделка в отношении британской недвижимости, по сути, которая заставила Аблязова дать ложное показание о себе. Впоследствии судья Тир обнаружил, что Аблязов проявил «не уважение к суду» в попытке скрыть эти активы.

Приговоренный к трем одновременным 22-месячным срокам, Аблязов вскоре снова подался в бега, на этот раз от британского правосудия. Несмотря на то, что ордер на арест был выпущен, и его фото было помещено в список лиц, которых необходимо задержать в аэропорту, ему удалось уклониться от властей и ускользнуть во Францию. При этом отмечается, что гражданское нарушение не является экстрадиционным преступлением в Великобритании.

В его отсутствие, с ноября 2012 года по март 2013 года, британские суды вынесли судебные решения против Аблязова на сумму 4,2 млрд долларов. Лорд-судья Морис Кей заявил, что «трудно представить себе сторону в коммерческих судебных процессах, которая могла действовать с большим цинизмом, оппортунизмом и коварством к судебным распоряжениям, чем г-н Аблязов». К настоящему времени судами Великобритании против Аблязова вынесены судебные приговоры в размере 4,9 млрд долларов, хотя количество физически восстановленных средств составляет незначительную долю этого.

Среди многочисленных британских институтов, которые пострадали от рук Аблязова – RBS, который впоследствии был выкуплен британскими налогоплательщиками, понес убытки более чем на 1,8 млрд долларов. Об этом сообщает Чарльз ван дер Леу, автор книги об Аблязове и казахских клептократах.

«RBS унаследовал «глупые» инвестиции в БТА, в то время Аблязов управлял им в области поглощения активов, принадлежащих банку ABN AMRO», сказал он.

«Эти активы были и остаются рискованными, что означает, что дефолт может превратить их в обязательства. Никто не может мне сказать, что банк ABN AMRO не был осведомлен об этом, когда он их приобрел. Никто также не может мне сказать, что RBS не знал об этом, когда он взял их с банка ABN AMRO. Трудно доказать получение «отката» в этом процессе, но, учитывая легкость, с которой RBS и другие стороны осуществили сделку, это определенно не проходит тест на проверку. Если БТА предъявляет претензии к средствам, исчезнувшим через сеть Аблязова, он должен попытаться предъявить претензии к RBS и другим лицам, которые должны понести «со-ответственность» за кражу», - подчеркнул писатель.

Активы были успешно восстановлены только в отношении четырех объектов недвижимости Аблязова в Лондоне и вокруг него, где судья Тир обнаружил в своем заключении, что Аблязов дал ложное показание. После нескольких лет судебных споров доходы от продажи этих активов были первыми средствами, которые БТА увидел. В исследованиях, опубликованных Transparency International в марте 2017 года, упомянуты сорок тысяч объектов недвижимости в Лондоне, в общем стоящие 4,2 млрд фунтов стерлингов, которые были приобретены людьми с «подозрительным богатством».

«Наши исследования показывают, что Великобритания является домом миллиардов фунтов в коррумпированных активах, - сказал Дункан Хеймс, директор по политике в Transparency International UK. - Мы признаем сложности в преследовании дел в области транснациональной коррупции, но ожидаем, что власти Великобритании будут в полной мере участвовать в расследовании любого аспекта глобальных дел об отмывании денег, связанных с Британией».

Наоми Херст, старший участник кампании Global Witness, говорит о том, что «Прошло восемнадцать месяцев после «Панамских документов», и тогда казалось, что правительство действительно заинтересовано, замечает и осознает масштаб проблемы и роль Великобритании в этом».

«После «Панамских документов» Международный саммит по борьбе с коррупцией был проведен здесь Дэвидом Кэмероном... На саммите правительство пообещало внести реестр, в котором будут раскрыты настоящие владельцы зарубежных компаний, которые владеют недвижимостью здесь, что будет иметь существенное сдерживающее влияние на приток коррумпированных денег. Входящие как анонимные, компании больше не смогут покупать недвижимость здесь... После восемнадцати месяцев, которые прошли, мы фактически топчемся на том же месте, на самом деле мы не видели никаких значимых действий со стороны британского правительства», сказала Наоми Херст.

Любовь на французской Ривьере

После побега из Великобритании, Аблязов укрывался в нескольких роскошных виллах на юге Франции. Партнер его сестры, Джоди Хадсон, который в то время занимал руководящую должность в Комиссии США по ядерному регулированию, как утверждается, снял имущество, где беглец проживал, переезжая с места на место.

В конце 2012 года имя Елены Тищенко начало появляться в юридических документах по делу Аблязова. Украинский адвокат Тищенко проводила все больше времени в штаб-квартире Eastbridge Capital в Tower 42 на улице Old Broad Street в Лондоне. Когда Тищенко прервала свои отношения с мужем, человек, названный в его ходатайстве на развод, был не кто иной, как Мухтар Аблязов.

В середине июля 2013 года, после незамедлительного отклонения процессуальных ходатайств, выдвинутых Аблязовым в Высоком суде в Лондоне, следователи, нанятые БТА, выследили Тищенко на вилле в Ницце. После семнадцати месяцев интенсивных поисков следы Тищенко привели прямо к Аблязову - к этому моменту был решен вопрос о «красном уведомлении Интрепола». Он был замечен через занавески, кладущий цветы на кровать, готовясь к приезду своей любовницы. В течение следующих двух недель сыщики выследили Аблязова. 31 июля, с воздушной и тактической поддержкой, французский спецназ штурмовал его место жительства. Аблязов проведет следующие три года в заключении. А арестованная в московском отеле через месяц за «мошенничество» и отмывание денег, Тищенко пошла на сделку с правоохранительными органами и стала свидетельствовать против своего бывшего возлюбленного в обмен на амнистию от судебного преследования. Необходимо отметить случившееся впоследствии совершенно абсурдное событие – в течение последующего года Тищенко была назначена главой правительственной антикоррупционной службы в Украине, хотя вскоре ее уволили за то, что она не раскрыла происхождения сделок с недвижимостью в Великобритании и Франции.

В течение следующих трех лет, в большей части которых он был заключен в тюрьму Флери-Мерогиса, Аблязов продолжал протестовать, заявляя о своей невиновности. Выступая от имени французского государства, генеральный адвокат Соланж Лерас сказал суду, что Аблязова следует рассматривать как «преступника по-крупному... Когда вы имеете много денег, вы можете купить все, но вы не можете купить французскую систему правосудия». 9-го января 2014 года суд надлежащим образом одобрил запрос России о его выдаче. Это решение было поддержано апелляционными судами, распоряжение о выдаче было подписано тогдашним премьер-министром Мануэлем Валлом в 2015 году. 9 декабря 2016 года, однако, Совет Европы отменил все предыдущие приговоры на том основании, что запрос о выдаче был сделан по политическим мотивам. Хотя логика этого судебного разворота по-прежнему остается не понятной, по меньшей мере, эксперт по ситуации, которая согласилась прокомментировать дело на условиях анонимности, сослалась на более широкие геополитические проблемы и уровень низких отношений между Францией и Россией в качестве ключевых факторов решения.

Шелковый путь в Сохо

Именно благодаря своим «гнусным» сделкам с недвижимостью Аблязов и его сподвижники стали вовлечены в судебные споры в Соединенных Штатах. В свое время в качестве председателя БТА он объединил усилия по инвестиционным проектам с группой The Silk Road Group, компанией связанной с предполагаемым финансовым мошенничеством, как это было показано в «Панамских документах». Группа The Silk Road Group заключила соглашение с Trump Organization о лицензировании бренда Trump для двух роскошных проектов в Тбилиси и Батуми, Грузия, которые были отменены только после того, как Дональд Трамп стал президентом. Взаимоотношения между двумя сторонами могут быть предметом расследования Роберта Мюллера о сговоре с Россией. Несмотря на заявления адвокатов Трампа, что «сделка с недвижимостью выходит за рамки законного расследования», сам Трамп был еще более откровенен, выдав завуалированные угрозы об увольнении Мюллера, если расследование его деловых отношений будет продолжено.

Другой предмет, который, как считается, находится под следствием, - Bayrock Group, с которой Trump Organization сотрудничала по проектам в Аризоне, Флориде и Нью-Йорке. Родственники Аблязова, бывший аким Алматы Виктор Храпунов, его жена Лейла и их сын Ильяс были связаны с Bayrock во время разработки компанией проекта Trump Soho в Манхэттене. Судебные документы связывают помощника Трампа, Феликса Сатера с Храпуновыми, которые получили доход от трех жилых кондоминиумов в проекте. В настоящее время Храпуновы находятся под гражданскими исками в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. В 2016 году Николас Бург, бывший директор инвестиционной компании в Люксембурге, Triadou SPV S.A., свидетельствовал, что бизнес принадлежал Храпуновым, которые поручили ему вывести средства из США после подачи иска. Бург также утверждал, что Храпуновы и Аблязов объединили инвестиции, используя подставные компании, чтобы запутать характер своих сделок с недвижимостью в США и за ее пределами.

Еще в 2005 году Трамп предоставил Bayrock эксклюзивные права на строительство международного отеля и башни Trump в Москве, предприятие, от которого он получит значительную долю. В прямом противоречии с недавними утверждениями Трампа, где электронные письма, раскрытые следователями, показывают, что адвокаты «Tramp Organization» Феликс Сатер и Майкл Коэн активно проводил сделку по гостинице в Москве во время избирательной кампании.

Неудивительно, что Трамп попытался дистанцироваться от любых правонарушений. «Если бы он сидел в этой комнате прямо сейчас, я бы действительно не знал, как он выглядит», - сказал Трамп о Феликсе Сатере, несмотря на множество фотографий, показывающих пару вместе в 2013 году. «Наш мальчик может стать президентом США, и мы можем его спроектировать, – писал Сатер в e-mail-ах Майклу Коэну. - Я получу всю команду Путина, чтобы сдвинуть это, я буду управлять этим процессом. Я заполучу Путина по этой программе, и мы сделаем Дональда президентом».

Политические игры

Почти неизбежно эта запутанная история вернула весь круг обратно в Лондон, где иск, требующий замораживания активов Ильяса Храпунова за то, что он действовал как доверенное лицо своего тестя, с июня 2017 года, не перейдет к судебному разбирательству до января 2019 года. Храпунов выступал в качестве сообщника в схемах хищений Аблязова, которые, по мнению Чарльза ван дер Леу, «не имеют оснований для сомнений». В настоящее время, оспаривая юрисдикцию как британских, так и американских судов над ним, в попытке загнать судебный процесс в тупик, Ильяс Храпунов также является субъектом запроса об экстрадиции из Украины в его родной Швейцарии.

Продолжая представлять себя как фигуру от оппозиции, а дела против него, как политически мотивированные, он играл положительно для Аблязова. Его подача себя «политическим диссидентом, преследуемым за свои убеждения в Казахстане, является основой, на которую он может надеяться для защиты от закона, тактика, которая довольно успешна», подчеркивает Ван дер Леу.

Британский член Европарламента Джули Уорд входит в число подписантов письма Интерполу, в котором говорится, что дело в отношении Аблязова «политически мотивированное». В разговоре с журналистами парламентский ассистент евродепутата сказал: «Аблязов отказался раскрыть свои активы перед Лондонским судом со ссылкой на риск преследования его соратников режимом Назарбаева. Поэтому ему было предъявлено обвинение в «неуважении к суду», и в результате он был приговорен к 22 месяцам лишения свободы. После неоднократных предупреждений о похищении или убийстве от различных источников, включая британскую полицию, он был вынужден покинуть Великобританию».

В то же время этот аргумент Аблязова о том, что он был вынужден использовать оффшорную тайну, противоречит как самой сути дела, так и временному периоду событий. Во-первых, решение о неуважении к суду связано с ложью, сказанной экс-банкиром.

«Он не уведомил суд, банк или своих собственных адвокатов, что он не будет присутствовать на судебном процессе», - отметил судья Тир в своем заключении.

Во-вторых, действительно правда, что Аблязов получил так называемое Османское предупреждение от столичной полиции, уведомляющее его об угрозе возможного убийства и похищения, которое было подано 29 января 2011 г. Однако прошел год, прежде чем он покинул страну.

Сегодня, со своей виллы во Франции, Аблязов продолжает жаловаться на «преследования» через такие неправительственные организации, как фонд «Открытый диалог», чья деятельность, согласно отчету конференции, проведенной в Европейском парламенте в ноябре 2017 года, финансируется компаниями, «помеченными и санкционированными Западом». Однако в этом случае проигравшими оказались те казахстанские пенсионеры, которые почувствовали, как исчезли их пенсионные фонды, и около 30 тыс. покупателей жилья в Алматы, инвестировавшие в недвижимость, которая никогда не строилась. Текущие оценки общей суммы, похищенной Мухтаром Аблязовым, составляют свыше 10 млрд долл. США.

Средняя: 3 (2 оценок)