:: КОММЕРСАНТЫ ОТ ЭНЕРГЕТИКИ «НАГОРОДИЛИ» НЕПРЕДУСМОТРЕННЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ СТРУКТУРЫ

Просмотров: 945 Рейтинг: 4.5

Почему президент Казахстана вынес вопрос по тарифам на уровень Совбеза, зачем нужно разделять тариф на электроэнергию и когда прекратится издевательство коммерсантов над законодательством? На эти вопросы мы попросили ответить эксперта в области энергетики и тарифообразования, экс-председателя государственного комитета РК по ценовой и антимонопольной политике Петра Своика.

СВОИК: Тот факт, что президент вынес вопрос по тарифам на уровень Совета безопасности, вполне понятен. Он так и объяснил: перед посланием проводили опрос, что больше всего волнует казахстанцев. На первом месте оказалась тревога по поводу высоких тарифов. Но если бы мы провели опрос среди самих электростанций, котельных, тепловых, электрических сетей, водопровода и канализационных сетей, то мы бы узнали, что на первом месте стоит тревога недостаточности тарифа, который не позволяет заменять изношенные сети и вводить новые мощности. У этой медали две стороны, с одной — тарифы пугающе высоки для потребителей, а с другой — тарифы пугающе низки для монополистов. Следовательно, надо решать обе эти проблемы в совокупности.

- В чем причины этих проблем?

СВОИК: Они появились оттого, что последние 10 лет правительство проводило параллельно две расходящиеся линии. На одной линии правительство по наущению иностранных консультантов проводило идеологию дерегулирования, упрощало процедуры назначения тарифов и полностью зачистило эти процедуры от контроля — в отрасли электроэнергетики и всех коммунальных услуг. С другой стороны, правительству приходилось все более увеличивать тарифы, включая в них предельные надбавки. Фактически это повышение тарифов сверх требуемых эксплуатационных нужд. В расчете, что эти надбавки будет работать на замену оборудования и расширения мощностей.

Но поскольку не было контроля, значительная часть тарифных надбавок, можно смело предположить, уходила «налево». Следовательно, решением проблемы является включение в процесс независимого аудита со стороны потребителя. Сейчас тарифный процесс в результате упрощения сводится к взаимодействию монополиста и регулятора, никто больше туда не подпущен. Публичные слушания — это ничего не обязывающий процесс, чистая профанация.

- На заседании Совбеза Канат Бозумбаев упомянул, что тарифы зафиксированы на уровне 2015 года, когда Минэнерго возглавлял Владимир Школьник.

СВОИК: При министре Владимире Школьнике устройство нынешнего рынка электроэнергии, унаследованное еще от Аблязова, было официально признано неоправдавшим себя. Соответственно, в президентском Плане нации «100 конкретных шагов» 2015 года появились три посвященных электроэнергетике пункта. Шаги 50, 51, 52, которыми Владимир Сергеевич, зная, что ему эти шаги не придется совершать, заложил «бомбу», в хорошем смысле слова, под нынешней непрозрачной структурой электрорынка. 50-й шаг предусматривал реорганизацию отрасли электроэнергетики и переход к системе единого закупщика. Шаг 51-й предусматривал укрупнение электрических сетей, а шаг 52-й предусматривал изменение структуры тарифа, и все это правильно. А вот новый министр боится взорвать эту «бомбу», он ходит вокруг и боится, потому что придется связываться с очень серьезными людьми, сидящими на крупнейших денежных потоках. Годовой оборот электрорынка составляет примерно 1,5 триллиона тенге, и по крайней мере на три четверти электроэнергия распределяется втемную, по закрытым, лоббистским схемам и засекреченным тарифам. И подходить к взрыву этой мафии страшновато (смеется). Что произошло в приватизационные времена — непростые люди расхватали себе по кускам энергетические сети, поделили их и имеют с них свой отдельный гешефт, потому что для каждого установлен свой тариф. А для того чтобы осуществить укрупнение сети, нужно установить единый тариф для всей данной распределительной компании, чтобы все владельцы небольших сетей были под единым тарифом, подтянуты к нему. Это, так сказать, радикальное решение, на которое Министерство энергетики просто боится пойти. Потому что владельцы этих маленьких тарификов и гешефтов люди непростые.

Короче, ни один из шагов так и не исполнен, Минэнерго до сих пор совершает вокруг них обходные маневры.

- Минэнерго сообщило, что с 1 января 2019 года тариф на электроэнергию будет разделен на две составляющие. С чем это связано и какие изменения принесет?

СВОИК: Что такое изменение структуры тарифа? В электроэнергетике в силу своей специфики, большая часть затрат осуществляется не вследствие выдачи мощности, а в силу готовности ее выдать. Возьмем электростанцию. Большая часть ее расходов, даже при самом дорогом топливе, осуществляется не потому, что в данный момент она несет такую-то нагрузку, а потому что просто работает — на холостом ходу или на полную мощность. Только на то, что она работает, она тратит примерно 70% своих расходов. А вот если взять электросеть, то почти все 100% своих расходов она несет вне зависимости от того, какой поток электроэнергии в данный момент проходит через ее подстанции и сети. Поэтому все разумные страны, включая и Россию тоже, уже перешли на разделение тарифа на две составляющие. Первое — это постоянная абонентская часть, тариф за то, что вы вообще подключены к энергосистеме на такую-то предельную договорную нагрузку. Эту часть тарифа энергосистема берет с вас за готовность в любой момент выдать вам электроэнергию. Вторая часть — это текущая составляющая, которую по счетчикам наматывают. Министр Школьник очень разумно записал это в шаг 53-й. Повторяю, нынешний министр просто боится претворять эти шаги. Вместо перевода всей отрасли на единого закупщика министерство ввело единого закупщика только для покупки возобновляемой энергии. Только для ветровых и солнечных электростанций — это было сделано под ЭКСПО. Причем эту электроэнергию закупщик продает не потребителям, а …производителям. Заставляет ее покупать угольные электростанции. Дорогая чистая энергия смешивается с дешевой угольной и продается потребителям. И пока ее мало, такая уловка проходит. А теперь такой же финт — с введением единого закупщика только для него — Минэнерго намерено сделать с 1 января с рынком мощности.

Что такое рынок мощности? Сейчас работает рынок электроэнергии, где закрыто и по-лоббистски, но все же продается реально вырабатываемая электроэнергия. А рынок мощности — это продажа еще не выработанной энергии, генерацию которой еще только предстоит создать. Это фактическое авансирование строительства новых электроподстанций. Минэнерго, не решаясь ввести единого закупщика для всей системы, вместо этого вводит единого закупщика на рынке мощности, что является профанацией правильной идеи перевода всей системы на единого закупщика. И все это грозит выйти нам боком, ведь следом за рынком мощности, ведущим к догрузке нынешних тарифов, в следующем году предстоит еще и объединение казахстанской энергосистемы с российской и другими участниками ЕАЭС. Все нерешенные вопросы лягут на общую систему, и получится чисто бензиновый вариант, когда на общем с Россией рынке казахстанский бензин медленно и уверенно ползет вверх в цене, подтягиваясь к более дорогому (из-за совсем другой налоговой системы) российскому. Наша электроэнергия будет дорожать ускоренно, подобно бензину, будучи вставленной в российский рынок. Единственный способ защититься — это ввести единого закупщика.

А что касается требуемой по шагу 53 разбивки тарифа — Минэнерго и здесь применяет обходной финт: делит тариф, но не на базовую и переменную части, а на тарифы для рынка электроэнергии и рынка мощности.

- Президент на заседании Совбеза отдельно вспомнил об одном из учредителей Центрально-Азиатской топливно-энергетической компании Александре Клебанове, с которым поручил «разобраться отдельно», проверив деятельность ЦАТЭК через Генпрокуратуру. С чем, на ваш взгляд, может быть связано это указание президента?

СВОИК: Принятый еще в аблязовские времена закон об электроэнергетике предусматривал пусть нереализованную и неработоспособную в наших условиях, но в целом логичную систему, исходящую из наличия на электрорынке только трех субъектов: электростанции, электросети и сбытовые организации. Откройте закон, и вы увидите, что субъектом в электроэнергетике являются энергопроизводящие, энергопередающие и электроснабжающие организации. Других там нет. Но энергетики, а вернее, захватившие энергетику коммерсанты, нагородили кучу не предусмотренных законодательством структур, начиная с уважаемого «Самрук-Энерго», живущего неизвестно с какого тарифа. Еще одним нарушающим Закон образованием является предприятие АлЭС — «Алматинские электрические станции», в которое входят три отдельные ТЭЦ, Капчагайская и каскад алматинских ГЭС. Все электростанции разные, с объективно разными параметрами и себестоимостями. Но всех сложили в одно предприятие, и на выходе у него один чудной тариф. Как он появляется, неизвестно. Это издевательство над законом.

Организация Клебанова — это тоже издевательство над законом. Они создали ЦАТЭК — такой маленький СССР в энергетике. Он объединил у себя разные электростанции, сети и сбытовые организации тоже. Почему в свое время такое было позволено, оставим без комментариев. С другой стороны, мы можем примерно предположить, почему именно на Клебанова обрушился президент. Пришло время, и нахальное, по-другому трудно назвать, пренебрежение законом вылезает боком.

Источник: Total.kz

Средняя: 4.5 (2 оценок)