:: ХЕДХАНТИНГ И ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ – ЯВЛЕНИЕ ГЛОБАЛЬНОЕ…

Просмотров: 1,508 Рейтинг: 5.0

Состоялось очередное зааседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Человеческий капитал на службе интеграции».

Эдуард Полетаев, политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии»:

- Поводом для обсуждения данной темы послужило 5-летие Евразийского экономического союза и совместное заявление президентов глав государств в Нур-Султане, в котором они заявили: «Мы видим ЕАЭС как объединение, функционирующее в интересах качественного улучшения жизни наших граждан». Лидеры подчеркнули, что результаты интеграции становятся более осязаемы для граждан: расширяются возможности трудоустройства и получения социальных гарантий, открывается доступ потребителей к качественной продукции за счет внедрения передовых технических стандартов и требований.

Таким образом, ставя перед собой цель экономического роста, страны ЕАЭС в последнее время уделяют значительное внимание развитию человеческого капитала, от которого в существенной степени зависит успех модернизации. Поэтому человеческий капитал рассматривается как один из основных видов инвестиций в экономику ЕАЭС, ответ на вызовы времени, инструмент формирования инновационной экономики, соответствующий требованиям постиндустриального, информационного общества. Иными словами, человек – это возможность для новой экономики.

Так, в Казахстане реализуется Стратегический план развития РК до 2025 года, в основу которого заложена новая модель экономического роста, базирующаяся на стимулировании экспортоориентированного производства. Развитие нового человеческого капитала является одной из семи важнейших системных реформ данного плана, которые будут осуществляться в экономике и социальной жизни страны. В июне 2019 года в Казахстане было образовано Министерство торговли и интеграции, которому переданы функции и полномочия переданы функции и полномочия в области формирования и реализации внутренней и внешней торговой политики, международной экономической интеграции, защиты прав потребителей, координации деятельности в сфере продвижения экспорта и т.д.

В настоящее время также идет работа по перспективным проектам союзного масштаба. Это перевод социально-трудовые отношения в ЕАЭС в электронный формат (создание Единой интегрированной информационной системы Союза, Евразийской электронной биржи труда); предоставление трудящимся и членам их семей особого статуса на срок действия долгосрочного трудового договора; подписание Соглашения о пенсионном обеспечении трудящихся государств-членов ЕАЭС (оно предусматривает, что пенсионное обеспечение трудящихся будет осуществляться на равных с гражданами государства трудоустройства условиях независимо от того, в какой стране Союза они работали). Сейчас многие процедуры усложнены получением всяких разрешительных справок, сбором необходимых документов. То есть бумажная волокита мешает адекватно работать людям на пространстве ЕАЭС. При этом развитие человеческого потенциала должно стать приоритетной задачей экономической политики Союза. К тому же проекты по улучшению жизни населения и сокращения бедности становятся более значимыми для инвестиционной привлекательности (приток инвестиций во всех странах ЕАЭС еще недостаточно стабилен). В связи с этим актуализируется разработка мер по оптимизации социальной политики, как на уровне ЕАЭС, так и на уровне каждой страны-члена.

Не секрет, что в условиях кризисных явлений мировой экономики многим странам непросто выполнять свои социальные обязательства. На самом деле задача состоит в том, чтобы из обременительного придатка социальную сферу превратить в движущую силу роста экономического сектора. И теоретически это вполне возможно, судя по опыту социальной поддержки людей в некоторых странах мира.

Входящие в ЕАЭС страны имеют различный уровень социально-экономического развития, демографический состав населения, отличающиеся традиции. Но каждая страна рассчитывает на выигрыш в результате использования человеческого ресурса в рамках интеграционных процессов, которые представляют собой не просто сумму слагаемых, а обладают синергетическим эффектом для экономического роста. К тому же в постиндустриальных странах растет роль специалистов интеллектуального труда, а доля неквалифицированных трудящихся снижается.

Понятие человеческого капитала возникло во второй половине ХХ века как ответ на вызовы времени, в эпоху научно-технической революции. Тогда был запущен процесс замещения физического и природного капиталов человеческим капиталом в национальных богатствах развитых стран. Но не стоит забывать и о существовании отрицательного человеческого капитала в странах менее удачливых. Это капитал нерентабельных организаций, коррумпированные государственные институты, неэффективные управленческие технологии и системы образования и т.д.

В странах ЕАЭС, с точки зрения объемов рынок услуг, где особо заметна значимость человеческого капитала, более масштабный, чем товарный рынок. Так в структуре ВВП стран-членов ЕАЭС доля рынка услуг превышает 50% ВВП, а совокупная занятость в этой сфере составляет более 70% населения. Сейчас в единый рынок услуг в ЕАЭС входят 52 сектора, которые в совокупности составляют около 55% объема производимых услуг. Еще 9 секторов услуг планируется ввести в единый рынок до 2020 года. Формирование единого рынка услуг в ЕАЭС способствует развитию бизнеса, созданию дополнительных рабочих мест, повышению уровня занятости населения, реальных денежных доходов граждан, что является важнейшим фактором укрепления социальной стабильности.

И все же состояние человеческого капитала в странах ЕАЭС характеризуется неоднозначно. С одной стороны, за последнее десятилетие все страны-члены ЕАЭС показали позитивные результаты в динамике Индекса человеческого развития ООН, рассчитываемого на основе достижений в сферах образования, продолжительности жизни, дохода. Кроме того, в мировом рейтинге по индексу развития человеческого капитала, составляемом экспертами Всемирного экономического форума, страны также занимают неплохие позиции, но хуже обстоят дела с соответствием системы образования современным требованиям. Этот рейтинг рассчитывается по четырем параметрам: образовательный потенциал, развитие, применение, ноу-хау.

Система образования пока слабо реагирует на потребности реальной экономики, что препятствует эффективному использованию человеческого капитала. Хотелось бы услышать, насколько ставка на человеческий капитал реальна на евразийском пространстве, или же это просто слова и разговоры? Ведь от качества человеческого капитала и его соответствия современным требованиям в значительной степени зависит осуществление модернизации экономик стран ЕАЭС. Не случайно, как я ранее приводил примеры рейтингов, международные сравнительные оценки уровня инновационного развития, как правило, начинаются с оценки человеческих ресурсов.

Решение проблем обеспечения развития человеческого потенциала потребует комплексного подхода в выработке общих концепций в отношении развития системы гарантий социального обеспечения старости, поддержки материнства и детства, повышения уровня образования.

В будущем ЕАЭС предстоит сформировать свою социальную модель, с учетом особенностей стран-членов, их экономической, социальной, демографической неоднородности. Реализация намеченных мер по повышению качества человеческого капитала должна также повысить конкурентоспособность стран-членов в мировом хозяйстве, где экономика знаний играет все возрастающую роль. Вместе с тем в деятельности органов ЕАЭС вопросы, связанные с повышением уровня развития человеческого капитала, пока занимают скромное место, а в Договоре о ЕАЭС они почти не затрагиваются. Усиление внимания к этим вопросам и включение их в число приоритетных становится важным.

 

Акимжан Арупов, директор Института мировой экономики и международных отношений:

- После того как сейчас в научной сфере практически прекратили свою деятельность диссертационные советы, люди науки перестали повышать свой уровень. Он, прежде всего, повышается через обмен мнениями, и вот здесь, на площадке экспертного клуба «Мир Евразии» это дефицит можно восполнить.

Еще Карл Маркс писал, что одним из самых главных факторов производства является человеческий капитал, рабочая сила. Это положение свою актуальность не потеряло, более того, сейчас мы видим, что вперед по развитию вырываются не те страны, где много ресурсов, а те государства, где уделяется большое внимание именно развитию человеческого капитала. Сегодня многие специалисты выделяют как один из факторов производства определенные научные достижения, которые опять же вытекают из человеческого капитала.

Я согласен с тем, что в рамках ЕАЭС значимый фактор, который затронул достаточно большие категории населения – это пенсии. И если откровенно, то пока широкие массы населения теми преобразованиями, которые идут в ЕАЭС, не всегда довольны. Мне приходилось общаться с отечественными бизнесменами, к сожалению, есть у них отрицательные эмоции. Простые люди хотят реально видеть, что им дает Евразийская интеграция. Они хотят ощутить реальные результаты эффективного сотрудничества уже сегодня. Конечно, к этому мы придем.

Для создания современного ЕАЭС понадобилась определенная политическая воля. Важное значимое, что импонировало людям - это пенсии в рамках ЕАЭС. Хотя не все так просто в этом деле. Все-таки пять стран имеют разные экономические уровни. А ведь пенсия - это определенный процент той заработной платы, которую ты когда-то получал. У меня есть несколько устаревшие данные (за 2015 год), то есть в год старта формального функционирования ЕАЭС, согласно которым средняя заработная плата в России составляла 856 долларов, в Белоруссии 590, в Казахстане 675, в Армении 381, и в Кыргызстане – 229. За прошедшие четыре года мы переживали девальвацию, поэтому понятно, что цифры изменились.

Но может ли быть примерно одинаковой пенсия в рамках ЕАЭС при таких условиях?

Конечно же, нет. Да, был определенный период в пору Советского Союза, когда были общие показатели. Но не сейчас. Возьмем, к примеру, развитие экономик Кыргызстана и России. Разрыв просто огромный.

 И в этой связи нужно заметить, что когда Казахстан был лидером по формированию пенсионного законодательства, думаю, это было принято за определенную основу. В рамках СНГ в Казахстане впервые была внедрена система персонального накопления на специальные пенсионные счета. Если не ошибаюсь примерно с середины 90-х годов прошлого века.

Соглашение о взаимовыплате пенсий учитывает эту специфику. То есть если гражданин Кыргызстана переедет жить в Москву, то он не будет получать пенсию как московский пенсионер. Размер пенсий между гражданами разных стран участниц ЕАЭС будет разный. И к слову, гражданину Кыргызстана, переехавшему в Москву, пенсию будет платить не Россия, а родное государство. Но это все равно хороший шаг, дающий определенную социальную защищенность. 

По крайней мере, договор относительно пенсионных выплат в ЕАЭС - это масштабной явление, защищающее интересы простого человека в данном интеграционном объединении. Что нужно только приветствовать.

 

Вячеслав Додонов, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан:

- Одна из свобод, которая была изначально заложена при создании ЕАЭС – свобода перемещения рабочей силы наряду с общим рынком товаров, услуг и капитала. Поэтому для создания общего рынка труда требуется создание соответствующей инфраструктуры, а также обеспечение правового поля в вопросах пенсионного обеспечения. Так что сейчас эти вопросы поставлены на повестку дня, и это вполне закономерно и своевременно. 

Еще бы я хотел остановиться на индексе человеческого развития касательно нашей страны. Итак, по последним данным, за 2018 год – Россия на 49-м месте, Беларусь на 53-м, Казахстан на 58-м. Это показатели стран, входящих в группу государств с очень высоким уровнем человеческого развития. Казахстан балансирует на грани этой группы с показателем 0,800, занимая в ней последнее место. Далее идет группа с высоким уровнем человеческого развития, в нее входит Армения, она на 83-м месте. Кыргызстан находится в группе со средним уровнем, занимая 122-е место.

В этом индексе человеческого развития четыре основных компонента, по которым оценивается государство, два из них относятся к образованию, один к продолжительности жизни и один – к доходам. У Казахстана сильные позиции по образованию, на оценку большое влияние оказывает продолжительность обучения. Ожидаемая продолжительность обучения в стране составляет 15,1 лет. И еще один момент – у нас достаточно высокий уровень школьного обучения и его длительность – 11,8 лет. Благодаря этим показателям мы и находимся в группе стран с очень высоким уровнем человеческого развития. Что касается уровня доходов стран, то там рассматриваются не личные доходы граждан, а макроэкономические индикаторы, такие, как валовый национальный доход на душу населения и пр., там же почему-то «сидят» кредиты, их объем относительно ВВП, инвестиции. По этим показателям мы не очень хорошо выглядим. Плюс у нас минимальная для этой группы стран ожидаемая продолжительность жизни. Сейчас это 70 лет, рядом в этой группе стран с нами только Россия, где этот показатель составляет 72 года. У большинства остальных согруппников очень высокий уровень от 75 до 84 лет. То есть, по сути, удерживаемся мы в этой группе только за счет длительности образования. И не исключено что в обозримом будущем мы из этой группы можем выпасть.

Надо также заметить, что у нас неплохие позиции по квалифицированной рабочей силе. Это 75 процентов. По этому показателю мы находимся в первой трети стран, относящихся к высокоразвитым.

Что касается прогресса страны. Надо заметить, что у нас за последние 5 лет (с 2012 по 2017 годы) его не произошло, то есть мы не сдвинулись ни на одно место, ни вверх, ни вниз.

Говоря о человеческом потенциале, я думаю, что он определяется структурой экономики. Понятно, что если в экономике высока доля высокотехнологичных отраслей, то нужны и соответствующие кадры, инженеры, программисты и т.д. Если же это экономика сервисного типа, то соответственно нужны официанты, продавцы, горничные. В нашем случае движение экономической модели происходит в сторону экономики сервисного типа.

 

Айдархан Кусаинов, экономист:

- Я предлагаю несколько по-другому взглянуть на ситуацию, так как в принципе противник понятия «человеческий капитал». Люди же не станки?

Понятно, что традиционно уже сложилось: инвестируйте в людей, дайте им образование и будет счастье, образно говоря. На самом деле природа развития человеческого капитала – это следствие развития экономики. Да, мы можем теоретически создать мега-вуз, который будет штамповать гениев, но это не значит, что страна завтра станет мощной, как США. Эти выпускники мега-вуза могут просто уехать туда, где лучше. Обратите внимание, Америка на первом месте по количеству Нобелевских лауреатов, но при этом именно американских по происхождению и образованию среди них крайне мало. Хочу еще раз подчеркнуть то, что отметили в своих выступлениях недавно главы государств ЕАЭС: «Мы видим ЕАЭС как объединение, функционирующее в интересах качественного улучшения жизни наших граждан». Это принципиально важный момент, который отражает изменения, в том числе экономической парадигмы Казахстана. Смещение в сторону интересов простых граждан, по сути, и есть инвестиции в человеческий капитал. А это граждане, которые могут и хотят развиваться, и главным в этом деле я считаю создание для этого подходящих условий.  Если люди будут жить хорошо, то и развиваться они будут соответственно.

Возвращаясь к ЕАЭС, важно отметить, что, будучи гражданином одной страны, вы получаете возможность работать в рамках Союза в любом другом государстве-участнике. То есть расширяются возможности, качественно изменяются условия. Вы можете работать в тех индустриях, которых нет в вашей стране. Можете учиться в тех вузах, которых нет на Родине. Это шансы для развития и для самореализации. С данной точки зрения, это и есть фактор роста и развития путем открытия пространства. Ну и для экономик наших стран это значительно облегчает поиск пресловутого человеческого капитала.  

Что нужно и важно делать для дальнейшего развития? Понятно, что это в первую очередь выравнивание условий жизни, в частности, пенсионного обеспечения, здравоохранения.

Я, как убежденный евразиец, считаю, что есть определенная евразийская культура, субкультура и некое евразийское мировоззрение. Некогда была единая территория, со столицами, центрами власти. Интеграция важна, потому как все равно человек развивается в рамках глубинных, региональных ценностей, которые отличаются от неких мировых. С этой точки зрения новые возможности для людей еще проявятся, приобретая большое значение.   

 

Леся Каратаева, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан:

- В информационном пространстве часто можно встретить заявления о том, что человеческий капитал следует рассматривать в качестве одного из основных видов инвестиций в экономику государств и их объединений. Первое, что приходит на ум – вопрос о том, кто в кого инвестирует? На первый взгляд, логика проста. Государство, общество, семья инвестируют в человеческий капитал конкретных людей и получают отдачу. Индивид и семья –  в виде получаемых от трудовой деятельности доходов, общество – от высокого качества социальной среды и удовлетворенности его членов,  государство – от сильной и конкурентоспособной экономики.

Однако совершенно по-другому встает вопрос, когда речь идет об интеграционных объединениях. Основная нагрузка по инвестициям в человеческий капитал ложится на плечи национального государства. При этом, очевидно, что процесс инвестирования в каждого отдельного члена общества начинается с детства, имеет многофакторный и комплексный характер. Но будет ли развитый, в результате вложений государства, человеческий капитал работать на экономку страны, в условиях развития процессов трудовой миграции в трансграничном измерении, – это уже вопрос. К слову сказать, в разрушении  схемы «государство инвестирует в человеческий капитал и выигрывает» виноваты вовсе не интеграционные объединения. Хедхантинг и трудовая миграция – явление глобальное. Сохранение человеческого капитала в рамках конкретного интеграционного пространства – лучшее, что можно предложить государствам в условиях глобализации мира. В заданных условиях, одной из главных задач национальных государств видится создание таких социальных условий, при которых вложенные инвестиции возвращались бы в национальную экономику. При этом логично будет учитывать, как минимум, трехэтапный период развития человека – период получения и накопления человеческого капитала (расширяется), период активной реализации человеческого капитала (экономически активное население), посттрудовой период (пенсия). Нормы нашего интеграционного объединения позволяют провести все три этапа в разных государствах.

Еще одним вопросом, который необходимо решать уже в ближайшее время, является проблема преодоления морального износа человеческого капитала. В условиях смены технологического уклада, моральное устаревание имеющихся знаний и навыков будет ускоряться. Преодоление наметившегося и уже дающего свои плоды дисбаланса между запросом рынка труда и системой подготовки кадров потребует перестройки всей системы профессиональной подготовки и смены отношения к статусу того или иного уровня образования. Одним из вопросов, которые сегодня ставятся экспертами в области высшего образования, является вопрос о целесообразности предоставления вузами непосредственно профессиональных навыков и компетенций. Не лучше ли оставить эту функцию на откуп организациям среднеспециального и профессионального образования? Вузы же могли бы предоставлять образовательные услуги по удовлетворению потребностей индивида в общефилософском и других планах. Для оценки целесообразности такого подхода требуется хорошее форсайт-исследование.

 

Акимжан Арупов:

- Пока мы просто идем на поводу у западных специалистов, которые дали нам какие-то показатели и мы ориентируемся по ним. Давайте вспомним советское время. Допустим, в каждом совхозе был собственный Дом культуры. Я, например, в 1979 году поступил в МГУ, нас на факультете было 500 человек. Это ребята из далеких сибирских деревень, из аулов Дагестана, и сами москвичи. Тогда я обратил внимание, что мы все были примерно одинаковые по уровню человеческого развития. Но посмотрите, как отличается этот уровень сегодня!

К сожалению, те завоевания, которые были в Советском Союзе, мы теряем. Согласен с тем, что мы должны иметь какие-то национальные подходы к показателям индекса человеческого развития. Даже в одном городе Алматы выпускники разных школ показывают разный уровень знаний.

Мы увлеклись чисто рыночными показателями при оценке человеческого капитала. Между тем, по целому ряду специальностей на том же Западе ценились выпускники советских вузов. Много достижений науки и техники - это результат той системы образования, от которой мы порой бездумно отказываемся.

Разносторонняя подготовка, когда гуманитарии знакомились с основами естественнонаучных дисциплин, а «технари» на должном уровне были осведомлены по гуманитарным и культурным достижениям современности создавали синергетический эффект. А при современной системе подготовки специалистов, при «суперузкой» специализации мы это теряем.

Более того, продолжается подготовка по профессиям, которые либо уже исчезают, либо их исчезновение неизбежно в будущем. Значит, надо учить людей самим учиться непрерывно и постоянно. Это возможно лишь при всесторонней системе развития личности (человеческого капитала).

 

Айдархан Кусаинов:

- Интеграция служит для людей. Не нужно утверждать, что мы ищем человеческий капитал. Будут люди, и мы из них выберем лучших. Возникнут условия, появятся и достойные люди!

 

Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-Немецкого университета:

-  Очевидно, что человеческое развитие и человеческий капитал - это разные вещи. Одно дело, когда мы говорим о реальности, о том, что мы имеем. Другое дело, когда обсуждаем долженствование и тут очевидно, что сложно себе представить какое-то интеграционное образование или государство, которое скажет, что оно за ухудшение жизни граждан.

С другой стороны, попытка подменить термин «капитал» термином «развитие» уводит в сторону. Допустим, казахстанские студенты знают, в отличие от американских, где находится, например, Непал. И что, они от этого лучше жить стали? То есть, прагматичности в этом знании часто никакой нет. У нас предостаточно абсолютно бессмысленных непрагматических знаний в образовании, которые могут свидетельствовать об уровне человеческого развития, но ничего не говорят о капитале и о том, какую пользу это дает.

В любом случае капитал – это удовлетворение каких-то потребностей. Ну и какие потребности удовлетворяют голые знания географии, которые часто абсолютно бесполезны? Надо понимать, что те же американцы исходят из прагматической концепции, то есть если знания не дают пользы, их попросту не воспринимают.

Когда мы говорим о человеческом капитале, нужно четко представлять то, что дает конкретную пользу. Хочу заметить, что есть у нас так называемый реальный капитал, а есть формализованный. Я могу повышать свой реальный капитал (объем своих навыков, знаний) сколько угодно, но если социум это не признает, то и в итоге мой капитал ничего не значит.

Еще один момент, это зависимость человеческого капитала от экономки. Если, допустим, экономика мой капитал не принимает, если мои навыки не нужны, в таком случае рост моего человеческого капитала будет для государства абсолютно бессмысленным. Эту картину мы видим на некоторых казахстанских выпускниках зарубежных вузов. Они приезжают из-за границы и не могут в итоге здесь работать, потому что для уровня развития нашей экономики эти специалисты бессмысленны. Для использования их знаний попросту нет работы. То есть в наличии огромное количество бесполезных инвестиций. Потому как мы их делаем без учета потребностей реальной экономики. Можно отправить учиться за границу хоть всех, но люди вернутся и будут не трудоустроены.       

Ну и третий момент - вопрос сохранения человеческого капитала, борьбы за него. Он очень болезненный с моей точки зрения. Мы видим проблему, с которой сталкивается Казахстан: хорошо подготовленные школьники уезжают учиться за рубеж, в частности, в Россию. Думаю, что вопрос борьбы за капитал - очень острый, который будет стоять на повестке еще долгое время.

 

Айдархан Кусаинов:

На самом деле ничего страшного нет в том, что конкуренция обостряется. Если не нужен человек одной стране, хорошо, что у него есть возможность найти другую, где его знания будут востребованы. Из многих стран мира люди уезжают, ищут и находят для себя место, где будет лучше и комфортнее.

 

Замир Каражанов, политолог:

- Сегодня в Казахстане много говорят об утечке мозгов, как раз ссылаясь на миграционную статистику. Действительно, в последние годы растет число выезжающих на ПМЖ за рубеж людей. Но можно ли это назвать утечкой мозгов? Наверное, нет. С одной стороны, мы видим отток части населения из Казахстана, в том числе специалистов. С другой стороны, утечкой мозгов правильно называть процесс, когда люди едут в другое государство для трудоустройства в конкретную компанию или на предприятие. В мире (в Северной Америке, в европейских странах) специалисты приезжают по приглашению компании. В Казахстане речь идет не об утечке мозгов, а о переезде части населения на ПМЖ в другие страны с целью улучшения своего материального благополучия. Они едут туда не по приглашению бизнес-структур, а для проживания. В этом людском потоке есть представители разных профессий, и специалисты, и чернорабочие. В классическом понимании, это не утечка мозгов, а всего лишь миграция. Второй момент касается обучения в России казахстанской молодежи. Опять-таки, одно дело получить диплом, другое - знания, которые повысят конкурентоспособность человека на рынке труда. Здесь все-таки мотивом выступает получение диплома на лучших, более выгодных условиях, чем в Казахстане.

Сегодня много говорится об инновационном развитии и человеческом капитале. При этом не поясняется, как перейти к инновационному развитию, в рамках которого человеческий капитал играет роль первой скрипки. Между тем, термин человеческий капитал появился тогда же, когда и понятия НТП и НТР. Примерно в тот же период заговорили о постиндустриальном обществе. Все эти понятия описывают одну и ту же реальность: усиление умственного труда как фактора развития экономики. Чтобы понять из чего соткано инновационное развитие и что нужно сделать, чтобы оно появилось, достаточно посмотреть на развитые страны, где сформировались постиндустриальные экономики. Что их отличает? Можно выделить несколько характеристик таких экономик. Первое - это высокий уровень конкуренции. Компании, чтобы ее избежать, вынуждены создавать качественно новые продукты, которые не имеют аналогов и конкурентов. Мобильные телефоны, умные пылесосы и т.д. В результате мы видим, что в такой продукции растет инновационное содержание. Второе - все эти страны сильно интегрированы в мировую экономику. С одной стороны, это усиливает конкуренцию, с другой стороны, делает их экономики экспорториентированными. Еще один признак - инвестиционная привлекательность. Причем речь идет не только о правовом режиме, но и об инфраструктуре городов, которая делает комфортной жизнь людей. Следующий аспект - продуманная миграционная политика этих государств. Во главу угла ставится привлечение в экономику страны специалистов. Для них создаются комфортные условия проживания. В результате такие государства как магнит притягивают к себе работников умственного труда. В тех же США, которые привлекают 40 процентов иностранных специалистов в свою экономику, действует специальная виза для таких людей H-1B. Благодаря ей инновационные компании США активно развиваются. На мой взгляд, нет смысла изобретать велосипед заново, для этого достаточно просто воспользоваться опытом развитых стран в деле построения инновационной экономики и развития человеческого капитала.

 

Антон Морозов, политолог:

- Лозунг – «Все во имя и благо человека!» отражает тему нашего разговора. Хотя это введение к программе КПСС. Прошло много лет, лозунг не стареет, он просто немного  трансформировался.

Как-то знаменитый футуролог Элвин Тоффлер в своей книге «Шок будущего»  спрогнозировал такой поворот событий, что будет развиваться постиндустриальная экономика (то есть цифровизация, роботизация и т.д.)  и параллельно сервисная, такой как бы гибрид. Судя по сегодняшней ситуации, крен относительно Казахстана больше идет в сторону сервисного сектора. Возможно, это и неплохо. Есть масса стран, которые развивают свою экономику в сервисном направлении и у них это получается достойно.

Что касается постиндустриальной экономики, то у нас ситуация несколько странная. Когда я смотрел на цифры официальной статистики по науке, то радовался. Согласно им, в стране число молодых специалистов растет, как растет и число конструкторских разработок, увеличиваются суммы финансирования НИР и НИОКР по грантам и программам. Но когда изучаешь результативность этих разработок, внедрение их в жизнь, то радость эта пропадает. Возникает вопрос меры измерения человеческого капитала: качественные или количественные характеристики должны превалировать?

 

Сергей Козлов, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане»:

- Человеческий капитал - чисто капиталистический термин. Долгое время на просторах бывшего Советского Союза он немногих интересовал. Наверное, потому, что уровень этого человеческого капитала был достаточно высок, если мы говорим об образовании. Кстати довольно забавный критерий попадания стран в группу с очень высоким уровнем развития, это длительность учебы. Если мы будем учиться по 20 лет, то наш рейтинг еще больше возрастет? Во времена Советского Союза, наверное, таких рейтингов у ООН не было. Интересно, на каком месте был бы СССР? Я не уверен, что на самом высоком, но при этом наверняка не на последнем.  

Я застал то время, когда в Алматы жило немало ссыльных, которым удалось выжить. Среди них были бывшие профессора. Практически все они владели несколькими языками. Греческим, древнееврейским и т.д. Я так полагаю, американскому профессору совершенно незачем было владеть такими языками и знать, допустим, древнегреческую историю. И вот вопрос, ссыльные профессора - более качественный человеческий капитал по сравнению с американскими профессорами, современниками?

Что сейчас страшно касательно образования? То, что уходит советское поколение. Все меняется, и мы все сильнее ощущаем дифференциацию в области образования. Вузов после распада СССР стало гораздо больше. Но свидетельствует ли это о том, что уровень человеческого капитала повышается? Сомневаюсь.

 

Айдархан Кусаинов:

- Человека создал Бог, дайте ему условия, и он будет развиваться и совершенствоваться. Все инвестиции в человеческий капитал должны идти сугубо от потребностей самого человека, а не от того, что кому-то хочется или нужно воспитать специалиста модной профессии.

 

Вячеслав Додонов:

Карл Маркс определил капитал как нечто способное приносить прибавочную стоимость. Человеческий капитал в этом смысле означает, что все люди – это нечто, способное приносить добавочную стоимость. 

 

Ольга Симакова, координатор проектов ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия»:

- Что касается условий для развития человеческого капитала (все, что касается образования, медицины), не думаю, что стоит смотреть на ситуацию и оценивать ее в монохроме. Будем объективны, у нас есть условия для формирования качественного человека, и это худо-бедно работает. Цель все равно достигается: казахстанские школьники побеждают на международных олимпиадах, специалисты востребованы, в том числе за рубежом, - если брать это в качестве показателей. Также работает система грантов при поступлении в вузы, среднее специальное образование бесплатное. Если мы посмотрим на результаты опросов, то порядка 75 процентов взрослого населения имеют квалификацию на базе среднего специального или высшего образования. Как бы мы не были недовольны качеством медицинских услуг, продолжительность жизни увеличивается, материнская/младенческая смертность снижаются, работает система скрининга, можно сделать дорогостоящую операцию бесплатно и т.д. Хочу обратить внимание на то, что по определению Всемирного банка в понятие человеческого капитала включены также и потребительские расходы, то есть надо учитывать и такие показатели, как доступность, наличие возможностей (физических, финансовых, транспортных и т.п.) у населения воспользоваться этими условиями. По данным опросов, средний общий доход на семью из 4 человек составляет где-то 160 тысяч тенге (примерно 450 долларов США), то есть порядка 40 тысяч на 1 члена семьи. Каков потребительский потенциал при таких доходах?

Проблема, на мой взгляд, в том, что когда мы получаем желаемого качественного человека, он вдруг может оказаться не востребованным государством, мы не знаем, что с ним делать, что ему предложить здесь, в нашей стране. Другими словами, оказывается недостаточно условий для того, чтобы человеческий капитал начал приносить доход. Возникает либо проблема отсутствия вакансии, либо несостоятельности работодателя (который не может позволить себе такого специалиста), либо проблема «стеклянного потолка». Что, на самом деле, забота не человека, а государства и бизнеса. И тогда появляется тема с перемещением трудовых ресурсов, и ЕАЭС в данном случае является определенным гарантом для получения работы внутри Союза, не отказываясь от казахстанского гражданства. Но, опять же, это не эмиграция, процесс не надо рассматривать как утрату человеческих и трудовых ресурсов, это просто маятниковая, временная трудовая миграция. Конечно, риск невозврата людей существует, но это, опять же, вопрос к государству, и тем условиям, которые созданы внутри страны, насколько она привлекательна для жизни. В общем, задача не в том, как сформировать «первоначальный» человеческий капитал, а как его использовать.

 

Сергей Домнин, главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан»:

- Человеческий капитал – это экономическая категория в факторной модели, все то, что человек может использовать в своих знаниях. Главным образом привязка идет к знаниям, именно за это в прошлом году Пол Ромер получил Нобелевскую премию. Он проследил на примере «азиатских тигров», как конвертируются знания в добавленную стоимость.

В Казахстане подобные анализы тоже проводили, но не публичные. В России также предпринималась такая попытка, если не ошибаюсь, Высшая школа экономики делала проект.

Важно понимать, в какой системе мы работаем, в замкнутой или нет. Для чего и подсчитывается национальный доход, создаваемый гражданами страны. Спустя годы будет получен результат. Мы поймем вес нашего человеческого капитала в экономике, велик он или мал?

Что касается утечки мозгов, то это процесс необратимый, происходит во всем мире. В этом контексте те инвестиции в человеческий капитал, которые делают в странах ЕАЭС, причем неравноценно, в какой-то момент становятся неэффективными. Да, действительно, в Российской Федерации удельные расходы на образование и здравоохранение гораздо выше казахстанских. Но сейчас и у нас планируется повышать эти расходы. Но важно понимать их качество. Большие инвестиции в образование, как показывает практика, не всегда дают положительный результат.

В Казахстане официальные лица часто говорят о человеческом капитале. Но они не до конца понимают, что это такое, или, по крайней мере, высказываются о человеческом капитале не как об экономическом термине. Термин используется, как хороший заголовок к социально-экономическому блоку вопросов.

В принципе, это непонимание логично, так как на данную тему нет никаких исследований. Поэтому желательно, чтобы люди, которые намерены этим профессионально заниматься в экономических вузах, либо в специализированых организациях, все-таки  провели соответствующую работу для четкого понимания термина «человеческий капитал».

Соб.инф.

Средняя: 5 (1 оценка)