:: Тимур Исаханов. БЕНЗИН ПРЕТКНОВЕНИЯ: МЕЖДУ ВЛАСТЬЮ И ОБЩЕСТВОМ

Просмотров: 1,642 Рейтинг: 4.0

«Бензин кончился – летим на самолюбии» 

 Валерий Чкалов

Бензиновая истерия

«Бензин жоқ»: блеск и нищета казахстанского рынка нефтепродуктов... С повышением расходов на социальные выплаты в 2019-ом году власти, задумавшись о восполнении бюджета, быстро вспомнили про подакцизные товары. Водка на местных просторах не является стратегическим продуктом, а потому и объемы ее оборота сравнительно небольшие. Цены на табачные изделия давно держатся на высоком уровне, из-за чего на рынке свирепствует контрабанда. Поэтому при всем «богатстве» выбора правительство сосредоточилось на бензине, хотя цены уже не соответствуют платежеспособности основной части населения. Акциз с 1 января 2020 года был увеличен на 10 тенге за литр, в пересчете: c 10 500 тенге (28$) до 24 435 тенге (65$) за тонну.

Почем полный бак?

Интернет полон роликов, где российские автолюбители из Омской или Оренбургского области делятся своими впечатлениями: съездить в Казахстан и залить полный бак там реально дешевле, чем заправиться на АЗС (автомобильная заправочная станция) рядом с домом в России. При том, что бензин на казахстанских АЗС тоже российский.

Безобразие замечено и теперь ГСМ (горюче-смазочные материалы) на территории Казахстана идут наверх вслед за российскими ценовыми вершинами. Сразу введем читателей в пару важных нюансов бензиновых рынков сопредельных стран: в России от конечной цены на АЗС за 1 литр бензина налоги (акциз, НДС, налог на прибыль, НДПИ*) составляют примерно 50%, где-то 23-24% – прибыль  нефтедобытчиков, транспортников, нефтепереработчиков и розничных продавцов, остальное – себестоимость всей производственной цепочки, где стоимость самой нефти (сырца) – около 10%.    

В Казахстане пирамида ценообразования обратная, поэтому налоги съедают около 25%, а реальная прибыль участников «нефтянки» колеблется у отметки 60%.    

 До 1 января 2020 года акциз в литре бензина на АЗС составлял 8 тенге, теперь – 18 тенге. Правительство провело предварительную разъяснительно-пропагандистскую работу, где словами чиновников вроде Азамата Амрина (главы Департамента налоговой и таможенной политики Министерства национальной экономики) уверяло, что увеличение цены бензина на 6% – это всего 0,214% общего роста индекса потребительских цен, а рост инфляции от всего подобного совокупно будет лишь 0,35%. При установленном годовом коридоре 4-6% – реально сущие пустяки. Отдельной волной шли материалы в СМИ, где утверждалось, что резкого роста цен на ГСМ в начале 2020 года не допустят, поскольку правительство отдает себе отчет в низкой платежеспособности населения и станет трепетно следить за ценами на автозаправках.  

 Самыми умилительными были публикации про то, что хоть акциз и поднимут на 10 тенге, цена для потребителя вырастет только на 8-9 тенге, ибо нефтяные бароны добавят 1-2 тенге с каждого литра из своих прибылей, ведь они понимают, что нельзя так жадничать в период кризиса.  

 Не спорим, был период, когда цена бензина почти две недели топталась у отметки +9 тенге и только в феврале полноценно стала +10 тенге, то есть на всю величину повышения акциза. Нефтяные магнаты правда две недели субсидировали автовладельцев Казахстана, но привычка к сверхприбылям быстро взяла свое.

Альтернативы для пополнения казны

Чисто гипотетически повышение косвенных налогов на ГСМ не является безальтернативным вариантом для Нур-Султана. К примеру, можно пересмотреть контракты на недропользование с зарубежными (в первую очередь американскими) нефтяными гигантами, после чего доходы бюджета «легко» возрастут вдвое.   

Сейчас нефтегазовый сектор дает 44% доходов государственного бюджета Казахстана (не считая поступлений в Фонд национального благосостояния). Если взять налоговую планку на нефтяников как в Анголе – доходы бюджета вырастут втрое, если как в Таиланде или Малайзии – вчетверо. Но мы живем в Казахстане, и по одному визиту госсекретаря Майка Помпео ясно, что о пересмотре нефтяных контрактов с американцами в Акорде никто даже не заикнется.  

Тоже из разряда теоретических изысканий: можно обложить дополнительными налогами элитариев. Здесь мировой опыт предлагает обширный пакет финансовых мероприятий: от специальных налогов на элитную недвижимость и автомобили до особых платежей в казну с активов в офшорах. В Казахстане есть люди, чей годовой доход перекрывает годовое же финансирование Европейского космического агентства, поэтому формально денег там можно взять прорву, причем на ежегодной основе. Но это все абстрактные умозаключения, поскольку с 2015-го года правительство Казахстана активно работает в режиме «Робин Гуд» только наоборот – отбирает деньги у бедных и отдает их богатым (например, через государственные вливания в банки второго уровня).   

Цена обещаний?

Специфика последнего повышения акциза на ГСМ в том, что данное решение кардинально разошлось с риторикой президента Касым-Жомарта Токаева. Новый глава государства многое пообещал самым разным группам населения – от многодетных семей и безработных до отечественных товаропроизводителей и деятелей культуры. Если все эти обещания монетизировать, то нужны астрономические ассигнования. Взять такие объемы можно либо у иностранных нефтегазовых гигантов, либо у местных олигархов. В обе обозначенные стороны государство не движется, ограничиваясь суррогатами вроде повышения акциза на бензин.  

Фактически правительство Казахстана продолжает двигаться в русле устоявшейся парадигмы «люди – новая нефть» (ввел в оборот политолог Марат Шибутов). Отсюда же налоги на самозанятых, обязательное медицинское страхование (новый медицинский налог), «реформа» в сфере управления многоквартирным жилым фондом (отрезает собственников квартир от возможности контроля над тем, как тратятся их деньги на содержание жилого фонда) и другие «новации».       

Не бензином единым

Повышение цен на бензин – заметный, но не единственный раздражающий население фактор. До сих пор не решен нормально вопрос с ввезенными в Казахстан автомобилями из Армении. В обиходе их называют «авто с армянскими номерами». Граждане РК, без всяких пособий и подсказок со стороны госорганов, добирались до Армении, покупали автомобили для личного пользования (там они значительно дешевле) и привозили их в страну. Потом государство вдруг резко осознало масштабы явления, при котором, с одной стороны, население получило плюсы для себя от евразийской интеграции, и тогда государство резко включило карательные меры. Не запретило ввоз новых автомобилей, а начало финансовую охоту на уже ввезенные машины. Автовладельцы стали устраивать митинги протеста, апеллируя к здравому смыслу, а у власти разумных контраргументов на их доводы нет. В итоге глава государства принял своим указом меру-отсрочку на год, но сама проблема никуда не исчезла.  

Не все измеряется деньгами. В настоящее время казахстанское общество крайне раздражено дисфункцией системы среднего образования, которая совершенно не выполняет тех задач, которые должен решать данный социальный институт. Повышение акциза на бензин – это, вроде как, из экономической сферы, но по факту все эти негативные вещи создают кумулятивный эффект недовольства, из-за чего политические чеки к оплате у Акорды растут в геометрической прогрессии. А денег нет.     *Налог на добычу полезных ископаемых  

Источник; ИАЦ

Средняя: 4 (2 оценок)