:: Зубейда Давлетъярова. МОШЕННИК С ДИКТАТОРСКИМИ ЗАМАШКАМИ

Просмотров: 808 Рейтинг: 0.0

Мошенником с диктаторскими замашками назвал разочаровавшийся в Аблязове бывший активист ДВК, который пострадал за свою деятельность в поддержку организации, признанной в Казахстане экстремистской.

Вообще, такая организация как ДВК полезна не только и не столько Аблязову, сколько спецслужбам, в чьи задачи входит выявление смутьянов, потенциально способных на действия, ведущие к дестабилизации политической обстановки в стране. Имея под рукой такое ДВК, можно вовремя выдергивать нестабильные элементы из общественной среды и временно изолировать их.

Активист Асет Наржаубай, о котором пойдет речь, поддерживал ДВК с октября 2017 года. Все началось с того, что алматинец активно комментировал посты Мухтара Аблязова и его окружения. В комментариях ему иногда отвечал сам Аблязов, а с января 2018 года они стали вести личную переписку и созваниваться.

Именно тогда Асет Нуржаубай перешел к активной деятельности вне социальных сетей. На перекрестках проспектов Назарбаева и Райымбека он несколько раз сделал трафаретом надписи: «Шал кет Алга ДВК». И продолжал бы рисовать дальше, но был арестован 5 апреля.

О своей деятельности Асет информировал Аблязова, записывая и отправляя ему видеоотчеты своих ночных вылазок. Мухтар Аблязов затем публиковал их в социальных сетях.

Активист соблюдал всем меры предосторожности, чтобы не быть разоблаченным - не брал с собой смартфон, не сообщал о вылазках никому, кроме Аблязова, пользовался фотоаппаратом без выхода в интернет.

Во время ареста вплоть до последнего слова Асет Нуржаубай не отказывался от участия в ДВК и настаивал на своих убеждениях, пока не узнал, что его мать, Галию Оспанову, использовали и шантажировали ближайшие соратники Аблязова.

Когда Галия Оспанова возвращалась после посещения суда, к ней подошел неизвестный человек и попросил прийти на встречу с активисткой Дильнар Инсеновой в отель Rixos, который был по дороге. Женщина отказалась, так как нужно было срочно идти домой сидеть с внуком.

Неподалеку от отеля Галия Оспанова поскользнулась и ее стали поднимать сотрудники полиции. Женщина, поддерживающая ДВК, сняла короткое видео, как полицейские поднимают мать обвиняемого, и заявила, что это они уронили ее на землю.

Аблязов и его подчиненные за рубежом использовали ролик в агитационных целях, чтобы убедить европейцев, что власть преследует членов ДВК и родственников, которые их защищают. Также они заявили, что мать Нуржаубая встречалась с депутатом Европарламента Анной Гомеш, хотя, по словам первой, этого не было.

Затем Галия Оспанова дала интервью, в котором пояснила, что произошло на самом деле возле отеля Rixos. После этого интервью с ней связалась глава фонда «Открытый диалог» Людмила Козловская, потребовавшая рассказывать их версию событий, иначе они перестанут защищать ее сына. Женщина не смогла переступить через свои принципы и оболгать полицейских, понимая при этом, что Асету никто, кроме Аблязова и его людей, не поможет.

Не осталась в стороне от ситуации Жанара Ахметова, известная также как Жанна Бота, мошенница, бежавшая из-под пробационного контроля и ныне проживающая в Киеве.

Он пообещала оплатить услуги адвоката, который обошелся в 300 тысяч тенге, но выслала лишь треть обещанной суммы – остальное Асет и его мать остались должны.

На суде, когда ему дали последнее слово, Асет Нуржаубай признался в совершенных им правонарушениях из-за потребительского отношения Аблязова и его подручных, хотя прямых доказательств его вины не было. Мужчина выразил уверенность, что полицейским его «сдал» сам Аблязов, чтобы представить арест и суд в качестве политического преследования своих сторонников.

«Я не показывал лицо, изменил голос, видео записывал на фотоаппарат без подключения к интернету. Ни с кем не обсуждал акции и никому не говорил о них, кроме Аблязова. В суде не было записей с камер наблюдения и свидетелей, которые видели, как я делал надписи. Улики нашли после обыска в доме, краску, кисточки и трафареты. Получилось, как в поговорке: «Нас было двое, нас кто-то сдал». Теперь, через полгода тюремного заключения и последней попытки выяснить, почему Козловская, Ахметова и другие так себя вели, мне понятно, что Аблязов относится к поверившим ему людям, как к расходному материалу. Я был готов умереть за идеи ДВК, потому, что считал их правильными, резал вены в СИЗО. Даже после отказа от ДВК я пытался получить объяснение у Аблязова, так как надеялся, что он был не в курсе поведения своих подчиненных. Вместо диалога он стал обвинять во всем меня и маму и быстро заблокировал. Тогда у меня окончательно открылись глаза. У меня и сейчас много вопросов к правительству, но теперь я знаю, что Аблязов и его компания в сто раз хуже. Никакой он не политик, а просто мошенник с диктаторскими замашками», - заявил Асет Нуржаубай.

Голосов еще нет