:: КУДА ПОВЕРНЕТ РОССИЯ И КАК ЭТО СКАЖЕТСЯ НА КАЗАХСТАНЕ?

Просмотров: 1,782 Рейтинг: 2.5

Так уж сложилось, что мы и географически, и исторически связаны с Россией, которая сегодня всеми силами пытается реанимировать былое величие. Нарастающая активность в этом направлении не может не вызывать вопросов, особенно с учетом риторики политического истеблишмента РФ. Чего стоит ожидать Казахстану, и нужно ли нам как ближайшим соседям России быть настороже в связи с такими трендами? Это мы решили выяснить у отечественных экспертов, адресовав им следующие вопросы:

  1. Сегодняшнее общественное мнение в РФ расколото по возрастному признаку. Старшие упоены «вставанием с колен», а молодежь ориентирована на другие ценности. Повестка дня на ближайшую перспективу будет диктоваться двумя факторами: выходом на политическую авансцену нового поколения россиян, мировоззрение которых сформировано интернетом и социальными сетями, и неизбежностью ухода стареющего лидера. Какая тенденция может возобладать – усиление авторитаризма или, условно говоря, «перестройка 2.0» со всеми вытекающими из этого последствиями?
  2. Как каждый из этих гипотетических сценариев может отразиться на внутриполитической и общественной жизни Казахстана? 
  3. Вообще, настолько ли уж сильно влияние России на ситуацию в Казахстане, как утверждают некоторые, сегодня, на 28-м году независимости? Может, точка бифуркации в этом плане уже пройдена?

Ключевая зависимость – географическая, все остальное – производное

Марат Шибутов, политолог

1. Я бы сформулировал так: старшее поколение – за модель социального рейтинга и цифрового технократического правления, как в Китае, а молодежь - за условную демократическую Восточную Европу вроде Польши и Чехии.

Поскольку молодежи в РФ просто маловато вследствие неблагоприятных демографических тенденций и поскольку степень ее активности во время выборов невысока, то она пока не может склонить чашу весов в свою пользу. Но со временем ситуация изменится, представители нового поколения займут в обществе более выигрышные позиции в силу тех же демографических факторов, когда старики – их условные противники – в большинстве своем просто уйдут в иной мир. Поэтому я думаю, что при всех гипотетических попытках со стороны власти устроить что-то, как в Китае, все это кончится пустым выхлопом. Не та ментальность и не те традиции.

А значит, полагаю, все будет идти длительным эволюционным процессом, и никаких революций и потрясений не будет.

2. Надо понимать, что оба рассматриваемых сценария развития событий не предполагают активного участия России во внутренних делах Казахстана. Насколько я знаю, там просто всем наплевать на то, что творится в постсоветских странах, – это их попросту не интересует. И потому они пока не вмешиваются и вмешиваться не хотят. На данный момент времени они видят себя не как регионального, а как мирового игрока. Отсюда и Сирия, и ЦАР, и Венесуэла.

Но в целом главный фактор, сдерживающий Россию от вмешательства в дела Казахстана, - это личные отношения Путина и Назарбаева. Как только этот фактор исчезнет, ситуация сразу может измениться.

Посмотрите на демократическую и европейскую Венгрию, на ее внешнюю политику. Она достаточно жестко вмешивается в дела соседей, вступает в противоречия со структурами Евросоюза и предпринимает другие действия в этом духе. Демократия исходно - это очень агрессивный политический строй, нацеленный на экспансию, причем самыми разными способами. Почитайте о том, как та же Венгрия отстаивает права венгров, живущих на Украине. Если бы такую же тактику применила Россия, то это был бы шок.

Так что рано или поздно, но нас неизбежно ждет переход к очень прагматичным и жестким отношениям.

3. Я как-то давал интервью по этому поводу. Ключевая зависимость – географическая, а она измениться не может в принципе.

Мы на самом деле даже никогда не представляли степень возможного вмешательства России в ситуацию в Казахстане. Если помните, у нас политические скандалы и бурные реакции вызывали одна или две фразы – то Путин выскажется про государственность Казахстана, то Соловьев с кем-то обменяется мнениями по поводу нашего сотрудничества с американцами. То есть мы даже не испытали, как выглядит полноформатная телепередача про нас, или полноценная медийная кампания, где будут нападки или троллинг, или мощнейший слив компромата. И это просто информационное влияние. А есть еще куча возможностей в экономике и в других сегментах жизни.

Просто российской элите всегда было не до нас, что бы мы о себе ни думали. Так что надо быть реалистами – с 18-го века ситуация поменялась в одну сторону, и пока не видно, что она изменится в другую. Как Мексика и Канада никогда не смогут игнорировать США, так и мы никогда не сможем игнорировать Россию.

Вот и все…

РФ не может более оставаться безразличной к процессам в Казахстане

Николай Осипов, историк, политолог (г.Уральск)

В июле 2018 года началось третье десятилетие действия российско-казахстанской «Декларации о вечной дружбе и союзничестве», в декабре 2019-го пойдёт третье десятилетие «эпохи путинского правления», в июле 2019-го закончилась эпоха президентского правления Н.Назарбаева в Казахстане.

Все эти «поколенческие» даты наталкивают на размышления по поводу истории, современного состояния и перспектив развития российско-казахстанских отношений. Поставленные редакцией Central Asia Monitor вопросы обращают общественное внимание к очень неоднозначно понимаемому аспекту этих отношений.

Итак, каково воздействие внутриполитической эволюции российского общества и государства на российско-казахстанские взаимоотношения и на политическое развитие самого Казахстана?

Соотнесение оценок возможных альтернатив политической эволюции российского общества с возможностями, вариантами и векторами дальнейшего политического развития как будто бы постназарбаевского Казахстана представляется мне вполне оправданным, но весьма сложным и проблематичным направлением политологического экспертного изучения. Поэтому полагаю необходимым сформулировать ряд предварительных пояснений моего отношения к предложенным вопросам.

Россия и Казахстан, на мой взгляд, по-прежнему пребывают и эволюционируют в рамках авторитарного политического поля с некоторыми неустойчивыми тенденциями к либерализации. На данный момент в этих странах не сформировались достаточно влиятельные либеральные и демократические политические силы, способные составить альтернативу авторитаризму и существенным образом повлиять на направленность их политического развития.

До 2009 года можно было говорить об определённой синхронизированности и зависимой обусловленности. Но в последнее десятилетие российские внутриполитические тренды не оказывают определяющего влияния на эволюцию казахстанской политической системы. Партии, институты местного самоуправления, спектр политически активных общественных объединений, институты политической социализации и рекрутирования политической элиты в наших странах – при сохранении общей авторитарной направленности – стали приобретать множество идеологических, организационных и структурно-системных различий.

Автономность и самостоятельность авторитарного режима в Казахстане во всё более нарастающей мере стала выражаться в этнократических проявлениях во внутренней политике и в некоторой нейтральности, дистанцированности от определённых внешнеполитических инициатив и действий России. Казахстанское руководство заблокировало развитие политических аспектов евразийской интеграции, одновременно попытавшись прочертить собственный «казахстанский путь» «расширенного партнёрства» с объединённой Европой.

Казахстанский «транзит верховной власти» в 2016-2019 годах выявил новые перспективы эволюции политической системы вне всякой зримой увязки с процессами, происходящими в РФ. Российское руководство в данное время демонстрирует политкорректный оптимизм по поводу перспектив развития процессов евразийской интеграции во всех сферах, подчёркивая инициативную и определяющую роль в них Казахстана.

В РФ явно не намечается никакой перспективы «перестройки 2.0». Сегодняшнее российское общество расколото по многим признакам. Поэтому, скорее, можно рассуждать о его сегментированности и фрагментированности. Рунет и российские социальные сети в сегодняшнем их состоянии менее всего подходят для политической социализации и социальной интеграции подрастающих поколений. Они не только не стали «пространством свободы», а, наоборот, превратились в каналы «промывания мозгов», направленного воздействия на массовое сознание и поведение с целью навязывания самых разнородных и расходящихся политических представлений, культурных и ценностных установок. Заявляемая свободная конкуренция идей, ценностей и смыслов превратилась в «информационно-политический базар» и гламурно-скандальную «ярмарку тщеславия».

Сливы компромата, наглядные разоблачения коррупционеров, показ некомпетентности, неблаговидных, а порой хамских, бесстыдных поступков и высказываний чиновников и политиков создают иллюзию политической значительности блогеров и других активных деятелей интернет-пространства. Такое политическое «бузотёрство» не ведет к формированию в России позитивной конструктивной оппозиции, способной противостоять авторитарным массовым политическим силам и настроениям.

В России сейчас определились две перспективы трансформации авторитаризма – автократическая и нациократическая. Первая прямой дорогой ведёт к установлению безответственного, репрессивного, деспотического правления привилегированной бюрократическо-плутократической клики. Вторая - к формированию многоуровневой иерархической системы подконтрольных «сверху» и подотчётных «снизу» государственных, муниципальных, общественных ведомств, учреждений, организаций и объединений, в которых действуют воспитанные и подготовленные в духе идей некого общего национального служения политики, чиновники, политические и общественные активисты.

Во многом выбор дальнейшего пути зависит от лидерских качеств и приоритетов президента Путина. По всем признакам для него предпочтительна вторая перспектива –«возрождения» сильной и могучей России.

«Стареющий Путин» обладает отличными физическими и интеллектуальными данными, он накопил большой и разноплановый политический и государственно-управленческий опыт, действуя как амбициозный и энергичный государственный деятель. Он развернул долговременные и далеко идущие программы модернизации вооружённых сил, флота, авиации, развития научных исследований и разработок, определил приоритетные направления ускоренного социально-экономического и социально-культурного развития в рамках национальных проектов.

В последние пять лет В.Путин лично инициировал ряд проектов по подготовке нового поколения политической элиты России как в рамках правящей партии, так и во внепартийных политических движениях.

В ближайшие пять лет даже не просматривается сопоставимый с ним лидер России и глава авторитарного политического режима. Новое поколение политиков и управленцев готовится под его присмотром и руководством. Среди молодых лидеров гражданских движений и объединений много сторонников путинских идей и инициатив построения «единой и великой России». Санкционное давление на «путинский режим» со стороны стран Запада, ожесточённая русофобская риторика политических лидеров и большинства масс-медиа Запада только ещё больше усиливают его лидерские позиции в РФ.

У России потенциально имеются самые различные средства и каналы прямого и косвенного влияния на внутриполитическое, социально-культурное и социально-экономическое развитие Казахстана. Российское руководство по-настоящему их не задействовало, довольствуясь внешнеполитическими и внешнеэкономическими связями в рамках союзнических отношений, не фиксируясь на интенсификации «дружеских» взаимодействий. Утрата Россией в 2014-2017 годах всех своих позиций в Украине и переход к геополитическому противостоянию с этой страной усилили заинтересованность руководства РФ в развитии более тесных отношений с Казахстаном и укреплении российского влияния на все процессы внутриполитического, социально-культурного развития в РК.

Вне зависимости от того, какая из двух названных перспектив политической эволюции возобладает в России в ближайшие пять лет, в любом случае, по моему убеждению, будет происходить усиление направленного российского воздействия на все процессы развития казахстанского общества. Автократическая Россия станет осуществлять его жёсткими силовыми и явно «недружескими» способами и методами, не считаясь с суверенитетом и национальными интересами Казахстана. А нациократическая Россия пойдёт по пути использования возможностей расширения «дружеской» интеграции, позитивного примера, конструктивного вовлечения, совместного поиска и формирования сферы общих взаимно значимых национально-государственных интересов.

Российские планы трансконтинентальной евразийской интеграции нереализуемы без вовлечения в них Казахстана. РК является важным связующим звеном российского участия в осуществлении геоэкономического проекта Китая «Новый экономический пояс Шёлкового пути». Россия рассматривает Казахстан как партнёра в осуществлении планов присоединения стран Центральной Азии к процессам евразийской интеграции. Успех евразийской геополитической стратегии Путина в решающей мере зависит от установления полноценных партнёрских отношений с Казахстаном.

В силу всех этих факторов РФ не может более оставаться безразличной к процессам внутриполитического и общественно-политического развития в Казахстане. Российское руководство будет стремиться наращивать усилия по оказанию воздействия на политические, социально-культурные, социально-экономические трансформационные и модернизационные процессы в Казахстане в благоприятном для себя направлении. Руководству же РК, чтобы оставаться суверенным самостоятельным партнёром в отношениях с Россией, предстоит в ближайшие годы окончательно самоопределиться с политической моделью национально-государственного развития, которая бы способствовала максимально полному успешному раскрытию потенциала независимого Казахстана, процветанию общества, благополучию всех казахстанцев. Казахстан может и должен попытаться добиться этого в диалоге, сотрудничестве, нахождении взаимопонимания с Россией. Только при таком отношении к Казахстану Россия может состояться как уважаемая великая евразийская держава.

Все течет, все меняется, и все возможно…

Талгат Исмагамбетов, политолог

1. Пока Путин остается во главе России, мы, скорее всего, будем наблюдать усиление авторитарных тенденций, попытки удержания господствующими на сегодняшний день властными и околовластными группировками своих позиций, а также создания условий для сохранения их собственности. Чтобы случилась новая перестройка, режим должен оказаться загнанным в безвыходный тупик, когда общество поймет, что все меры по его спасению полностью исчерпаны, как это имело место на исходе эпохи так называемого «застоя».

На мой взгляд, в краткосрочной перспективе Россия вряд ли повернет на рельсы либерализма и демократического развития. А потому в обозримом будущем такие перемены не могут стать даже гипотетической «угрозой» для политического развития в Казахстане.

2. Допустим, что в России произойдет дальнейшее усиление авторитаризма. Такой сценарий включает в себя использование опыта других авторитарных и гибридных режимов. В этом случае, скорее всего, руководство России попытается использовать у себя опыт своих соседей из стран Центральной Азии. При таком раскладе существующий в Казахстане политический режим получит дополнительный шанс на сохранение своего статус-кво.

Рассмотрим другой сценарий: в РФ возобладают демократические тенденции. С учетом российских политических традиций стоит ли рассчитывать на то, что либералы в межгосударственных отношениях будут лучше, чем авторитарные правители? На отношениях между двумя странами может сказаться разница политической природы режимов, а также то, что часть новой правящей элиты РФ будет воспринимать Казахстан несколько иначе, чем ее предшественники. Экспорта демократии ожидать не стоит, поскольку еще свежа память об украинском «ляпе». Но пересмотр стиля отношений вполне возможен, и в связи с этим российская риторика применительно к Казахстану может стать более жесткой.

Впрочем, Россия будет отстаивать свои интересы при любом режиме. Возможно, при демократической форме правления продвижение интересов РФ станет более открытым, лишенным откровенно иезуитских приемов.

3. Надо учитывать, что в Казахстане на высокие политические посты выдвигается новая генерация управленцев, которые, в отличие от предшественников, уже не имеют ничего общего с российской элитой. Прежде всего, имеется в виду получение образования в одних и тех же московских и ленинградских вузах, высших партшколах и других центрах по подготовке политических и отраслевых менеджеров.

Да, в какой-то степени сохраняется российское информационное влияние, хотя демографические тренды (в первую очередь, коренные изменения в этническом и возрастном составе населения Казахстана) способствуют его заметному ослаблению. И, судя по всему, такая тенденция будет только усиливаться – со всеми вытекающими из этого последствиями для эволюции политической системы и общественных процессов в нашей стране.

Средняя: 2.5 (2 оценок)