:: КТО В КАЗАХСТАНЕ СТОИТ ЗА СЕКРЕТНЫМИ БОТОФЕРМАМИ?

Просмотров: 1,900 Рейтинг: 1.0

В Казахстане повсеместно открываются ботофермы — тайные организации, в которых работают боты. Боты — это не компьютерные программы, написанные двоичным кодом, а обычные люди, имеющие по несколько аккаунтов, в том числе и фейковых, в социальных сетях.

Боты занимаются государственной пропагандой, нагнетанием ситуации, отвлечением внимания и многим другим. Самое интересное в том, что ботофермы в основном существуют за счет государственного бюджета. Есть и частные, но они, как правило, работают с коммерческими организациями — помогают улучшить имидж или повысить узнаваемость. Но кто стоит за ботофермами государственного толка? И сколько стоят их услуги? Корреспондент АССА встретился с бывшим сотрудником одной из таких ферм. Тот согласился дать интервью на условиях анонимности.

По его словам, первая ботоферма в Казахстане появилась при премьерстве Карима Масимова — в Комитете национальной безопасности. Она создавалась исключительно для решения вопросов, связанных с национальной безопасностью.

«А при президенте Касым-Жомарте Токаеве стали уже создаваться ботофермы для отстаивания и лоббирования государственных интересов, — рассказывает собеседник. — Но они работали, так скажем, в рамках разумного. Одна ферма была при партии Nur Otan (правящая партия в Казахстане, председателем которой является первый президент страны Нурсултан Назарбаев), точнее у «Жас Отан» (молодежного крыла правящей партии Казахстана). Вторая по величине ботоферма находится в KazMedia (22-этажный телерадиокомплекс в Нур-Султане, в котором базируются десять телеканалов и три радиостанции), работу которой курирует советник президента Казахстана Ерлан Карин. Он использует эту ферму, прежде всего, в своих целях и для продвижения НСОД (Национальный совет общественного доверия при президенте). Все институты, которые были созданы при Тажине (Марат Тажин — главный идеолог Казахстана — возглавлял администрацию президента с января 2017 по март 2019 г.г., сейчас занимает пост посла Казахстана в Чешской республике) — это и институт евразийской интеграции и многие другие — все эти институты Карин превратил в ботофермы. С тех пор ситуация особо не изменилась. Но основных ботоферм сейчас осталось только три. Одна по-прежнему при КНБ — она занимается чисто нацбезопасностью и не лезет в клановые разборки, если, конечно, эти разборки не проходят в самых высших эшелонах власти. Эта ферма работает очень качественно: ее ботов сложно вычислить. Была, ботоферма нурботов — при партии Nur Otan. Но когда в партию пришел Байбек (Бауыржан Байбек — первый заместитель председателя партии, до этого поста был мэром Алматы), он эту ферму закрыл, поскольку посчитал такие методы работы неприемлемыми. Сейчас в партии Nur Otan делают упор на подготовку реальных людей — членов партии, которые будут в соцсетях отстаивать интересы партии. Осталось, получается, еще две основные фермы: в KazMedia – весь четвертый этаж и вторая — в Институте евразийской интеграции".

— А где он находится?

Рядом с гостиницей «Пекин Палас» в Нур-Султане. Директором этого института является член НСОД Ерлан Саиров (заместитель председателя Федерации профсоюзов Республики Казахстан). В этом институте есть два человека, курирующие ботоферму. Это Самат Нуртаза (официально числится старшим преподавателем кафедры философии Казахского агротехнического университета имени С. Сейфуллина) и Ануар Шотбай.

— А он кто?

— Необразованный —  то ли 9, то ли 10 классов образования…

— Он чей-то родственник?

— Нет, просто умеет хорошо подлизываться. Курируемая ими ферма не находится в самом институте, в нем работают они. А работники фермы — домохозяйки на удаленной работе.

— Откуда тогда такая уверенность, что эти два человека являются кураторами ботофермы?

— Я видел его данные по пенсионным отчислениям. К примеру, Ануару Шотбаю на счет падает порядка 4-5 миллионов тенге ($10,5-13 тысяч).

— Это в год?

— Нет, ежемесячно. Эту сумму можно легко высчитать по пенсионным взносам (в Казахстане на пенсионный счет работника работодатель ежемесячно перечисляет 10% от суммы зарплаты — АССА). Откуда такие пенсионные отчисления? Бизнеса у него нет. Институт ежемесячно платит ему такие деньги. А чем может заниматься в научном институте человек, который не имеет образования, но получает такую зарплату?! Поэтому, можно предположить, что эти деньги идут на оплату работы сотрудников ботофермы… В KazMedia сейчас заправляет фермой Айдос Жуканулы.

— Что такое ботоферма?

— При каждой ботоферме есть отдел аналитики. Он занимается анализом соцсетей. Ищет негативные или позитивные посты — что написали про тот или иной государственный орган или институт. К примеру, в специальные скрининговые программы, которые мониторят все социальные сети, забивается тег «НСОД» и она выдает все результаты по этому тегу. Через эти программы они получают моментальные уведомления о появлении новых постов. Как только пост появляется, ссылка на него раскидывается по сотрудникам ботофермы и они начинают его отрабатывать. Пишут комментарии, лайкают, делятся информацией и т. д. Кроме того, делается рассылка — так называемые «посевы» по различным группам в соцсетях. Создают, так сказать, общественное мнение.  Ботофермы — это набор фейков, за которыми скрываются реальные люди. Но любой фейковый аккаунт можно вычислить. Если хорошо приловчиться, то и вы сможете их определять. Как правило, у них только созданные аккаунты, без фотографий и личной информации. Кроме того, они часто палятся на шаблонных комментариях.

— Цель работы ботофермы — убрать негатив?

— Не только, раньше ботофермы работали в интересах государства, занимались пропагандой государственной политики и идеологии. При Карине же, ботофермы были переориентированы исключительно на устранение врагов самого Карина, врагов его друзей или тех, кто критикует кариновские проекты. Ну, допустим, стоит только написать негатив про НСОД, как тут же слетаются фейки и начинают тебя смешивать с грязью. К примеру, многие отобранные в НСОД отказались становится его членами — все они подверглись атакам ботов: компромат, оскорбления и т. д. Но тему раскачать не удалось, потому что сработали топорно. Кстати, насколько мне известно, ботоферма в KazMedia будет реорганизована. Сейчас они все сидят в одном месте, как я уже говорил, а скоро будут сидеть в разных местах и работать удаленно на аутсорсинге.

— В связи с чем было принято такое решение?

— Потому что они очень сильно палились. Из-за того, что все находились в одном месте — IP-адреса у них были одинаковые.

— Сколько людей примерно работает на ботоферме?

— По-разному. К примеру, в KazMedia – около ста человек. При этом каждый из них имеет еще минимум по десять аккаунтов в социальных сетях. Получается, что около 1000 аккаунтов. В институте Институте евразийской интеграции — около 50 человек.

— Как происходит набор в ботоферму? Объявления дают в рубрику «вакансия»?

— Честно говоря сейчас уже и не знаю. Раньше было так, что в государственное учреждение набирали рядовых сотрудников и они занимались этой работой или набирали людей по знакомству. Сейчас какие механизмы — я не знаю. Знаю только, что удаленных сотрудников называют «домохозяйки». Это устоявшийся термин.

— А известные блогеры есть в этих фермах?

— Конечно есть, но они получают только разовые заказы. Блогеры — это уже вчерашний день. Мнение блогера — это мнение одного человека, к которому могут прислушаться, а могут и проигнорировать. К тому же блогеры пишут — даже за деньги — исключительно для своей аудитории, а не для аудитории заказчика. Как правило, блогеры, работающие на государство, пишут пост по заказу, а потом этот пост раскачивается в соцсетях. К слову, источником поста может быть также прокаченный боттер. Соответственно, как только заказчик перестает платить блогеру, он может писать против него.

— А как происходит оплата услуг ботофермы?

— Наличными.

— Сколько получает сотрудник фермы за пост?

— Оплата производится не за пост, есть ежемесячный оклад в размере от 50 до 100 тысяч тенге ($130-260).

— А сколько берут блогеры за посты?

— От 20 тысяч тенге до миллиона ($50-2600), а то и выше.

— Работа этих структур, если я правильно понял, оплачивается из бюджета, то есть за счет налогоплательщиков?

— Да. К примеру, Институт евразийской интеграции получает государственные гранты на научные исследования и из них оплачиваются нужды ботофермы. За счет чего финансируется ботоферма в KazMedia – я не могу сказать, так как не владею информацией.

— А российские ботофермы у нас есть?

— Сейчас нет. А раньше у нас работали исключительно они. Теперь они вышли из игры, потому что появились наши казахстанские и в услугах россиян теперь нет надобности. Есть отдельные люди, так называемая «секта ватников», которые за деньги прокачивают тему любви к России. Также раньше у нас, привлекались и украинские ботофермы.

— Могут ли люди со стороны воспользоваться услугами ботофермы?

— Если только частной. А так, в принципе, у каждого крупного чиновника есть своя небольшая ботоферма — 5-6 человек. И если против него начинается нагнетание негатива, он их подключает.

— И сколько стоят услуги ботофермы?

— Многое зависит от сложности, характера деятельности и количества привлекаемой единицы в работу. Точных прайсов частных компаний — я не знаю, но, по слухам, минимальная стоимость услуги начинается с двух миллионов тенге ($5,2 тысяч).

— И какие услуги предлагают за эти деньги ботофермы?

— Защиту от негатива или его создание в сети.

— А каким образом убирается негатив?

— Есть разные методики: отвлечение внимания, создание нового прецедента с другим человеком или компанией.

— Но ведь негатив, даже если сегодня про него все забыли, может снова всплыть завтра…

— Это уже основание для нового договора. Заказ, как правило, оформляется сроком на месяц. Первая неделя идет подготовка, выстраивание стратегии защиты.

— Какие соцсети используются ботофермами?

— Практически все. В зависимости от цели...

Источник: ACCA

Средняя: 1 (1 оценка)