:: Данияр Ашимбаев. ТРИДЦАТИЛЕТНЕЕ ПРЕЗИДЕНТСТВО: КАК НАЗАРБАЕВ СТАЛ ЛИДЕРОМ НАЦИИ

Просмотров: 1,942 Рейтинг: 0.0

В эти апрельские дни институт президентской власти отмечает свой 30-летний юбилей — 24 апреля 1990 года Верховный Совет КазССР принял закон об учреждении поста президента и внесении изменений и дополнений в Конституцию, а затем подавляющим большинством избрал на этот пост 49-летнего Нурсултана Назарбаева, менее года назад ставшего первым секретарем ЦК Компартии Казахстана.

Часть 1. Политическое лидерство: начало пути

Говоря об эволюции системы власти в республике, нужно немного пояснить, какая модель предшествовала введению нового поста. Высшим органом власти по Конституции был Верховный Совет, избиравшийся на пять лет и собиравшийся на двухдневные сессии два раза в год. Верховный Совет принимал законы, избирал Совет Министров, Верховный суд и формировал свой президиум, который был постоянно действующим органом — своего рода «коллективным президентом».

Президиум Верховного Совета принимал указы, назначал и смещал членов правительства, решал территориальные вопросы. При этом существовали должности председателя Верховного Совета, который председательствовал на сессиях, и председателя Президиума Верховного Совета, который был своего рода «почти президентом».

Исполнительную власть осуществлял Совет Министров, подотчетный Верховному Совету. Надо напомнить, что в СССР существовали три типа министерств — общесоюзные, союзно-республиканские и республиканские. К первым, в частности, относились, министерства оборонной промышленности, среднего машиностроения, общего машиностроения; ко вторым — МВД, МИД, Госплан; а к третьим — министерства бытового обслуживания, коммунального хозяйства. Союзно-республиканские министерства геологии и цветной металлургии в конце 80-х были преобразованы в общесоюзные, и из под контроля республиканских властей эти сферы были формально выведены. Кроме того, центральным органам подчинялись предприятия оборонной, атомной, судостроительной, электронной промышленности, военная и космическая инфраструктура и многое другое.

Вместе с тем, де-факто и де-юре высшим органом власти был не Верховный Совет и Совет Министров, а структуры Коммунистической партии Советского Союза (КПСС), руководящая роль которой существовала с периода революции, а в конце 70-х была закреплена в конституциях страны и союзных республик. Высшим органом партийного руководства был съезд, который избирал Центральный комитет (ЦК), собиравшийся на пленумы три-четыре раза в год, а тот, в свою очередь, формировал свои рабочие органы — бюро и секретариат ЦК, работавшие на постоянной основе.

Работой партийного аппарата руководил первый секретарь ЦК, но его власть опиралась на коллективный орган — бюро, в который помимо секретарей ЦК входили главы Президиума Верховного Совета, Совета Министров, Комитета государственной безопасности, Совета профсоюзов и командующий Среднеазиатским военным округом. Аппарат ЦК в партийном порядке контролировал — в определенной степени — работу тех структур, которые республике не подчинялись в советском порядке.

Если на республиканском уровне «разделение властей» сохранялось вплоть до конца перестройки, то в центре руководители страны практиковали совмещение постов: Ленин, Сталин и Хрущев возглавляли правительство, а Брежнев, Черненко и Андропов — Президиум Верховного Совета.

Горбачев первые годы сосредоточился на партийном руководстве, но в конце 1988 года все-таки возглавил Президиум Верховного Совета, а в марте 1990 года инициировал создание должности президента СССР. К тому времени инициированные им процессы перестройки вышли из-под контроля и, будучи изначально не слишком продуманными, привели к кризису власти в стране, росту социально-экономических проблем, межнациональным конфликтам и вели, уже в открытую, к развалу СССР.

Курс перестройки вел к отказу от политического доминирования КПСС и децентрализации экономики, причем, не будучи четко обозначенными, эти процессы вели не к передаче полномочий регионам, а по сути, к хаосу. Партийные комитеты были дестабилизированы, а советы народных депутатов всех уровней, к которым формально переходили новые полномочия, не были органами, способными обеспечить устойчивость принимаемых решений.

Демократизация угрожала перейти в анархию. Этому способствовал и непродуманный закон о государственных предприятиях, принятый в 1988 году. Заводы и фабрики выходили из-под министерского контроля, самостоятельно выбирали своих руководителей, а также определяли ценовую политику. Экономическая жизнь страны оказалась дестабилизирована, даже без учета быстро растущего кооперативного движения, в котором на первые роли стали выдвигаться деятели теневой экономики. В стране быстро росла преступность, как уличная, так и организованная. Под лозунгами национального возрождения начался рост национализма, который быстро привел к межнациональным конфликтам и кровопролитию: Ош, Сумгаит, Нагорный Карабах, Приднестровье, Абхазия…

Одним из самых сложных вопросов для Горбачева был кадровый. Последний генеральный секретарь ЦК КПСС и президент СССР менял и тасовал кадры, смещал соратников, искал некую удобную себе комбинацию, вследствие чего ближайший же его круг в какой-то момент понял, что наилучшим рецептом решения проблем страны будет смещение самого Горбачева.

О его кадрово-региональной политике хорошо говорит такая статистика. В 1985-1991 гг. в Армении и Грузии сменились пять партийных лидеров, в Литве — четыре, в Азербайджане, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Латвии, Молдавии, Узбекистане, Украине, Эстонии — три, в РСФСР, Таджикистане, Туркменистане — два. При этом только четверо остались во главе республик к моменту распада СССР (считая Муталибова, ушедшего в отставку менее чем через три месяца).

Осенью 1988 года в центре, а через год — в республиках произошли конституционные изменения, направленные на усиление роли председателей Верховных Советов. Прежние посты «спикера» и «почти президента» сливались в единую должность; власть персонифицировалась и, как планировал Горбачев, через совмещение постов председателя Верховного Совета и первого секретаря ЦК должен был произойти переток власти от партийных органов к советам.

Согласно поправкам к Конституции КазССР, принятым в сентябре 1989 года, председатель Верховного Совета «является высшим должностным лицом» республики и представляет ее внутри страны и в международных отношениях. Теперь он представляет Верховному Совету кандидатуры для назначения или избрания на должности председателей Совета Министров, Комитета народного контроля, Верховного суда. Вместе с тем, право издания указов председатель по новым поправкам не получил.

Реформы были половинчатые, тем более что предстояли выборы как в советы, так и в партийные органы, которые предлагалось проводить на альтернативной основе. Необходимо отметить, что в обществе рос «спрос» на демократию, построение «рыночной экономики», национальное и духовное возрождение, социальную справедливость, основанные на очень идеализированных представлениях об этих понятиях.

Такова была общественно-политическая обстановка в стране и республиках в период, когда Казахстан возглавил Нурсултан Назарбаев.

Новый лидер не был новым человеком для республики: выходец из Карметкомбината и Карагандинской партийной организации, он четыре года проработал секретарем ЦК Компартии Казахстана по экономическим вопросам и пять лет возглавлял правительство республики; показал себя не только сильным экономистом-администратором, но и политиком-реформатором.

В республике помимо вышеперечисленных проблем были и свои: в первый период перестройки (1985-1987 гг.) произошло массовое «избиение» руководящих работников, где-то оправданное, но перешедшее в кампанейщину, а во-второй, после декабрьских событий 1986 года в столице, на республику обрушилась массированная кампания по «интернациональному воспитанию трудящихся», быстро перешедшая границы разумного. В июне 1989 года началась забастовка шахтеров в Караганде и произошли беспорядки в Новом Узене. В этих условиях Москва забрала прежнего руководителя Компартии Казахстана Геннадия Колбина в центральные органы власти и выдвинула на его место 49-летнего премьера и народного депутата СССР Нурсултана Назарбаева, который к тому времени воспринимался в республике как наиболее авторитетный политический деятель.

Назарбаеву не нужно было долго входить в курс дела: к роли лидера он был готов. Он быстро выдвинул ряд соратников на ключевые позиции (премьером стал Узакбай Караманов, вторым секретарем ЦК — Владислав Ануфриев, первым вице-премьером — Сергей Терещенко), сыграл активную роль в переговорах с шахтерами, начал своего рода кампанию по примирению элит (жертвы чисток начала перестройки были аккуратно реабилитированы, а наиболее рьяные ее «прорабы» переведены на вторые роли), продолжил кампанию по реабилитации жертв репрессий 30-х годов, инициировал дискуссию по дальнейшим экономическим реформам. Были усилены меры по борьбе с преступностью, принят закон о языках, который провозгласил казахский язык государственным языком, а русский язык – языком межнационального общения.

Был продолжен курс на развитие новых экономических структур. В 1988 году были созданы Казахская республиканская ассоциация межотраслевого делового сотрудничества (КРАМДС), Республиканское хозрасчетное внешнеторговое объединение («Казахинторг»), в 1989 году — Фонд культурного, социального и научно-технического развития КазССР и ассоциация «Казахстан-Коммерция». Первый коммерческий банк в СССР возник именно в Казахстане — «Союз-банк» (Чимкент), зарегистрированный в августе 1988 года. В октябре был создан Алма-Атинский центральный кооперативный банк (ныне — «ЦентрКредит»), а в декабре — «легендарный» «KRAMDS-Банк».

Созданные тогда структуры заложили основу частного предпринимательства и в будущем сыграли немалую роль, если не в экономике, то в подготовке рыночных кадров. В начале 1990 года Назарбаев инициировал создание Госкомитета по внешнеэкономическим связям и Казахского республиканского банка Внешэкономбанка СССР (будущий «Alembank»).

***

Часть 2. Политическое лидерство: исторические развилки

Прагматик-реформатор Назарбаев, укрепившись в республике, быстро стал восприниматься в стране как политик союзного уровня. По должности он вошел в состав Совета Федерации СССР и Политбюро ЦК КПСС, при этом его кандидатура только в 1990 году рассматривалась на пост председателя Верховного Совета СССР, заместителя генерального секретаря ЦК КПСС, вице-президента СССР, затем — премьер-министра страны. Горбачев впоследствии вспоминал, что от выдвижения кандидатуры Назарбаева его сдерживало только то, что он не видел, кем его можно заменить в Казахстане.

К новым проблемам добавлялись и множились новые. Попробуем перечислить хотя бы часть. Экономика республики находилась в кризисе: к старым болезням (низкий уровень технологической оснащенности, неразвитость обрабатывающей промышленности) добавились разрыв хозяйственных связей, инфляция, спад производств, необходимость развития новых экономических методов, к которым ни предприятия, ни власти не были готовы.

Сказать, что сценариев реформирования не было, было бы неправильно. Их, как обычно, было с избытком. И различные теоретические модели, и международный опыт. Проблема была в том, что нужно было выбрать правильный, и не только выбрать, но и воплотить в жизнь, при этом синхронизируя их с другими республиками СССР в то время, когда переговорный процесс об обновлении советской федерации был в самом разгаре и особым консенсусом не отличался.

Второй острой проблемой был вопрос национальный. Во-первых, в Казахстане начались бурные процессы роста национального самосознания, которые, как показывал опыт соседей, легко перерождались в национализм и вступали в противоречие с ростом национального самосознания других этносов, что заканчивалось кровопролитием. А во-вторых, республика была одной из самых многонациональных в стране; в ее развитии принимал участие весь многонациональный народ Казахстана и никто не считал себя «диаспорами» — даже депортированные в республику народы считали ее своей новой родиной.

Назарбаев выбрал единственно верный сценарий: национал-демократическая повестка дня была частично интегрирована в состав общегосударственной идеологии, а радикалы были аккуратно вытеснены на обочину политической жизни и уже через несколько лет пропали из информационного пространства, раздираемые борьбой за власть в своих карликовых партиях и движениях. Но в 1990 году угроза межнационального конфликта в республике воспринималась очень остро. Быстро формировалась и политизировалась не только национальная, но и партийная палитра: возникали новые партии и движения, уверенно считавшие себя конкурентами терявшей влияние Компартии.

Горбачев пытался решить проблему наиболее хитрым способом: в Союзе должен был быть сильный президент, а республиканские первые секретари и председатели Верховных Советов должны были бороться со всеми проблемами на уровне регионов. Первыми раскусили замысел Горбачева главы Казахстана и Узбекистана.

Нурсултан Назарбаев, не дожидаясь выборов в Верховный Совет, 22 февраля был избран председателем Верховного Совета. На сессии он заявил: «В этот переходный период крайне важно не замешкаться, не упустить момент осуществления принципиально важных государственных решений. Сама жизнь сегодня не дает времени на раскачку. Завтра будет поздно сделать то, чего требует нынешняя ситуация. А процесс передачи власти Советам у нас несколько затянулся».

Своим первым замом он рекомендовал Сергея Терещенко. Буквально сразу же был инициирован вопрос о введении поста президента КазССР. Назарбаев отмечал: «Не секрет, что проблема дефицита исполнительной власти, остро ощущающегося в стране, не обошла стороной и нас. Мы тоже чувствуем необходимость укрепления властных функций, направленных на защиту перестройки, обеспечивающих неукоснительное проведение законов в жизнь (…) Создание института президентства в республике позволило бы укрепить республиканскую самостоятельность, установить в республике разумное соотношение законодательной и исполнительной власти».

Несколько позже он уточнил: «В пользу этого шага говорит и такой аргумент, как многонациональный состав населения Казахстана. Сейчас особенно важна консолидация общества. Этому прежде всего и должен способствовать обновленный механизм государственного руководства. Именно президент должен выступать гарантом соблюдения прав и свобод народов, проживающих на территории республики».

24 апреля новый Верховный Совет 12-го созыва учредил пост президента. Согласно новому закону, президент является главой республики, выступает гарантом соблюдения прав и свобод граждан на территории республики, Конституции и законов КазССР, принимает необходимые меры по охране суверенитета, безопасности, территориальной целостности республики; обеспечивает соблюдение союзного договора; представляет республику внутри страны и в международных отношениях; обеспечивает взаимодействие высших органов государственной власти и управления КазССР; представляет Верховному Совету кандидатуры на посты председателей Совета Министров, Комитета народного контроля, Верховного суда; ставит перед Верховным Советом вопрос об отставке Совета Министров; по согласованию с председателем Совета Министров освобождает от должности и назначает членов правительства; обращается к президенту СССР с ходатайством о приостановлении действия постановлений и распоряжений Совета Министров СССР, противоречащих интересам Казахской ССР; опротестовывает в Совет Министров СССР акты подведомственных ему органов управления, противоречащие интересам КазССР и приостанавливает действие опротестуемых актов на территории республики; присваивает почетные звания и награждает государственными наградами; решает вопросы принятия в гражданство КазССР, предоставления убежища; осуществляет помилование граждан, осужденных судами КазССР; в интересах обеспечения безопасности граждан КазССР вводит чрезвычайное положение с незамедлительным внесением принятого решения на утверждение Верховного Совета.

В тот же день Верховный Совет подавляющим большинством избрал Назарбаева первым президентом республики. Депутаты обсудили вопрос проведения всенародных выборов, но решили, что тянуть с введением института президентства не стоит.

Был создан Президентский совет, в который вошли Терещенко (заместитель президента и начальник его канцелярии), премьер Караманов, главы МВД и КГБ, депутаты Дрожжин, Жангуразов, Сартаев, экс-председатель Президиума Верховного Совета Сагдиев, а также Мырзатай Жолдасбеков и Даулет Сембаев (последние двое стали на тот момент главными идеологом и экономистом, соответственно). При президенте были созданы комиссии по вопросам гражданства и помилования.

В основу нового президентского аппарата лег не аппарат ЦК, как указывают некоторые историки, а аппарат прежнего Президиума Верховного Совета, откуда перешли отделы помилования и наград. В Канцелярии президента (позже переименованном в Аппарат президента) были созданы управление делами, отделы по связи с прессой и изучению общественного мнения, государственно-правовой, по вопросам гражданства и помилования, писем и приема граждан, наград.

Создание новой вертикали власти шло на фоне кампании по перевыборам партийных органов, прошедшей не менее бурно, чем состоявшиеся накануне парламентские выборы. Если в Верховный Совет не смогли избраться три члена правительства и глава столичной парторганизации, то на партийных конференциях потеряли свои посты четыре первых секретаря обкомов. Назарбаев вынужден был отправить своего заместителя Терещенко в Чимкент, для усиления регионального руководства.

На первой сессии Верховного Совета правительство лишилось министра торговли и чуть не лишилось министра иностранных дел. К лету ситуация еще больше обострилась: не дождавшись прогресса на переговорах с центром, в условиях вакуума власти, республики начали «парад суверенитетов».

К этому времени Назарбаев совершил важный внешнеполитический прорыв: в июле состоялся его визит в США, организованный Американским торговым консорциумом. Президент Казахстана провел переговоры с администрацией Белого дома, Сенатом, Конгрессом, а также с руководством корпорации «Шеврон», которая на тот момента вела переговоры с союзным правительством о создании СП «Совшевройл» на казахстанских нефтяных месторождениях Королевское и Тенгиз. Назарбаев сначала добился того, что республика стала стороной переговоров, а затем вытеснил союзный Миннефтегазпром с ведущих позиций.

Выступая на XVII съезде Компартии Казахстана (июль) Нурсултан Назарбаев откровенно обрисовал проблемы и задачи, стоящие перед республикой: «Сегодня бессмысленно искать универсальные формы идейно-воспитательной работы. Предпринимая любой шаг, следует исходить из реальных экономических и социальных условий, морально-психологического климата, других объективных факторов. Это особенно важно при организации идеологической деятельности в такой тонкой и деликатной сфере, как межнациональные отношения. Именно в национальной политике особенно должны присутствовать высокая культура, взвешенность и трезвость оценок…Выход из кризисной ситуации ЦК Компартии Казахстана видит в утверждении принципов экономического суверенитета республики. Но чтобы получить возможность заниматься новыми направлениями в экономике, необходимо реализовать комплекс политических и правовых норм. Среди них центральное место занимает законодательное закрепление статуса Казахстана как суверенного государства, строящего свои отношения с Союзом ССР и другими республиками на основе договоров. Мы стоим за федеративный союз, но считаем, что республике следует делегировать центру лишь часть своих прав, причем по собственному усмотрению. В этом – суть вопроса… В застойный период из книги в книгу, из статьи в статью кочевали броские слова о несказанных богатствах Казахстана. Но ни разу не было сделано попытки проанализировать, почему же, обладая поистине гигантским потенциалом, производя огромные ценности, республика оказалась на положении слаборазвитого государства. Из Казахстана ежегодно экспортируется различных видов сырья на 1,3–1,5 миллиарда долларов, поставляется в общесоюзный фонд 10–12 миллионов тонн зерна, более 300 тысяч тонн мяса, 270 тысяч тонн молока. Но по потреблению продуктов питания мы занимаем 9-е место в стране, по уровню обеспеченности жильем – 10-е. А как совместить с природой нашего строя наличие беднейших слоев! У нас более 2,5 миллиона человек, или почти каждый шестой житель, имеет месячный доход менее 75 рублей. В республиках Прибалтики, например, подобные нищенские доходы только у четырех процентов населения. Вот какое наследство нам досталось… Экономическая самостоятельность – это не какое-то модное поветрие, а настоятельная потребность общественного развития, составная часть подлинного государственного суверенитета. Мы тоже не хотим ходить «с протянутой рукой» по московским кабинетам, чтобы получить нами же заработанное с унизительным для казахстанцев клеймом дотации. Но это вовсе не означает стремления к изоляции и замкнутости. В экономической самостоятельности мы видим средство для налаживания разнообразных хозяйственных связей как внутри страны, так и за рубежом. В Казахстане имеются поистине колоссальные возможности для установления долговременных взаимовыгодных внешнеэкономических контактов, открытия совместных с инофирмами предприятий, создания свободных экономических зон. Все это жизненно необходимо, так как без привлечения иностранного капитала экономику республики быстро не поднять. Дело здесь не только в голом прагматизме. В пору открытости, расширения международных контактов можно и нужно заимствовать мировой опыт…

Что касается перехода к рыночным отношениям, то актуальность этого радикального экономического акта доказала сама жизнь… Очевидно, что за всю историю Советского государства не удалось найти стимулов воздействия на производство и сферу обращения, равнозначных конкуренции и предпринимательской инициативе, которые присущи рыночным отношениям… Существуют объективные закономерности развития экономики, неподвластные идеологии. Рынок с его товарно-денежными отношениями относится к их числу… Рано или поздно, но в любом случае мы вынуждены были бы сделать этот шаг. Текущий момент лишь обостряет ситуацию и требует от общества неотложного выбора. Главный закон рынка – закон спроса и предложения. Где есть спрос, туда и устремляются капитальные вложения, энергия предприимчивых людей, внимание руководителей. Командная экономика бессильна сделать такой поворот. У народа скопились громадные суммы свободных денег, а тяжелый, маломаневренный, обюрократившийся состав командной экономики никак не развернется навстречу неудовлетворенному спросу, способному при рыночных отношениях вызвать колоссальный бум в производстве и сфере обслуживания. Дальше так продолжаться не может. Поэтому либо мы решимся сейчас на рыночную систему, либо долгие годы будем мучительно идти к ней же. Страна оказалась у черты, когда от каждого требуется гражданское мужество пойти на временные издержки ради благополучия в недалеком будущем.

Перевод страны и республики на рельсы рыночной экономики сопряжен с большими не только социально-экономическими, но и идеологическими трудностями. Десятилетиями в наше сознание насаждалась мысль о вредности товарно-денежных отношений, многоукладной экономики. Правда, мы пришли к пониманию необходимости плюрализма собственности, идеология казарменного социализма крепко держит нас за руки, тянет назад. Наверное, поэтому мы до сих пор под разными предлогами уходим от ответа на вопрос: а будет ли полнокровным рынок без хотя бы мелкой частной собственности – важнейшего его компонента? Фактически ее уже допустили в виде собственности индивидуальной, но назвать вещи своими именами боимся. К сожалению, такое «запоздалое зажигание» становится в стране хронической болезнью как идеологических, так и управленческих органов… Рыночная экономика должна заработать в полную силу, утвердив в обществе атмосферу всеобщей заинтересованности, создав стимулы для высокопроизводительного труда, инициативы и предприимчивости. В противном случае мы рискуем остаться за бортом развития цивилизации. Надо быть готовыми и к росту цен, и к связанному с ним временному снижению уровня жизни, и к безработице. Было бы преступно замалчивать возможность возникновения этих явлений. Но мы хотим подчеркнуть, что в период обновления экономики будет проведена серьезная работа по социальной защищенности людей, особенно малообеспеченных групп населения. В этих целях разработан комплекс широкомасштабных мер, которые помогут преодолеть негативное отношение к рынку. В их числе принятие ряда важных законов – антимонопольного, о предпринимательстве, о безработице, о компенсации населению роста цен. Наконец, мы должны получить согласие и поддержку народа, прежде чем решимся на этот радикальный шаг. В этой связи необходимо настойчиво разъяснять людям, что нет более эффективного пути к подъему экономики, чем развитие рыночных отношений».

С такой позицией руководство республики вело республику к провозглашению суверенитета. Осенью лидер республики подчеркнул:

«Потерять сегодня стабильность – значит потерять все, а допустить этого мы не имеем права. Поэтому, несмотря на то, что в адрес партийных и советских органов раздаются упреки, что они не поддерживают требования тех или иных групп, наша позиция остается неизменной – в равной степени защищать интересы всех без исключения наций и народностей, населяющих Казахстан, давать отпор как националистическим, так и сепаратистским настроениям».

***

Часть 3. Политическое лидерство: созидая независимость Казахстана.

25 октября была принята декларация «О государственном суверенитете», которая провозгласила, что Казахстан есть суверенное государство, которое добровольно объединяется с другими республиками в Союз; его территория в существующих границах является неделимой и неприкосновенной; граждане республики всех национальностей составляют народ Казахстана, и он является единственным носителем суверенитета и источником государственной власти в КазССР.

Республика самостоятельно решает все вопросы, связанные с политическим, экономическим, социальным и национально-культурным строительством, ее административно-территориальным устройством, определяет структуру и компетенцию органов государственной власти и управления, а также символы республики.

Государственная власть осуществляется по принципу ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную. На территории КазССР за исключением вопросов, добровольно делегированных ею Союзу, устанавливается верховенство Конституции и законов республики. В исключительной собственности республики, составляя основу ее суверенитета, находятся земля и ее недра, воды, воздушное пространство, растительный и животный мир, другие природные ресурсы, культурные и исторические ценности народа, весь экономический, научно-технический потенциал – все национальное богатство, имеющееся на ее территории. Обеспечивается многообразие и равенство форм собственности и гарантируется их защита. КазССР вправе образовать государственный национальный банк, свою финансово-кредитную систему, самостоятельно формирует государственный бюджет, организует налоговую и союзно-республиканскую таможенную системы. На территории республики запрещаются испытание ядерного оружия, строительство и функционирование испытательных полигонов для иных видов оружия массового уничтожения. Республика обладает правом на собственные внутренние войска, органы государственной безопасности и внутренних дел.

Через месяц новая концепция государственного устройства республики была реализована на практике. Президент стал не только главой республики, но и ее высшей исполнительной и распорядительной власти; на него было возложено руководство деятельностью Кабинета Министров.

Кроме того, президент получил право смещать с должности председателей областных и Алма-Атинского городского Советов народных депутатов. Республиканские власти взяли под свой контроль Генеральную прокуратуру и Государственный банк. Был создан Высший экономический совет и новые органы государственного управления — Министерство промышленности, Госкомитет по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур, Госкомитет по геологии и охране недр, Госкомитет по управлению государственным имуществом, были упразднены 8 отраслевых министерств.

В течение нескольких месяцев были приняты новые законы, регламентирующие экономические отношения — Земельный кодекс, законы о подоходном налоге, о свободе хозяйственной деятельности и развитии предпринимательства, о потребительской кооперации, об основных принципах внешнеэкономической деятельности, о ценообразовании, о занятости, о собственности, о предприятиях, о налогах с предприятий, объединений и организаций, о валютном регулировании, о товарных биржах, о минимальном потребительском бюджете, о минимальной заработной плате и государственных социальных гарантиях в области оплаты труда, о пенсионном обеспечении граждан, о государственном заказе, о хозяйственных товариществах и акционерных обществах, о разгосударствлении и приватизации, о земельной реформе.

В апреле республика объявила свою юрисдикцию на железнодорожный и воздушный транспорты, нефтегазовые месторождения. В июне было принято постановление о переходе в юрисдикцию органов государственного управления КазССР предприятий и организаций союзного подчинения, расположенных на территории республики. С июля началось создание республиканских корпораций и концернов «Казахстаннефтегаз», «Казахгазпром», «Казфосфор», «Казалмаззолото», «КЭМПО» (предприятия ВПК), «Трансстрой», «Казфармбиопром», «Казахстануголь», «Казахстаннефтегазстрой», «КАТЭП» (атомная промышленность), «Казцветмет», «Казхимия», «Казахстанэнерго».

Такой путь позволял обеспечить республиканский суверенитет над структурами, ранее бывшими в союзном подчинении, до создания профильных госорганов.

Нурсултан Назарбаев твердой рукой и аргументированной позицией, с одной стороны, продолжал отстаивать необходимость сохранения единой страны, а с другой — прагматично готовил Казахстан к жизни в новых условиях — при суверенитете республики и рыночной экономике. Сохраняя хорошие отношения и с Горбачевым, и с Ельциным, он занял роль политического центра.

Название вышедшей весной 1991 года книги казахстанского президента — «Без правых и левых» — очень показательно: Нурсултан Назарбаев был категорическим противником любых форм радикализма — политического, экономического, национального.

В августе 1991 года, после известных событий, республика создала Совет безопасности, переподчинила Внутренние войска, закрыла Семипалатинский полигон, конфисковала имущество КПСС и объявила все предприятия и организации союзного подчинения всех отраслей народного хозяйства, их структурные подразделения и филиалы, находящиеся на территории КазССР, собственностью республики.

Назарбаев, ставший фактически одной из ключевых фигур в СССР, фактически настоял на попытке вновь перезапустить процесс реформирования страны, дал Горбачеву еще один шанс, которым тот так и не смог воспользоваться…

Осенний политический сезон 1991 года Назарбаев провел, занимаясь делами республики и страны. Он сложил с себя полномочия лидера Компартии, но не распустил ее, как это сделали некоторые коллеги, а инициировал преобразование в Социалистическую партию Казахстана. Многие ждали, что президент ее возглавит, но Назарбаев мудро дистанцировался от партийного процесса. Он отказался от роли партийного лидера, предпочтя статус президента всех казахстанцев. Партийные кадры не были бездумно разогнаны, как это было сделано, например, в Москве, а кооптированы в структуры президентской и советской власти.

Был создан республиканский Госкомитет обороны, ставший первым органом военной инфраструктуры республики. При этом создание собственных Вооруженных сил Назарбаев не форсировал, понимая значимость сохранения единой армии. Было сменено правительство, укреплены кадрами силовые структуры. Президент Казахстана принял активное участие в попытке найти мирное решение проблемы Нагорного Карабаха.

В октябре были инициированы первые всенародные президентские выборы, которые состоялись 1 декабря. Нурсултану Назарбаеву альтернативы не нашлось и он был избран на этот пост 98,78% голосов избирателей.

8 декабря 1991 года руководители России, Белоруссии и Украины подписали Беловежские соглашения,​ что, собственно говоря, не имело под собой особого юридического обоснования, нарушало союзную конституцию и противоречило итогам мартовского референдума о сохранении СССР.

Мнение Горбачева уже никого особенно не интересовало.

Назарбаев в Беловежскую пущу не поехал, что было, наверное, одним из самых сложных и важных решений в его политической жизни. Отсутствие подписи казахстанского лидера под этим документом не сделало его менее легитимным, но дало в руки Назарбаева политические козыри и прибавило авторитета на постсоветском пространстве.

Вместо Минска президент Казахстана полетел в Ашхабад, где состоялась встреча лидеров республик Центральной Азии, выдвинувших свои условия к договору о создании СНГ. 21 декабря на Алма-Атинском саммите Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан присоединились к СНГ.

25 декабря Горбачев объявил о сложении своих полномочий как президента СССР и верховного главнокомандующего Вооруженными силами страны, а 26 декабря единственный оставшийся союзный орган власти — Совет Республик Верховного Совета СССР под председательством Ануара Алимжанова принял декларацию о прекращении существования СССР.

16 декабря Казахстан принял закон о государственной независимости республики и смене названия — Республика Казахстан вместо Казахской ССР.

Ряд политических и медийных фигур в свое время упрекали Назарбаева за то, что Казахстан, мол, последним объявил независимость, ссылаясь на то, что республики Прибалтики и Армения сделали это еще в 1990 г., Грузия — в апреле 1991 г., Азербайджан, Узбекистан, Молдова, Украина и Киргизия — в августе 1991 г., Таджикистан — в сентябре 1991 г., в Туркменистан — в октябре 1991 г. Но, к примеру, Россия и Беларусь государственную независимость вообще не провозглашали.

Сами по себе законы и декларации были в момент принятия документами, рассчитанными не столько на моментальное обретение независимости, сколько на создание правовой базы для дальнейших переговоров с Москвой. И в этом плане государственная независимость республик Прибалтики считается с сентября 1991 г., когда соответствующее решение было принято Госсоветом СССР и они были приняты в ООН, а остальных стран — с 26 декабря 1991 г., когда прекратил свое существование СССР (в марте 1992 г. Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан стали членами ООН).

Казахстан не опоздал с принятием закона о независимости, для республики и ее лидера это стало не декларацией, а констатацией факта, того, что Казахстан действительно готов к государственной независимости, сделав при этом все возможное для сохранения единой страны.

Республика под руководством своего первого президента за относительно короткий исторический​ период создала новую систему государственного управления в виде президентской власти, что позволило избежать хаоса и анархии, социальных и межнациональных конфликтов, модернизировала структуру управления экономикой и подготовила необходимую нормативно-правовую базу, институты и кадры для радикальных экономических реформ и мер по социальной защите населения. Она наработала опыт принятия под свою юрисдикцию бывших союзных структур, начала процесс привлечения иностранных инвесторов, обеспечила не только стабильность и согласие — главные ценности независимого Казахстана, но и заложила основы будущего прогресса.

С высоты сегодняшнего дня легко критиковать, перечислять, что и как можно было сделать лучше, точнее, правильнее. Но — хочется напомнить — что в республике в конце 1980-х — начале 1990-х не было ни футурологов, способных предсказать будущее, ни специалистов по построению нового государства с новой экономикой. Нурсултан Назарбаев действовал — не наугад — как прагматик, трезво оценивающий имеющиеся возможности и потенциал. Он выбрал сильную президентскую власть как главный инструмент достижения поставленных целей — общественного согласия, политической стабильности и экономического развития страны. И за три десятилетия своего правления доказал оправданность своей модели на практике.​

Источник: Литер.kz

Голосов еще нет