:: Squid agency, Cinematographer специально для dialog.kz. ДЕНЬ КОСМОНАВТИКИ В ЖАНРЕ УЖАСОВ

Просмотров: 10,693 Рейтинг: 3.7

Завтра День космонавтики. Он навевает мысли и чувства обо всем передовом, умном, высокотехнологичном, что только есть в мире. Но о самой космонавтике, хоть в целом, хоть применительно к Казахстану, писать нет никакого смысла. Другие лучше напишут. А про кино могу. Тут я специалист. Тем более, веская причина есть. Но к космонавтике в конце текста, не без основания, мы еще вернемся.

Я хотел бы говорить о кино умном, передовом, технологичном. Только не в уме счастье, если говорить о современном кино. Точнее, не в уме оно, даже если говорить о кинематографе казахстанском. Почему «даже»? Потому что только умом Казахстан и мог бы взять свое в умах и сердцах зрителей. А там, глядишь, на мировой, или хотя бы близлежащей, арене. Когда ты бедный (то есть, слабый), нужно быть умным (то есть, сильным). Другого-то не дано. Но казахстанским режиссерам  – самое щадящее предположение – некогда думать. Сходите на любой фильм.  Интеллект слабейшая сторона местных кинодеятелей (особенно, как бы со знаком качества, глупы производители артхауса, фестивальщики). Но тогда зачем об этом унылом, как не прекращающийся тихий храп  ужасе (в скобках подразумеваем и испускание газов) говорить, писать? Затем, что все-таки иногда в казахстанском кинематографе нечто происходит. Чу! Храп прекратился. Послышалась членораздельная кинематографическая речь!! Как это ни странно!!! Уже – событие!!!! С маленькой буквы. Восклицательные знаки убираем, погорячились. Но тем не менее.

В общем, не только дряхлые умом, телом, ослабевшие на голову отцы «казахской новой волны» тянут лямку «искусства» (устаревшего, когда отцы сии были прыщавы первой свежестью). Не только уподобившиеся им сограждане моложе лепят тот же подленький, заискивающий хаус-арт. Некоторые – понятно, что не на Казахфильме – пытаются делать чистый жанр.  

Это, в любом случае, - «зачот». Чистый жанр для нас и есть то самое, искомое кино – передовое, технологичное. В том смысле, что хорошо сделанный жанр это то, чего у нас последние двадцать пять лет не делали. Поэтому он – передовой поиск. Комедии не в счет. Кинокомедия теперь не жанр, а желание одним человеком получить два гонорара: не только за постановку, но и за сценарий. Считается, что если не умеешь писать, пиши комедии. Потому что комедию любой дурак (дура) напишет.

Но пора переходить к делу. Разговор пойдет о фильме «М-агент», сделанном телеканалом КТК и вышедшем в кинотеатральный прокат.

Краткий пересказ будет необходим, большинство читателей этого текста фильм не видели. Уверен в этом, потому как сам смотрел его на вечернем сеансе с тремя еще зрителями. Это не случайно. Но не буду забегать вперед.

Итак. В городе (это не Алма-Ата, это Алматы - не праздничный, барахольный, грязноватый и глуповатый город)  объявляется призрак. Объявляется сразу, практически без преамбулы, без показа будничной жизни, где его еще не было. Повстречавших призрака, точнее, тех, к кому он явился, находят мертвыми. Тетя-журналист из программы «Рейдер» канала КТК снимает репортаж о смерти молодого человека за своим компьютером в городской квартире. Лицо мертвеца искажено ужасом. Полицейские (без заключения медэкспертизы, прямо на месте) и делают такой вывод: вот, явно умер от ужаса.

Отступление: такая конкретика («Рейдер», КТК), между прочим, делает авторам фильма честь. Даже, если продюсеры руководствовались самым приземленным пиаром, она в любом случае лучше выдуманных телеканалов, несуществующих программ новостей, высосанных из пальца фирм и госучреждений, спортивных команд типа «Стрела» или «Молния» и т.п. Конкретные местные реалии, это как раз уход от местечковости, провинциализма.

Затем показывается вторая смерть. Теперь это молодой человек, проводивший ночь в компьютерном клубе. Вместе с этим показывается и сам призрак. Женского пола, молодого возраста, в балахоне, с черными распущенными волосами, перемещается не касаясь пола или земли босыми ступнями. Немолодая «рейдерша» делает второй репортаж. Ее режиссер монтажа обнаруживает на видеозаписи этого самого призрака. Шока нет, потому что мы его уже видели в компьютерном клубе. Это большая драматургическая ошибка. Не первая и не последняя.

Тут прервемся. Пересказ всегда лучше пересказываемого сюжета, так как в пересказе происходит вторая обработка материала. На самом деле фильм местами бессвязен, даже алогичен, клочковат и там, где какая-то связь между сценами была предусмотрена, с очень, очень плохими диалогами и ужасной (местами) актерской игрой. Отдельное слово можно сказать об отвратительной операторской работе. В прошлом материале «Как бесплатно сделать профессиональный фильм, не будучи профессионалом» говорилось о том, чего любители в операторской работе не должны ни в коем случае предпринимать. Напомню: переводить фокус в кадре и организовывать движение камеры. На КТК этого не понимают.

«Рейдерша» догадывается, а заодно с ней, причем как-то сразу, не кочевряжась, и полицейские, что у этих убийств есть мистическая подоплека. По городу ползут слухи, что призрак появляется в «М-агенте» (сервис он-лайн общения в Интернете, надо полагать) во многих компьютерах алмаатинцев, некоторые из них погибают. Рейдерша идет к парапсихологу. Вообще-то она уже у него была, консультируясь по поводу своего интернет-зависимого ребенка. Причем как-то веришь, что «такая» сразу могла отправиться по поводу ребенка к парапсихологу вместо детской поликлиники. Но я многие подробности, как этого криво-косо придуманного ребенка, его школу, его учительницу, которая тоже сподобилась позже лицезреть призрака прямо в школе, соседа-пьяницу этой «рейдерши», сознательно опускаю – эти начатые, никуда не ведущие сюжетные линии, просто-напросто белиберда.  Я о многом, профессионально ужасном и даже смехотворном в этом фильме постараюсь особо больше не говорить. Не в том дело, чтобы высмеять «первый блин комом».

Парапсихолог казенными рубленными фразами (верх актерской зажатости) сообщает, мол, дело в том, что призрак молодой женщины не похоронен, и пока его не предадут земле как положено, он будет мочить алмаатинцев почем зря. Как догадался? Ну, парапсихолог же.

Понимая, что нужно что-то делать, журналистка находит девушку, которая была связана с теми двумя погибшими молодыми людьми. Есть еще и четвертый молодой человек в этой компании, его нам тоже уже показывали. «Рейдерша» находит девушку, выкладывает ей соображения парапсихолога. Та убегает от журналистки и созванивается с тем самым молодым человеком, четвертым членом их тусовки. Она выкладывает молодому человеку, что она услышала от «рейдерши», а та – от парапсихолога (то есть зритель слышит одну и ту же информацию в третий раз за короткое время). Молодой человек сразу проникается ужасом девушки («журналистка все о нас знает, знает!»). Флэшбэк: наконец, выясняется, откуда взялся призрак, и кто он. Оказывается молодежная компания (двое уже мертвы) несколько дней назад (как потом выяснится – два дня) возвращаясь из клуба, насмерть сбила на автомобиле девушку, а труп выкинула в овраг в зимнем яблоневом саду. Эти двое решают найти труп. Наверное, чтобы предать его земле. Короче говоря, что с ним собрались делать, они между собой ни гу-гу. Едут на злополучном автомобиле в этот сад  «Рейдерша» следом за ними (получается – но не показывается - следила за девушкой, вспомнил, ее зовут Салтанат, Салта, остальных запомнить не удалось). Они, уже втроем поговорив в четвертый раз, о том, что труп непременно нужно найти, ищут его. Логику этих поисков я здесь не опускаю, потому что нечего опускать. Выкинутого трупа отважная троица так и не нашла. Но!

Оставшись в саду одна (темнеет) девушка Салта сталкивается с призраком. Ползет от него, убегает, всюду натыкаясь на эту воистину ужасающую ведьму. Сад ужасен, горы ужасны, снег ужасен. Журналистка и молодой человек пытаются сбежать на автомобиле, но он не заводится. Призрак заглядывает в окна (у меня сейчас как в кинотеатре пробежали мурашки), и вот он уже на заднем сиденье.

Как разрешилась эта ситуация? Там на месте – никак (замечу, что о девушке Салтанат сценаристы и режиссер позабыли в этом месте навсегда, ни она сама, ни ее хотя бы труп больше не появляются). Нам показывают молодого человека, входящего в свою пустую квартиру. Как там появляется призрак, и как он заставляет молодого человека выброситься с балкона, пересказывать не буду. Это, как и эпизод в яблоневом саду, - кино. Это – настоящее кино! Ради этого сообщения, я, собственно, и пишу весь текст.

Далее следует ход, перед которым я снимаю шляпу как сценарист. Не буду рассказывать как, но выясняется, что призрак донимал людей не просто так. Не месть была его целью. Он пытался сообщить о том, что именно произошло в ту злополучную ночь. Оказывается девушка, перед тем как быть сбитой насмерть автомобилем, спешила домой к младенцу,  запертому на замок, пока она на короткое время отлучилась (получилось, что навсегда). Девушка-призрак (она же мать-одиночка при жизни) хотела, чтобы ее ребенка спасли от голодной смерти, а еще скорее, смерти от жажды. Сам-то младенец не выберется, и никто его не услышит, хоть заорись, – дом за забором, частный.

Ситуация благополучно разрешается. Тут опять с логикой все криво-косо. Младенца спасла «рейдерша». Призрак, став не страшным, уходит в Вечность. «Финита». Но не «ля комедия».

Ничего в этом фильме толком не сделано. Кроме одного. Того, о чем так настойчиво говорил и говорит кроль ужасов Стивен Кинг. Вы можете сколько угодно держать читателя (зрителя) перед запертой дверью, за которой происходит что-то ужасное. Можете умело строить на этом интригу, можете нагнетать страх, напрягая подсознание аудитории. Но рано или поздно дверь приходится открывать. И тут становится понятно, с чем аудитория имеет дело. С поделкой, чепухой, или настоящим образцом жанра. Нужен вопль ужаса в кинотеатре, когда зритель увидит, что именно там скрывалось. Смех, недоуменное хмыканье, стыдливое молчание – позор авторам на всю оставшуюся жизнь. Клеймо.

Авторы «М-агента» сделали самое главное, избежав позорного клейма. Они заставили меня по-настоящему испугаться. Там, где я пугаться и должен, - на фильме ужасов. Когда я выходил из зала, я понял, что те трое (парочка, и немолодая дама интеллигентного вида) также не считают время потраченным впустую. Все остальное, кроме этого страха-ужаса зрителей, в фильме тихий кошмар и по драматургии и по режиссуре.

Теперь возвращаемся к теме космоса. Полетам искусственных спутников Земли, затем полету Гагарина, который потряс мир, предшествовали другие полеты, опытные, в том числе внешне словно бы неудачные. Но без них не было бы полетов «настоящих». Хотя на самом деле, все были настоящие, поскольку реактивный двигатель был там и там. Этот фильм пародийно, снижено, повторяет данную ситуацию. Двигатель, какой-никакой, в нем, в отличие, беру на себя смелость утверждать, от всей без исключения продукции Казахфильма в нем есть. А вот приложится ли все остальное со временем… тут больше опасений, чем надежд. Зрителей-то в зале было совсем мало, потому что авторы фильма профессиональными вопросами нимало озабочены не были. О драматургии они, если имеют, то самые отдаленные понятия. Отсюда подозрения: то главное, что им удалось, не удалось ли по воле неконтролируемых ими обстоятельств, как говорят футболисты, пруха была? Или их сил только на это главное и хватило? Откуда мне знать. Видно будет. Экран покажет, как говорят профессионалы. Но любое «кое-что» это бесконечно больше чем «ничего».

Средняя: 3.7 (3 оценок)

Рядом с Арманом (кино театр) строят какое то здание... Ну это тихий ужас. Вконец убивают старую Алма-Ату...

В общым как всегда: кина как не была в Казахии так и нет... Слабые потуги лишь. Правильно я вас понял, автор???

Комментарии

Но фильм то не удался. Важно не то, что сам снимаешь фильм или с Казахфил ьмом на пару... На самом деле все очень просто: есть фильм или его нет.

В данном сулчае его нет. Это я знаю и без этой статьи: - )))

дипломний проект на тему газопостачання http://samtemo.3dn.ru
Внутриплощадочный газопровод - участок распределительного газопровода (ввод), обеспечивающий подачу газа к промышленному потребителю, находящийся внутри производственной территории предприятия.