:: КАЗАХСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: ЧТО СТОИЛО БЫ ПЕРЕВЕСТИ НА ДРУГИЕ ЯЗЫКИ?

Просмотров: 1,186 Рейтинг: 3.5

Наши природные ресурсы вызывают живейший интерес у зарубежных «партнеров». А что мы можем предъявить им из ресурсов духовных и, в частности, из наших литературных закромов? Как-никак у нас в Казахстане около 800 ныне действующих (или бездействующих?) писателей. Что там у них в коржыне скопилось за 25 лет? Должно же там быть что-то достойное, что можно было бы предъявить миру? В своем апрельском послании народу глава государства понудил нас ответить на этот вопрос. И в целях реализации проекта «Современная казахстанская культура в глобальном мире» наш Союз писателей создал рабочую группу, которая должна отобрать произведения для последующего их перевода на иностранные языки. Каковы критерии отбора, и вообще, есть ли из чего выбирать?

Светлана Ананьева, критик, член рабочей группы:

«Шорт-лист. Критерии отбора»

Рабочую группу возглавляет Нурлан Оразалин, в ее состав вошли такие знаковые фигуры, как Мурат Ауэзов, Смагул Елубай, Улугбек Есдаулет, Бахытжан Канапьянов, а также Надежда Чернова, Любовь Шашкова, Кайрат Бакбергенов… Они немало потрудились, чтобы выработать критерии отбора.

Во-первых, произведение должно быть создано в период независимости Казахстана.

Во-вторых, должны рассматриваться работы только признанных авторов в возрасте от 20 до 50 лет (вот где ломались копья!). Кроме того, необходимо принять во внимание заслуги авторов: наличие у них государственных и престижных премий, участие в республиканских и международных конкурсах и фестивалях, весомый авторитет среди коллег.

В-третьих, произведение должно быть опубликованным и признанным в обществе.

В-четвертых, оно должно отличаться новизной, оригинальностью, а сверх того – интеллектуальностью, образностью и национальной самобытностью, соответствовать эстетическим и художественным вкусам современного общества, нести высокие идеалы, а также культивировать общечеловеческие ценности.

В-пятых, произведение должно соответствовать уровню высокого мастерства.

В-шестых, оно не должно культивировать насилие, наркоманию, криминальный образ жизни, агрессивное неприятие общества. В произведении не может быть места ненормативной лексике, культивированию нацио­нальной, расовой или религиозной вражды.

И, наконец, в-седьмых, при отборе необходимо учитывать многонациональную палитру культур всех народов, проживающих на территории Казахстана.

Отбор произведений будет осуществляться в три этапа. Вначале его ведут творческие союзы, формируя шорт-листы. Затем эти шорт-листы будут размещены на специализированном сайте для лайк-голосования. И третий этап: после публичного обсуждения произведения должны пройти экспертизу. Все это при тесном сотрудничестве с Министерством иностранных дел и с Министерством культуры и спорта. А последнее слово будет за Национальной комиссией, которая утвердит список произведений, прошедших все этапы отбора.

Дело хорошее: предполагается перевод лучших наших книг на английский, китайский, французский – надо уточнить перечень языков, на которые они будут переводиться. И вообще тут многое будет уточняться.

Аслан Жаксылыков, доктор филологии, писатель:

«Лонг-лист. Продолжение следует…»

Это не список предпочтений и приоритетов. И я не ставил перед собой цель сравнивать с классикой книги последних десятилетий. Хотелось просто понять, что же сделано нашими писателями за минувшие четверть века. Беглый взгляд на литературный пейзаж с высоты нынешнего дня. Я просто назову имена и книги, которые появились в последние четверть века и которые, как мне кажется, достойны того, чтобы к ним приобщился зарубежный читатель.

Роман Мухтара Магауина «Жармак» («Нетопырь»), в котором автор делится размышлениями о наиболее важных вопросах истории казахского государства, пытается предугадать его будущее. Роман модернистский, очень современный, в нем показана своеобразная вой­на интеллектов в духе книг Толена Абдикова. Кстати, трилогия Мухтара Магауина «Чингисхан» сейчас переводится в США непосредственно с казахского на английский – это пока случай редчайший. А вот на русском мы это произведение еще не видели.

Одно из крупных литературных достижений этих лет – «Последний долг» Абдижамила Нурпеисова. Думаю, он в первую очередь должен стать достоянием зарубежных читателей.

Роман Таласпека Асемкулова «Талтус» («Пол­день») – о самых тяжелых периодах в истории казахского народа. Вещь любопытная с точки зрения авторских поисков…

«Дух скитальца» – роман Герольда Бельгера о судьбе депортированных немцев. Книга горестных судеб и глубоких раздумий…

Роман «Весной вас зача­рует голос» Сатимжана Санбаева …

Из «лагерной» прозы я бы отметил дилогию Ивана Щеголихина «Не жалею, не зову, не плачу» и «Выхожу один я на дорогу». И еще одна его книга, написанная в эти же годы, западает в душу – «Холодный ключ забвения»…

Далее – Морис Симашко, «Четвертый Рим»…

Роман Бакхожи Мукаева «Омирзая», посвященный гражданской войне и голодомору…

Книга Валерия Михайлова «Джут»…

Театральный постмодернистский роман Дюсенбека Накипова «Круг пепла»…

Иронический и тоже постмодернистский роман «Звук, с которым встает Солнце» Ильи Одегова, а также другие его книги. Очень плодовитый автор, лауреат многочисленных премий. Известен в ближнем и дальнем зарубежье…

Повесть Айгуль Кемельбаевой «Мунара» («Минарет»)…

Роман Александра Кана «Гул, или Голем убывающей луны». И еще десятки его книг. Один из номинантов Букера…

Исторический роман-трилогия Софы Сматаева «Елим-ай». Кстати, на русский язык он уже переведен, что значительно упрощает путь книги к зарубежному читателю…

Шеститомный роман Турсунали Рыскелдиева «Улы кош», написанный в 2001 году. Это история синцзянских казахов…

Исторический роман «Тяжкие времена» Кажигали Муханбеткалиулы. Как-никак автор – лауреат Государственной и премии Международного казахского ПЕН клуба.

Достойно могла бы представить нашу страну тетралогия Серикбола Кондебаева «Протоказахский миф»…

Также заслуживает перевода на английский роман Смагула Елубая «Одинокая юрта», но он уже переведен и издан в зарубежье. Интересен был бы зарубежному читателю Дулат Исабеков, но он хотя бы отчасти тоже переведен.

Из поэтов я предложил бы Исраила Сапарбаева, Галыма Жайлаубаева, Есенгали Раушанова, Улугбека Есдаулетова…

И здесь невозможно не сказать о том, что за эти 25 лет у нас практически исчезла школа перевода. Вот я листаю четырехтомник Дулата Исабекова, изданный в Москве, и обнаруживаю, что почти все, кто переводил эту прозу, отсутствуют. Кто-то ушел из жизни, кто-то отбыл в очень дальние края. Школа перевода сошла на нет по двум причинам. Первая – отсутствие заказов, вторая – отсутствие гонорарной системы. Был бы гонорар, переводчики появились бы. Они исчезли как мамонты, вымерли с голоду. Между тем перевод сейчас востребован как никогда – прежде всего перевод на русский язык как перевод-посредник, это важнейшее коммуникативное поле, в котором казахская литература крайне нуждается. На английский, понятное дело, должны переводить носители языка, а им с русского делать это сподручнее. Да и большинство казахских писателей теперь уже хотят быть переведенными на русский язык, как это было прежде, когда любая значимая вещь как бы обретала крылья, вый­дя в свет на русском. Книги казахских писателей, вышедшие за последние 25 лет, на русский язык пока что, к сожалению, не переведены.

Возможно, в своем лонг-листе я что-то упустил, перечислял я по интуиции, по памяти. Наверное, что-то упустил, не без того. Но, согласитесь, выбор есть, и за него краснеть не придется.

Мурат Ауэзов, культуролог:

«Не быть заложниками стандартных подходов!»

Мы несколько абстрактно относимся к проблеме перевода, в частности, на английский язык. Дело в том, что лондонский английский и американский – это не одно и то же, они разнятся меж собой, равно как и афроанглийский, он тоже им неидентичен. Эти нюансы надо учитывать, если уж мы всерьез поднимаем проблему перевода.

Далее. Меня поначалу несколько озадачили возрастные рамки авторов – от 20 до 50. Нашему патриарху Абе за 90, но его роман «Последний долг» создан уже в годы независимости, без этого произведения представить нашу современную литературу невозможно. И эта книга, я думаю, очень достойно может представить мировому сообществу духовную жизнь суверенного Казахстана.

А что прикажете делать с классикой? «Лихая година» Мухтара Ауэзова сорок лет пролежала под запретом. Благодаря стараниям Чингиза Айтматова она обрела жизнь на страницах «Нового мира». В предисловии Чингиз Айтматов пишет, что это одно из самых сильных произведений мировой антиколониальной литературы. Но «Лихая година» до сих пор не переведена на тот же английский, а без нее в читательском сознании зарубежья опять-таки будет недопустимый пробел. Пафос деколонизации этой повести был бы очень созвучен афроанглийскому читателю.

Я к чему это говорю? В решении проблем перевода нельзя быть заложниками стандартных подходов. Надо ясно представлять себе, что мы переводим и для кого. И, конечно, втискивать иного автора в возрастное прокрустово ложе едва ли стоит. Тут ведь ранний Лермонтов мог бы не втиснуться в узкие возрастные рамки, да и Лев Николаевич с его «Хаджи Муратом» тоже мог бы оказаться за бортом. Кто-то эффектно брякнул: «Давайте молодых!». И всех на этом зациклило. Но это же демагогия!..

Могу привести случай сверхуникальный. Мы уже, можно сказать, в новейшие времена открыли для себя изумительного писателя Кажигумара Шабдана, автора романа «Преступление» в шести книгах. Он жил в Китае, просидел в тюрьме 40 лет и был освобожден по настоянию Международного ПЕН клуба. Его роман стал крупным событием в казахской прозе. Ему присуждена высшая литературная премия Китая. Мало того, что роман этот не переведен ни на английский, ни на русский языки, так он до сих пор не издан у нас на языке оригинала – на казахском. Нашему отечественному читателю доступны лишь фрагменты романа, его разрозненные части. А ведь книги Кажигумара Шабдана – органичная и неотъемлемая часть казахской литературы, они представляют ее – я говорю это без преувеличений! – в глобальном масштабе. Это явление в духовной жизни страны и народа, не подверженное никакой конъюнктуре.

Переводить на иностранные языки лучшие произведения нашей оте­чественной художественной литературы – святое дело, но крайне важно, чтобы оно не превратилось в столь привычную для нас кампанейщину.

P.S.

А между тем…

А между тем вот уже в течение трех лет Международный казахский ПЕН клуб во главе с Бигельды Габдуллиным последовательно и целеустремленно посредством английского языка знакомит мировое сообщество с лучшими образцами поэзии и прозы Казахстана.

Книги переводят на английский носители языка в Нью-Йорке и Лондоне, что крайне важно, ибо это сказывается и на художественном уровне переводов, и на доверии к ним со стороны англоязычных читателей. Неважно, сколько лет автору, жив ли он или его творчество стало достоянием вечности, важна художественная значимость книги. Таких книг издано уже более десяти. Вышли в свет на английском ставшие классикой повесть Бердибека Сокпакбаева «Меня зовут Кожа», лирика Мукагали Макатаева, роман «Конец легенды» Абиша Кекилбаева. На английском нашим ПЕН клубом изданы трилогия «Одинокая юрта» Смагула Елубая, «Избранное» Герольда Бельгера. Англоязычной публике теперь доступна даже такая уникальная книга, как «Код письма» Олжаса Сулейменова. Через пару месяцев в Лондоне будет издана «Лихая година» Мухтара Ауэзова, а через год там издадут лучшие повести Оралхана Бокеева.

И это лишь начало.

Источник; https://camonitor.kz 

Средняя: 3.5 (2 оценок)

То, что написано при совке, больше напоминает, собственно, литературные труды. При суверненитет тоже написаны и романы и стихи, инерция письменного ремесла остается. Но они ни в какое сранвение ни по качеству . ни по объемам и близко не напоминает СССР.

Комментарии

То что было, и тем более - что есть в  наличии в этой сфере. Ну ни  разу это не литратура. Если говорить как о механизамх формальных, так и о лучших образцах, скажем так....

Понятно, что даже медведя можно научить играть на балалайке... Но казахи не люди книги. Не в смысла Корана, ни в смысле литературы. Технология металла и Совротивление материалов - вот это доступно казахам. И это есть хорошо, и это есть неплохо и вот тут лежит зерно будущих побед. Ну а литература, искусство... не напдо бежать за паровозхом.  Только фольклор и узко для себя, для титульной нации... 

У нас есть литература? Литературный процесс? околитературная. наконец-то, жизнь?????

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.