:: КНИГА БЫЛА и ОСТАЕТСЯ УНИВЕРСАЛЬНЫМ ИСТОЧНИКОМ ЗНАНИЙ

Просмотров: 1,962 Рейтинг: 5.0

Состоялось очередное заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Феномен книги во взаимодействии стран Евразии»

 

Эдуард Полетаев, политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии»:

- На пространстве СНГ 2019 год объявлен Годом книги, и это не случайно. Она была и остается неотъемлемой частью образования и развития. С момента появления книги, как массового информативного источника, взаимодействие между народами мира становится важнейшей, а иногда и единственной формой обмена информации, распространения влияния и способа общения. Об этом свидетельствует Декларация о поддержке книги, принятая на заседании Совета глав государств СНГ 9 октября 2009 года в городе Кишинев. С тех пор прошло почти 10 лет. Актуальны ли эти формулировки сейчас? Ведь на книгу возложены функции культурной интеграции, связующего звена между поколениями людей и сближения народов Евразии.

Современные информационные технологии оказывают мощное воздействие на изменения, которые происходят в разных сферах жизнедеятельности. Специфика такова, что эти изменения стремительны, многие перспективные направления вроде только намечаются и при этом уже быстро воплощаются в жизнь. Особенно интересной оказывается возможность сохранения печатной книги. Многих беспокоит ее судьба в условиях размывания представлений о сущности книги и книгоиздании. Книга перестает быть самостоятельным объектом, некой уникальностью. Информационные сети и автоматизированные издательские платформы позволяют сегодня практически любому человеку претендовать на статус писателя.

ХХI век характеризуется рождением новых форм авторского текста (блоги, живые журналы, соцсети, мессенджеры), а значит, формированием новых условий и видов взаимоотношений между автором и читателем. Эти процессы оказали сильное влияние на книжную культуру.

Ранее эта книжная культура была показателем уровня технологического развития государства и свидетельствовала об интеллектуальном потенциале населения. Книга относилась к явлению культуры и цивилизации одновременно, к категории ценностей, не знающих старения. Во многом так оно есть и сейчас.

Книга отражает время, формирует представление об эпохе. История свидетельствует, что с распространением книжной культуры и приобщением к чтению разных слоев населения книга становилась символом социальной статусности. Любовь к чтению рассматривалась как символ мудрости и образованности. Человек «книжный» считался заведомо более грамотным, пользовался уважением и имел привилегированное положение в обществе.

Однако новая информационная цивилизация, сопровождающаяся стремительным внедрением технологий в сферу производства, распространения и потребления книги, а также появление альтернативных каналов массовой коммуникации породили противоречие между традиционной книжной культурой и инновационными тенденциями в формировании культурной среды общества. Разрешение этого противоречия диктует необходимость осмысления проблем традиционности в развитии современной книжной культуры. Значительное количество жителей постсоветского пространства перестали читать книги в силу их удорожания и своей высокой занятости. Молодежь, имеющая клиповое мышление, не воспринимает большие тексты, читает в основном в пределах границ учебной программы, понятие «магия чтения» зачастую рассматривается как пережиток прошлого. Предпочтение в донесении информации сегодня отдается оперативным, эффектным медийным средствам, а историко-культурный потенциал книги стал менее востребованным.

За последние годы закрылось большое количество книжных магазинов. Это инфраструктурный кризис книготорговли, который влечет за собой удорожание книги из-за сокращения тиражей. Понижение интереса к чтению приводит к повышению цен на книги, сегодня значительное количество людей не может себе позволить регулярную покупку современной или классической литературы.

Складывающаяся ситуация указывает на ключевую проблему - привлечение читателя, мотивированного к «заимствованию» из книги знаний и памяти. Система прошлого века, в которой были задействованы разные механизмы влияния книги на сознание (авторские коллективы, издательства, типографии, библиотеки, образовательные учреждения), сильно изменилась, снизилось влияние рекомендательной библиографии.

Судя по некоторым признакам, на постсоветском пространстве осознают значимость данной проблемы, понимают, что книги и чтение формируют объемы качества образного мышления граждан. А такое мышление приводит к тому, что человек начинает повышать свою эффективность, выражающуюся в производительности труда, социальной активности, общественной деятельности и культурном развитии. Приходит понимание того, что для сохранения целостности языка, культуры и самосознания книга как инструмент становится главной. Интернет, кино и телевидение не могут охватить то количество смыслов и сюжетных линий, которые есть в литературном произведении.

Раньше книжная культура была целой отдельной сетью производственных отношений. Мы помним огромные штаты сотрудников в тех же типографиях, издательствах, редакциях. Сейчас этого нет. Тем не менее, хочется отметить, что уважение к печатному слову все-таки остается. Недавно был в командировке в Москве, где проходила четырехдневная ярмарка интеллектуальной литературы. Я в Мавзолей Ленина не стоял в такой очереди, как там, да и вход был платный. То есть традиционное понимание книги, подразумевающее необходимость в обогащении новыми идеями и знаниями, у людей сохраняется. Жители стран СНГ, помимо прочего, хотят больше знать и о своих соседях, а книги помогают удовлетворять этот интерес. Такие культурные проекты, как Год книги, закладывают прочный фундамент дружественных отношений.

 

Айгуль Омарова, независимый политолог, публицист:

- В нашей семье существует легенда, что примерно до 3-го класса школы я не умела читать. И обнаружилось это только потому, что учительница была нашей соседкой. Она пришла к нам домой и высказала свое удивление тому, что я домашнее задание отлично рассказываю, а как в классе что-то прочитать, то стою, молчу. Меня пристыдили, научили читать. Но активно читать я начала, наверное, где-то в 7-м классе. И до такой степени увлеклась, что уже в 9-м классе даже пыталась штудировать «Анти-Дюринг» Фридриха Энгельса.

Книга – это то, что нас делает людьми. И я убеждена, что она никогда не исчезнет. Конечно, это зависит от нашего отношения к литературе, самой книге. А наше восприятие книги зависит от того, что она даёт нам, какие впечатления оставляет. Не так давно я была на творческом вечере народного артиста России Александра Михайлова. И поразило, что, говоря о национальной культуре, актёр сказал, что сегодня, к сожалению, появилось много манкуртов. А ведь слово манкурт вошло в нашу жизнь, благодаря книге.

На днях была на конференции в КазНУ им. аль-Фараби, где отмечали 90-летний юбилей Чингиза Айтматова. Вспомнила: наши университетские педагоги в Свердловске все время говорили об Айтматове, отзываясь о нем с большим уважением. Всегда ставили в пример его книгу «Буранный полустанок», которая многим известна под названием «И дольше века длится день». Они приводили его произведения в пример, потому что тема манкуртизма, забытья своих национальных корней из этой книги волнует каждого человека. Тем более, что у Айтматова это подано простым языком, через судьбу железнодорожника Едигея, его жены и старика, который им помогал устроиться. Все выступающие на конференции в КазНУ, включая генерального консула Кыргызстана, говорили о преемственности поколений, о том, что проза Айтматова нужна и сейчас. На самом деле, на нашем постсоветском пространстве, вероятно,  нет другого такого писателя, произведения которого бы перевели на72 языка мира. Его проза, как подчеркивали выступавшие, остается актуальной и сегодня, поскольку тема корней всегда волнует людей. Кстати, тема манкуртизма была подсказана Чингизу Айтматову народным писателем Казахстана Абишем Кекилбаевым, и случилось это на международном литературном «Иссык-кульском форуме». Это международный неправительственный форум интеллектуалов, который был создан в СССР по инициативе Чингиза Айтматова в октябре 1986 года. Об этом мне рассказывал один из писателей, вспоминая, что Абиш Кекилбаев хорошо знал легенды своего Мангистауского края, и ту самую легенду о манкурте, о человеке, которого превратили в раба, бессловесную скотину, когда на него натягивали ремень, который сдавливал голову, из-за чего у человека напрочь отбивалась память. Он превращался в скотину, которой повелевали, управляли и могли ее направить на что угодно. Эта легенда, наверное, общая для многих народов. Много лет назад я читала, как в Латинской Америке говорили о романе Айтматова и выражали беспокойство о возможной утрате чувства прошлого и превращения в манкуртов. Хочу в завершение сказать, что Год книги, по сути, уже начался с чествования Айтматова, которому в эти дни исполнилось бы 90 лет.

 

Александр Губерт, старший преподаватель кафедры «Государственная и общественная политика и право», Алматы Менеджмент Университет («AlmaU»):

- Мы говорим о книге как об атрибуте, объекте или как об информационном канале, источнике просвещения, формирования культуры, мировоззрения? Я однозначно убежден, что бумажная книга не умрет. Другое дело, что тираж ее будет маленький. Такова жизнь. Думаю, многие подтвердят, что гораздо удобнее носить в кармане электронную книгу, целую библиотеку, чем возить с собой пусть и не самую толстую и тяжелую бумажную книгу. Правда, скажу, то удовольствие, которое я получаю от прочтения бумажной книги, от чтения электронной трудно достичь. Но это, наверное, специфика возраста. Меня больше тревожит, что сегодня сформировать то, что называется книгой, может любой желающий, и вынести ее на общественный суд, стать популярным. Это печально. Я вспоминаю, что у меня было на уроках литературы в сельской школе, где преподаватели играли на скрипках, многие из них прошли Карлаг и могли составить конкуренцию московской профессуре. Что такое настоящая русская литература я понял, наверное, уже в 4-5-х классах школы. Другое дело, что многое из школьной программы плохо воспринималось, того же Федора Достоевского прочел и понял только в зрелые годы. Сегодняшнее формирование школьной программы, а именно с нее начинается привитие у молодежи понимания, что такое книга, литература, оно, мягко говоря, скорбное. Судя по студентам, с которыми общаюсь, понимаю, что они мало читают. Но, тем не менее, читающие среди них все же есть. Какие-то яркие имена они, во всяком случае, знают. На своих занятиях я привожу примеры из произведений Иосифа Бродского, Александра Пушкина или кого-то еще, и находятся среди студентов те, которые знают, о чем речь. По крайней мере, это поколение молодежи не потеряно для книги. У меня есть форма проведения экзамена - написание эссе на разные философские темы, которые я формулирую для студентов как свобода, милосердие, долг. Когда потом читаю работы, всегда говорю студентам, что они возвращают мне веру в молодое поколение. Прекрасно пишут, правда, формулируют мысли не очень хорошо. Но что будет дальше? Важно то, что пропагандируется. Ведь не секрет, что малограмотным обществом легче управлять. И это, к сожалению, нормально воспринимается правящими элитами многих стран. Поскольку трудно управлять умными людьми. Чем ниже уровень образования населения, тем удобнее для власти. И поэтому, на мой взгляд, есть некое противоречие между востребованностью достаточно пока еще грамотного общества и некоторым желанием его знания нивелировать. Очень много в данной теме направлений, о которых можно спорить. Пока востребованность есть, и я думаю, книга не умрет, но поддержка ей нужна, в том числе на государственном уровне.

 

Сергей Козлов, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане»:

- Информация о том, что будущий год объявлен Годом книги на просторах СНГ, меня несколько удивила и даже насторожила. Потому что все эти тематические годы – они, как правило, становятся чередой формальных, протокольных мероприятий. Да, будет «спущен» соответствующий бюджет, назначены исполнители, изобретут темы для проведения различных конференций, вечеров, читательских конференций, и, казалось бы, ничего в этом плохого нет. Но полезного, свежего и интересного – боюсь, что тоже не будет.

Еще меня отталкивает, когда книгу называют источником информации, хотя это, в общем-то, и правильно. Я вспоминаю Карла Маркса, который в своей анкете указал, что его любимым занятием является рыться в развалах книг. И у меня это же любимое занятие, причём очень давно, почти с детства.

Когда приезжаю в Москву, не могу не съездить в любимые книжные магазины «Книжный мир» или «Библиоглобус». Там какая-то своеобразная атмосфера, которой у нас, к сожалению, нет. Атмосфера книги, почитания книги, огромного интереса к тем, кто эти книги создаёт. Это я называю книжной культурой – культурой, которая создала, сформировала эту атмосферу, фундаментально опирающаяся на почитание слова и книги. 

Книжная культура это, прежде всего, общая культура. Книга даже как материальный предмет - это плод развития этой общей культуры. В зарубежных странах уровень книгоиздания весьма высокий. Постоянно проводятся книжные конференции, встречи авторов с читателями. То есть, литература живет, следовательно, существует и активная книжная торговля. Наши же книгоиздатели сетуют на то, что у них явный недостаток читателей, покупателей.

Если зайдешь в наши казахстанские книжные магазины можно увидеть, что книг отечественных авторов уже немало, но, тем не менее, книг российских издателей намного больше.

Но вернёмся к Году книги. Что же будет происходить в этот Год книги? К тому, что я уже сказал выше, скорее всего, проведут ещё и ряд официальных мероприятий с участием высоких гостей, отметят наградами определенных авторов. Некоторых издадут, и на это выделят деньги. Это прекрасно и нужно, согласен. Но, повторюсь, очень сомнительно, что всё это будет способствовать развитию книжной культуры как таковой.

А ведь такое развитие и сегодня чрезвычайно важно. Сейчас за литературный пьедестал идет ожесточенная идеологическая борьба. Одних авторов отвергают, других возводят на этот пьедестал. Это я сужу по российскому книжному рынку. Думаю, у нас тоже самое происходит. Но все-таки существует классика, за которой уже как бы самой историей «закреплены вершины».

Это Чингиз Айтматов, кстати, я с ним был в свое время знаком и даже дважды делал с ним интервью. У нас есть живые классики Абдижамил Нурпеисов, Олжас Сулейменов. И слово, запечатленное этими классиками в их книгах, не даст «классической книге» уйти из нашей культуры.

Я верю, что книга будет жить. Как сказал академик Дмитрий Лихачев, для того, чтобы уничтожить культуру, надо, прежде всего, уничтожить библиотеки, а потом уже все само собой погаснет в культурной жизни народов. Я, к сожалению, редко бываю в библиотеках. Но когда оказался на одном из мероприятий в своей родной Пушкинке, ныне в Национальной библиотеке, пользуясь случаем, с удовольствием прогулялся в ней. Заметил, что много молодежи, студентов. И читают не только периодику, но и бумажные, как сейчас принято говорить, носители. В том числе, толстые книги.

И, несмотря на всё, что я сейчас сказал, я поздравляю всех с грядущим Годом книги, и надеюсь, что он подарит нам ещё много неожиданных, интересных и ценных «бумажных носителей», и мы пополним ими и свои домашние книгохранилища.

 

Багиля Ахатова, д.ф.н., профессор КазУМОиМЯ им. Аблай хана, директор Казахстанской коммуникативной ассоциации:

- Прежде всего, хотелось бы сказать о библиотеках. Мы говорили о детях, которые сейчас мало читают. На самом деле, они читают, но вот качество и тематика сегодняшних книг могут вызывать большие вопросы. Автор сейчас легко стать каждому. Я и за собой стала замечать, что читаю всякое. Хотя уверена, что у меня хороший литературный вкус, могу отличить хорошую литературное произведение от слабого. Читаю через Интернет ресурсы вроде «Литнет», самиздат. Там есть талантливые авторы, но не все. Каждый может опубликовать свое произведение и пустить его в массы. Сначала это делается бесплатно, потом, пройдя некую процедуру, автор становится коммерческим писателем. Но самое интересное, оказывается, судя по рейтингу, весьма читабельными являются очень слабые с точки зрения литературных достоинств, орфографии и стиля произведения. Видимо, для читателя важную роль играет тематика и контент. У таких писателей есть свой читатель, своя целевая аудитория. Думаю, что в книгоиздательстве стало важно изучать целевую аудиторию. Это же маркетинг. В настоящее время некоторые казахстанские писатели являются одновременно маркетологами, что хорошо. В социальных сетях можно наблюдать, как они продвигают свои произведения. Конечно, благодаря тому, что у них есть дополнительные знания, они успешно это делают. То есть выступают не только как авторы, но и как литературные агенты. У нас, к сожалению, нет института литературных агентов. Хотя во всем мире их работа востребована. Хочется сказать о роли книжных магазинов. Я жила какое-то время в Лондоне и достаточно хорошо знаю книжную культуру Великобритании. Там много больших мультифункциональных книжных магазинов, и мне нравится, что наша казахстанская сеть «Меломан» развивается по этому пути. Книжный магазин – это не просто место, где продаются книги. Это некое культурно-досуговое пространство, где проходят интересные встречи, где посетители могут просто побродить по залам, посидеть почитать, провести какие-то дискуссии, выпить чашечку кофе. Что касается библиотек, то отмечу положительное развитие алматинской Центральной городской детской библиотеки им. С. Бегалина. Это городской бренд. Все, что в ней сделано хорошего, это благодаря ее прежнему руководителю, подвижнику Софье Раевой и ее коллегам-единомышленикам. В библиотеке могут заниматься дети, начиная с двухлетнего возраста и заканчивая взрослыми людьми. Там интересно всем. И все это бесплатно. У них имеются два интересных сайта, которые были созданы волонтерами. Там очень много интересной и полезной литературы. Хранилище  библиотеки содержит 500 тысяч экземпляров детской и не только литературы разного направления.  Сейчас «Бегалинка» стала частью Централизованной библиотечной системы, и живет на старом багаже. Но, как и раньше, продолжает привлекать различные международные и общественные организации. 

Самое главное, что библиотеки живы, они работают и нужны. И мне нравится, что музейное и библиотечное руководство понимает необходимость продвижения данного пространства, привлечения молодежи и поэтому с удовольствием соглашается проводить мероприятия без арендной платы.

Вопрос воспитания ответственного писателя и вдумчивого читателя связан с важной темой медиаграмотности. Сегодня говорилось о том, что современная молодежь имеет клиповое мышление, но я скажу, что у нее оно еще и сериальное. Это доказанный факт. Поэтому сейчас очень хорошо «заходят» коммуникативные технологии такие, как сторителлинг. Дело в том, что диджитал коммуникации вызывают некоторые проблемы, в том числе связанные с медиаграмотностью, с фейковыми новостями, с подтасовкой фактов и манипуляцией. Сейчас информационно-коммуникативная среда перенасыщена. Ладно, мы, уже сформировавшиеся в Советском Союзе, в богатом на культуру обществе, а вот молодежи очень тяжело разобрать среди этого мощного информационного потока, где фальшь, а где истина. Поэтому важно обращать внимание на проблемы медиаграмотности, на достоверность информации, на умение отличать факты от субъективных мнений. Ну и на этические вопросы. Насколько авторы добросовестны в том, что они публикуют? Все эти проблемы нужно поднимать, обсуждать и искать их пути решения. Что же касается феномена самиздата, то, с одной стороны это, наверное, хорошо, что у людей появились возможности издаваться. Но с другой стороны возникло много некачественной литературы. Нужно развивать институт медиакритики. Для этого надо готовить таких специалистов на филологических специальностях. В связи с этим я бы хотела прочитать стихотворение в тему. Когда училась на филологическом факультете университета, у нас был замечательный преподаватель зарубежной литературы Михаил Васильевич Мадзигон, который говорил про современных авторов: «Он рвался так в писатели, что злились все читатели. И все ж он стал писателем назло своим читателям». К сожалению, оно и сегодня актуально. Надо всегда иметь в виду, что книга является квинтэссенцией ключевых сообщений писателя, адекватно воспринимаемых и понимаемых целевой аудиторией.

 

Дмитрий Шишкин, писатель, журналист:

- Что же происходит на книжном рынке? Мы будем говорить не об учебниках, потому что, как известно в Казахстане порядка 90% всего издаваемого, это учебная литература. Литературных издательств у нас сейчас нет. Литературу издают подвижники, вроде политолога Досыма Сатпаева. Таким образом, он помогает авторам, и даже гонорары платит. Есть отечественные писатели, которые издаются в России, а также в электронном формате через интернет-сервис Amazon. Большинство пытается зарабатывать даже не в России, где большой книжный рынок, а переводит свои произведения на английский язык и продают их в сети. Как бы мы не ругали западную систему образования, тем не менее, в Европе и США книги читают. Примерно 60% книготорговли там приходится на продажи электронных книг. Читатели не воруют контент, а реально покупают. А вот я помню, когда свою первую книгу поставил на одном из российских сайтов, уже на третий день после ее выхода я нашел до 40 ее копий на других сайтах. Полгода я пытался с этим бороться. А потом махнул рукой и сам стал выкладывать книги в открытый доступ.  

Что касается рейтингов. Согласно им, по электронным книгам продаж у нас в стране вообще нет. Когда-то было одно электронное издательство, но закрылось. Погубил его узкий настрой только на казахстанский рынок, на казахстанских писателей. А по «живым» книгам за ноябрь 2018 года есть данные от книжной сети «Меломан», которая не только по своей сети дают данные, а весь казахстанский книжный рынок анализируют. Вот последний рейтинг самых популярных книг, которые продаются в Казахстане. Самый большой тираж, 8 тысяч проданных экземпляров, у книги по психологии «Хочу и буду: поверь в себя, полюбили себя, и стань счастливым» Михаила Лобковского. Объективно скажу, если кто-то продал даже тысячу экземпляров – это уже большой успех. При этом каждый из нас знает, что можно написать пост в фейсбуке и через некоторое время его могут 10 или 20 тысяч человек прочитать, лайкнуть, прокомментировать. А книгу, на которую уходит год-два работы, хорошо, если в несколько раз меньше человек прочтет. Из того, что нам более менее знакомо в рейтинге – это Борис Акунин («Приключения Фандорина, часть 2») на седьмом месте и очередная книга про Гарри Поттера на 9-м. А вот в сентябрьском рейтинге 2018 года в 10-ку попадала казахстанский автор Баян Максаткызы. В октябрьском рейтинге также Дана Орманбаева из Казахстана с книгой по детской психологии – 4 тысячи проданных экземпляров. На третьем месте была книга нашего журналиста Геннадия Бендицкого «Беспредел». Но у большинства авторов, кроме тех, что на первых местах, продается не больше двух тысяч экземпляров. Такова статистика. Поэтому говорить о каком-то серьезном рынке не очень уместно. Тем более что статистика по Союзу писателей еще более удручающая, средний тираж книги 350 экземпляров.   

Издание книг - дело у нас не прибыльное. Себестоимость их высокая. И чем меньше тираж, тем книга дороже. А еще нужно потратиться рекламу и в итоге книга получается такой дорогой, что ее просто не покупают.

Поэтому часть наших авторов предпочитают издаваться на российских ресурсах. Это довольно легко сделать. И я не считаю, что эта возможность несет за собой проблемы. Есть естественный отсев, если литература слабая, ее все равно читать не будут. Да потратят на нее, допустим 4-5 долларов, пожалеют затем. Но в следующий раз уже будут смотреть отзывы. Хорошо, что возможности появились, и каждый из людей может создавать свой контент.

Сейчас есть падение интереса со стороны читателей, проседание книжного рынка. И на рынке электронных книг пока слабо, потому как наши люди еще в большинстве своем насторожено относятся к оплатам через банковские карточки. Но я думаю, это дело времени, и через несколько лет сограждане активно начнут покупать электронные книги. При этом «живая» книга не уйдет. Сейчас есть достаточно много исследований нейробиологов, которые пришли к выводам, что чтение бумажной книги, газеты намного лучше усваиваются мозгом, чем их аналогов в электронном виде.

 

Адиль Каукенов, политолог, L.L.M., директор Центра китайских исследований CHINA CENTER:

- У нас любят говорить, мол, раньше были люди другие, не то, что сейчас, они много читали. Но скажу на своем примере. Я родился и вырос на окраине Алматы. Тогда носителей информации, кроме бумажных, почти не было, разве что телевизор и то не у всех. И даже при том вакууме информации не так много людей читали. К примеру, далеко не все представители моего поколения, а я 1980-го года рождения. Но с детства меня приучили читать, и я любил это дело, как и сейчас. Если судить по популярным в настоящее время родительским чатам в мессенджерах, то там безграмотность порой зашкаливает. Многие кстати любят отправлять голосовые сообщения, потому что им просто трудно писать, излагать мысль. А почему трудно? Потому что читает человек мало. Чтобы речь была поставлена, чтобы уметь грамотно излагать свои мысли, грамотно писать, необходимо много читать. Другого рецепта нет. То же самое, кстати, с изучением языков. Я учил английский, китайский. Первое, что нам советовали учителя, когда мы достигали определенного уровня, и был некий багаж, читать много художественной литературы на языке, который изучаешь.

Я считаю, что чтение книг всегда было уделом только определенной части населения. Никогда чтение не было повальным явлением. Но на сегодняшний день все изменилось в том плане, что источников информации стало много, к ним добавились и социальные сети и видеоконтент. Это общемировая тенденция. В свое время я был удивлен, когда учился в Пекине. Со мной были молодые люди из разных стран, и мы как-то обсуждали на тот момент популярный фильм «Игра престолов». Я тогда заметил, что по книге история разворачивается несколько иначе. И тогда они меня спросили, неужели я все прочитал, ведь целых восемь томов. Да, я прочитал, и они были поражены. Спрашивали в связи с этим, а личная то жизнь у меня вообще есть? Среди тех друзей был филиппинец, большой профессионал в своем деле, но он практически не читает художественной литературы, только профессиональную. Но зато регулярно. Он ее целенаправленно покупает, для него это часть работы. Художественную литературу не воспринимает вообще, потому что нет культуры чтения.

К чему я веду, тренд достаточно понятен. Согласен, что книга, как и театр не умрет. У нее есть своя ниша. Просто эта ниша скукожилась и стала уделом избранных. Сама книга как носитель информации в бумажном варианте скоро станет дорогим подарочным продуктом для интеллектуальной элиты. Потому что удобно и доступно стало чтение на электронных носителях. Многие обретают привычку покупать электронные книги, другие легко скачивают их бесплатно. Если я раньше регулярно пополнял полки своей домашней библиотеки, то вот уже несколько лет переключился на электронный формат книг. И эта виртуальная библиотека всегда со мной.

Тренд книги будущего идет именно в этом направлении. Вопрос в том, насколько труд писателя дальше разовьется, и будет ли он поддержан. В этом плане, к примеру, российские и китайские издания мне нравятся тем, что в этих странах рынок все-таки существует и бизнес обретает прибыль. Допустим, в Китае народ активно покупает книги, бумажные и электронные. Издательства работают активно, держа руку на пульсе. Происходит какое-то мировое событие и мгновенно на книжных полках в Китае появляется книга, ему посвященная. Только, допустим, выбрали в президенты США Дональда Трампа, уже книга о нем лежит на полках. Как-то разговаривал с российскими издателями и поинтересовался, за счет чего достигается такая скорость? Все поставлено на поток, требуется только идея. То есть автор должен прийти и принести узловую идею, а в издательстве уже имеется команда литературных негров, которая за две-три недели мысль оформи т в книгу. Такова бизнес схема, все получают свои деньги за работу и довольны.

 

Антон Морозов, к.п.н, политолог:

- Я тоже приведу рейтинг чтения книг. Это данные за 2016 год. Один из критериев данного рейтинга – ответ на вопрос, сколько времени в неделю человек уделяет чтению. В рейтинге 30 стран, из СНГ представлена только Россия. Она на 7-м месте с результатом 7 часов 6 минут, посвященных чтению в неделю. Минимум у Южной Кореи – 30-е место. А более всего, как выяснилось, читают в Индии - 10 часов 42 минут. Я думаю, принимать близко к сердцу эти рейтинги не стоит.

Сейчас, кстати, помимо видео носителей информации становятся популярными аудио книги. Меня они не привлекают. Но я знаю людей, которые берут флэш-карту, и по дороге на работу или домой в машине слушают книги. Я таким образом не воспринимаю информацию, меня что-то отвлекает, я что-то прослушал и т.д. И я не один такой, кому удобней традиционные печатные источники. Поэтому уверен, что печатная книга останется, как остались и до сих пор популярны кинотеатры, выдержавшие конкуренцию с телевизорами. Любители книг всегда будут.

 

Кайрат Жанабаев, к.ф.н., поэт-переводчик казахского эпоса:

- Современным казахстанским издательствам трудно быть конкурентоспособными в плане книгоиздания и продвижения книг. Причин у этого несколько: демографическая, экологическая, экономическая, технологическая. Основная причина демографическая – население Казахстана гораздо меньше, чем в той же России.

Конечно, книга в печатном формате более притягательна, чем в планшете или же в компьютере. Но при этом у электронной книги есть выигрышный момент, она экологична. Для ее создания не требуется наносить урон природе, не нужно вырубать леса. По поводу самиздата скажу, что сегодня каждый имеет возможность предложить свою работу широкой аудитории. Даже произведения таких грандов казахской литературы, как Абдижамил Нурпеисов, Олжас Сулейменов в свое время проходили не только идеологическую, но и литературную цензуру. Однако, плохие авторы никогда не создадут шедевра, стоящего книжного продукта. Я, конечно, не выступаю за ввод цензуры, хотя она иногда нужна, наверное, с точки зрения художественного качества. Вместо цензуры тут нужны высококлассные литературные эксперты, хорошо знающие книжный рынок, его специфику, спрос.

Сейчас, казалось бы, мы подошли к такому этапу, когда печатная книга умирает. Но есть при этом и конструктивная идея: у нашего народа была склонность к аудиальной культуре: все воспринималось на слух. Я вообще за то, чтобы была разная культура чтения: электронная, аудиальная, или по старинке, чтение книг печатных. Книг, конечно, в будущем станет меньше, но это будет золотой фонд. Недавно, на встрече со студентами в университете Олжас Сулейменов сказал, что сейчас не видно пока хорошего писателя, или тот пишет «в стол».                                   

Перестать издавать печатные книги нельзя. Я согласен с тем, что со временем книга станет элитарным продуктом для ограниченного числа людей. У нас есть достойные авторы, но, к сожалению, нам в книгоиздательстве трудно конкурировать с другими странами. Когда держишь в руках книгу, от нее исходит тепло. Нет такого контакта в планшете. Книга не умрет, она просто сузит свои возможности. Издание казахстанской книги также требует высоких технологий. Стоит, думаю, параллельно развивать и популяризировать культуру аудиочтения.

 

Рустам Бурнашев, к.ф.н., профессор Казахстанско-Немецкого университета:

- Говорят, те, кто читает, управляет теми, кто смотрит телевизор. Тогда встает вопрос: а что будет с людьми, которые не читают и телевизор не смотрят? И да, очень рад за те 4 тысячи детей, которых, благодаря книге отечественного психолога, не будут ругать, наказывать родители.

На самом деле тематика дискуссии настолько широкая, что трудно понять, что мы понимаем под словом «книга». Я попытался сузить для себя понимание книги до бумажного варианта, причем книги, относящейся не к профессиональной литературе, а к художественной. И тут я действительно соглашусь с тем, что данный продукт становится элитарным. Не только потому, что он дорогой. Чтение всегда связано со свободным временем, с досугом. То есть я могу читать художественную литературу, когда у меня есть для этого возможности. Если свободного времени нет, я, соответственно, читать не буду. Мы живем в условиях, когда большинство населения этого досуга просто не имеют, в том числе и дети, которые его лишены из-за загруженности в школе. Если ребенок сидит в школе на восьми-девяти уроках, а потом выполняет много домашней работы, то понятно, что у него время досуга ограничено. У ребенка нет времени читать художественную литературу. Отсюда у него не вырабатывается привычка читать и как потенциальный потребитель художественной литературы он исчезает. Приведу в пример себя. В детстве у меня было два всплеска интереса к чтению. Впервые, когда у нас сломался телевизор, а во второй раз, когда ветрянкой заболел. Появилось много свободного времени, и я начал читать очень много. Эта привычка сохраняется до сих пор.

Мне кажется, если мы говорим о необходимости чтения, то нужно дать людям досуг, например, на этапе школьного возраста. Затем присмотреться к форматам, которые сейчас применяют российские издатели - это те же книжные ярмарки, конференции, встречи с писателями. В принципе, это возможно организовать и в Казахстане. Еще один вопрос – информированность о том, что публикуется в стране, какие выходят книги. Жаль, что не работают информационные каналы, которые бы оповещали о новинках на рынке книгоиздания. В моем детстве это была газета «Книжное обозрение». Естественно, нужны финансы. В этом смысле возможно правильнее было перенаправить на это часть средств от госзаказов в СМИ. Тем более что книга живет дольше, чем газета или журнал.

И еще один момент. Вполне реально перенять из прошлого советскую систему формирования культуры потребления книг через «толстые журналы». То есть потребитель читал, допустим, отрывок из того или иного произведения, или рассказ целиком в журнале, а потом пытался купить книгу, которая выходила меньшим тиражом. Это формирование культуры чтения строится на том, что книга действительно должна быть элитарным продуктом, дорогим, но при этом журнальная публикация вполне доступна. Тогда человек может выбирать. Если произведение ему нравится, он покупает книгу.

Через журналы возможен выход казахстанских авторов и на более широкий российский рынок. Наши авторы могут стать узнаваемыми именно через журнальные публикации. Причем не только в российских журналах. Например, в Узбекистане публиковался журнал «Звезда Востока», благодаря которому многие молодые узбекские авторы стали известны советским, а потом – и российским читателям. Но такие журналы требуют, конечно же, формирования серьезной редакционной коллегии и материальной поддержки.

И, кстати, Досым Сатпаев не единственный, кто поддерживает казахстанских авторов. Есть еще Султан Акимбеков, который издает художественную и научную литературу авторов и тоже на гонорарной основе.

 

Замир Каражанов, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Brige

- Сегодня умирает не книга, а старое понимание книги. Сама книга останется, только отдельные её функции утратятся. Сколько бы мы не читали электронную книгу, она не приносит такого удовольствия, которое даёт бумажный формат. Наверное, книга в будущем будет восприниматься не как способ приятно провести время, а как практичное занятие по поиску нужной информации. Впрочем, художественная книга не всегда доставляла нам только душевное удовольствие. Рассказ, роман и любое произведение несло в себе моральную и философскую установку. Наверное, любой автор пытался передать не только свои чувства, но и мысли, идеи. Опять же эту роль книги сегодня оспаривают социальные сети. Часто видим, как в Фейсбуке делают репост тем или иным публикациям, делятся и распространяют чьи-то мысли. Если раньше людям приходилось перечитывать книгу, чтобы обменяться мыслями, то сегодня на это тратят несколько минут. Выигрыш очевиден. Кстати, чтобы донести мысль теперь не надо обладать эпистолярным талантом. Писателем, ньюсмейкером, колумнистом теперь может стать любой, и что не менее важно благодаря соцсетям можно за короткое время получить широкую аудиторию. Остаётся лишь вспомнить и пожалеть, сколько было написано книг, которые не оценили современники. Слава пришла позже. Вряд ли нас ждёт будущее, описанное в «451 градус по Фаренгейту». Книги сохранятся, но изменится их место и роль в жизни общества и человека. Тем более, что часто говорят, что сегодня люди стали меньше читать. Но вряд ли это является показателем того, что «золотой век» книги остался в прошлом. Читательский интерес в обществе, наверное, сам по себе является следствием процессов, которые протекают внутри этого общества. В качестве примера можно сослаться на 60-ые годы, когда наблюдался интерес к чтению. Это ведь был период, когда в СССР прекратились репрессии, после гражданской войны и великой отечественной войны наступила стабильность, в стране поднимались не только города, но и промышленность, росла доля ИТР работников, появлялся свой средний класс со своей структурой потребностей, у которого было больше свободного времени. СССР показывал успеха в освоении космоса, мирного атома. Развитие общества, демократизация, способствовали тому, что у людей формировались не только материальные, но и духовные потребности. Кстати, аналогичная картина наблюдалась в других странах. Испания, в период демонтажа франкисткого режима также пережила культурный бум. Испанские фильмы не просто заявили о себе, но стали пользоваться повышенным спросом в других государствах. Вообще, давно замечено, когда общество развивается, демонстрируются успехи не только в искусстве или литературе, но даже в спорте. Поэтому уверен, что сегодня рано списывать книги. Мы пережили непростой период, развал СССР, который сопровождался падением уровня жизни, ростом преступности, миграционными оттоками, имели место нестабильность и неуверенность в завтрашнем дне. В такой ситуации людям было не чтения. Но по мере развития, интерес к книгам будет расти. Другой вопрос кто их будет писать, и что в них будет написано. Ответы на эти вопросы нам даст будущее, а если говорить о сегодняшнем дне, о том, что нужно сделать для того, чтобы казахстанская книга и отечественные писатели стали популярными, то есть несколько предложений. К примеру, можно выпустить сборник казахстанских писателей - корифеев, который можно было бы ярко презентовать в других странах. Читатели, которые проникнутся их творчеством, наверняка захотят узнать больше о казахстанских писателях новой волны, о казахстанской культуре. Можно вспомнить о том, как проявлялся интерес к японской и корейской культуре. Часто в качестве «наживки» выступали фильмы, которые покоряли особым взглядом на мир и человека. Почему бы не повторить этот успех? Что же касается казахстанской аудитории, которая, по-моему, отвыкла от серьёзной глубокомысленной литературы, то здесь можно прибегнуть к литературным обзорам на телевидении или в интернете. У людей сегодня мало времени и средств, чтобы перечитывать книги в поисках своего автора. Нужен книжный «путеводитель», обзоры новой литературы и литературных тенденций. Но для этого необходимы ещё и хорошие литературные критики, а их тоже осталось не так много.

 

Владимир Павленко, PR-консультант, Казахстанская коммуникативная ассоциация:

- Готовясь к сегодняшней встрече, я зашел со стороны рейтингов. Как оказалось в ходе обсуждения здесь и сейчас, таким путем я пошел не один. В итоге поисков мне удалось найти рейтинг по странам, составленный исходя из количества читающих людей каждый день или хотя бы раз в неделю.  Результаты этого рейтинга,  прямо скажу, окрыляют. Судите сами: Китай – это сейчас самая читающая страна мира, 70% ее граждан увлекаются чтением, а на втором месте Россия – 59%.  И это хорошо, это считается, потому что правильно накануне Года книги в СНГ.  Интересно сопоставить некоторые факты. Если 2019 год в СНГ объявлен Годом книги, то следующий, 2020-й – это год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. А  Победа, великий праздник 9 мая - это именно то, что всех нас объединяет. В связи с этим отмечу, что 2019 год - это 60-летие выхода в свет романа Константина Симонова «Живые и мертвые». Что, на мой взгляд, глубоко символично. Потому что актуализирует тему книг общих и ценных для всей территории бывшего Советского Союза.

Продолжая тему символической роли книги, сошлюсь на личный опыт книголюба, постоянного посетителя книжных магазинов и букинистических лавок. Несколько лет назад в Казахстане открылась сеть книжных магазинов клубного типа «Книгомания». К сожалению, по ряду финансовых и кризисных причин она не смогла удержаться на рынке, но опыт ее чрезвычайно интересен.  Клубный формат на тот момент являлся, безусловно, новацией. Упор в маркетинге делался на клубные мероприятия: встречи с писателями, литературные чтения для детей. Там было кафе и интернет, кофе и дружелюбие, можно было взять с полки книгу и почитать, сидя в уютной обстановке.  В «Книгомании» была создана удивительная атмосфера, способствующая проявлению интереса к книгам и привитию детям и молодежи культуры чтения.

Ну и о ценности книги. Был в одном из магазинов сети «Книгомания» замечательный продавец Александр. Когда готовилось открытие, продавцы-консультанты выходили, знакомились с людьми, которые пришли, и нужно было сказать несколько искренних слов о книге и протянуть ее посетителю. А Александр вместо того, чтобы протянуть книгу, наоборот, прижимал ее к себе. Я его спрашивал ну как же так, почему не отдаешь. А он так тихонечко: «Ну, это же книга, как я ее отдам, а вдруг она в плохие руки попадет?».  Книжные магазины – прекрасное место для наблюдения за людьми, любящими и ценящими книгу не зависимо от своего социального положения, возраста и ранга. Исходя из этих личных наблюдений, мой вывод таков - бумажный формат книги и книга как ценность останутся навсегда. И всегда будут люди, для которых она имеет определенную или, возможно, огромную ценность.

Как известно у нас в Алматы есть музей книги, таких на территории стран СНГ несколько всего. Так вот, некоторые мероприятия Года книги можно проводить в этом музее.  

Есть книги и есть традиции, что их объединяет? Пожалуй, привычка чтения, культура чтения. Что же это такое? Когда человек смотрит видеоролик, у него работает одна часть мозга, позволяющая давать оценку увиденному, в лучшем случае проводить сравнение.  Всё. Но, когда мы читаем, включается совершенно другая механика. Мозг начинает производить мыслеобразы. Это и называют магией чтения. У человека, читающего с детства, развитие идет по-особенному. Появляется образное мышление. Это особенно важно сегодня, когда человек вынужден быть аудиовизуальным, потому что он продукт научно-технического прогресса. 

И еще один чрезвычайно важный момент: если человек не будет читать, то в конечном итоге высока опасность появления того самого манкуртизма, о котором сегодня говорили на нашей встрече. Тут уже не нужно будет стягивать череп ремнями, хватит определенной частотности воздействия, снижения планки восприятия, когда готовые конструкты или идеологемы закладываются в сознание, не воспитанное чтением. Что с этим делать? Прежде всего, это проблема родителей. Вот скажите, как побуждать ребенка к чтению, если в доме нет книг, зато полно гаджетов? Традиции семейного чтения нужно возрождать. Детям читать книги, чтобы затем и они читали их уже своему потомству. Мне нравится история об Альберте Эйнштейне, которого спросили, как вырастить детей умными людьми. «Читайте им сказки, - ответил Эйнштейн. - А для того, чтобы они были еще умнее, читайте им больше сказок». И, кстати, о сказках. В 2019 году исполняется 175 лет «Снежной королеве» Ханса Кристиана Андерсена. 

Что же касается библиотек, то это пространство свободы чтения, обмена мыслями, образами, которые возникли в процессе чтения. Мы с вами знаем и любим именно такие библиотеки, которые есть и, надеюсь, таковыми останутся.  В рамках Года книги хотелось бы узнать о библиотеках в других странах СНГ, посмотреть их опыт работы, сравнить с опытом библиотек в странах дальнего зарубежья. Вы знаете, как сейчас в Великобритании озабочены пропагандой чтения среди детей? У них там разработаны специальные компьютерные программы. Взрослые через игры побуждают детей читать, знакомиться с героями произведений. Я уверен, что книга выживет в будущем и станет разноформатной: бумажной, электронной, аудио и мультимедийной.

 

Владислав Юрицын, политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net:

- Для меня бумажная книга - это этап в развитии технологий информации на внешних носителях. Книга - она же не только высокая литература, но и что-то вроде бульварных романов или плохой фантастики. Конкурировать с последними несложно, написать подомное, думаю, способны многие. Поэтому важно эффектно наполнить школьную программу интересной, легкой, при этом важной для социализации подростка литературой.

Технологии меняются, но при этом само информационное пространство остается. Количество учебных часов, отданных урокам литературы, в странах постсоветского пространства сокращается. Поэтому возникает вопрос, как дальше будет развиваться качество печатного слова.

 

Эдуард Полетаев:

- Я думаю, последствия нынешней революции в книжном мире мы пока не осознали.

Первая революция в мире книги, это когда рукописную книгу стали печатать (в средние века). Тогда она стала более доступной. Были и другие изменения, и вот последнее – книга переходит в электронный формат. Кстати могу точно сказать, существуют рекомендации ЮНЕСКО, говорящие о том, что такое книга, какая она должна быть (более 3 печатных листов, минимум 48 страниц). Что же касается электронной книги, то таких рекомендаций пока нет. Я думаю, они скоро появятся.

Более того, учитывая нынешнюю ситуацию с экологией, с проблемами лесов, из которых делается бумага, на которой, в свою очередь, печатаются книги, то вполне возможно, что книга в будущем обретет не бумажный, а, допустим, пластиковый формат. Это должно быть очень дешево, и книга станет снова доступной широким массам. Помните, когда-то полиэтиленовые пакеты были дороги, их покупали и после использования даже стирали, вновь пользовались. А сейчас мы не знаем, куда их девать, они стали проблемным мусором. Я думаю, и книга в перспективе обретет формат более доступный. Тем более как бы не развивалась электронная книга, есть исследования, которые говорят, что чтение с компьютера на 25 процентов меньше усваивается.

Соб.инф.

Средняя: 5 (1 оценка)