:: БЕСТАКТНОСТЬ – ЭТО КРЕДО РЕИСЛАМИЗИРОВАННЫХ КАЗАХОВ?

Просмотров: 970 Рейтинг: 0.0

"Что мне делать в "Кадыр туни" (Ночь Предопределения), если у меня сейчас менструация?" (ляпнула в прямой эфир, обращаясь к группе респектабельных мужчин-имамов, казахская молодуха по телеканалу "Асыл Арна" 31 мая)...  Давно замечала, что религия и культура у нас идут порознь. Многие, если не все, проблемы в сфере религии, в том числе экстремизм и терроризм, элементарно объясняются тем, что семена ислама упали у нас в 90-е гг. на малообразованное и малограмотное общество. Корни проблемы непросвещенности и невоспитанности масс лежат в лицемерии советской системы модернизации, когда в национальных республиках власть пеклась о культуре и благополучии лишь городов и русскоязычных поселков.

Казахские аулы и сельские школы тогда медленно загнивали: вместо учебы и воспитания дети проводили большую часть времени на хлопковых полях, свекольных грядках и пр. В советских казахских аулах учителя с купленными за баранов дипломами вузов учили детей формально, поглощенные заботами не столько о своей профессии, школе, а сколько о собственной многодетной семье, муже, свекрови, коровах и т.д. Но виновата и новая власть, за три постсоветских десятилетия кардинально не решившая социальные проблемы сельских жителей, а по определенным показателям даже снизивших советские стандарты.

И вот, в прямом эфире религиозно-просветительского телеканала "Асыл Арна" в ночь 31 мая, Священную Ночь "Ляйлят-ал кадр", когда согласно мусульманской традиции, были ниспосланы первые суры Корана, взрослая казахская женщина, мусульманка (раз смотрит религиозный канал) ляпнула на всю республику и во всеуслышание мусульманской уммы страны во главе с шейхами и хазретами, вопрос про свою менструацию. Причем выпалила это женщина четко и звонко, и в голосе "прихожанки" не было замечено ни нотки смущения или замешательства.

Конечно, это - не криминал, тем более в интегральном исламе охвачены все вопросы, включая и вопросы физиологии, сексуальной жизни, гигиены. И все же многие, по крайней мере, у кого еще не притуплено чувство этики и такта, почувствовали естественный конфуз и что-то вроде легкой тошноты. Приготовились к покаянию, молитвам, встрече с ангелами…. и вдруг какая-то дуреха сморозила про регулы, будто рисуя в нашем воображении образ грязной прокладки. Притом буквально прозвучало казахское народное "етеккыр" (букв. "грязный подол"), а не более благозвучный религиозный термин для обозначения месячных "хайыз" (араб. "хайд").

Бестактный вопрос женщины на самом деле не вяжется, во-первых, с общечеловеческой, светской этикой. Даже многие атеисты, наверное, соблюдают негласное табу или правило говорить иносказательно о женской интимной гигиене и подобных вопросах в присутствии посторонних, отцов и братьев, детей, почетных гостей и т.д. Нет в этом вульгарном поступке женщины и уважения к религии как таковой (священный праздник, сакральная Ночь, звучат молитвы, суры Корана, имена Бога, все стараются минимизировать разговоры о физическом, тленном и т.д.). Во-вторых, вопрос женщины свидетельствует о непонимании самой религиозной этики и национальных обычаев.

Многие новообращенные (точнее, реисламизированные) казахи у нас поняли так, что раз в исламе физиология - тема не запрещенная, значит, можно подбегать к любому имаму и в лоб задавать вопрос о браке, сексе или гигиене. Это великое заблуждение! Возможно, салафизм своей прямолинейностью и "демократизмом" и упростил многие вопросы, не знаю. Но в казахской мусульманской традиции, испокон веков господствовавшем в нашем регионе ханафитском мазхабе и суфийской традиции всегда была тщательно разработанная система "адаб"/каз. "адеп" (правила приличия).

В данном случае, даже у казахов, которые вели более свободный кочевой образ жизни, было так: в ауле был мулла или весьма сведущие в шариате мужчины, аксакалы, и если у женщин возникали деликатные вопросы, то они тихо и скромно спрашивали это не у самого муллы, а ….супруги муллы! Только через супругу этого имама (аксакала), т.е. опосредственно, они получали ответ.

Как правило, жены имамов и хазретов были и сами неплохо просвещены и начитаны, поэтому женская половина общества получала уроки грамоты или консультации у женщин-мулл, которых называли "биби", "абыстай". Казахские бабушки рассказывают, что было принято в прошлом даже скрывать свою беременность, не выставлять напоказ живот, особенно перед мужчинами, с помощью широких чапанов, больших платков. Кормить малыша грудью молодухе надлежало тоже осмотрительно, наедине, за занавесом ("шымылдык"), в крайнем случае - отвернувшись назад к стене, всячески прикрывая грудь. Также немаловажно, что казахский язык, как и многие восточные языки, отличался иносказательностью и образностью. Люди были обучены говорить на деликатные темы тонко, намеками и образами….

Источник: ЦентрАзия

Голосов еще нет