:: ПАМЯТИ НАРОДНОГО ПИСАТЕЛЯ

Просмотров: 6,704 Рейтинг: 4.0

11 декабря этого года исполнилось ровно 5 лет, как не стало Героя Труда Казахстана, народного писателя Казахстана, лауреата Государственной премии Абиша Кекилбаева. Родился он 6 декабря 1939 года.

 Известный публицист Айгуль Омарова рассказала о человеке, политике и писателе.

– Айгуль, наверное, не совсем обычно просить коллегу рассказать о писателе. Но знаю, что, будучи парламентским корреспондентом, ты не раз видела Абиша Кекилбаева в обстановке, далекой от литературного поприща. Каким он был депутатом, а позже спикером Верховного Совета?

– Действительно, парламент и писатель – вещи, явления вроде бы разного порядка. Однако надо вспомнить время, когда это происходило. На перестроечной волне многие писатели и поэты становились политиками, к ним прислушивались в народе, и сами они пытались с высоких трибун рассказать о том, что волнует граждан, соплеменников. Вот тогда впервые стал депутатом и Абиш Кекилбаев. И при его непосредственном участии разрабатывались и принимались различные законы, в том числе и Закон «О печати и других средствах массовой информации».

Скажу сразу: спикером Абиш Кекилбаев оказался хорошим. Помню, что сначала его с недоверием воспринимали депутаты, которые выделялись еще в Верховном Совете 12-го созыва. Многие говорили о том, что президент страны поставил во главе Верховного Совета человека удобного, избегавшего острых углов. Но это было далеко не так. Будучи писателем, Абеке считал, что лучше переговоры, чем конфронтация. И, как мне кажется, был прав. И признание его в качестве спикера таким непримиримым оппонентом Главы государства, как депутат нескольких созывов Владимир Чернышев, о многом говорит.

– А как ты вообще узнала о писателе Кекилбаеве?

– В нашем доме одна из комнат была отдана под библиотеку. Три стены занимали книги. Помимо просто книг, покупавшихся в магазине, папа с мамой выписывали библиотеки к журналам «Огонек» и «Дружба народов». Кстати, такие книги имелись во многих домах друзей наших родителей. И среди них были книги Саина Муратбекова и Абиша Кекилбаева. Конечно, мне и в голову не приходило, что когда-нибудь познакомлюсь с писателем.

– И что ты скажешь о его творчестве?

– К стыду своему, читала книги Абеке только на русском языке, где, несомненно, не все отражено. Возможно, на родном языке у него иной стиль повествования. Но на русском языке произведения, будучи малыми по форме – рассказами, повестями, приобретают размах эпического полотна. Настолько глубоко через повествование о тех или иных героях писатель рассуждает о вечных понятиях – добре и зле, жизни и смерти, любви и ненависти. Например, в повести «Колодец» рассказывается о старике Енсепе, который всю жизнь занимался тем, что копал колодцы в степи и тем самым спасал соплеменников. Ведь вода – то, что дает жизнь. Слава о нем как о человеке, умевшем находить воду там, где другие и не мечтали отыскать ее, разносилась далеко. И вздумал Енсеп отрыть такой глубокий колодец, чтобы о нем помнили в веках. Но гордыня и тщеславие старика привели его к гибели, поскольку в своих стараниях он дошел до подземных вод и утонул в них. Писатель словно говорит нам, что большие цели нужны, но еще важнее приносить конкретную пользу людям.

А еще я не могу не сказать о том, что без исключения все произведения Абиша Кекилбаева глубоко кинематографичны. Чего стоит, например, описание туркменского аула в повести «Баллада забытых лет»: «Прислонившись спинами к зыбким стенам юрты, плотным кольцом замерли туркмены в лохматых поярковых папахах. Кисловатая вонь конского пота и мочи, смешавшись с терпким запахом высохшей травы, доносившимся из степи, щекочет ноздри. Изредка мужчины обмениваются молчаливыми, затуманенными сном взглядами. И никто не дотронется до пузатого расписного кумгана с чаем. Клонятся головы под тяжестью папах». И так в каждой повести, романе.

– Абиш Кекилбаев был еще и государственным деятелем. Когда же он успевал писать?

– Этот вопрос, наверное, надо было адресовать ему еще при жизни. Знаю только одно: писателем Абиш-ага был хорошим, с большой буквы. И жаль, что многие до сих пор этого не понимают. У нас много писателей среди казахов, но мало тех, кто так глубоко поднимал бы вопросы, волнующие всех нас. Абиш Кекилбаев – писатель философского склада. Очевидно, во многом это из-за того, что родился он на территории нынешней Мангистауской области.

Помню, как меня поразили ступеньки, по которым нужно было подниматься в пещеру Бекет-ата, эти скалы, на которых можно ощутить вечность, когда стоишь на них. Естественно, что такая земля не могла не родить философа. Кстати, о том, кто такой манкурт, многие узнали из романа «И дольше века длится день» Чингиза Айтматова. Между тем легенда о манкуртах издавна бытует в Мангистау. Как рассказывают знающие люди, именно Абиш Кекилбаев рассказал о манкуртах на очередном Иссык-Кульском форуме литераторов, который организовывал Чингиз Айтматов. Сегодня ни Айтматова, ни Кекилбаева нет с нами. Не спросить у них, как все было. Да и разве это главное? Здесь важно другое: два больших писателя чувствовали одинаково и одинаково беспокоились за соплеменников, забывающих о своих корнях. И потому пытались достучаться до каждого из нас, призывая помнить об истоках.
 

Для меня наиболее значимыми произведениями Абиша Кекилбаева являются роман «Конец легенды» в переводе Герольда Бельгера и повесть «Призовой бегунец», которую перевел Илья Шухов. В истории о гнедом, бравшем первые места на всех скачках в степи, есть все, что имеется в нашей жизни. Этот бег с препятствиями, когда ты юн и преодолеваешь все препятствия с ходу, под конец оборачивается забвением, пустотой. Коротка память у людей, еще вчера рукоплескавших тебе, готовых носить на руках. Ах, Абеке, в такое маленькое по объему повествование вместить столько всего! Такое подвластно только истинному Таланту, каким и является Абиш Кекилбаев.

И еще в моей памяти Абиш Кекилбаев остается человеком, который одинаково относился к людям независимо от того, кто какую должность занимал. Не забуду, как в морозный день в тогда еще Астане бегу к парламенту и меня окликает кто-то сзади. «Айгуль, ты откуда, что делаешь здесь?» – на казахском языке спросил меня Абиш-ага. Тогда он был государственным секретарем... К сожалению, через годы из-за болезни память начнет изменять ему. А тогда, не скрою, меня удивило, а еще больше обрадовало, что писатель помнит меня.

Источник: "Вечерний Алматы"

Средняя: 4 (3 оценок)