:: ЧТО СТОИТ ЗА ЗАПРЕТОМ ДВК В КАЗАХСТАНЕ – МНЕНИЕ ПОЛИТОЛОГА

Просмотров: 1,176 Рейтинг: 5.0

Запрет движения "Демократический выбор Казахстана" (ДВК) через признание его экстремистским — очередной виток старой борьбы между политическими кланами, считает политолог Данияр Ашимбаев.

Sputnik Казахстан задал эксперту несколько вопросов: например, кому адресовался месседж об "отныне экстремистском движении ДВК" и где проходит тонкая грань между политическим высказыванием и угрозой нацбезопасности? Также Ашимбаев высказал мнение о "чисто астанинских разборках", описывая общую ситуацию.

- Народную партию ДВК закрыли решением суда в 2005 году за политический экстремизм и разжигание социальной вражды и розни. То есть за то же, за что в 2018 году признали запрещенным уже движение ДВК. За счет какой кинетической энергии аббревиатура ДВК дошла до нашего времени?

- Понятно, что это отчасти раскрученный бренд, достаточно красиво расшифровывающийся. С другой стороны, я считаю, что Аблязов фигура несамостоятельная. По большому счету, вся наша так называемая оппозиционная тусовка, точнее оппозиционный дискурс, сводился к "сливу" компромата и громких заявлений в адрес тех или иных персон. Понятно, что само создание ДВК и история всех скандалов с БТА Банком (это сейчас становится все более очевидным) являлись проявлением внутриполитических конфликтов и коррупционных элементов. Никакого отношения к политике, на мой взгляд, все это не имеет. Идут чисто астанинские разборки.

- Вы сказали, что не считаете Аблязова самостоятельной политической фигурой. Но это же очень спорно…

— На мой взгляд, есть его личные амбиции, которые он пытался периодически реализовывать, что заканчивалось всегда не очень хорошо, и были моменты, когда он был частью проектов по борьбе с теми или иными аппаратными группами, по озвучиванию тех или иных заявлений, по "сливу" компромата и так далее. И второй статус — более адекватен.

- А в БТА Банке, на ваш взгляд, он был самостоятельной фигурой?

- Вот сейчас идет процесс по убийству Татишева. До сих пор идут процессы по пропаже денег банка. Возникает вопрос. Помните, он был помилован, вернулся в Казахстан, возглавил БТА, и вдруг БТА оказался в числе системообразующих банков. Акционерная структура банка за все годы пребывания там Аблязова была далеко не самой прозрачной. Если остальные физлица указывали себя в качестве акционеров своих банков, то Аблязов никогда в БТА не светился напрямую. Понятно, что в банк закачивались деньги, возможно, отмывались. Понятно, что эти деньги были не аблязовские, поскольку период бурного роста цен на нефть он провел вне экономического поля. Чьи это деньги — другой вопрос.

- История превращения партии ДВК в движение ДВК когда-нибудь войдет в учебники истории, как считаете?

— В 90-х в институте мне надо было написать реферат на тему "Партийное строительство Казахстана". К тому времени прошло буквально пять лет с начала этого самого партийного строительства. Мне тогда показали несколько монографий и диссертаций, которые были по 500-600 страниц… Были справочники — как партии создавались, как сливались, но самое интересное, практически ни одна партия не имела каких-либо электоральных перспектив либо перспектив участия в избирательных кампаниях. То есть какого-либо политического значения они не имели.

- Предлагаю разобраться с термином "движение". В нужном нам значении это некая общественная деятельность. В случае с ДВК она действительно была, эта деятельность?

- Можно все, что угодно, назвать общественным движением. На мой взгляд, эта виртуализация в политике очень сильно проявляется в ДВК. Все знают о его существовании, но никто не знает, есть ли у него филиалы, есть ли организационная структура. "Что-то связанное с Аблязовым", но не более того. Это очередной перезапуск: а было ли создано это движение на самом деле, было ли собрание, которое могло бы его организовать? Никто такие вопросы не ставит. Одни создали — другие запретили. И эта демонстративная жесткость, скорее всего, была нацелена не на реальный запрет, а на демонстрацию жесткости по отношению ко всему, связанному с Аблязовым.

- Кому адресовался этот месседж? Простым казахстанцам?

— Не населению. Скорее всего, тем или иным элитным группам. Думаю, населению все эти вопросы безразличны.

- Где та тонкая грань, отделяющая экстремистские идеи, способные подорвать национальную безопасность страны, от политического высказывания в условиях демократической дискуссии? Есть ли один явный признак, который простому человеку все объяснит?

— Безусловно, это вопрос трактовки. И трактовку осуществляет государство.

- То есть общество делегировало государству право определять, где проходит эта граница?

- Юридически, да. Практически мы видим, что государство выполняет функцию по самозащите — своей и тех групп, которые стараются создать правящую коалицию. Поэтому какие-то далеко идущие выводы делать сложно. Правящая группа занимается борьбой с претендентами на свои места.

- Аблязов, на ваш взгляд, сильная личность?

— Я думаю, характер у него однозначно боевой. После всех падений подниматься… С другой стороны, вариантов у него, мне кажется, нет. Аблязов слишком много сил потратил на раскрутку своего образа, поэтому уйти с поля и заняться каким-то другим делом он уже не в состоянии.

Беседовал Сергей КИМ

Средняя: 5 (1 оценка)