:: Марат Шибутов. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ОБОРОННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА КАЗАХСТАНА

Просмотров: 677 Рейтинг: 2.0

6 октября 2016 года президент Назарбаев своим указом создал министерство оборонной и аэрокосмической промышленности Казахстана (МОАП). Прошло уже два года с тех пор. Достаточный срок, чтобы оценить, к чему привело создание такого специфического государственного ведомства с концентрацией наукоемких отраслей.

МОАП достаточно закрытый госорган, что объясняется его функционалом, но интерес к его работе высокий. Так выглядит довольно громоздкое официальное его определение:

«Министерство оборонной и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан является государственным органом Республики Казахстан, осуществляющим руководство в сферах оборонной, аэрокосмической и электронной промышленности, обеспечения информационной безопасности в сфере информатизации, мобилизационной подготовки и мобилизации, формирования и развития государственного материального резерва, участия в проведении единой военно-технической политики и военно-технического сотрудничества, руководство в области формирования, размещения и выполнения оборонного заказа».

Зачем Казахстану нужен такой оборонно-промышленный комплекс?

 

 Вооружённые силы Казахстана

Достаточное наличие вооружений, военной техники и возможности ее обслуживания и модернизации — это основы безопасности и обороноспособности любого государства. Современные геополитические тенденции в мире показывают, что достаточная военная мощь является ключевым аргументом для сохранения стабильности и мира.

Об этом свидетельствуют новые риски безопасности, рост военных расходов мире за последние годы (по данным СИПРИ, в 2018 году затраты превысили 1,7 трлн долларов), активное развертывание своих оборонных производств в целом ряде стран, а также сохранение десятков вооруженных конфликтов в разных регионах мира (по подсчетам экспертов, сейчас на планете более 25 «горячих» точек разного уровня интенсивности с участием государств).

Кроме очевидных причин вроде снабжения своей собственной армии, сокращения закупок у других государств, развития собственной ремонтной базы есть еще и развитие науки и технологии в целом, наличие мощной производственной базы, которая может освоить сравнимые по сложности гражданские разработки, а также наличие в стране научной и индустриальной культуры, что также сказывается на успехах в международной политике.

Как развивать свой оборонно-промышленный комплекс?

В мире существуют разнообразные модели развития оборонной промышленности, и каждое государство руководствуется своей уникальной стратегией, ориентированной на разработку и производство конкурентоспособного набора вооружений и военной техники (исходя из задач экономики и безопасности), обусловленной существующим опытом, объективными политическими и экономическими условиями.

Если взять опыт постсоветских стран, то для развития нужно отдельное законодательство, руководящее государственное ведомство, сосредоточение на готовых образцах вооружений, принятие на вооружение собственных разработок, постоянные государственные закупки, нацеленность на экспорт, поддержка конструкторских бюро. И это все было успешно реализовано в Чехии, Белоруссии, Сербии, Польше. Той же Сербии выпускать и экспортировать готовую продукцию не помешали даже бомбардировки стран НАТО.

Поэтому создание в Казахстане оборонно-промышленного министерства было хоть и запоздавшим, но разумным шагом, который должен был дать толчок развитию курируемых отраслей. Кроме того, начали реализовываться и другие шаги по поддержке высокотехнологичного оборонно-промышленного комплекса. По всей видимости, именно этого и добивался президент, когда объединил ОПК с космической отраслью (которая всегда был источником инноваций) и сферой кибербезопасности (новой инновационной сферой, определяющей облик современной цифровой эпохи).

Что же сумело сделать министерство за два года?

Оборонно-промышленный комплекс

ОПК Казахстана очень сильно пострадал от развала СССР. Он почти не выпускал готовой продукции и был очень тесно связан с другими республиками. В итоге разрушения производственных цепочек, неправильно понятой конверсии комплекс пришел в упадок, по большей части переквалифицировавшись на выполнение заказов нефтегазовой промышленности. Государственные оборонные предприятия были консолидированы в холдинг «Казахстан инжиниринг», что позволило сохранить некоторую базу.

Раньше выполнение оборонного заказа и его приемку осуществляло одно ведомство — министерство обороны. Однако, как показал опыт 2010−2016 годов, казахстанские генералы не умеют управлять коммерческими предприятиями. Теперь прием государственного оборонного заказа осуществляет министерство обороны, а управляет оборонно-промышленным комплексом и выполняет оборонный заказ МОАП.

Еще одной проблемой для государственного оборонного заказа были, как ни странно, поставки вооружений и техники из России в рамках арендной платы за Байконур и за полигоны. Если есть постоянный и довольно дешевый источник вооружений и военной техники, то нет стимула развивать собственное производство.

 

За последние два года были запущены несколько новых проектов.

В Астане на базе «Казахстан Аселсан инжиниринг» совместно с турецкими партнерами налажено производство по выпуску дистанционно управляемых боевых модулей SARP. Устанавливаются они на боевые колесные машины «Арлан».

Производство боевых колесных машин «Арлан» осуществляется на мощностях ТОО «Казахстан Парамаунт инжиниринг». Пять единиц БКМ находится на оснащении СГО Казахстана. Проект реализован совместно с израильской компанией Plasan.

Для проведения капитального ремонта систем ПВО «С-300» в декабре 2017 года запущен сервисный центр на базе «СКТБ «Гранит» в Алма-Ате.

На базе «СКТБ «Гранит» организовано производство трехкоординатных радиолокационных станций. Есть информация, что продукция принята на вооружение и заинтересовала силовые органы стран ближнего зарубежья.

Модернизированная зенитная установка ЗУ-23−2 — это собственная разработка АО «ПЗТМ». Повышает эффективность боевых и эксплуатационных характеристик, а также обеспечивает круглосуточную боевую работу. Поражает воздушные цели на расстоянии до 6000 м и высоте до 3500 м.

БМ-21 «Град» — после модернизации показатели эффективности РСЗО возрастают в 2−2,5 раза. Эксперты полагают, что ракетно-артиллерийские формирования, оснащенные модернизированными РСЗО, перейдут в качественно новое состояние, что позволит реализовать ряд новых принципов огневого поражения противника.

 

«Еврокоптер Казахстан инжиниринг» вышел на региональный уровень по обслуживанию вертолетов и обучению летно-технического персонала: в этом году поставлен один вертолет в Киргизию.

Есть наработки по модернизации имеющейся советской техники, есть планы по созданию полностью собственных образцов. Мешает отсутствие достаточного количества рабочих и конструкторских кадров нужной квалификации.

В целом можно сказать, что оборонная отрасль Казахстана сформирована. Проведена международная отраслевая выставка «KADEX-2018» (где казахстанские производственники представили свои разработки и продукцию военного и двойного назначения). Учрежден профессиональный праздник работника оборонной промышленности, впервые отмеченный в стране в 2018 году.

Вопрос в качестве работы с иностранными партнерами. При этом пока казахстанская оборонка их менять не намерена. Сейчас оборонная промышленность страны пытается развиваться на новых принципах — создание производственной и сервисной базы в Казахстане. Тем самым любая закупка вооружений и военной техники за рубежом включает в себя опцию передачи технологий и налаживание сервиса на предприятиях страны. Если это получится, то стране будет проще наращивать технологическую базу и повышать инженерные компетенции работников отрасли.

В этом заключается новая философия кооперации МОАП с зарубежными партнерами, а также стратегия развития самодостаточности. Другой важной особенностью является ориентация «оборонки» на инвестиции и экспорт оборонной продукции. В целом, в силу своего нейтрального геополитического статуса, Казахстан имеет возможности для становления в качестве индустриального хаба для многих международных производителей продукции военного и двойного назначения.

Сейчас министерству нужно эффективно избавиться от острых «болячек» отрасли, доставшихся в наследство (законодательные пробелы, недофинансирование проектов, неэффективный менеджмент «Казахстан Инжиниринга», неразвитость маркетинговых подходов в развитии отрасли и многие другие) — от этого будет зависеть способность МОАП совершить революцию в промышленности (источник инноваций для всего индустриального блока страны) и укрепить обороноспособность Казахстана.

Космическая промышленность

Казахстан давно ассоциируется в мире с космической деятельностью. Наличие на территории страны крупнейшего в мире космодрома «Байконур» вызывает во всем мире образ государства с развитой космонавтикой. На данный момент в стране три побывавших в космосе космонавта (а очень многие страны не имеют ни одного), на орбите летают казахстанские спутники, ракету-носитель пытаются создать уже 14 лет — но особого эффекта не было.

Казахстанская космонавтика многократно переходила от одного ведомства к другому. Где только ни приземлялся аэрокосмический комитет: от министерства образования и науки до министерства по инвестициям и развитию. Понятно, что для этих госструктур космос не был приоритетным, и хотя некоторое время существовало агентство «Казкосмос», но особых результатов оно не достигло (почему и было в свое время благополучно расформировано).

Если говорить объективно, то определенная инфраструктура в космической отрасли за годы независимости все же была создана.

В настоящее время Казахстан имеет орбитальную группировку спутников:

  • высокого пространственного разрешения (1м) KazEOSat-1;
  • среднего пространственного разрешения (6,5м) KazEOSat-2;
  • спутник связи KazSat-2;
  • спутник связи KazSat-3.

Спутники дистанционного зондирования французского производства, а телекоммуникационные — российского (первый KazSat был утерян агентством «Казкосмос»). Есть наземные центры поддержки и приема данных. Спутники полностью удовлетворяют потребности Казахстана в услугах спутниковой связи и телерадиовещания.

Отдельно надо сказать, что есть сеть из 60 постоянно действующих дифференциальных станций на территории Казахстана. Они предоставляют пользователям корректирующую информацию к сигналам ГНСС ГЛОНАСС/GPS, что позволяет получать точные географические координаты любых объектов.

2018 год стал историческим для отрасли — наконец-то была завершена реализация масштабного проекта, не имеющего аналогов в регионе, — создание Сборочно-испытательного комплекса космических аппаратов (СбИК) совместно с французской компанией Airbus.

Строительство СбИКа шло почти 10 лет (бравые сообщения о нем уходят корнями в 2009 год), но только создание МОАП, для которого космос стал ключевой функцией, завершило этот процесс. Теперь новый уровень: подготовка к экспорту космических аппаратов любых типов под брендом «Сделано в Казахстане».

Казахстанский СбИК способен обеспечивать полный цикл производства спутников — от проектирования и производства компонентов до сборки и испытания спутников различного назначения от 100 кг до 6 тонн. Важно, что обученные инженерные кадры и передовое оборудование позволяют доводить казахстанское содержание до более чем 60%.

Идет реализация совместного казахстанско-российского проекта по созданию космического ракетного комплекса «Байтерек» по пуску ракет-носителей «Союз-5», который, как заявляют чиновники, позволит Казахстану выйти полноправным участником на рынок космических пусков. Судьба у этого космического комплекса непростая, с 2004 года несколько раз менялась основная ракета-носитель, проект фактически стоял. МОАП продолжает работу, первый запуск с комплекса возможен уже в 2022 году, на три года раньше изначально утвержденных планов.

 

Казахстанские спутники дистанционного зондирования, находящиеся сейчас в собственности министерства, выполняют различные задачи для экономики, обороны и национальной безопасности, что, учитывая размеры Казахстана, крайне важно.

С 2018 года МОАП централизованно предоставляются результаты космического мониторинга для реализации более 40 разных отраслевых задач министерств сельского хозяйства, внутренних дел, энергетики, инвестициям и развитию — путем создания и обновления геопорталов. Всего аппаратами ДЗЗ, по имеющимся в СМИ данным, отснято более 570 миллионов кв км Земли.

Спутники позволяют решать такие вопросы, как оценка состояния и прогноз урожайности зерновых культур, а также мониторинг трансграничных рек, ресурсов животного мира, мониторинг мест размещения отходов производства и потребления, выявление несанкционированного скопления твердых бытовых отходов, мониторинг пожаров, космический мониторинг наводнений и прохождения паводковых вод; экстренный космический мониторинг зон ЧС и многие другие.

Фактически сейчас в Казахстане действует вторая после России на территории СНГ аэрокосмическая индустрия, что вполне понятно, учитывая роль страны в мировой космонавтике и наличие крупнейшего космодрома (более 20 пусков в год).

Куда сегодня идет казахстанская космонавтика?

В целом МОАП стратегически ведет казахстанскую космонавтику к полноценному индустриальному циклу — от проектирования и создания космических аппаратов и их пуска на собственном космодроме на своей ракете-носителе — до предоставления широкого спектра космических услуг связи, мониторинга, разведки и высокоточной навигации.

Задачи развития космоса также довольно обширны: создание на заказ спутников и увеличение собственной орбитальной группировки, а также предоставление широкого спектра различных космических услуг третьим странам. За счет того, что в казахстанской отрасли наведен порядок и имеется ответственный менеджмент, контуры этой работы уже просматриваются.

Кибербезопасность

Вот уже более 15 лет кибербезопасность является важным трендом современности — на фоне глубокой интеграции в жизнь цифровых технологий важность киберзащиты возрастает. При этом в Казахстане, который уже давно уделяет повышенное внимание развитию электронных информационных систем, отрасли кибербезопасности как таковой фактически не существовало. Конечно, были разрозненные инициативы и ведомственные подходы, но они носили нерегулярный характер и не гарантировали защищенность активно растущего национального киберпространства.

 

Чтобы понять значимость предпринимаемых МОАП усилий, стоит обратить взгляд в историю вопроса: до 2016 года за кибербезопасность в Казахстане отвечали три ведомства:

  • канцелярия премьер-министра, которая обеспечивала защиту государственных секретов и правительственную связь;
  • государственная техническая служба, которая была сначала в министерстве информации и коммуникаций, а потом была передана в КНБ, занимавшийся фильтрацией интернет-трафика;
  • МВД, которое занималась расследованием киберпреступлений.

Какие-то элементы были в фокусе ответственности КНБ. В 2014 году было создано просуществовавшее всего восемь месяцев агентство по информатизации и связи, которое отвечало за кибербезопасность.

При этом оставался большой пробел: кто должен защищать все государственные данные, сайты и системы управления, в основе которых лежат компьютерных технологии. Сейчас в Казахстане действует более 450 баз данных государственных органов, есть большое количество сайтов и специализированных порталов, которые содержат финансовые данные, данные об имуществе, персональные данные граждан, а также компаний. Кроме того, есть десятки информационных и управляющих систем в производстве и инфраструктуре. Есть огромные центры хранения и обработки данных телекоммуникационных компаний. При полноценной хакерской атаке ущерб может быть колоссальным.

То есть Казахстан находился и до сих пор отчасти находится в состоянии, когда цели для атак хакеров уже есть, а большой и системной защиты от хакеров еще нет. Вот этот пробел и должно закрыть МОАП.

За прошедшее время министерство провело большую нормотворческую работу, создав четкие контуры перспективного развития отрасли. Специалисты соответствующего комитета МОАП разработали и внесли поправки в 16 законов, разработали семь постановлений правительства, а также издали 11 отраслевых приказов.

Выработаны четкие инструменты государственного контроля в сфере информационной безопасности: разработаны и утверждены единые требования в сфере ИКТ и информационной безопасности (по данным, озвученным на одной из отраслевых конференций, более 200 требований из 50 технических стандартов), нацеленные на систематизацию мер всех организаций страны по защите своих информационных и сетевых ресурсов.

С 2018 года в госорганах стало обязательным наличие подразделения по информационной безопасности. Произошло упорядочивание госаппаратной вертикали контроля и отчетности отрасли, а также появились конкретные ответственные за защищенность информационных систем.

Министерство применяет аттестацию информационных систем и испытания программных продуктов, также формирует реестр доверенного программного обеспечения и продукции электронной промышленности. Это должно поддержать казахстанских разработчиков и производителей в области информационных технологий и безопасности.

В перспективе стоит задача обеспечить кибербезопасность на 100% через производство аппаратной и программной базы на предприятиях Казахстана (таким образом, будет снижен риск так называемых бэкдоров в используемых в стране информационных системах и оборудовании).

В 2018 году в социальных сетях страны распространили методическое пособие от МОАП для населения о том, как повысить свою грамотность в области кибербезопасности. В целом специалисты министерства выбрали правильную стратегию социальных коммуникаций — обучение пользователей и снижение рисков, ведь опыт показывает, что, как правило, взламывают не сами информационные системы, а используют пресловутый человеческий фактор для проникновения в них.

Под руководством МОАП постепенно возникает целая индустрия кибербезопасности, которая призвана не допустить масштабных киберпреступлений или максимально нейтрализовать их возможные последствия.

За два года фактически с нуля сформирована современная организационно-правовая архитектура отрасли кибербезопасности, которая позволяет эффективно реализовать государственные задачи по защите национального киберпространства. Это совершенно новая отрасль, не только для Казахстана, но и для многих стран мира. И в 2018 году Национальный центр кибербезопасности Великобритании признал невозможность полной защиты от кибератаки.

Единственным направлением, которое пока не освоено, стала собственно электронная промышленность и выпуск элементной базы и реле безопасности.

Выводы

За прошедшие два года министерство оборонной и аэрокосмической промышленности систематизировало работу целого ряда сфер промышленности, с одной стороны, с другой — обеспечило казахстанской продукцией и своими услугами весь силовой блок государственных органов. Этому способствует и наличие в структуре министерства комитета государственного материального резерва, который теперь четко встроен в систему обеспечения обороноспособности Казахстана.

Министерство сделало приоритетными важные отрасли (оборонную промышленность, космос и кибербезопасность), долгое время выступавшие как второстепенные для многих госорганов. Появилась ответственность за каждое отраслевое направление — соответственно, выросла продуктивность работы.

Многие тематические выставки и отраслевые конференции по всему миру демонстрируют, что ОПК-космос-кибербезопасность выступают технологическим трио, определяющим облик армий будущего и меняющим способы ведения вооруженных конфликтов. Об этом говорят и форсайтные прогнозы передовых «мозговых» центров, занимающиеся анализом военных технологий и оборонных разработок.

В среднесрочной перспективе, то есть примерно через 5−10 лет, оборонно-промышленный комплекс Казахстана, включающий в себя ключевые передовые технологии (военные, космические, электронные и информационные технологии) как наиболее наукоемкий промышленный сектор экономики должен стать базой для дальнейшей модернизации экономики страны. Пример других постсоветских стран показывает, что это вполне возможно сделать.

Читайте также: Военный потенциал Казахстана и стран Средней Азии в цифрах

Источник: ИА REGNUM

Средняя: 2 (1 оценка)