:: Лайла Ахметова. БАУРЖАН МОМЫШ-УЛЫ О ГЕНЕРАЛЕ ПАНФИЛОВЕ

Просмотров: 1,001 Рейтинг: 3.7

Каждый панфиловец, участник обороны Москвы, выживший в годы войны, позже всегда ставил одной из вех своих воспоминаний или рассказов - гибель бати, своего генерала. Они не были свидетелями тех последних минут комдива, но каждый солдат вспоминал о том горе, постигшем их, о том сопереживании всей дивизии, ведь И.В. Панфилов был одним из тех, кто заботился о них, и солдаты чувствовали и на своем опыте знали это, и он погиб в самые тяжелые времена для всей страны. Генералы погибали как солдаты на войне.

 Одним из первых, написавших свои воспоминания о своем командире, был гвардии полковник Бауржан Момыш-улы. В Центральном Государственном Архиве Республике Казахстан я с волнением открыла рукопись и печатный экземпляр, написанные Б. Момыш-улы 1 июля 1944 года о генерале И.В. Панфилове.

Если солдаты и командиры вспоминали о Панфилове как заботливом человеке и отце для своих сослуживцев, то Б. Момыш-улы первым, да еще и в годы войны,  написал о стратегии и тактике генерал-майора, командира дивизии И.В. Панфилова и объяснил суть его действий,  рассказал как очевидец, участник тех боев,  военный, почему наша прославленная за именно эти бои дивизия смогла остановить противника в несколько раз превосходящего по численности,  вооруженного до зубов техникой, которой в то время не было у нас.

Именно Б. Момыш-улы принадлежит военное осмысление тех событий, описание и выведение формулы военной теории по вопросу, которого раньше военная мысль никогда не ставила  перед собой. В октябрьские-ноябрьские бои 1941 года 316 стрелковая дивизия под руководством генерал-майора И.В. Панфилова нарушала все каноны военной мысли и теории, выработанные за многие века войн мирового сообщества. Об этом мы не говорим, не пишем, не изучаем. Гораздо легче «вставить свои пять копеек» и «глубокомысленным» видом сказать, размышляя на виду у такой же любящей «внешний антураж» аудитории: «Был или не был подвиг 28 –героев-панфиловцев…», «Нет, их было больше -   не взвод, а целая рота!» и быть довольным собой, покрасовавшись на просторах Интернет или на экранах телевидения.

Ставка и лично Сталин не случайно в числе первых дали 316 стрелковой дивизии звание Гвардейская. Следует отметить, что 8 дивизий самых лучших в грозном 1941 году, показавших примеры героизма, получили их в одном приказе. И наша стала 8-ой Гвардейской. Но это не означает, что она была по счету героизма, дивизия стала 8-ой, потому что в армии в приказах ставят нумерацию по дате рождения дивизии, а нашей, в то время ставшей Гвардейской, было всего-то три месяца от рождения! Гвардейцами они стали, потому что, в то тяжелейшее время для страны, они смогли выполнить задачу, поставленную Ставкой перед ними, и, в первую очередь, за октябрьские бои 1941 года, когда они показали массовый героизм бойцов совсем молодой и не обстрелянной тогда дивизии. А в ноябрьские бои солдаты и комсостав смогли и дальше продолжить свои успехи, имея боевой опыт октября. И снова массовый героизм в боях 16-18 ноября 1941 года в направлении главного удара противника.  Награждение 28 героев-панфиловцев -целенаправленное и верное по тем временам. Массовый героизм должен быть отмечен особо, поэтому   был впервые награжден взвод, впервые было массовое награждение на самом опасном участке, где шли танки. А танкобоязнь в те времена была известна, сейчас это уже как-будто бы забылось!

У Б. Момыш-улы много трудов по военной теме. Однако заметьте, в последующем он называет своих других  командиров вскользь, да, командовали дивизией, да, были. Никогда и ни кого из них он не называет так, как генерал-майора И.В. Панфилова, не говорит теми словами благодарности и восхищения, любви и почтения не только как к старшему по возрасту и званию, а именно как к отцу.

Изучая первый состав и первые бои дивизии, книга о генерале И.В. Панфилове Б. Момыш-улы является у меня настольной книгой. Так написать и так сказать о своем командире мог только сам великий человек! Б. Момыш-улы описывает его военное творческое наследие, оставляя в памяти те великие бои, которые как ни странно, оставались малоизученные, не смотря на то, что имеется масса  книг и воспоминаний о том времени. А вот научных военных трудов нет. И впервые еще в годы войны Б.Момыш-улы пишет об этом как участник событий, как кадровый военный, осмысливая осенние бои яростного 1941 г. как новую тактику сражений в неблагоприятных условиях (1 красноармеец против 6 фашистов, не имения техники, природные условия и многое другое).

Сейчас мы будем анализировать не книгу Б. Момыш-улы о своем генерале, а те рукописи и печатный экземпляр с правками Б. Момыш-улы, потому что кое-что осталось и за пределами книги.

Б. Момыш-улы сразу пишет, что это не биография генерала, а те воспоминания, которые связаны с ним, начиная от личного знакомства до последней встречи. И сам, как военный стратег и тактик Бауржан Момыш-улы, подводит итоги обороны Москвы и дает ответ, почему дивизии удалось то, что не удавалось многим. И это   все благодаря умелому руководству  комдива И.В. Панфилова, воспитавшему и обучившему солдат и комсостав не погибать, а сражаться, изматывать силы врага ежедневно, уничтожать его и пытаться остаться в живых, чтобы завтра снова в бой и снова уничтожать врага, пока страна соберется с силами для того, чтобы погнать его с нашей территории.

- До сих пор не дан военный портрет генерала, - пишет Б. Момыш-улы, – и о нем написано много толкового и бестолкового…

Б. Момыш-улы еще в 1944 г. написал о том, что до сих пор нет военного портрета И.В. Панфилова как полководца, организатора и руководителя неравных оригинальных боев под Москвой, смелого новатора военной мысли, тактики, методиста-воспитателя солдат.  Не изучены каковы причины его победы: о превосходстве оперативного искусства генерала над неприятельскими генералами, как  он решительно навязывал свою волю противнику, бил по уязвимым звеньям боевого порядка противника, сковывал малыми силами маневренность крупной силы противника, смело и вместе с тем расчетливо, маневрируя своими полками наносил удар на решающем участке в решающий момент, каковы  его ум, воля, мастерство и гибкая тактика офицеров – его боевых соратников – воспитанников (пятижды орденоносца – гвардии полковника Серебрякова Ивана Ивановича, четырежды орденоносца гвардии полковника Капрова Ильи Васильевича, трижды орденоносца гвардии полковника  Шехтмана и другие офицеры дивизии) вели дивизию к победам, увенчанным славой. Он был творцом победы!

Обратите внимание, о себе Б. Момыш-улы не пишет, хотя был не менее прославленным учеником своего генерала, который впервые описал тактику боев, и на теоретическом уровне смог описать, показывая свою практику и опыт  боевых товарищей и гениальное решение своего генерала!  Это говорит об его скромности, о той постоянной поддержке своих товарищей, как мы узнаем позже от его однополчан.

В его воспоминаниях первое знакомство с генералом – 13 июля 1941 года. Из воспоминаний мы узнаем, что генерал сам проживал в эти дни  в Доме Армии.

Давалось всего два часа на сдачу дел,  однако  генерал, спросил, женат ли он? Узнав об этом, генерал дал время на сдачу дел в Казвоенкомате и ночь на прощание с семьей. В то суровое время, казалось бы, мелочь. Но генерал-то знал, что не все вернуться домой, поэтому дает возможность своим командирам проститься с семьей. Эти качества – внимание и заботливость генерала по отношению к каждому - вспоминают каждый солдат и командир   Панфиловской дивизии.

На следующий день старший лейтенант Б. Момыш-улы прибыл к генералу. Как таковой дивизии еще не было. Она только начала формироваться. Но прибывали первые командиры. И генерал с каждым разговаривал и давал здание. Разговор с Б. Момыш-улы был неожиданным для старшего лейтенанта. Генерал не приказывал, а сказал, что хотел бы с ним посоветоваться.  Генерал!  И хочет посоветоваться. Вы видели такое отношение генерала к подчиненному?

Вопрос состоял в следующем: как полудить котлы?

Б. Момыш-улы вспоминает, что пришлось ему отвечать на много странных вопросов, и он не мог отделаться от впечатления, что Панфилов интересуется тем, чем, казалось бы, не пристало интересоваться генералу.

Панфилов пояснил свои вопросы:

- Наша дивизия будет ополченческой: она формируется сверх плана. На новенькое рассчитывать нечего. И требовать не станем.

Генерал, протянув бумагу,  дал поручение проверить по списку все помещения, которые выделены нам для формировочных пунктов. Надо взглянуть, проверить, все ли они были подходящими. Посмотрите дворы, будет ли где шагать. Имеются ли кухни, плиты, кипятильники! Не малы ли уборные. Если уборные не подходящие, откажемся.

Б. Момыш-улы снова удивился: прилично ли генералу заниматься уборными? Но тотчас же подумал: - А ведь я, вероятно, не сообразил бы этого!

Мы никогда не обращаем внимание на то, что дивизия была  ополченческой. А ведь в октябрьских-ноябрьских боях 1941 года немцы сразу ее назвали ландверной (ополченческой и третьеразрядной) дивизией и были уверены в том, что смять ее смогут быстро! А тут только Болычево азиаты держали двое суток [1]!

Да, действительно, она была не кадрового, а ополченческого типа.

 - Понятие термина ополченческий имеет глубокий корень, - пишет Б. Момыш-улы.

Состав дивизии был не кадровый, за исключением старшего командного состава, а состоял из разношерстной массы: бухгалтера, учителя, были неграмотные и кандидаты наук, а рядовой состав – от чернорабочего до народных комиссаров. Было 36 национальностей. Сколотить такое боевое соединения как 316 стрелковая дивизия – это большое дело.

Первая заслуга генерала Ивана Васильевича заключается в его организаторских способностях, - так считает Б. Момыш-улы.

Генерал внедрял в частях и подразделениях организованность, воинский порядок, железную дисциплину и боевую выучку. Воспитывал в личном составе соединения передовые боевые знания, моральную и боевую стойкость, целеустремленность в работе, в учебе и в военном быту. Дал полный разворот умственным и физическим способностям своим и подвластному ему начальствующему составу, организуя работу и учебу на конкретно реальных расчетах и планах нужных для боевых действий.

… Дивизия – жители просторных степей – попадают в незнакомые места, в леса и  болота, ничего общего не имеющими с их бескрайней степью. Мы, степняки, попадаем в болота и лес, которого  с седой старины наши дедушки не видели, и предки не ступали ногой никогда. За короткое время в течение одного месяца свое боевое соединение он, как педагог и командир, научил не только ходить в лесу и болотам, но и воевать. Ни одному генералу не удавалось за такое короткое время освоить важнейшие внешние природные факторы, оказывающие психологические и другие воздействия на войска.

Это вторая заслуга генерала Панфилова как организатора.

- Мы, южане, - степной народ, - говорил генерал. – Нам нужно как можно быстрее научиться не только ходить, но и воевать в лесу, в болоте. Времени маловато, торопиться надо, привыкать и осваивать.

На простом, понятном для рядового бойца языке, без пышных художественных фраз и не всем понятных ученых терминов проводил неоднократные беседы в ротах и батальонах. Бойцы его хорошо понимали – как будто он гвоздем прибивал каждое слово в солдатском понятии, и он, как истинный полководец, хорошо знал и понимал бойцов. Он говорил просто и правдиво, не кормил бойцов сладкими обещаниями.

… Еще трудности впереди…

Он был очень человечным, очень чутким генералом. Уважал солдата, ценил его человеческое достоинство. Он был глубоко русским человеком, беззаветно любил свою нацию, знал прошлое, настоящее и будущее своего народа, знал все благородные традиции, гордился им. Являясь глубоко русским человеком он был глубоко интернационалистом, благодаря этому ему удалось из разных национальностей сколотить боевой соединение.  Он был настоящим партийным и советским командиром соединения Объединенных Наций.

Панфилов учил своих офицеров тактической гибкости. В октябрьских боях один панфиловец был против шести гитлеровских бандитов. И мы победили врага. Победили не числом, а умением, потому что тактический перевес был на стороне наших командиров.

В нем были качества оригинального военного мыслителя. Для того,  чтобы быть оригинальным нужно быть смелым новатором тактики и военной мысли. В чем новаторство? Он имел оперативное преимущество и тактическую гибкость над немецкими генералами. Новаторство, которое он ввел и которому обязан своей победе – это так называемая спираль Панфилова. Если попытаться тематически изложить и написать книгу о генерале Панфилове, то она состояла бы приблизительно из следующих глав:

Генерал разума.

Генерал логики.

Генерал расчета.

Генерал хладнокровия.

Генерал стойкости.

Генерал упорства.

Генерал целеустремленности.

 

В первых числах октября 1941 года дивизия, войдя в состав 16 армии, заняла оборону на весьма широком фронте по берегу р. Руза под городом Волоколамск, на одном из главных направлений.

Но это было не позиционной обороной, а маневренной обороной, основной задачей которой являлось перемалывание живой силы и техники противника на подступах к Москве.

Искусным маневром и огнем дивизия не только сдерживала натиск врага, но и наносила ему тяжелый урон в живой силе и технике, борясь одна против пяти до зубов вооруженных фашистских дивизий.

Б. Момыш-улы вспоминает о вызове в штаб:

- Я кратко доложил об успехе ночного налета на деревню Середа. Но Панфилов выспрашивал, добиваясь подробностей. И опять, как в нескольких случаях прежде, получился не доклад, а разговор.

Основной тактический замысел и идея генерала Панфилова в той подвижной, маневренной обстановке оборонительного боя была: используя все выгоды местности, оказывая на каждом выгодном рубеже сопротивление, измотать и израсходовать силы и средства противника, задержать его продвижение как можно дольше на невыгодном положении, на невыгодных рубежах для него по условиям местности, выиграть время, заставить противника распылять его ударные силы в главном направлении, сковать его крупные силы прочной обороной важных узлов и пунктов, обескровить его путем уничтожения живой силы и техники, ослабить способности ударной группировки для дальнейшего наступления и развития успеха, отвлекать его от главного направления наступления, сорвать его планы молниеносного наступления, прищемлять хвосты прорвавшимся колоннам, оставляя в тылу противника  преднамеренно отдельные подразделения и отряды, не допустить продвижения противника вперед по основному большаку, ведущему на Москву, перерезая его в нескольких местах, сделать невозможным для противника нормальное движение на занятых им участках дороги.

Генерал часто утверждал, что потеря рубежа возвратны, но потеря людей безвозвратны. Основная цель тактики, проводимой генералом Панфиловым – это истребление живой силы врага. Генерал сделал вывод, что немцы, побеждая, терпят поражение, в недрах их побед вложены корни его поражения.

Б. Момыш-улы:

- Мы отступали, при чем раз пять оставались в окружении. Он учил нас, что отступление не бегство, а тактика. Отступая умело, можно нанести поражение противнику так, чтобы немцам потом не с чем было наступать дальше. Отступая,  можно,  одержать победу.

На первом рубеже боевой порядок дивизии был в линии полков. Второго эшелона в дивизии не было. Дивизия была вытянута в ниточку на протяжении более 40 километров. Не было резервов, не было вторых эшелонов, следовательно мы не имели достаточной тактической глубины. Была только передовая линия, поэтому было невыгодное наше положение. Б. Момыш-улы на примере боев 16-22 октября 1941 года 1075 стрелкового полка полковника  Капрова (Булычево, река Руза, Соколово, Игнатково,  Осташево)  показывает суть спирали И.В. Панфилова.  Рассказывает о  батальонном узле сопротивления в районе Осташево. Осташевский узел тогда являлся новой мыслью в тактике, давшей многое для последующих боев дивизии. В этих боях героически погиб со своей ротой лейтенант Гарипов, героически погиб Лысенко со своим батальоном. Безусловно, этот случай является первым образцом массового героизма в истории дивизии, оказавшими большое влияние на последующие бои.

Бои за Волоколамск были сильными боями по тому времени. Волоколамск немцы заняли, но дальше двигаться они были не в состоянии, и вынуждены занимать оборону   фронтом на восток, они не сумели дальше развить успех, измотанные и обескровленные, они выдохлись.

В этом заключается заслуга генерала И.В. Панфилова, которому удалось перемолоть живую силу противника, обескровить и заставить его принять оборону и простоять 20 суток на месте. Это есть срыв плана противника, намеревавшегося преодолеть это расстояние за сутки.

Б. Момыш-улы пишет о  боях 16-17 ноября как боях массового героизма дивизии, и называет примеры, достойные памяти и легенд о наших предках. Рассказывает почему их называли дикой дивизией и бойцами, не боящимися смерти.

Панфилов говорил:

- Перемалывать будем малыми силами. Это приведет к крушению наступления крупных сил противника. Тройной расчет означает:

1. СКОВАТЬ – малыми силами крупные силы противника, выиграть время.

2. ОБЕСКРОВИТЬ, т.е. как можно больше уничтожить живой силы противника, тем самым лишив его способности наступления в дальнейшем.

3. РАЗГРОМИТЬ с последующим переходом в наступление, т.е. завершить окончательный разгром врага.

Как пишет Б. Момыш-улы:

- Заслуга 8-й Гвардейской дивизии заключается: в приведении к крушению наступления крупных сил противника малыми силами, т.е. в точном выполнении задачи в своей полосе обороны: - СКОВАТЬ, ОБЕСКРОВИТЬ и РАЗГРОМИТЬ [2].

Литература:

  1. Григорьев В.К., Ахметова Л.С. Панфиловцы: 60 дней подвига, ставших легендой – Алматы. – 2014. – 280 с. /47/.
  2. Центральный Государственный Архив Республики Казахстан, фонд Б. Момыш-улы, ф. 1432, оп.1, дела 5-18.

Слова благодарности Центральному Государственному Архиву Республики Казахстан

 

Средняя: 3.7 (3 оценок)