:: БЫЛИ ЛИ ЛИДЕРЫ «АЛАШ-ОРДЫ» БОРЦАМИ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ КАЗАХСТАНА?

Просмотров: 1,148 Рейтинг: 0.0

Мы продолжаем обсуждать роль и значение движения «Алаш» в политической истории Казахстана начала ХХ века (смотрите предыдущий материал на эту тему). Своим видением сегодня делится известный исследователь этой темы, доктор исторических наук, профессор Дина Аманжолова.  

Автономисты, но не сепаратисты

- Советская историография рисовала лидеров «Алаша» как реакционеров, мало думавших о судьбе своего народа. После распада СССР маятник качнулся в обратном направлении, и теперь они предстают как борцы за независимый Казахстан. Кем же были эти люди на самом деле?

- Нужно исходить из исторических фактов и документов. Лидеры и представители «Алаша» не заявляли о стремлении к независимости. Развитие этого движения было закономерным результатом общих процессов, которые сходным образом происходили у разных народов Российской империи. Национальная интеллигенция лучше других внутриэтнических групп осознавала наиболее острые проблемы жизни своего общества и предлагала собственные программы модернизации. Как правило, повсеместно ее передовой частью поднимались вопросы развития образования, просвещения и культуры в целом, демократических прав и свобод, демократизации политической системы, в том числе представительства разных социальных групп и народов в органах власти и управления – высших и местных. Общие тенденции развития национальных движений известны и изучены, они характерны и для движения «Алаш».

Его лидеры были автономистами, как и лидеры подавляющего большинства национальных движений других народов Российской империи. Считалось, что автономия даст больше возможностей для решения вышеперечисленных и других задач в рамках большого многонационального государства, в том числе возможность адаптировать определенные способы этносоциальной организации, традиции и ценности народа к требованиям времени. При этом лидеры «Алаша» не заявляли о своем отказе быть в составе Российской империи.

Понятно, что все народы, вся страна нуждались в национальном и социальном равенстве, в более быстром развитии рыночной экономики и соответствующей ей культуры, в современных для начала прошлого века инфраструктуре, медицине, образовании и т.д. Как мы знаем, власть далеко не всегда способна адекватно  оценить вызовы времени и решиться на объективно необходимые перемены. В начале XX века это привело к революции, которую, конечно, ускорила первая мировая война.

Казахские демократы при этом четко отделяли политику власти во всех ее проявлениях от самого народа – русских и представителей других этносов. Ценнейшим качеством того поколения казахского политического класса было органическое соединение в его взглядах и поведении патриотизма, любви и преданности своему народу с уважением к истории и культуре всех других народов.

Один из самых ярких примеров органичного синтеза лучших достижений русской и казахской культуры, в том числе и политической, - Алихан Букейханов. Формирование его личности, общего кругозора и политических убеждений происходило благодаря мощному влиянию передовой русской культуры. Например, С.Ш.Тахан отмечал: «Корни публицистического мастерства А. Букейханова лежат в сфере категорий русской поэтической лексики… Литературный контекст публицистических материалов А.Букейханова несет неизгладимые следы влияния художественного метода  русских демократически ориентированных писателей ХІХ - начала ХХ веков, свидетельствует о интегрированности его культуры мышления в традицию глубоких духовных исканий лучших представителей творческой интеллигенции России».

Букейханов не делал национальных различий, критикуя чиновничество, и был представителем не только передовой части казахского общества, но и всей российской демократической общественности. Для иллюстрации несколько цитат. «Как и на других окраинах России, и в киргизской степи искони ведется обрусительная политика», «Нам, интеллигентным киргизам, …как и русской интеллигенции края, приходится плохо от военного положения».

А.Букейханов писал, что важнейшие петиции от имени казахского населения в органы власти в 1905-1907 годах составляла «интеллигенция, воспитанная на русской литературе, верующая в европейскую культуру, видящая счастье родины в здоровом претворении плодов западной культуры и считавшая религиозные вопросы второстепенными при наличности обещанной 17 апреля свободы веротерпимости». Он также отмечал влияние русской политической мысли на казахских оппозиционеров: Каркаралинская петиция, став политической программой нарождавшегося движения «Алаш», некоторыми своими местами «примыкала к революционным призывам русских». Русская культура представлялась ему частью общей европейской культуры в случаях, когда она демонстрировала притягательные примеры модерности, индустриального и научного прогресса.

Был ли Букейханов националистом?

- То есть, политическим взглядам Букейханова была чужда национальная ограниченность?  

- Судите сами. 10 ноября 1913 года газета «Казах» писала: чтобы «жить, как особая казахская нация, не теряя своего имени, своего национального лица, нужно бережно относиться к родному языку, сохранять и развивать его, не пренебрегая также изучением русского и других языков». А в 1910-м А.Букейханов обозначил политическую перспективу для себя и своих единомышленников, которые тяготели «к русским оппозиционным партиям» и взяли за образец «оппозиционные русские, в частности, партию народной свободы». Это вполне согласовывалось и с ведущими трендами мусульманского движения России.

Во время восстания 1916 года в своем известном воззвании «К гражданам Алаша» Букейханов, Байтурсынов и Дулатов вновь проявили понимание единства судьбы всех россиян, независимо от национальности: «Соотечественники - русский народ; единоверцы мусульмане, татарский народ, а также другие соседние народы горят в пламени пожара. Нельзя нам оставаться в стороне». В телеграмме из Каркаралы от 31 августа 1916 года на имя министра земледелия и госимуществ и  генерал-губернатора Степного края говорилось: «Мы, киргиз-казаки, считаем себя равноправными сынами единой России и глубоко надеемся, что победоносная война послужит фактором для осуществления у нас на Родине законности, для проведения необходимых для блага Отечества реформ и для возникновения братства между разноплеменными сынами Отечества».

Действия, социально-политические и пропагандистские усилия, публицистика деятелей «Алаша» были нацелены на формирование представлений о неразрывности интересов казахов и других народов России, создание консолидирующих ориентиров в отношении этносообщества к своему месту в общегосударственном гражданском пространстве. Казахские демократы, как и их коллеги в других регионах России, приветствовали падение самодержавия, они подчеркивали общегосударственный, интернациональный характер революции.

Важно подчеркнуть, что проект программы партии «Алаш» и решение о создании автономии в конце 1917 года содержали пункты об учете интересов и включении в органы власти не только казахов, но и представителей всех других народов, населявших Степной край. А достаточно сложные дискуссии о сроках и самой возможности провозглашения автономии были во многом вызваны справедливыми опасениями А.Букейханова по поводу рисков межэтнических конфликтов. На совещаниях в Челябинске и Уфе в августе-сентябре 1918 года А. Букейханов и М.Чокаев опять говорили о Степном крае и Туркестане как о частях России.

Например, в  Уфе А. Букейханов заявил: «Те организации, от имени которых я выступаю, не являются представителями сепаратизма, а они мыслят, что они составляют часть единой России, что автономные области в концерте мировых держав не могут играть никакой роли, если бы они захотели создать какое-нибудь маленькое сепаратное государство. Мы едины с демократической федеративной республикой Россией, мы мыслим себя только частью единой России». Даже когда во время гражданской войны обсуждались планы создания так называемых мусульманских штатов, их называли не иначе как  «мусульманскими штатами России». Это была реалистичная и единственно возможная в тех условиях программа.

Многих участников общественно-политических процессов, происходивших тогда в Российской империи,  - русских, казахов, украинцев, немцев, евреев и др. - связывали узы личной дружбы и многолетнего сотрудничества, независимо от партийной принадлежности. Представители движения «Алаш» к тому же выступали в роли просветителей и ознакомителей российского научного сообщества и широкой общественности с историей, бытом, обычным правом и культурой казахского народа. Вместе с другими передовыми деятелями того времени они последовательно и, что важно, легитимными способами отстаивали социальное и национальное равенство, межнациональное согласие. Борьба за удовлетворение самых острых нужд казахского общества сопровождалась поддержкой справедливых требований русских и других трудящихся (в 1916 году А.Букейханов защищал права всех призванных на тыловые работы инородцев).

В целом вся поликультурная, многоэтничная палитра населения Степи, а также деятельность в регионе разных социально-политических акторов создавали плодотворную основу и для роста национального самосознания, и для укрепления опыта конструктивного кросскультурного взаимодействия гражданских сил.

Интерпретаторы истории

- С вашей точки зрения, насколько объективно сегодня оценивается роль и значение движения «Алаш» в политической истории Казахстана?

- Уже довольно длительное время история «Алаша» находится в центре внимания публицистов и журналистов. А вот профессиональных научных трудов не так много. Это объясняется, прежде всего, ответственным отношением ученых к своему делу. С середины 1990-х годов ценность представляют в основном документальные публикации, но и среди них, к сожалению, много подготовленных наспех, содержащих обидные  ошибки и огрехи с точки зрения источниковедения и археографии. Это во многом девальвирует их значение. К тому же большой объем уже известных документов все еще недостаточно осмыслен.

В публицистике, в большинстве СМИ тот или иной документальный материал или источник личного происхождения нередко трактуются весьма вольно - главным образом, вследствие непрофессионализма авторов, которые некритично переносят на события и персонажи столетней давности современные представления об идеологии, политике, партиях, государственности, а также собственные идейно-политические оценки.

Например, больше всего трудов издано о Букейханове. При этом очень часто его цитируют выборочно, фразы вырываются из контекста или, что еще хуже, домысливаются. Тогда как, например, я не могу взять на себя ответственность утверждать, что думал Букейханов или какой-то другой исторический персонаж, если этому нет точного документального подтверждения, проанализированного на основе строго научной методологии. Очень часто авторы публикаций не учитывают или вообще плохо знают общеисторический контекст, многие важные факты и события. Но при этом преподносят свои оценки как истину в самой конечной инстанции, домысливают ту или иную фразу так, как им удобно или выгодно, в соответствии со своими конъюнктурными предпочтениями. Вследствие чего искажается историческая правда, создаются необоснованные мифы.

В частности, всем известна памятка Букейханова от 1 (14) декабря 1917 года, в которой  он самым гневным образом клеймит большевиков во главе с Лениным. Ее текст крайне эмоционален, что объясняется, прежде всего, тяжелыми личными переживаниями лидера «Алаша» из-за объявления партии кадетов «партией врагов народа». К тому же вскоре произошла бессудная расправа революционных матросов над его друзьями и коллегами – видными кадетами Ф.Ф.Кокошкиным и А.И.Шингаревым. При этом, несмотря на крайне негативное отношение к большевикам, уже весной 1918 года Букейханов фактически руководит переговорами с В.Лениным и И.Сталиным, на которые в Москву приехали его  товарищи – Х.Габбасов, Х. и Ж.Досмухамедовы. Тогда был достигнут компромисс по поводу автономии Казахстана, но свержение советской власти в регионе нивелировало этот результат. И в 1918-1919 годах «алашординцы» проводили единственно возможную на тот момент тактику лавирования, заключая разные альянсы, которые могли показаться невозможными в других обстоятельствах. Поэтому представлять их абсолютно непреклонными борцами за независимость, не вступавшими ни в какие компромиссы с противоположными силами, - значит искажать исторические факты. Но и осуждать их за это с позиций сегодняшнего дня тоже бессмысленно.

Комплекс жертвы

- Чем можно объяснить тот разнобой во мнениях и оценках применительно к движению «Алаш», который существует сегодня?

- Думаю, это объясняется разными причинами. История революции и советского нациестроительства остается наиболее «близким» для нас прошлым, на фундаменте которого к тому же строится современная история Казахстана и других бывших советских республик. «Длинный» XX век и советская эпоха вообще являются одной из самых дискуссионных проблем в исторической науке в целом.

Для Казахстана, как и для других «новых государств», задача исторического обоснования современных политических и иных практик весьма актуальна и чувствительна. Общество изменилось, и оно не монолитно. Разные этносоциальные и политические группы стремятся трактовать недавнее прошлое и привлекать на свою сторону столь симпатичных героев, какими были в большинстве своем «алашординцы», в интересах собственного политического позиционирования.

Эксплуатация образа народа как исторической жертвы стала удобным стереотипом для значительной части общественных активистов, и здесь наиболее простым для использования примером становится судьба движения «Алаш». Однако я считаю это не только бесперспективным, но и опасным, поскольку таким образом добровольно формируется комплекс исторической неполноценности, общество лишается исторического оптимизма, а кому-то это дает возможность оправдывать собственные неудачи. Кстати, И.Бродскому принадлежат очень важные слова, которые многое объясняют: «Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы. Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок – меню обширное и скучное».  

- Представим чисто гипотетически ситуацию, что режим самодержавия сохранился. Какой могла быть политическая эволюция движения «Алаш» в этом случае? И к чему бы оно, в конце концов, пришло?

- Как известно, самодержавие пало, и с этим уже ничего не поделаешь. Шанс на демократическую эволюцию политической системы в рамках монархии не был использован. Пока монархия сохранялась, будущие «алашординцы» действовали легитимно, добивались в рамках действующего законодательства тех реформ, которые считали необходимыми, и наращивали опыт политической конкуренции.  

- Приходилось встречаться с точкой зрения, что одержи «Алаш» верх, то Казахстан мог бы успешно реализовать такой же сценарий развития, что и послевоенная Япония. Какова ваша точка зрения по поводу такой постановки вопроса?

- На этот вопрос не так давно ответил профессор Т.Уяма, и я согласна с его мнением. Опять же надо исходить из фактов, учитывать уровень образования, экономического и научно-технического развития, численность и качество этнополитической элиты, политические традиции и культуру, природно-климатические условия и многое другое.  

Не вполне понятно, что значит – «одержи Алаш верх»? «Алаш» и «Алаш-Орда» добивались автономии. Большевики на нее соглашались при определенных условиях, антисоветские силы вели себя по-разному – только Комуч был за федерацию, но быстро потерпел поражение, а все остальные вели политику «непредрешенчества» до окончания войны.

В конце концов, автономия состоялась на условиях победителя в лице большевиков, и «алашординцы» признали эти условия.

Чужие среди своих?

- В чем, на ваш взгляд, причины, если можно так выразиться, политического фиаско движения «Алаш»? Отсутствие широкой народной поддержки?

- Пик его успехов приходится на 1917 год. В военно-политическом отношении «Алаш-Орда» не могла быть самостоятельной из-за отсутствия средств, кадров, вооружения и т.д. Были внутренние разногласия. В частности, Букейханову в сентябре 1918-го пришлось специально собирать своих товарищей в Уфе для решения вопроса об организационном и территориальном единстве провозглашенной, но не признанной автономии, чтобы предотвратить отпадение западной части в связи с попыткой  Ж.Досмухамедова к автаркии (образование Уильского оляята с провозглашением его ханом). Благодаря образованию вместо этого Западного отделения автономии ее представители, и в первую очередь правительство «Алаш-Орды», выступали в интересах и от имени всей территории края и всего казахского общества на переговорах с другими силами и правительствами в 1918-1919 годах. Кстати, Восточного отделения «Алаш-Орды» не было. Думаю, в литературу вкралась ошибка, вызванная тем, что в ряде документов, особенно в период  наступления Красной армии, использовались определения «восточная часть», «тургайская группа» и т.п. Но ни большевики, ни «белые», ни сами «алашординцы» нигде не писали и не говорили о Восточном отделении с центром в Семипалатинске, где на левом берегу Иртыша располагалось правительство всей автономии. Если согласиться с тем, что было некое Восточное отделение, то надо признать, что не было центрального правительства, не было единой территории заявленной автономии и т.д.

- Почему казахский народ не пошел за самыми просвещенными на тот момент своими представителями?

- Ситуация с поддержкой со стороны разных социальных групп менялась, ее надо анализировать конкретно на примере ключевых этапов - в 1905-1907 гг., в 1916 г., в 1917-1920 гг.

Как правило, в революционных событиях всегда и везде наиболее активно участвует молодежь, которая легче и быстрее воспринимает романтические мотивы и идет на самопожертвование, ее не сдерживает ответственность за детей и т.п. Надо понимать, что от одного этапа к другому кризисные явления нарастали, и положение в обществе становилось все тяжелее. Тяготы первой мировой войны, последствия восстания 1916 года и ужасы гражданской войны не могли воодушевить простого человека на идеальные поступки и мотивы. Мобилизация и налоги со стороны любых властей вызывали недовольство повсеместно, не только среди казахов. И в Семипалатинской, и в Уральской областях, да и в других местах люди, как могли, уклонялись от этого. Ж.Досмухамедову даже пришлось с помощью казачества подавлять бунт джигитов, призванных воевать за Оляят.

Нельзя не учитывать и сложную этносоциальную иерархию казахского общества, которая порождала внутриэтнические противоречия, что особенно проявлялось в позиции региональных лидеров. Например, алматинский историк Т.Далаева хорошо показала это на примере поведения волостных в 1916 году.

Светская образованность (и все, что с этим связано) сделала «алашординцев» в некотором смысле «чужими среди своих», хотя именно они аккумулировали самые передовые на то время идеи и представления о национальном прогрессе.

Источник: Central Asia Monitor

Голосов еще нет