:: РОССИЯ и КАЗАХСТАН…КОНТЕКСТЫ И ВЗАИМНЫЕ ВОСПРИЯТИЯ

Просмотров: 2,414 Рейтинг: 4.0

Состоялось очередное заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Восприятие образов Казахстана и России в контексте межкультурного взаимодействия»

Эдуард Полетаев, политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии»:

С 7 по 11 сентября в Москве прошли Дни культуры Казахстана в России. Первый Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и Президент России Владимир Путин в ходе встречи обсудили двусторонние отношения, а также приняли участие в праздничных мероприятиях.  Был открыт казахстанский культурно-деловой центр в павильоне «Казахстан» на ВДНХ. Этот 2019 год планировали объявить годом российско-казахстанских и казахстанско-российских культурных обменов, .и по факту они усилились. Активно расширяется двустороннее взаимодействие в образовательной сфере. Проходят многочисленные акции, показы казахстанских фильмов, творческие вечера, пресс-туры, круглые столы и конференции, обменные гастроли артистов, конкурсы, выставки, интернет-конференции и видеомосты, торжественные мероприятия. В свою очередь, с 7 по 11 октября Дни России пройдут в Нур-Султане, Алматы и Караганде. Таким образом, сохраняется позитивный тренд плодотворного двустороннего сотрудничества в культурно-гуманитарной сфере.

Исследования вопросов формирования образа той или иной страны получают все большее распространение в мире. Благосостояние государств во многом зависит от возможностей развития отношений друг с другом. Те из них, кто осознал важность формирования своего позитивного образа вовне, уделяют сегодня этому особое внимание.

Проблематика образов Казахстана и России особенно интересна, так как две страны связывают дружеские отношения. На разных примерах можно наблюдать, насколько значительно на протяжении истории менялись образы тех или иных стран, стереотипы восприятия народов и культур. Почему происходят такие изменения, как они отражаются на обществе, культуре, «картине мира» людей? В чем совпадения и расхождения в представлениях россиян и казахстанцев о соседней стране, отношениях между государствами с учетом особенностей их развития?

То, как Казахстан и Россия воспринимаются людьми из обеих стран, позволяет взглянуть на них со стороны, под новым, порой неожиданным углом зрения. Знание особенностей того, что думают соседи, важно для практических целей: без такого знания затруднено полноценное общение и сотрудничество в условиях увеличения информационных потоков ХХI века. Сегодняшний день ставит проблемы глобального уровня, которые оказывают серьезное воздействие на взаимное восприятие соседних стран, связанных общей историей, границами, этническим составом населения, культурными контактами. Казахстан и Россия могут дать в этом отношении уникальный материал для анализа их взаимодействия с помощью межкультурного диалога.

На отношения между жителями двух стран влияет большое число факторов, среди которых важную роль играют исторически сложившиеся традиционные установки и социокультурные связи народов. Еще в 2006 году президенты Казахстана и России облекли в новую форму развития культурные связи двух стран, объявив Год Пушкина в Казахстане и Год Абая в России. Эти два гения - знаковые фигуры в истории, внесшие огромный вклад в национальные литературы. Их произведения также входят в золотой фонд истории мировой культуры. 220-летие со дня рождения великого русского поэта Александра Пушкина отмечали в 2019 году во всем мире, в том числе и в Казахстане. 6 июня, в день рождения Пушкина, в мире также отмечался учрежденный ООН праздник – День русского языка. В Казахстане в настоящее время идет полным ходом подготовка к юбилею Абая Кунанбаева. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал указ о праздновании его 175-летия со дня рождения. К сожалению, в Казахстане мало кто знает о том, что в субъекте Российской Федерации, Республике Коми широко празднуется 180-летие Ивана Куратова. Он основоположник коми литературы, и последние годы жизни служил и творил на территории современного Казахстана, в городах Семипалатинск и Верный. В городе Алматы в память о нем названа улица.

В странах Евразии в последние годы уделяют много внимания проблемам развития культуры. Например, в Казахстане с апреля 2017 года реализуется программа «Рухани жаңғыру». 2018 год решением Совета глав государств СНГ был объявлен Годом культуры,

Культура в настоящее время является одним из столпов, на котором держится фундамент системы международных отношений. Природа культуры не любит границ и не хочет конфликтов. В последние годы многие государства решают вопросы формирования собственного позитивного имиджа в мировом общественном мнении. Образ государства, его репутация и авторитет во многом формируются на основе культурного достояния, интенсивности культурных связей с другими странами, уровня культурного развития. Именно поэтому рост влияния культуры в международных отношениях привел к появлению понятия «внешняя культурная политика», активно используемого в официальных документах.

Атмосфера взаимопонимания и взаимоуважения помогает сблизить людей, сохранять культурное наследие и приумножать его. Особая роль в этом плане у культурного развития Казахстана и России, это евразийские страны, многообразие культур - их богатство, сильная сторона. В их культурах осуществляется уникальный процесс синтезирования западных и восточных традиций.

Результаты проведенных социологических опросов показывают позитивные оценки нашими народами друг друга, оптимизм по поводу перспектив взаимного сотрудничества, преобладание положительных ассоциаций, осознание факторов сближения и необходимости укрепления сотрудничества. В частности, по данным опроса «ФОМнибус» фонда «Общественное мнение», проводившемся в апреле 2019 г., Казахстан входит в число стран-лидеров, с кем у россиян больше всего общего, наиболее близкие, дружественные отношения. Казахстан также вошел в число наиболее приоритетных партнеров Российской Федерации и оказался на втором месте в рейтинге «взаимопонимания». Восприятие России со стороны жителей Казахстана также отслеживается. Выявляются наиболее значимые тенденции в настроениях людей, одна из которых свидетельствует о том, что Россия остается для казахстанцев дружественной страной.

При этом в мире наблюдается следующая тенденция: если страна не в состоянии формировать представление о своей культуре в умах мировой аудитории, то она сталкивается с проблемой подтверждения своей идентичности. Культура является более глубоким и значимым распространителем образа страны, чем другие его составляющие. Соответственно поэтому межкультурные коммуникации становятся важным предметом исследований и анализа. Носители различных культур ныне включаются в общие социальные и экономические сети, а наличие замкнутых культур становится экзотикой. Межкультурная коммуникация становится повседневным явлением. Можно выделить наиболее значимые элементы общей позитивной самоидентификации казахстанцев и россиян. Это территория,  природные богатства, языки, религиозные традиции и обычаи, духовное и культурное наследие, культурное многообразие, вехи истории (в том числе победа в Великой Отечественной войне), общие положительные представления о качествах национального характера (открытость, гостеприимство и др.). Содержательное наполнение этих элементов, по сути, и формирует образ двух стран.

Что касается взаимного восприятия образов Казахстана и России, то важный фактор заключается в том, что оно во многом формируется благодаря целенаправленным усилиям СМИ. К сожалению, сейчас прямых культурных и (или) туристических контактов еще не достаточно для того, чтобы каждый гражданин России понимал, что происходит в Казахстане, и наоборот. Гораздо чаще они посещают Турцию или какие-нибудь другие курортные страны, чем соседние государства. В представлении россиян о Казахстане преобладают географические и культурно-исторические образы нейтрального характера. Образ же России у казахстанцев более разнообразный. Это связано с тем, что Россия представлена в информационном поле Казахстана более масштабно. Мы знаем о России больше, чем россияне знают о Казахстане. Это зависит, в том числе и от размеров страны. Большая страна, как правило, интересуется не только многочисленными своими соседями, но в целом тем, что происходит в мире, на других континентах. В отличие от мелких стран, для которых ситуация в более крупных соседских государствах имеет другое значение.

 

Гульмира Илеуова, президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» :

С социологией пока все сложно, потому как в Казахстане даже в финансово благополучные времена не было найдено денег на проекты межгосударственного сотрудничества. Если и осуществлялись какие-то из них в разные годы, то все они финансировались, как правило, российской стороной, некоторыми фондами. Я предпринимала попытки найти деньги для исследований. Есть пока работа с проектом «Евразийский Монитор», это регулярное (мониторинговое) измерение основных показателей социальных настроений жителей стран постсоветского пространства. В течение пяти лет проводились опросы в рамках проекта «Интеграционный барометр ЕАБР». Но с 2018 года финансирования проекта нет. Поэтому, согласно данным прошлых лет, Казахстан входит в топ стран, вызывающих положительные образы у россиян. Но он не единственный, есть в лидерах, например, Беларусь. А в Казахстане Россия по этому показателю была на первом месте. То есть, разница все же чувствуется. Во-первых, Россия занимает первое место в рейтинге дружественности. Во-вторых, приоритеты Казахстан в гуманитарной сфере тоже направлены в сторону России.

Респондентам задавали такой вопрос: откуда вы хотели бы, чтобы в нашу страну приезжали писатели, артисты? Ответ: Россия. То есть ее образ в Казахстане однозначно позитивный.

Но есть определенная негативная динамика. Скажем, в образовательном сотрудничестве. Российское образование понемногу теряет популярность в сравнении со знаниями, полученными в Германии, США, Китае. Мы видим, что северные регионы страны оказались в сложном демографическом положении. Поэтому, думаю, будут какие-то меры приниматься.

Тем не менее, сотрудничество с Россией в гуманитарной, культурной сфере было приоритетным всегда, ничего резко не менялось.

Что касается стереотипов. Специалист по политической психологии Акоп Назаретян вывел понятия стереотипа и переворачивания стереотипа. Те стереотипы, которые сформировались у взрослой группы населения Казахстана, они положительные. Стереотип может поменять только знак. Он может быть или отрицательный, или положительный. У меня, как у человека, который учился и долго жил в Санкт-Петербурге, долгое время имелся положительный стереотип о том, где я училась, и что ля меня значит Россия. Когда наступили девяностые и двухтысячные годы, во время посещения России для меня этот стереотип перевернулся, я даже боялась  там находиться, воспринимая все окружающее как невзгоды полицейского государства. Но в нынешнем году у меня случился переход с минуса на плюс, когда моя дочь захотела поехать в Россию. А я не хотела сначала туда везти ребенка, думала о безопасности. Но вся поездка оказалась очень комфортной. Россия стала позиционировать себя туристической державой, где услуги предоставляют с улыбкой и любезностью. Страна также развивает внутренний туризм. Я провела дочь по тем улицам Санкт-Петербурга, где я вижу историю, архитектуры и воспоминания студенческих лет. А дочь моя видела цифровые знаки, QR-коды, она потребляла информацию о городе и событиях в нем через смартфон. Оказалось, что всего этого в Санкт-Петербурге стало много. Дочь город считывала, и ей это понравилось. Между прочим, в Казахстан также чаще стали приезжать российские туристы.

Что касается вопросов культурного взаимодействия, то нужно много тратить государственных денег, чтобы его на разных уровнях развить. Нескольких проведенных дней культуры в одной стране все же недостаточно.

На одном из недавних публичных мероприятий в Казахстане было сказано: что это такое, много книг иностранных продается на русском языке. Действительно, на отечественный книжный рынок огромное количество книг поступает из России. И соответствует ли сей факт нашим идеологическим представлениям? Зато развитая российская книжная индустрии предоставляет разнообразие ассортимента. Мы пока мало что можем ему противопоставить. Это влияние, через книги, можно было бы изучать. Тем более, что сама Россия меняется, у нее новые авторы и их представления.

Айгуль Омарова, независимый политолог, публицист:

Можно упомянуть разные имена. Скажем, современного казахстанского писателя и литературного переводчика Илью Одегова. Или семейную пару Костевичей, переехавшую из Алматы в Калининград (Ирина пишет сказки, Леон – прозаик). Литература у нас есть. А мы о многих авторах не знаем. Все из-за журналистов, которым нужны лишь скандальные материалы. Известно, что культурное взаимодействие между нашими странами осуществляется через форматы приграничного сотрудничества, различные публичные мероприятия, тот же туризм. На севере Казахстана всегда было так, что россияне приезжали на курорт Бурабай, на Бухтарминское водохранилище. И поток прибывающих туристов из России растет. Другое дело, что у нас для них есть? Культура, в том числе определяется и состоянием общественных туалетов. А с этим у нас проблемы. Резко-континентальный климат предполагает, что тёплые клозеты должны быть на всех трассах, общественных местах и площадях. И в России ситуация не очень. Но там туризму стали уделять внимание, кроме принятия программ, делается что-то существенное. Достаточно наблюдать, сколько китайских туристов сейчас посещает в составе групповых туров Россию. У нас, к сожалению, настоящих, а не деловых туристов, все еще мало. Хотя в стране множество мест, которые могли бы их привлекать. Например, мало кто знает, что в Казахстане на территории Коргалжынского заповедника в Акмолинской области находится самое северное место гнездования розового фламинго. Причем, это единственное за место его гнездования на территории СНГ. Такое зрелище никогда не забудешь.

Продолжу об именах и культурных связях. В телевизионном вокальном проекте «Большая опера» в 2014 году ведущая солистка театра «Астана Опера» завоевала главный приз третьего сезона. Российские СМИ ее очень хорошо поддержали в информационном плане. Вслед за ней в проекте участвовал баритон Сундет Байгожин.

Первая скрипка страны, народная артистка Казахстана Айман Мусаходжаева была награждена российским Орденом Дружбы. Получив образование в Московской государственной консерватории им. П.И.Чайковского и став лауреатом Международного конкурса им. П.И.Чайковского, она свое творчество развивает в сотрудничестве с российскими музыкантами. Например, в Астане, в рамках мирового турне, посвященного 25-летию со дня основания камерного оркестра «Виртуозы Москвы», был проведен совместный концерт двух ведущих камерных коллективов – «Виртуозов Москвы» и «Академии солистов», созданной Мусаходжаевой. Спиваков говорил в свое время, что если бы она не вернулась из Москвы в Казахстан, то была бы еще более известна.

Если говорить о литературе, наверное, важным представителем, который как-то соединяет мосты между двумя странами, является российский писатель, уроженец Казахстана Анатолий Ким. В Казахстане он известен также тем, что перевел на русский язык произведения классиков казахской литературы - «Путь Абая» Мухтара Ауэзова и «Последний долг» Абдижамила Нурпеисова.

При этом один наш общественный деятель вдруг озаботился судьбой государственного языка и выпустил учебник. Книга нужная и полезная, но беда - съездит человек куда-нибудь и начинает вещать. Например, написал, что в одной из областей Казахстана, оказывается, родились многие академики и писатели. Казалось бы, стыдно признаваться в том, что ты не знаешь историю. Но дело, оказывается, в том, что есть виноватые, те, кто мешал ему узнать славные имена. Порой лидеры мнений собственное невежество прикрывают лозунгами. Это недопустимо.

Из позитивных наблюдений отмечу, что когда попытались принизить подвиг 28 героев- панфиловцев, в Казахстане и России общественность дружно поднялась на их защиту. Это яркий пример сохранившихся связей, общего прошлого, которое мы не дадим осквернить.

Мы в Казахстане о России знаем больше, при этом у нас единицы политологов или культурологов, которые специализируются на изучении этой страны. И в России ситуация не лучше. Из известных журналистов, которые пишут о казахстанской проблематике, сразу вспоминаются только Аркадий Дубнов и Виктория Панфилова. Наши авторы уезжают в Россию, но не растворяются в общей массе. Это такие журналисты, как Дастан Мукушев, Михаил Пак, Ярослав Красиенко, писатель Сергей Лукьяненко. Пьесы молодого драматурга Олжаса Жанайдарова ставят в театрах Москвы и Новосибирска. Гульназ Балпеисова ставит спектакли на сцене Театра им. Е.Б.Вахтангова.

Лайла Ахметова, директор Центра ЮНЕСКО КазНУ им. аль-Фараби:

Плодотворное сотрудничество в культурной и гуманитарной сфере между Казахстаном и Россией действительно постоянное, идет по нарастающей. Но это не означает, что мы идеально дружно идем в ногу. Есть и недопонимание. Возьмем, к примеру, процесс перехода казахского языка на латиницу, который в России далеко не всеми воспринимается однозначно. Хочу подчеркнуть, что формирование образа страны включает в себя весь объем информации о стране, в то время как имидж – это несколько более узкое понятие.

В казахстанском ракурсе часто положительный образ страны отождествляется с образом ее президента. Например, бывший казахстанский исследователь, профессор РГГУ Людмила Адилова как раз занимается данным вопросом, у нее много работ по имиджеологии, брендированию Казахстана. Но в последние годы и другие яркие личности Казахстана, спортсмены, певцы, позволили заговорить о нашей стране. И прорывов все больше. Сегодняшние примеры – певец Димаш Кудайберген работает в сотрудничестве  с композитором  Игорем Крутым, Алла Пугачева вручает именную «Золотую звезду» 11-летнему казахстанцу Ержану Максиму. Это показывает, что талант зачастую воспринимается превыше других регалий, и у нас, и в России. Долгие годы у нас была общая с Россией история, но о ней сейчас говорят мало, порой с негативом. Зато как кто-то одержит в России победу на конкурсе, мы дружно начинаем хлопать: «Ура! Наш!».

Сегодня новые реалии. Для Казахстана, с одной стороны, важно сохранение стабильности, с другой, есть запрос на обновление. К тому же власть во всем мире использует виртуальные технологии. Мы должны это знать и активно применять на благо всем. Необходимо долгосрочное, постоянное конструирование положительного коллективного образа страны. Должна быть триада: Казахстан – лидер – народ. Именно коллективный образ. А то, что у нас появляются в разных сферах деятельности звезды, говорит о том, что прорыв идет, понимание есть. В стране стали более внимательны к предложениям экспертов, но никуда не делись и те люди, кто дорожит своими креслами, ждет только команды.

В настоящее время Казахстан и Россия вместе ответственны за функционирование ЕАЭС, потому что они во многом его придумали, воплотили в жизнь. Идея экономического союза объединяет, но также нам необходима общая сбалансированная оценка прошлого и настоящего, механизмы целенаправленного продвижения евразийских ценностей. Нам надо много вопросов решать, в Казахстане, не делясь на казахо- и русскоязычных, и вместе с Россией.

Евгений Пастухов, заместитель главного редактора журнала «Центр Азии»:

Пожалуй, сложно говорить о некоем едином, понятном для большинства россиян образе Казахстана в России. Существует широкая палитра мнений на сей счет, и зависит она от многих факторов: социальных слоев населения, места проживания и многого другого. В общей массе россияне относятся к Казахстану положительно. Но можно отметить и такой парадокс. С одной стороны, мы давно развиваемся как независимые государства, и некоторые россияне даже считают, что им нужны визы, чтобы посетить нашу страну. С другой стороны, нас порой воспринимают также как, допустим, Татарстан или Башкортостан, откидывая всякие условности. Причем такое распространяется и на другие постсоветские страны, что может приводить к различным курьезам. Например, в одном из московских ресторанов в винной карте к российским винам причислили вино из Грузии.

Примечательно, что такой парадокс живет в головах у россиян, имеющих самые разные политические взгляды и предпочтения. Российские либералы вполне могут быть имперцами.

В последние месяцы Казахстан стал интересен в России темой транзита власти, приходом к руководству страной второго президента и т.д. Российский журналист и писатель Леонид Млечин поднял тему о том, что Россия должна изучать Казахстан на системном уровне, относиться к нему на равных, что историей должны заниматься историки, а не политики. Млечин, по сути, повторил постулат концепции, которая принадлежала британским историкам и ученым. Они говорили, что историю нужно отдать ученым, а не политикам и публицистам, потому что иначе начнут теребить старые раны.

В восприятии образа страны многое еще зависит от того, как сами мы к нему относимся. Например, спросили у меня знакомые россияне про мое отношение к переходу казахского языка на латиницу. Ответил, что вижу в этом больше плюсов для всех, нежели минусов. Такого ответа для россиян оказалось достаточно, и они перестали рассматривать данную тему с той долей критики, которая подавалась некоторыми российскими СМИ.

Сергей Козлов, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане»:

В установках казахстанцев из различных социальных слоев соответственно формируется разный образ России. Думаю, что и в обратном отношении данная установка верна.

Раньше, как мне кажется, большую роль в общем культурном процессе и в познании народов друг о друге, играла литература. Сегодня же ее роль явно снижается в формировании образа народа или страны. Да, мы интересуемся российскими писателями, ценим отечественных. Но книгу пишешь долго, порой два-три года, а тираж у нее будет в лучшем случае несколько тысяч экземпляров. А один пост в интернете может дать десятки тысяч просмотров. Поэтому сегодня Интернет – безусловно, один из ведущих факторов в формировании современной культуры.

К примеру, возьмем YouTube. Там огромное количество российских материалов об истории, культуре, литературе. Такое же количество специалистов, которых не увидишь на телевидении. К сожалению, в Казахстане подобный контент почти не производят. Разве что есть разные хайповые, политические ролики.

Была серия на YouTube «Отдых на озере Балхаш». Даже ее сделали россияне. Хотя и эту серию можно отнести к культурному взаимодействию. Как и пример успешного сотрудничества Димаша Кудайбергена, певца с уникальным голосом с известным композитором и продюсером Игорем Крутым.

В пылу полемики у нас некоторые заявляют, что российское телевидение показывает глупые, «зомбирующие» передачи, что негативно влияет на казахстанского зрителя. Но российское телевидение огромное и весьма разнообразное, как и сама Россия. Каждый найдет телеканал и передачи по своему вкусу. Там есть просто великолепный канал «Культура», или «Моя планета», или исторический канал «365 ТВ» и множество других каналов - все это тоже российское телевидение. Можно ли говорить о таком же разнообразии в отношении нашего, казахстанского телевидения?

Да, в Казахстане немало делается для того, чтобы страну узнавали именно по каким-то «культурным меткам». Например, вот состоялся форум «Алматы – яблоневый центр». Цель его – сформировать свой, неповторимый бренд самого большого города страны. Но даже на форуме высказывались скептические прогнозы: вот уже сколько лет говорится об этом яблочном бренде, но ни денег, ни должного упорства и настойчивости в его формировании и продвижении, как и раньше, нет.

То же самое можно сказать и в отношении других подобных тем – например, по части превращения Казахстана в страну с развитой туристической инфраструктурой, способной продемонстрировать все культурное разнообразие республики. Причем, это касается всех народов, живущих здесь. 

Мы по-прежнему воспринимаем друг друга, я имею в виду партнеров по Евразийскому союзу, согласно уже сформировавшимся стереотипам. И это еще долго будет превалировать в нашем культурном восприятии. Но для того, чтобы создать иное, более современное и адекватное восприятие друг друга, нужна, на мой взгляд, именно информационная политика, ее современная концепция и создание соответствующих информационных структур, которые бы ее продвигали как внутри нашей страны, так и за ее пределами.

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»:

Хотя в России есть официальные органы, отвечающие за продвижение культуры страны за рубежом (например, Россотрудничество), но большую долю работы в этом направлении все-таки ведут негосударственные структуры. Во многом благодаря именно им, Россия значимо присутствует в Казахстане через кино, телевидение, эстраду, литературу, спорт и т.д. Казахстан же слабо представлен в России в культурном аспекте. Вместе с тем у него имеется серьезный запрос на расширение культурно-гуманитарных связей и развитие межкультурного диалога со многими странами и народами, включая Россию. Определенные шаги в этом направлении имеются. Например, в марте этого года в Москве были проведены выставка «Золото Великой степи» в Государственном центральном музее современной истории России и концерт Димаша Кудайбергена в Кремлевском дворце. А в Казани в этот же период прошла выставка Национального музея РК «Великая степь: история и культура». Казахстанские актеры периодически снимаются в российских кинофильмах (к примеру, «Золотая Орда», «Тобол», «А.Л.Ж.И.Р») и, наоборот, их российские коллеги – у нас (в частности, «Бизнесмены», «Так сложились звезды»,  «Хранитель»). На днях из гастролей в Новосибирске вернулся коллектив Государственного академического русского театра драмы им. М. Лермонтова.

Но по сравнению с культурной активностью той же России за рубежом, включая и нашу страну, мы значительно отстаем. Показательным в этом отношении стало выступление председателя Союза кинематографистов Казахстана Ермека Турсунова на прошедшем 6 сентября заседании Национального совета общественного доверия при Президенте РК. Он, в частности, отметил, что  «Успех Димаша или Тимура Бекмамбетова – это случайность. Их не признают на родине. Чиновники пристраиваются к их успеху. Они ищут признание за рубежом». Поэтому приходится констатировать, что культуру Казахстана за рубежом двигают главным образом энтузиасты из тех или иных сфер. Поэтому государству следует усилить работу в этом направлении как непосредственно, так и оказанием различной поддержки заинтересованным негосударственным структурам и творческим объединениям.

Если брать книжный рынок двух стран, то в российской научной и публицистической литературе про Казахстан главным образом пишут либо в общем контексте по Центральной Азии, либо сквозь призму биографии Нурсултана Назарбаева. Хотя встречаются довольно интересные книги, касающиеся различных процессов и событий из нашей истории. Например, специалиста по истории Золотой Орды Романа Почекаева. Тем не менее, все это, как говорится, капля в море. В этой связи можно было бы обеспечить поставки книг казахстанских авторов в книжные магазины России, чтобы заполнить пробелы в знаниях заинтересованных российских читателей о нашей стране. В Казахстане же преобладает литература главным образом исторического характера, где Россия рассматривается преимущественно как колониальная империя по отношению к нему со всеми вытекающими из этого преимущественно негативными оценками. Хотя в последнее время появляются достаточно объективные работы по данной тематике, в частности, ученых-историков Султана Акимбекова и Радика Темиргалиева. А по современной ситуации в этой стране пока издана всего лишь одна книга эксперта-международника Аскара Нурши «Путинская Россия: геополитический реванш или агрессивная оборона?». Так что научным кругам двух стран есть над чем работать.

Шавкат Сабиров, президент ОЮЛ «Интернет Ассоциация Казахстана»:

Многие социологические исследования, проведенные в России, и раскрывающие отношение ее граждан к странам СНГ, свидетельствуют о том, что Казахстан россияне называют стабильным и успешным государством, надежным партнером, кому можно доверять. Хотя отношение к той или иной стране сейчас во многом определяется влиянием телевидения и интернета. Поэтому, как только появляется какое-нибудь скандальное мнение о нашей стране, возникает вопрос: кто пытается раскачать Казахстан? Хотя, по сути, это наше внутреннее дело.

Я сужу по имеющейся у меня статистике: мы на самом деле немного потребляем политических новостей из-за рубежа, и даже из России. Зато многое, что связано с российской культурой, здесь хорошо заходит. Этот контент по объему превышает даже происшествия.

Мне не нравится, как мы подходим к вопросам финансирования культуры. В конце прошлого года в Лондоне состоялся концерт Димаша Кудайбергена, в рамках Дней культуры Казахстана в Великобритании. Все вырученные средства пошли на поддержку молодых талантов в Казахстане. Программа «Поддержка молодых талантов за рубежом» существует уже более 10 лет и вроде бы финансируется государством. Но почему кто-то должен свои заработанные деньги тратить на это? Такие вещи нужно менять.

Как-то на встрече с одним известным российским медиаменеджером мы стали считать и сопоставлять, сколько денег тратят Казахстан и Россия на свои медийные пространства. Тогда выяснилось, что Казахстан на все медиа тратит столько, сколько Россия только на телеканалы RT и медиахолдинг ВГТРК. Сопоставляя масштабы, видно, что деньги мы тратим приличные, на культуру, думаю, также. Были бы от всего этого эффективные результаты…

Сакен Бельгибаев, директор кинокомпании Samruk Cinema, президент Фонда содействия профессиональным СМИ:

Нужно понимать определенные тенденции, которые в настоящее время имеют место быть. Культура в каждой стране развивается либо стихийно, либо является отражением политики. А чаще – и то и другое вместе, одновременно. Выкажу субъективную оценку: основной идеологической ценностью казахстанского кинематографа является культивирование семейных ценностей и дружба народов. В российском кино больше акцентов на патриотизме, в том числе военном. Множество фильмов и сериалов снимается на военную тематику. Казахстанскому кинематографу по ряду причин трудно проникнуть на российский рынок. При этом российское кино по определенным параметрам интересней, хотя в самой России есть мнение, что отечественные фильмы для массового зрителя делаются некачественно. Вообще на постсоветском пространстве царят отнюдь не голливудские принципы, согласно котором деньги на кино дают, чтобы заработать. Часто за фильмы просто отсчитываются, мол, сняли столько-то, потратили столько-то. Постсоветское кино к тому же во многом авторское, рассчитанное на искушенного зрителя. При этом системной политики по его сближению не ведется, хотя есть, конечно, примеры совместных работ кинематографистов.

Мы находимся в значительной степени в российском медийном и культурном пространстве. И тут встает вопрос о его качестве. У казахстанской аудитории образ России в значительной степени формируется из новостей: митинги, ЧП, пожары. Негативных новостей всегда больше, хотя есть и запрос на них со стороны потребителей. Если речь о культуре, то про шпагат балерины Анастасии Волочковой рассказывают больше, чем про постановки театра кукол им. С.В.Образцова. Сформировалось целое поколение молодых казахстанцев, у которых благодаря СМИ составились нерадужные стереотипы о дружественной стране.

Когда у стран или народов мало поводов дружить, именно диалог становится универсальным способом существования культуры. Поэтому вопросам мягкой силы нужно уделять максимальное внимание.

Чтобы улучшить качество новостей, связанных с культурой, группой казахстанских энтузиастов была разработана концепцию культурного пресс-клуба, на площадке которого будет рассказываться о новых постановках, книгах. Основные потребители – жители Казахстана, основные поставщики новостей – казахстанские и российские культурные деятели. И нам нужен партнер на территории России, чтобы поставлять новости из Казахстана.

Для чего это необходимо? Мы радуемся за некоторых представителей Казахстана, которые стали известны в мире. Но надо понимать, что кто-то из них с финансовой точки зрения является китайским или российским проектом, кто-то смог реализовать себя в США. И многие новые, перспективные звезды будут уезжать. У нас нет системы оценки, процедур управления нашими культурными всплесками.

В данный момент в Казахстане находится руководитель генеральный директор Фонда развития культуры, кино и телевидения КНР Чжан Вэнтинг. Мы заключили партнерское соглашение. На одном из популярных казахстанских порталов будем снимать пилотный выпуск передачи, через которую наши казахстанские культурные деятели будут раскрываться для китайской аудитории. Китайцы настолько серьезно подходят к таким вещам, что лично сюда приехали, выступили с инициативой, мы их поддержали. Кроме того, мы работаем сейчас над проектом военно-исторической драмы «Алия», посвященной Герою Советского Союза, снайперу Алии Молдагуловой. Часть бюджета китайская сторона (а в КНР есть коммерческий спрос на фильмы о Второй Мировой войне) возьмет на себя. Хотелось, чтобы и с Россией было больше подобных совместных проектов.

В этом году миллиардером Романом Абрамовичем был учрежден фонд развития современного кинематографа «Кинопрайм», он поддерживает проекты и мы можем туда подавать заявки. Однако, это частный фонд, он финансирует фильмы лишь частично и на завершающей стадии съемок, к тому же, в случае коммерческого успеха фильма фонд будет получать долю прибыли.

Юрий Булуктаев, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК:

Культура является фундаментальной основой взаимоотношения людей. Когда мы говорим о двух странах – Казахстане и России, то имеем в виду, прежде всего то, что в них существует и развивается культурная политика. Допустим, фонд «Русский мир» реализует целый комплекс международных учебно-образовательных и просветительских программ гуманитарной направленности, проводит акции, конкурсы и олимпиады как средства повышения интереса к изучению русского языка, культуры, истории. Деятельность Россотрудничества и подразделений направлена на реализацию государственной политики международного гуманитарного сотрудничества. Они работают эффективно по всему миру, в первую очередь на постсоветском пространстве, где многих объединяет русский язык. Говоря о культуре, мы можем рассматривать не только фильмы и литературу. Но и условия для распространения русского языка, его практического применения. Для Казахстана это очень серьезный ресурс – русскоязычное население.

Относительно вопросов формирования образа страны отмечу, что у старшего поколения представление о русской культуре формировалось образованием, воспитанием, традициями. У современного поколения новые факторы ее формирования, в связи с глобализацией современного мира, независимостью бывших республик СССР. Меняются, казалось бы, привычные, сложившиеся образы. Поэтому не удивительно, что появляются русофобские настроения, даже в академической среде. Но в целом русский язык есть тот фактор, который многих людей нацеливает на восприятие русской культуры, которое не развивается хаотично. Существует государственная политика. Еще в 1992 году создана договорно-правовая основа для культурного взаимодействия двух стран. 21 октября 1992 года установлены дипломатические отношения между Республикой Казахстан и Российской Федерацией. Договор о дружбе и сотрудничестве между Россией и Казахстаном. На современном этапе основой стратегического партнерства служит подписанный президентами двух стран Договор о добрососедстве и союзничестве в XXI веке (2013 год). В нем есть раздел, посвященный взаимодействию в области культуры. Я уверен это взаимодействие будет продолжаться и расширяться.

Культуре, чтобы быть сполна востребованной повсюду в мире, нужна поддержка и со стороны туризма. Перспективы культурного туризма – это ресурс странового развития, влияющий и на международные отношения. Не случайно в прошлом году в Петропавловске XV Форум межрегионального сотрудничества Казахстана и России был посвящен новым подходам и тенденциям в развитии туризма.

Дмитрий Шишкин, писатель, журналист:

Обычно, когда обсуждаются темы, касающиеся взаимного сотрудничества с крупными игроками, с позиции Казахстана часто говорится о том, что о стране мало знают. Но ни в США, ни в России, ни в Китае не будут говорить много о Казахстане, потому что им это не всегда интересно, если эти люди – не специалисты.  И ничего страшного тут нет. Допустим, не переживает же Австралия о том, что о ней мало говорят в США. Хотя обе страны англоязычные, много австралийских актеров мы видим в голливудских фильмах. Просто Австралия со своим маленьким рынком не пытается сделать фильм, который завоюет весь мир.

Государственная поддержка культуре нужна не во всех сферах. Скажем, не помешает помощь в переводе литературных произведений на другие языки. У нас в стране переводами современных казахоязычных авторов занимаются в основном энтузиасты. Перевод самому делать дорого, допустим, от 20 тысяч долларов стоит перевод романа в приличном агентстве. При этом не всегда есть смысл вкладываться в продвижение, потому что в этом случае эффективно работает рынок. А рынок – это не только продажи, это еще фестивали и конкурсы, которые, кстати, часто выигрывают малоизвестные и низкобюджетные проекты. Например, фильм «Өзен» Эмира Байгазина завоевал Венецианского льва, фильм «Тренинг личностного роста» Фархата Шарипова получил Гран-при Московского международного  кинофестиваля «Золотой Георгий». В свою очередь, картины, замеченные на международных кинофестивалях, более благосклонно воспринимаются зрителями. Государственный академический русский театр драмы им. М. Лермонтова из Алматы был в сентябре на гастролях в Новосибирске, выступая на сцене известного театра «Красный факел». При этом наши артисты не едут в Москву, где театров полно, они отправляются туда, где могут быть конкурентоспособны.

Певцы Димаш Кудайберген, Данэлия Тулешова становятся популярными в России. Это послы культуры Казахстана, по объему рынка в сравнении с Россией – небольшой страны. Рынок российских медиа больше нашего в десятки раз. В абсолютном соотношении его не догнать никогда. Хотя, в силу ряда причин, в России о казахстанской культуре всегда будут знать больше, чем в Китае и США. Трезво надо оценивать ситуацию, в том числе и с позиции рынка. Он диктует, никому ничего навязать нельзя. Можно открыть десятки культурных центров. Но они вряд ли станут хотя бы самоокупаемыми.

Есть задача – делать хорошие культурные проекты в первую очередь для себя, а не для кого-то, чтобы похвастаться. Когда будет нормальный подход к культуре, тогда будут появляться уже выпестованные, а не просто природные таланты. В последние годы жизни казахстанский театральный и киноактер Владимир Толоконников был востребован в Москве, там же периодически снимается Сергей Погосян. Российские кинодеятели не относятся к нашим авторам, актерам, режиссерам снисходительно. Главное – демонстрировать таланты, трудолюбие, быть интересным зрителям.

Антон Морозов, политолог:

В России на формирование ее положительного образа государство выделяет приличные суммы. Образом и имиджем занимаются помимо МИДа и его аффилированных структур, информагентства и телеканалы. В Казахстане, точно знаю, еще с 2002 года начали интересоваться вопросами имиджа и конструирования образа страны. Появлялись по этому поводу аналитические материалы, доклады. Но одно дело – интересоваться вопросом, а другое - начать программу реализовывать и оценить результаты. Пример: Астана и то, как ее позиционировали. Астана – это визитная карточка Казахстана, самая молодая столица Азии, привлекательная, современная. Кучу денег в ее образ вложили, потратили ресурсы. Куда они ушли? Кто их подсчитает? Неясно. К тому же теперь город называется Нур-Султан.

Образы страны – явления довольно противоречивые, величина непостоянная. Образ одной страны даже внутри нее может быть противоречивым. Допустим, образ страны, который создает своими речами, выступлениями и оценками один общественный или политический деятель, будет явно отличаться от образа, который создает другой. Образы создаются разными персонами. Есть у образа страны черты постоянные – климат, границы. А есть черты меняющиеся – та же история, переменчивая, которая зависит от того, кто на это в каких текущих обстоятельствах смотрит. Вот такой у нас постколониальный эффект. Можно образ конструировать и реконструировать. Этим пользуются многие. Если страна сама свой образ не создает, ей его создадут другие, если им что-то надо от этого.

Владислав Юрицын, политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net:

Создание успешных брендов и образов требует усилий. К примеру, у меня при слове «Япония», возникает один из образов – камикадзе. Получается, что эти пилоты-смертники, тысячи молоды студентов, таким образом, проявляли свой патриотизм, чтобы этот образ сложился. Добровольцев было в три раза больше, чем самолетов. Эффектный образ «на халяву» не получится, работать надо.

Адиль Каукенов, политолог, директор Центра китайских исследований CHINA CENTER:

У многих спикеров прослеживается мысль о том, что в Казахстане о России знают больше, чем в России о Казахстане. Нужно понимать, кто мы есть в этом мире, отдавать себе отчет в том, что Казахстан и Россия - это все же разные весовые категории. В России больше рынок, соответственно, больше делается вложений. Создаваемый в этой стране контент не сопоставим по масштабам с казахстанским.

Возникает мысль о том, что отечественным создателям контента тяжелее, потому что они вынуждены конкурировать не только друг с другом, но и с российскими коллегами. В этом есть и положительный момент - есть возможность эффективно выстрелить со своим проектом. У нас еще многое зависит от госзаказа, когда, допустим, создается большой культурный проект, но не получает массовой популярности. А такие фильмы, которые рассчитаны были на массового зрителя, становятся популярны не только в Казахстане. Приведу в пример фильм казахстанский «Рэкетир». Он получил популярность в России, особенно в таких республиках, как Бурятия и Якутия, потому что люди узнавали в этом фильме себя и свою жизнь. Возлагали большие надежды на телесериала и одноименную киноэпопею «Казахское ханство». Но, несмотря на то, что первый фильм стал одним из лидеров казахстанского проката, зритель в целом проект принял прохладно.

Хочу отметить, что в межкультурном взаимодействии не стоит подстегивать самих себя, испытывать какие-то нереальные ожидания от того, что в России будут все знать о нас. Это из области фантастики. Но то, что наша общность, в частности языковая, позволяет нашим отечественным деятелям реализовывать себя в соседней стране, это шанс, которым надо пользоваться.

В 2002 году на чемпионате мира по футболу случилась сенсация. Дебютант первенства, сборная Сенегала, сенсационно выиграла у действующих чемпионов мира - команды Франции. После этого многие французы говорили, вспоминая постколониальные связи: «получается так, что сенегальские футболисты реализовались именно во Франции, то есть Франция сражалась с самой собой». И мы также способны реализовываться в российских реалиях, отталкиваться от них и выходить на мировой уровень…

Давайте заглянем в учебники по истории Казахстана для школ и вузов. Они рассматривают ту часть истории, когда Казахстан был в составе Российской империи и СССР, достаточно негативно. Кроме того, нам начали рассказывать про якобы генетическую неприязнь между казахами и китайцами. Это и чепуха. Корни лежат в художественных романах советской истории. И это отношение перекочевало в учебники истории, которые, по сути, воспитывают ощущение противостояния. Разве это дело, если ученик уже верит, что у него есть какая-то генетическая ненависть? Впрочем, есть шансы, что книги Радика Темиргалиева и других адекватных авторов, возможно, в будущем введут объективизм в образование. Иначе через пару поколений дружбы с соседями не будет. Мы получим массу людей, верящих, что многое в определенные периоды истории было плохо.

Замир Каражанов, политолог:

У Казахстана, сколько ни пытались создавать его положительные образы, не всегда это получалось. Допустим, один из таких образов связан со стратегией развития страны «Казахстан-2030» и ее сакральный символ – снежный барс. Он, по сути, стал символом страны. В главе «Миссия Казахстана» Послания Президента есть такие строки: «К 2030 году, я уверен, Казахстан станет центральноазиатским барсом и будет служить примером для других развивающихся стран». Однако, несколько лет назад было объявлено, что стратегия выполнена досрочно. Затем заговорили про «Ұлы Дала» – «Великую Степь», объявив его сакральным понятием, имеющим глубокое содержание и объединяющим весь тюркский мир. Но просчитан ли от этих образов страны эффект? Или они стали декларациями для внутреннего потребления?

Уверен, надо сделать так, чтобы образ формировали, прежде всего, сами казахстанцы. У нас есть талантливые люди, их много. Благодаря их работе в мире знают о Казахстане. Эти люди добровольно приносят гораздо больше пользы для создания образа, популяризации страны за рубежом, чем скучные официальные идеи. Государство не должно формировать образы, а создавать условия для того, чтобы талантливые люди проявились и развивались. Почему-то в последнее время наши таланты чаще становятся известными сначала за рубежом, и только потом на Родине. Мы не знаем, чего достиг бы Казахстан, если бы здесь культура бурлила и кипела.

Помню, что у моих дедушки и бабушки на книжных полках было много книг казахстанских писателей. Такие книги имелись и у многих других семей. То есть в прежние времена в республике наблюдался достаточно неплохой культурный уровень жителей. Почему так называемая ретро-культура сегодня слабо популяризируется? При этом ее помнят в других республиках бывшего СССР. Культурное богатство Казахстана советского периода оказалось не до конца неосвоенным.

Бизнес тоже должен в создании образов участвовать. Одно время административными методами пытались сделать так, чтобы бизнес оказывал содействие культуре и творческим людям. Но добровольно-принудительные схемы редко срабатывают. Бизнес всегда преследует практические цели. Например, мы слышим словосочетания «корейская культура», «японская культура». Но Корея и Япония – это экономики экспортоориентированные, их потребители находятся за пределами стран. Поэтому их культуру будет прагматично популяризировать за рубежом в качестве эдакой мягкой силы поддержки. В казахстанской же экономике правят бал сырьевые компании, которые работают отнюдь не с рядовыми потребителями. Зачем им заниматься пропагандой культуры?

Думаю, что ситуация с образами Казахстана не потеряет актуальность. Если раньше формировало образы кино и телевидение, то сейчас их недостаточно, потребители уходят в интернет. Там формируются не только образы, но и мифы, всякие фобии. В итоге в головах получается каша из этих самых образов. Что же касается взаимного восприятия образов Казахстана и России, мне кажется, они довольно размыты. Мы исходим из парадигмы о том, что близкие, союзные государства все знают друг о друге. На самом деле глубокого представления нет. Я бы сказал, что у двух стран есть ожидания относительно друг друга, тем более, что их связывают долгосрочные отношения. Знание – сила, поэтому образам и России и Казахстана нужно уделять большее внимание.

Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-Немецкого университета:

Когда мы обсуждаем образы двух стран, возникает ключевой вопрос: зачем нам это нужно? Ответ, на мой взгляд, таков: Казахстан хочет выстраивать партнерство с Россией, как и наоборот. Соответственно, партнерам нужно быть понятными друг другу. Для этого нужно взаимопроникновение.

Считаю, что развитие культуры – это, в первую очередь, внутренний вопрос для каждой страны. Ориентироваться на внешнего потребителя необязательно. Очевидно, что с определенной точки зрения мы являемся периферией для российской культуры. У многих отечественных деятелей культуры, критиков, наблюдателей наблюдается провинциальная позиция относительно культуртрегерства России. Это объективная реальность для всех постсоветских стран. Однако, Москва – это не единственная точка притяжения. В этом мегаполисе сильная конкурентная среда, одних только театров несколько сотен. Поэтому более эффективным вариантом для популяризации казахстанской культуры в России будет являться работа на периферии большого соседа. В Поволжье, на Урале, в Сибири. Там публика менее избалована разнообразием культурных проектов, а с близлежащим Казахстаном она знакома лучше.

Андрей Хан, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований:

Стоит ли у нас какая-то задача по поводу развития культурного взаимодействия между двумя странами? Что касается формирования образов Казахстана, то МИД определенное время отвечал за имидж Казахстана за рубежом, чтобы потом привлекать инвестиции, двигать наши товары и услуги на внешние рынки. Но линейка поставляемых товаров у нас не широкая. Мы этим занимаемся разве что из-за «понтов», мол, мы красивые, уверенные в себе, ничем не хуже других и даже лучше. А других практических целей в создании имиджей и образов я не вижу.

Культура – это отдельный срез. У нас с Россией культурное пространство пока относительно единое. Поэтому в Россию нужно чаще заходить со своими культурными продуктами, чтобы не только самореализоваться, но и заработать деньги.

В основе многих культурных взаимодействий лежат соображения безопасности. Живя в сложном мире, безопасность определяет политику, которая заставляет страну быть дружественной, способствует созданию для этого условий. Если сравнить оборонные бюджеты двух стран, то окажется, что российский оборонный бюджет больше практически в 30 раз, чем казахстанский. При этом российские политологи не стесняются называть Центральную Азию подбрюшьем. Речь идет о том, что это зона российских стратегических интересов, влияющая на безопасность России. Сегодня мы дружественны. И Россия будет тратить финансы и усилия на то, чтобы сформировать свой образ здесь положительным.

Эдуард Полетаев:

Формирование культурного ландшафта является одной из основных задач в системе развития культурной политики современных государств. А образ страны можно реконструировать и изменить за короткое время. Как это произошло благодаря СМИ с образом России в Украине и наоборот. Хотелось бы понять, что нужно сделать во взаимоотношениях России и Казахстана, чтобы положительные образы сохранялись и приумножались. Они сейчас во многом основаны на стереотипах. Взгляды и оценки часто зависят от разницы поколений, языковой среды, региональной принадлежности, погруженности в ту или иную информационную среду.

Есть серьезное различие образа страны внутреннего и внешнего. Характер представлений о себе и о своем месте в мире (внутренний образ) оказывает неоднозначное влияние на восприятие страны за ее пределами (внешний образ). Есть ли точки соприкосновения между внутренним и внешним образом? Обратите внимание на цитату из статьи в газете «Аргументы и Факты», посвященной Дням культуры Казахстана в России: «В праздничную Москву, конечно же, привезли все самое лучшее - выставки, кинофильмы, брендовые коллективы. Планка, которую ставит Казахстан для своих деятелей культуры, - мировой уровень. Стоит понизить требования, замкнуться в национальных рамках - скатишься на уровень этнографии. Родоначальник современной культуры Казахстана Абай Кунанбаев призывал своих соотечественников быть открытыми миру и осваивать все, что дает пользу».  Это такая довольно яркая демонстрация того образа Казахстана, каким его видит российский журналист. Исходя же из анализа мнений, высказанных здесь, возникает такое ощущение, что дискуссия происходила под девизом «гордость и надежда». Мы действительно неравнодушны и хотим, чтобы образ нашей страны, ее культура были заметны на мировом уровне. Где-то это зависит от персоналий, где-то от целенаправленной культурной политики.

Например, Уагадугу - заурядная африканская столица государства Буркина-Фасо, бывшей Верхней Вольты, не имеющей даже выхода к морю. Но город знаменит тем, что это центр африканской кинематографии, здесь проходит крупнейший на континенте Фестиваль кино и телевидения стран Африки. Буркина-Фасо также производит большое количество фильмов. Многие режиссеры отсюда получили известность, в основном, в франкоязычных странах. Все это происходило под патронажем ЮНЕСКО и европейских стран, но это не умаляет того факта, что даже бедная, слаборазвитая страна способна выстрелить в сфере культуры далеко за пределы своих границ. Остается надеяться, что некий неизвестный Джон Смит или Василий Иванов приедет на фестиваль в Казахстан, одержит на нем победу, и все зарубежные СМИ будут с восторгом рассказывать про данный триумф. Рыночные отношения вкупе с творческим и трудовым потенциалом рано или поздно все расставят на свои места.

Средняя: 4 (3 оценок)