:: ВРЕМЯ «ЛАКЕЕВ»: К ЧЕМУ ПРИВЕДЕТ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГИПЕРАКТИВНОСТЬ БЕЗ ЛИДЕРОВ И ИДЕЙ?

Просмотров: 1,047 Рейтинг: 1.0

Новая политическая струя в Казахстане бьет ключом. Но разводным, да по темечку. Проснувшиеся и очнувшиеся так рьяно взялись «качать права», что многие эксперты на полном серьезе заговорили о некой «оттепели», о возможности скорой политической трансформации. Но насколько полноценен текущий процесс в отсутствие внятных идей и не менее внятных лидеров? К чему способна привести активность «без царя в голове»? Об этом наш разговор с политологом Айгуль ОМАРОВОЙ.

До «взрыва» еще далеко

-В последнее время политическая жизнь в нашей стране забурлила. Но при этом от происходящего часто отдает суррогатом, вследствие чего возникает ощущение, что чем больше общество выкатывает недовольство на площади, тем основательнее оно усаживает само себя на пороховую бочку, которая вот-вот рванет. Как вы думаете, жахнет или все же обойдется?

- Действительно, оживление политической жизни налицо. Свидетельство тому заявления о создании новых политических партий, возникновение новых лиц на авансцене. Говоря о новых лицах, я имею в виду ребят, которые объявили о создании движения «Оян, Казахстан». Это Димаш Альжанов, Асем Жапишева, Лейла Махмудова, Касымхан Каппаров. Кстати, название движения они взяли у известного актёра и блогера Ануара Нурпеисова, которого тоже можно считать новым лицом в казахстанской политике. Напомню, что Ануар написал слова Миржакипа Дулатова на плакате и вышел в одиночный пикет. А уже затем активисты сделали призыв поэта названием своего движения.

Об оживлении политической жизни можно судить и по тому, что участились различные пикеты и собрания в разных городах страны. Всё это дает основания утверждать, что в обществе идёт брожение и накапливается критическая масса, которая действительно может взорваться. Однако случится такое только тогда, когда появятся, во-первых, идея, которая объединит людей самых разных взглядов, а, во-вторых, харизматичные лидеры. Пока же у нас нет ни того, ни другого.

Но котел бурлит, и сам процесс все же чреват последствиями. Если вовремя не убирать накипь, то потом может быть уже поздно. Как показывает практика, толпу, которая якобы совершает благое дело (по ее собственным представлениям), не остановить. И мы вполне можем получить революцию в ее классическом варианте, описанном когда-то Томасом Карлейлом - всякую революцию задумывают романтики, осуществляют фанатики, а пользуются ее плодами негодяи. Карлейль – ученый, который детально изучил французскую революцию и знал, о чем говорил. Печально, что те, кто сегодня пытается внести раздрай в общество, разжигая страсти, даже не представляют, чем это может закончиться.

- Выходит, наши власти, заигрывая сегодня с толпой, настолько оторваны от реальности, что не понимают этого?

- Нет, конечно, они это понимают, как и то, что любое выступление, подхваченное толпой, может привести к раздроблению страны, потере суверенитета. И нельзя сказать, что это понимание не превращается в реальные дела. Скажем, создан НСОД, предпринимаются шаги для решения проблем в социальной сфере. В то же время мы видим, что благие намерения не всегда приносят пользу. Скажем, надеждам на то, что НСОД станет своего рода площадкой, на которой будут обсуждаться различные предложения по преобразованию политической системы, скорее всего, не суждено сбыться. Хотя бы потому, что в состав совета вошли люди, которые практически не готовы к созиданию и неспособны даже ретранслировать обсуждаемые в обществе идеи. Посмотрите, во что выливается, к примеру, дискуссия относительно прав на мирные собрания. Пока все это больше говорильня, от которой мало толку. К тому же и власти непонятно чем занимаются. Если президент Токаев говорит об уведомительном характере проведения этих собраний, то полиция хватает даже случайных прохожих, оказавшихся в местах  проведения пикетов или митингов.

Да, в НСОД произошла частичная ротация состава. Но посмотрите на «новобранцев». За какие заслуги там оказался, к примеру, депутат мажилиса Бахытбек Смагул? Не так давно он побывал в Кордайском районе, и на основании его рассказов другой член НСОД Мухтар Тайжан обвинил дунган во всех грехах, не гнушаясь при этом нарушением конституционных норм. А когда его поймали на откровенной лжи, даже не извинился за свои слова.

В НСОД необходимо вводить людей высокопрофессиональных. На мой взгляд, там должно быть поменьше горлопанов и побольше юристов. Почему за бортом остаются, например, Евгений Жовтис, Виталий Воронов, Аманжол Мухамедьяров?  Если мы говорим о необходимости реформы политической системы, то юристы, занимающиеся правозащитной деятельностью, а не самопиаром, обязательно должны быть в совете.

На те же грабли

- Но в нашей истории уже было нечто подобное. Котел бурлил, ожидание перемен зашкаливало за разумные пределы, граждане принимали активное участие в политической жизни, вливаясь в партии и движения, а в итоге весь пар ушел в гудок…

- Вы правы. Лично мне происходящее сегодня напоминает то, что мы наблюдали в 2001 году. Во многом эти ситуации схожи. И тогда, и сейчас в обществе назревали перемены. Именно поэтому девятнадцать лет назад многие так радостно приветствовали появление движения «Демократический выбор Казахстана».

- Но сейчас-то выясняется, что его появление было санкционировано и одобрено самой властью…

- А это уже неважно. Главное – ДВК появился в момент, когда общество жаждало преобразований, и в известной степени оправдал эти надежды. То обстоятельство, что среди инициаторов движения оказались бывший руководитель администрации президента страны, министры, депутаты парламента, представители крупного бизнеса, позволяло думать, что и верхи уже не хотят жить по-старому. Однако вскоре ДВК раскололся на две части. Наиболее радикальные остались в ДВК, а другие во главе с Алиханом Байменовым, Оразом Жандосовым и Булатом Абиловым создали партию «Ак жол».

В то же время сегодняшняя картина отличается от ситуации 2001-го тем, что уже не только верхи не могут управлять по-старому, но и низы не хотят жить, как раньше. В народных массах все активнее проявляется недовольство. И это уже страшнее. Все мы видим, во что превращается Украина после событий зимы 2013-2014 годов. К тому же рядом с нами Киргизия, которая за годы суверенитета пережила две революции и где перманентно происходят локальные волнения.

- То есть, существующий сегодня в низах запрос на перемены способен заставить нынешних лидеров общественного мнения перестать закидывать друг друга камнями и попытаться договориться, чтобы перейти тот рубикон, который не могли осилить их предшественники?

- Это, конечно, вряд ли, хотя сегодняшние условия и обстоятельства девятнадцатилетней давности схожи. Но тогда наружу выплеснулось недовольство клановых групп, и раскол ДВК – лишнее тому подтверждение. Речь шла о различиях не только в методах  деятельности объединения, но и в идеологическом содержании. Если Галымжан Жакиянов и Мухтар Аблязов придерживались западных стандартов демократии, то Ораз Жандосов, Алихан Байменов и Булат Абилов оказались приверженцами традиционных взглядов. Последних троих, условно говоря, можно отнести к представителям партийно-советской номенклатуры в силу их происхождения и воспитания, хотя они и выступали за рыночную экономику и отдельные стандарты западной демократии.

Если раскол ДВК можно объяснить тем, что Аблязов и Жакиянов были настроены радикально (а это не совпадало с интересами других инициаторов движения), то распад «Ак жола» произошел во многом из-за амбиций отдельных его лидеров. Вспомним, что сама партия была создана в январе 2002 года, а в 2004-м на выборах в мажилис получила больше 12 процентов голосов. Стоявший первым в партийном списке Байменов предложил отказаться от единственного мандата (полученного «Ак жолом» согласно  пропорциональной системе) и объявить выборы нечестными, недействительными вследствие фальсификации при подсчете голосов. Это предложение вызвало дебаты внутри самой партии, поскольку Байменов наотрез отказался принимать мандат. Да, позже он все же вошел в парламент, но случилось это уже после того, как вчерашние вроде бы друзья и единомышленники, пользуясь наличием у них информационных ресурсов, облили его грязью: дескать, продался властям. Несмотря на бездоказательность таких обвинений, шлейф якобы предателя тянется за Байменовым и поныне. Хотя есть протоколы партийных заседаний, которые говорят совсем о другом.

Впрочем, несмотря на все эти «нюансы», тогда, в 2001-м, оппозиционным лидерам удалось «раскачать» спящую толпу, которая не демонстрировала готовность «взяться за вилы». Что же касается дня сегодняшнего, то нынешние лидеры протестного движения «въезжают» в большую политику на всем готовом – общество уже расшатано. Как говорится, бери и пользуйся. Но видит око, да зуб неймет. Уж слишком разные взгляды у тех, кто сегодня делает громкие заявления о необходимости реформирования всего и вся. Да и лозунги у них разные – вроде бы на потребу дня, но с выхолощенной сутью.

- В чем конкретно это выражается?

- Ну, посмотрите, например, на тех, кто кричит, что в первую очередь необходимо реформировать полицию. Вроде и правильно, но, простите, а что такое полиция? Полиция – часть государства, которая обеспечивает общественный порядок. Следовательно, полиция – часть государственной машины, звено в системе. А значит, реформировать нужно всю систему, исправлять всю государственную машину, а не отдельную ее часть.

Или возьмите тех, кто объявил о создании политических партий. Одни пытаются построить их на основе откровенно националистических лозунгов. Другие твердят о либеральных ценностях. Объединяют их только преклонение перед золотым тельцом (да-да, именно перед золотым тельцом - и никакой идеологии), а также желание угодить дядюшке Сэму (уж простите за это выражение времен «холодной войны»). И как здесь не вспомнить Достоевского, который устами одного из своих героев говорил: «Наш русский либерал, прежде всего, лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить». Почти 150 лет прошло со дня выхода «Бесов», а ничего не изменилось: наши казахстанские ура-патриоты и либералы точно такие же, как их метко описал великий писатель.

Именно поэтому новая политическая струя, хотя и забила, в море не превратится. Разные взгляды не позволят объединиться и выступить единым фронтом. Повторюсь: нет идеи, которую можно было бы взять в качестве общей платформы. А главное – нет лидеров, людей, обладающих харизмой. Другое дело, если в политику вернется, например, Булат Абилов. Как ни крути, это самый обаятельный из всех, кто был на политическом небосклоне в нашей стране после обретения независимости. Он умеет говорить, «заряжать» толпу, и это может принести результаты.

И еще. К сожалению, практически все те, кто рвется сегодня в политические лидеры, не только лишены харизмы, но и попросту малообразованны, несмотря на наличие нескольких дипломов об окончании вузов, в том числе западных. Им не хватает ни образования, ни опыта работы, ни житейской сметки – всего того, что имелось у лидеров ДВК. И это печально. Потому что политик должен, помимо всего прочего, знать основы права, психологии – чтобы уметь оказывать влияние и даже, если хотите, манипулировать общественным сознанием.

Впрочем, не все так пессимистично. Именно сейчас зарождаются ростки грядущей бури. Помните, что говорил Ленин в своей статье «Памяти Герцена»?  - «Буря – это движение самих масс». И мы видим, что массы начинают пробуждаться. Правда, в такой ситуации при отсутствии общественных лидеров и идей роль первой скрипки должна играть власть. Ей надо перестать надеяться на появление «посредников» и для сохранения статус-кво напрямую прислушиваться к тому, что творится в гуще народа.

Источник: Сentral Asia Monitor

Средняя: 1 (1 оценка)