:: Джанимбек Сулеев. КАЗАХСТАН В ЗОНЕ ЗАРАЖЕНИЯ: МЫ ВЫЙДЕМ <из него…> ДРУГИМИ

Просмотров: 1,102 Рейтинг: 2.5

13 марта в Казахстане появились первые зараженные новой коронавирусной инфекцией. Примечательно, что прогноз на скорое появление пациентов с COVID-19 сделал главный санитарный врач Казахстана Жандарбек Бекшин еще 10 марта. Причем он указал, что ожидает «наконец-то» появления больных с 11 по 16 марта. С этого прогноза, по сути, началась новая жизнь Казахстана.

Элитный вирус

Чрезвычайное положение в республике объявили впервые за годы независимости. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, подписав указ о ЧП 15 марта, на следующий день выступил в прямом эфире республиканских телеканалов, чтобы рассказать, в чем заключается этот режим.

И сам текст указа, и выступление главы государства мало что объяснили казахстанцам. На этом недоуменном фоне начали строиться различные конспирологические теории, сводящиеся к тому, что «власти скрывают». Что именно скрывают – никто так и не смог объяснить вразумительно. Похоже, недоверие к действиям официальных властей стало обыденным для казахстанцев чувством.

Из более-менее внятных теорий заговора нашлась и та, что объяснила «прозорливость» Бекшина. Судя по тому, что в Алматы один за другим в качестве «очагов заражения» блокируются жилые комплексы преимущественно в элитной части города, коронавирус нам привезли представители истеблишмента. В карантине оказалась даже Айзат Молдагасимова – главный санврач Алматы. С 20 марта и без того проводившиеся в режиме онлайн брифинги представителей акимата проходят вне пресс-центра, который закрыт на карантин.

Так что «предсказание», возможно, было построено не на математических моделях, как позже заявил министр здравоохранения Елжан Биртанов, а на элементарном знании – кто, откуда и когда прилетел.

Как начался карантин

Но вернемся к режиму ЧП. С ростом числа заболевших в двух главных городах Казахстана было принято решение о введении карантинного режима в Нур-Султане и Алматы. Аким южной столицы Бакытжан Сагинтаев, выступив с видеообращением к горожанам, подчеркнул, что это именно он предложил столь радикальные меры по закрытию городов. Тут необходимо пояснить – крупные торгово-развлекательные центры и рынки, которые при карантине подлежат закрытию (за исключением продуктовых магазинов и аптек на первых этажах), принадлежат достаточно весовым представителям истеблишмента, поэтому аким Алматы предусмотрительно принял удар на себя – Токаеву сейчас хватает забот и без кулуарных разборок с элитой.

Режим карантина вступил в силу 19 марта. Нур-Султан и Алматы перекрыли блокпостами, причем к концу дня их количество пришлось увеличить – оставшиеся без доступа к городам жители прилегающих областей начали искать обходные пути. По сути, большим потрясением режим карантина стал именно для них – жителей пригородов официальной и южной столиц. Они фактически остались без средств к существованию, лишившись доступа к рабочим местам в городах.

19 марта появился и первый «очаг заражения» – таким термином стали обозначать жилые дома, где проживали зараженные до их установления и изоляции. Выше уже говорилось, что в основном это ЖК в элитных районах города – их на данный момент уже шесть из десяти. И коронавирус в Казахстане – преимущественно из европейских стран: Италия, Германия, Франция. Есть зараженные, прилетевшие из Москвы, Минска или Стамбула. Пока это обстоятельство еще не стало ключевым аргументом противников власти, но уже обсуждается в социальных сетях и между горожанами.

В воздухе витает депрессия

Тут уместно описать общий эмоционально-психологический фон, который на вторые сутки карантина сложился в Алматы. Улицы города пустынны, очень много приезжих покинуло Алматы в день накануне карантина. В социальных сетях распространились ролики с неприязненной оценкой «бегущих с корабля» жителей южный регионов. Масштабы этого «побега» можно оценить сейчас – центр города словно вымер, многие магазины непродовольственных товаров закрыты. Простые люди, не интересующиеся политикой, не имеют представления, когда закончится блокада, из-за этого витающую в воздухе депрессию можно мазать на хлеб, настолько она густа.

Среднестатистические алматинцы, возможно, только сейчас начали понимать, как они зависимы от области. Дешевые станции техобслуживания, умелые бригады по ремонту квартир, продавцы большинства «магазинов у дома» - все это осталось за границей блокпостов. Таксисты уже жалуются на резкий спад в ежедневных прибылях, а также на недоступность привычных «колхозных» (скоро мы будем произносить это слово с ностальгией) СТО – в городских услуги значительно дороже, да и они работают не все.

Отправленные в отпуск без содержания люди думают, на что они будут жить через месяц – доходы большинства позволяют существовать от зарплаты до получки без создания какой бы то ни было финансовой подушки. На этой почве в соцсетях начались первые признаки проявления серьезного социального размежевания – людей, не имевших возможности работать за достойные деньги, начинают упрекать в их бедности. Очевидно, более обеспеченные слои чувствуют, что скоро их попросят поделиться.

Это общее мрачное состояние усугубляют прогнозы о том, что ЧП и карантин будут продолжены и после 15 апреля.

Нотки оптимизма

Определенный оптимизм ощущается в рядах явных сторонников Касым-Жомарта Токаева. Указ о ЧП наделяет второго президента сверхполномочиями, на фоне которых меркнут возможности председателя Совбеза. И вообще, введение режима ЧП словно бы отринуло все эти детские игры в два центра власти – Токаев росчерком пера показал, что руководитель в стране один. А отсылки к мудрой политике Елбасы – не более чем дань сложившейся во власти корпоративной культуре. Да и сам Нурсултан Назарбаев, обратившийся к нации значительно позже Токаева и даже после спикера сената, поддержал безоговорочно все решения главы государства.

Кризис, как говорят наши соседи, ставшие источником этой чумы-light XXI века, – это всегда возможность. Карантин и режим ЧП, хотя экономика и сыпется в труху, что доказывает устойчивое падение тенге по отношению к доллару и евро, предоставляют миллион таких возможностей. Начиная с преследования коррупционеров любого ранга и веса, которые буквально захлопнуты внутри страны как в мышеловке, и заканчивая проведением решений, которые в кратчайшие сроки изменят страну.

Из этого кризиса мы все равно выйдем другими. Какими – тут пока можно лишь гадать. Определенно точно одно – технологически продвинутыми, как минимум. Госорганы, вузы, а дальше и школы (когда закончатся каникулы, но продлится карантин, а об этом уже можно говорить почти со стопроцентной уверенностью) – все переходят по возможности на дистанционное взаимодействие. Онлайн-брифинги, онлайн-лекции, онлайн-задания школярам, онлайн-услуги в Центрах обслуживания населения – Казахстан стремительно уходит в «цифру». А через интернет – присоединяется к миру, который также, как и мы, сидит взаперти.

И, наконец, мы видим, что чиновники, волею судьбы запертые с нами в городах, реально спят по три-четыре часа в сутки, подвергают себя опасности заражения, принимают отчаянные решения – эдакий суровый тим-билдинг в масштабах пока двух крупных городов – в перспективе большей части страны, если вспомнить, сколько народу сбежало из Алматы. Будем надеяться на то, что итальянская история не повторится хотя бы благодаря заранее принятым мерам по выставлению санитарных кордонов именно в аэропортах. Как знали, что зараза придет к нам из мира наших мечтаний и стремлений…

P.S.

Жандарбек Бекшин покинул пост главного государственного санврача. "Я остался заместителем председателя Комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг - заместителем главного государственного санврача", - сообщил он журналистам. Понятно, что практически все связывают это с «казусом» Айзат Молдагасимовой…  Ну  новым главным санитарным врачем РК назанчена Айжан Есмагамбетова.

Источник:  ИАЦ МГУ

Средняя: 2.5 (2 оценок)