:: Ренат Байтов. ВСПЫШКА COVID-19 В ЦГКБ: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ… ГЛАВНОЕ - СДЕЛАТЬ ВЫВОДЫ НА БУДУЩЕЕ

Просмотров: 2,027 Рейтинг: 3.0

Если для большинства казахстанцев карантин превратился в сплошной День сурка, то для тех, кто имеет отношение непосредственно к борьбе с эпидемией события летят стремительно. За день может измениться все, включая политический ландшафт, как это произошло в Алматы, где от должности отстранили главу департамента комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг (ДККБТУ). Айзат Молдагасимова буквально в считанные дни превратилась в токсичную персону, поэтому ее пришлось убрать на время проверки.

Причина – превращение Центральной городской клинической больницы в очаг заражения. Медицинские работники ЦГКБ устроили самый настоящий хайп, к ним примчался тогда еще вице-министр здравоохранения Камалжан Надыров, который накануне вечером, едва получив назначение на пост главы управления общественного здоровья (УОЗ) Алматы, и сам слег с коронавирусом. В Министерстве здравоохранения РК утверждают – инфекционные объекты он не посещал, так что остается единственный источник заражения: ЦГКБ, где он провел встречу с медработниками.

В соцсетях уже гуляет версия, что баснословные суммы компенсаций заразившимся коронавирусом сотрудникам медучреждений могли подстегнуть некоторых из них с пренебрежением отнестись к мерам собственной безопасности. Но мы не будем опускаться до подозрений, что корысти ради медики могли подвергнуть риску себя, коллег, пациентов.

Судя по тому, что рассказывают СМИ госпитализированные сотрудники ЦГКБ, а также постам в соцсетях – имелась несогласованность решений между ДККБТУ и УОЗ. Сам экс-директор «двенадцатой» писал в Facebook, что решение свозить в ЦГКБ всех с пневмонией и ОРВИ стало миной замедленного действия. И якобы об этом в УОЗ врачи сообщали. Однако интервью его заместителя Магрипы Бапаевой газете «Время» свидетельствует об ином – медработники решили, что руководству виднее, и продолжали исполнять спущенные сверху приказы. Понимая при этом, что чиновники от медицины не могут видеть реальную ситуацию «в поле».

Также из ее интервью понятно, что контроль над тем, исполняют ли медики протокол по собственной безопасности, тоже не был обеспечен на должном уровне. В итоге вину возлагают на одного-единственного сотрудника СЭС (подчиненный Молдагасимовой), который пришел к ним на МРТ с заражением.

К слову, у Молдагасимовой была своя версия, которую она озвучила в интервью Tengrinews: «Одной из причин является несоблюдение мер безопасности. Согласно донесению, один сотрудник больницы, который заболел, принимал за определенное время жаропонижающие препараты для того, чтобы пройти фильтр. То есть одна из причин – она могла пить препараты для того, чтобы, может быть, ходить на работу... Вторая сотрудница, которая заболела COVID-19, дала показания, что она болеет с 2 апреля. Пила антибиотики, лечилась самостоятельно, а когда 10 апреля пришла на работу, почувствовала себя плохо. Это о чем говорит? Тоже отсутствие настороженности».

К тому времени, когда прозвучала эта версия, Айзат Молдагасимову уже готова была кинуть в костер возмущенная алматинская общественность, несколько дней пытавшаяся разобраться в хитросплетениях конфликта между медицинским сообществом города и их чиновничьим начальством. В итоге ее отстранили, а поиск причин массового заражения медиков отложили.

Однако эпидемиологическое расследование – так это называется в медицине – провести все же надо. И не потому, что стоит цель обвинить именно сотрудников ЦГКБ в том, что они вывели Алматы в недосягаемые «корона»-лидеры по Казахстану. В первую очередь это важно для обретения опыта – вспышка пандемии может быть не последней, многие эксперты уверены во второй волне в осенне-зимний период. Важно готовить систему здравоохранения к ней, поскольку вирус может вернуться новым, более смертоносным штаммом. И знать, где у нас в здравоохранении «слабые места» – вопрос банального выживания. И это тоже будет забота именно городских властей – ибо, как показал опыт, собственно медицинское начальство, большое и малое, оказалось прямо скажем не на высоте. Видимо с самого начала надо было расширить компетенции акимата в отношении медицинской сферы расположенной в городе, дабы вовремя проверять самих же медиков, на предмет как они сами подготовились к необычным ситуациям, которые принес с собой карантинный режим… Отсылка в предыдушей строке «Самих же медиков» это по той простой причине, что, как выяснилось, медики несмотря на свою профподготовку, тем не менее, халатно отнеслись, прямо скажем, к собственной безопасности и, к очевидной, учитывая их непосредственным функциональные обязанности, разумности. Что не снимает ответственности с их прямого начальства – своего, медицинского же… 

А теперь Елжан Биртанов говорит:  "прошу профсоюзы активнее защищать интересы медиков". При всем уважении к министру здравоохранения, который как и все управленцы, сегодня мало спит и отдыхает это выглядит не совсем логично. Во-первых в нашей стране профсоюзы никогда не играли сколь нибудь занчительной роли; во-вторых в первую голову надо было думать (требовать у правительства, у акиматов) средств защиты для медиков; и  еще тщательнее - об распределении потоков больных (и не только коронавирусом...) по медучреждениям, сиречь клиническим больницам. А не профсоюзы всуе вспоминать....

Средняя: 3 (2 оценок)