:: ЕСТЬ ЛИ У КОСМИЧЕСКОЙ ОТРАСЛИ ПОТЕНЦИАЛ И БУДУЩЕЕ? ЕСТЬ!

Просмотров: 1,440 Рейтинг: 4.8

Состоялось новое заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Космодрому ’’Байконур’’ 65 лет. Символ казахстанско-российской дружбы и его международное значение». «Новое» еще и потому, что впервые прошло в режиме ZOOM-cвязи, он-лайн-конференции. 

Эдуард Полетаев, руководитель ОФ «Мир Евразии»

В 2020 году отмечается 65-летие первого и крупнейшего в мире космодрома «Байконур». Его днем рождения было определено 2 июня 1955 года. Однако, в связи с пандемией коронавируса было принято решение отметить юбилей 4 октября текущего года. В этот день 63 года назад с космодрома стартовал первый искусственный спутник Земли.

В настоящее время наиболее сильно из всех стран ЕАЭС кооперированы в вопросах освоения космоса Россия и Казахстан. В рамках существующего соглашения, космический комплекс «Байконур» арендован Россией до 2050 года. Россия отдает Казахстану 115 миллионов долларов за аренду. Они напрямую поступают в государственный бюджет на ежеквартальной основе и используются во всех отраслях экономики. Еще определенные суммы Россия тратит на поддержание объектов космодрома и осуществляет безвозмездные поступления в бюджет города Байконур.

Космодром «Байконур» создавался трудом сотен тысяч людей. Он стал пионером во многом: оттуда стартовали первые в истории спутник, космонавт, орбитальная станция, луноход, марсоход, беспилотный корабль «Буран». Всего на космодроме около 3500 объектов, из которых более 1300 находится в эксплуатации. Байконур - один из трех космодромов планеты, наряду с космодромами Мыс Канаверал (США) и Цзюцюань (Китай), предназначенных для запуска аппаратов с людьми на борту.

С 1 января 2012 года космодром «Байконур» считается гражданским. Кандидатура на должность начальника космодрома должна пройти согласование на высшем уровне - ее должны утвердить президенты Казахстана и России. То же самое можно сказать и про главу администрации города Байконур. Также существует Координационный совет космодрома, включающий в себя представителей двух стран.

Сегодня «Байконур» - это один из символов казахстанско-российского сотрудничества. Оно позволило Казахстану совместно с Россией выйти на мировой рынок услуг по запускам космических аппаратов, создать технологическую базу для проектирования и изготовления элементов космических аппаратов и целевой бортовой аппаратуры, расширить эффективное участие казахстанских специалистов в эксплуатации объектов космодрома «Байконур». Актуальной остается проблема экологической безопасности территории Казахстана, связанная с эксплуатацией космодрома, но эти вопросы решаются в рабочем порядке.

Благодаря усилиям Казахстана и России «Байконур» является «самым пускающим» космодромом мира, а город Байконур сохраняет возможности для дальнейшего развития. Две страны сотрудничают в сохранении общего космического прошлого и реализации новых проектов, прорабатывают возможности и порядок привлечения третьих стран в качестве инвесторов. Намечена модернизация и дальнейшая эксплуатация стартовой площадки № 1 («Гагаринский старт»), создается для запусков ракет-носителей «Союз-5» и «Союз-6» комплекс «Назарбаевский старт». О заинтересованности в совместном использовании «Байконура» не только в ближайшие годы, но и в долгосрочной перспективе, обе стороны заявляли неоднократно.

В настоящее время в Казахстане космос стал сферой научной, производственной и коммерческой деятельности. Страна активно продвигает космические технологии в свою экономику. Она обладает двумя спутниками связи, которые обеспечивают телевещание и доступ к сети интернет по всей территории страны, а также двумя спутниками дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) и научным спутником, исследующим ионосферу. В 2021 году должна начать работу СЭЗ «Байконур».

Космодром ныне находится в начале нового этапа развития, требующего партнерства, так как залогом успешной реализации космических технологий является тесное международное сотрудничество. Ведь из космоса границ не видно. С 2021 по 2025 годы намечено реализовать кооперационный проект стран ЕАЭС в сфере предоставления космических и геоинформационных услуг на основе данных ДЗЗ в рамках евразийской технологической платформы «Космические и геоинформационные технологии - продукты глобальной конкурентоспособности». Эта платформа образована как коммуникационный инструмент, направленный на активизацию усилий по созданию перспективных коммерческих технологий, новых продуктов (услуг), привлечения дополнительных ресурсов для проведения исследований и разработок. Ее основная цель - объединение усилий представителей государств-членов ЕАЭС, бизнеса, науки, общественных организаций для создания единой коммуникационной среды разработки и внедрения инновационных космических и геоинформационных технологий с приоритетом использования национальных источников данных дистанционного зондирования Земли. С инициативой формирования этой платформы выступили организации из Беларуси, Казахстана и России. От Казахстана это акционерное общество «НК «Қазақстан Ғарыш Сапары» и Алматинский университет энергетики и связи». Сегодня на околоземных орбитах находится около 500 спутников, занятых дистанционным зондированием, в ближайшее время их может стать более 1000. К ним присоединится евразийская группа спутников. Осталось данный проект утвердить на Евразийском межправительственном совете.  Благодаря ЕАЭС существует вероятность, что «Байконур» станет центром космического развития не только Казахстана и России, но и других стран-членов объединения. Есть, например, вероятность, что с «Байконура» запустит свой первый спутник Кыргызстан.

В 2021 году будет отмечаться 60-летие первого полета человека в космос. Казахстан также будет причастен к празднованию этого юбилея. Генеральная Ассамблея ООН намерена объявить 2025 год Международным годом космоса, чтобы обеспечить сохранение значительных выгод, которые мир может получать от использования космоса как сферы инноваций, интеграции и инвестиций. Растет значение коммерческого сегмента освоения космоса. По данным ООН, только в 2017 году объем мировой космической экономики составил более 320 млрд. долларов США. Следует отметить стабильный рост объемов мирового космического рынка, что показывает значимость и выгодность капиталовложений в космическую деятельность для отдельных стран. «Весь мир стремится освоить космос. Вопрос не в сегодняшних выгодах, а в том, что это сулит огромные выгоды для научно-технического прогресса в будущем», - подчеркнул Первый Президент РК Нурсултан Назарбаев.

Космический сектор играет все более значимую роль в обеспечении эффективного функционирования современных обществ и социально-экономического развития многих стран и регионов мира. Об этом свидетельствует улучшение качества разработки и последующей реализации программ действий применительно к таким областям, как, например, рациональное природопользование, охрана морских и прибрежных экосистем, здравоохранение, изменение климата, уменьшение опасности бедствий и реагирование на чрезвычайные ситуации, энергетика, навигация, сейсмический мониторинг, биоразнообразие, сельское хозяйство и продовольственная безопасность. Космические технологии являются одним из краеугольных камней информационного общества.

Важнейшие направления экономики, не говоря уже о военно-стратегических, уже немыслимымы без использования специальных космических систем. Космические технологии люди давно используют в повседневной жизни: цифровые датчики изображения, фото и видео с помощью смартфона, картографические сервисы наподобие Google Maps, солнечные батареи, обогащенную детскую смесь для питания и подгузники.

В Стратегии «Казахстан-2050» создание полноценной космической отрасли определено одной из важных задач модернизации экономики страны. Казахстан имеет двухсторонние соглашения о сотрудничестве в сфере космической деятельности различного уровня с 21 страной мира. А также является участником всех ключевых международных конвенций и соглашений ООН, устанавливающих основные принципы мирного исследования и использования космического пространства. «Байконур» решили модернизировать под пуски новых ракет уже в 2020 году. В нынешнем же году запланировано начало работы над проектированием и производством Казахстаном собственных спутников.

Актуальным для Казахстана вопросом является недостаток квалифицированных кадров. В этой связи правительство уже предприняло соответствующие меры. В нескольких вузах страны осуществляется подготовка студентов по специальности «Космическая техника и технологии». В рамках двухстороннего сотрудничества осуществляется подготовка казахстанских специалистов в таких российских вузах, как Московский авиационный институт, Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана.

Привлечение и обучение казахстанских специалистов должно положительно повлиять на работоспособность «Байконура», так как существует вероятность снижения количества российских кадров вследствие их перераспределения на космодром «Восточный». Преимуществом «Байконура» перед «Восточным» является относительная близость казахстанского космодрома к ракетно-космическим предприятиям России. «Байконур» для нее - пока единственный космодром, подходящий для большинства запусков. Для Казахстана «Байконур» - место силы, способствующее развитию научного потенциала, фактор укрепления международного веса и престижа республики.

Антон Морозов, политолог

Кратко по поводу основных направлений по сотрудничеству в сфере космоса и соответствующих технологий. У меня есть еще не утвержденный проект Стратегии экономического развития СНГ на период до 2030 года. Вряд ли он сильно поменяется. Документ включает в себя основные задачи и ориентиры по углублению торгово-экономического сотрудничества государств-участников. И здесь имеется отдельная глава по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях. В ней 25 пунктов. Среди них - спутниковая система ГЛОНАСС, дистанционное зондирование Земли, сотрудничество в нормативно-правовой сфере и нормативно-техническое регулирование, сотрудничество по разработке систем мониторинга техногенного изменения околоземного космического пространства.

Кроме того, предусматривается возможность использования имеющихся астрофизических обсерваторий государств-участников СНГ, предоставление услуг по осуществлению запусков космических аппаратов третьим странам, в том числе в рамках проектов, реализуемых на космодроме «Байконур». Последнее перекликается с проектом Илона Маска, запуском к Международной космической станции космического корабля Crew Dragon. Мы видим, что постсоветские страны идут тем же самым путем, когда пытаются коммерциализировать космос.

Что касается конкретных исследований в Казахстане, могу сказать, что в этом году должны завершиться 9 проектов в рамках научного приоритета «Информационные, телекоммуникационные и космические технологии, научные исследования в области естественных наук». Из этого приоритетного направления  пять составляют фундаментальные научно-исследовательские работы и четыре - прикладные НИОКР.

Это научные работы по мониторингу и прогнозу космических геодинамических процессов, дистанционного зондирования Земли. Три проекта связаны с технологией и разработкой приборов для космической техники, наземно-космической инфраструктуры, еще два проекта – это развитие научной и инструментальной базы, исследования космоса. У меня нет информации, какие проекты выполняются совместно с Россией, но очевидно, что кроме нее нам не с кем сотрудничать в этой сфере из стран ЕАЭС.

Адиль Каукенов, директор Центра китайских исследований CHINA CENTER

Сам по себе космодром «Байконур», как проект, и космическая отрасль Казахстана в целом – это большая удача и шанс для страны. Появляется возможность быть на острие передовых технологий для всего человечества. Но далеко не всем это очевидно. Более того, иногда в информационном плане вокруг «Байконура» формируются спекуляции откровенно пропагандистского характера в негативную сторону, царит скепсис по поводу его будущего. Формируется негативный имидж для прорывных космических технологий, которые имеют перспективы на долгие годы работы. Я не беру в расчет мнения ангажированных популистов, для которых хайп - это их основной вид деятельности. Эта проблема связана с тем, что мало чувства сопричастности у казахстанцев к «Байконуру». С чем это связано? Понятно, что «Байконур» – это стратегический объект. Допуск на него должен быть строгим. Но вместе с тем сейчас много говорят о туризме, о возможности увидеть запуск космического корабля. Тем не менее, условия участия в турах на «Байконур» достаточно суровые. Если, конечно, вы не высокие гости. И не дешевые. 5-дневный тур в стоставе группы стоит более 1000 долларов США, и это без стоимости дороги. За эти деньги казахстанец может 10 дней отдохнуть в Турции по программе «все включено». Хотя, если бы многим казахстанцам дали возможность прикоснуться к освоению космоса, то можно было бы убить двух зайцев.

Во-первых, нельзя недооценивать проблему луддизма. Мы наблюдаем во всем мире процесс возвращения к пещерному мышлению. Это приобретает массовый характер. Тема номер один в интернете - чипирование людей. Якобы Билл Гейтс создал Covid-19 искусственно, чтобы устроить пандемию: эта конспирологическая теория появилась на Западе и быстро стала популярной на постсоветском пространстве. Это страшно, что и среди медийных лиц есть люди, всерьез эту теорию воспринимающие. Нельзя допустить, чтобы возникла такая ситуация, когда разгневанные люди, не верящие в технологии, пытаются их уничтожить.

Во-вторых, «Байконур» – это гордость страны, нужно развивать патриотический внутренний туризм среди казахстанцев, если можно так его назвать. На основе государственно-частного партнерства надо создать проекты и механизмы, с помощью которых массы людей, школьников и студентов можно было возить на «Байконур», чтобы показать его уникальность и возможности, дать понять, что это не просто какие-то затерянные объекты в степях Евразии.

Кстати, в интернете встречаются ролики, снятые нелегальными туристами с «Байконура». Есть репортажи о том, как они незаконно туда пробираются, фотографируют, как их отлавливает полиция. Кстати, на обратном пути они предпочитают сдаться стражам порядка, потому что идти очень долго. Но таких людей немного, как и любых экстремалов.

Что касается китайского опыта, то эта страна в космонавтике имеет большие амбиции. Это пятая космическая держава, первый свой спутник Китай запустил еще 50 лет назад, в 1970-м году. Это догоняющая держава, у которой есть желание конкурировать и большой потенциал. У Китая своя пилотируемая космонавтика, разнообразные ракеты-носители, ассортимент прикладных спутников Земли практически всех видов. Страна разработала новую ракету-носитель для запуска космических аппаратов на Луну, работает над национальной программой по отправке туда человека. В прошлом году китайская научная станция «Чанъэ-4» впервые в мире совершила мягкую посадку на обратной стороне Луны.

Китайские космодромы нельзя сравнивать с нашими. Их значимость для Китая стратегическая, никого туда не подпускают. Потому что космос там воспринимается, как геополитическая составляющая. Опасения утечки технологий очень высокие.

Западные технологии им менее доступны, китайцы используют то, что им удается получить разными способами. Но они накопили свои технологии. Могли бы мы с ними сотрудничать? Трудно сказать. Имеются разные подходы и задачи. Например, в нынешнем году предполагается запуск нескольких беспилотных аппаратов на Марс, и один из них будет китайским.

Алксандр Губерт, старший преподаватель кафедры «Государственная и общественная политика и право» Алматы Менеджмент Университет («AlmaU»)

Остановлюсь на двух аспектах обсуждаемой темы: космодром и казахстанско-российское сотрудничество, а также развитие космической отрасли Казахстана.

Грустным здесь является то, что за последние десятилетия у космодрома «Байконур», действительно самого запускающего и самого крупного, построенного великой державой, на мой взгляд, не так много перспектив развития в противовес тем словам, которые говорятся на официальном уровне. Основные совместные проекты - проекты только российско-казахстанские (других не допускают), да и российско-казахстанские остаются на бумаге.

Первый совместный проект – «Байтерек», в начале ориентированный на создание экологически чистой ракеты - носителя «Ангара». Суть в том, что еще в 2004 году было подписано первое соглашение о создании такой ракеты. Сегодня 2020 год, ракета, а она очень дорогая, один раз взлетела с космодрома «Плесецк». На «Байконуре» для нее нет инфраструктуры. Казахстан в проекте не присутствует, хотя он объявлен совместным.

Назывался он «Байтерек», а с недавнего времени - «Назарбаевский старт». Но теперь в проекте фигурирует не «Ангара», он претерпел несколько модификаций. Рассматривалась ракета - носитель «Зенит» - лучшая и самая последняя ракета СССР, очень неплохая и по сегодняшним временам. Но в связи с событиями на Украине и выключением из процесса космического сотрудничества этого государства, вопрос был снят.

«Союз-5» – изделие, которое пока на бумаге, оно только планируется и создается на самарском предприятии «Прогресс». Все гораздо сложнее. По сути, предполагается создание несколько «модернизированного» «Зенита» без украинских комплектующих. Казахстанской стороне предлагают модернизировать стартовый комплекс ракеты «Зенит», который перешел под управление «Байтерека». Но эта модернизация предполагает отказ от «Зенита» вообще, который пока еще существует как ракета-носитель. Новой же ракеты, как я уже говорил, пока нет.

Сотрудничество в сфере совместной эксплуатации космодрома «Байконур» расцениваю пока как непростое. Российское руководство открыто говорит о том, что ему необходим независимый доступ в космос. Деньги, которые есть, будут вкладываться в космодром «Восточный». На «Байконуре» после развала СССР не построено современной инфраструктуры, деньги вкладывались только в поддержание старой. Космодром ждет грустная перспектива, если сотрудничество не активизируется. Хотя город, думаю, выживет, для него можно найти другие пути развития.

Можно гипотетически порассуждать о возможных перспективных проектах. Но даже дружественная страна, даже ближайший союзник, коим Россия для Казахстана является – это все-таки другое государство, иная юрисдикция, наличие границ. И все, что связано с развитием космоса, а для такой страны, как Россия – это стратегическое направление, не может подвергаться даже малейшему сомнению. Поэтому будет развиваться космодром «Восточный», в военных целях использоваться «Плесецк».

Другое дело, если рассматривать «Байконур» как зону сотрудничества не только с Россией, но и с другими странами (некоторые усилия уже предпринимались по этому поводу), тогда можно вести речь о системном развитии.

Мы много раз с коллегой, шеф - редактором журнала «Космические исследования и технологии» Нурланом Аселканом писали об этом. Это превращение «Байконура» в международный космический хаб, космопорт, куда был бы открыт доступ всем желающим участникам совместного клуба государств и корпораций. Перспективы здесь есть, но юридические и иные недоработанные моменты мешают.

Но, как бы ни критиковали деятельность нашего Национального космического агентства Республики Казахстан (в ходе реорганизации правительства упразднено в 2014 году), за эти годы сделано немало.

Пять спутников, как у Казахстана, не каждая страна имеет. Это два спутника связи, один научный спутник, исследующий ионосферу, и два спутника дистанционного зондирования Земли. Другое дело, как все космические наработки использовать и коммерциализировать. Космос сегодня – это бизнес. И львиную долю прибылей приносят не запуски, себестоимость которых высока, а именно эксплуатация геоинформационных систем, больших масс данных, связанных с космическим мониторингом, навигацией, научными составляющими. В Казахстане есть предприятия с подготовленными специалистами, которые работают на этом поприще. Много молодежи, потому что космос дает возможность сотрудничества, в работе необходимы знание иностранных языков, компьютерных технологий, все это очень интересно. Но пока такая работа не очень хорошо оплачивается. И если развивать данные направления, вкладывать в них средства, привлекать частный капитал, то у Казахстана появляются большие перспективы. Без знания технологий быть серьезным игроком на этом рынке практически невозможно. Казахстан, благодаря международному сотрудничеству и собственному потенциалу может быть игроком. Пусть не лидером, но заметным. «Байконур» этому может и должен содействовать. Но для этого нужны усилия на государственном уровне, а также изменения в общественном сознании. Иначе мы будем страной только догоняющей.

Что касается экологических проблем «Байконура», то после общения со специалистами становится понятным, что тема скоро уйдет в прошлое. В ней много «хайпа», а с небольшими огрехами можно смириться. «Протоны» летают последний год, а «Союзы» – экологически чистые ракеты. Другие пока с «Байконура» летать не собираются.

Гульмира Илеуова, президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия»

Тема «Байконура» в казахстанской информационной повестке бывает манипулятивной. В Алматы у общественности, допустим, одно представление о происходящем, как правило, основанное на информации со стороны и (или) ее интерпретации. Но мы, когда были в составе делегации на «Байконуре», также видели, как жители Кызылординской области хотят попасть на территорию космодрома и города, работать там. Локально «Байконур» выглядит привлекательно. Для области это бренд развития, а не источник проблем, несмотря на падения «Протонов» и экологию. Кстати, когда мы заехали на территорию самого космодрома, меня поразило разнообразие животного мира. Посреди пустынной степи встречались различные хищные птицы, грызуны, лисы-корсаки, верблюды. Говорят, это из-за того, что космодром – режимный объект, и представители фауны здесь чувствуют себя вольготно. Кроме того, гостиница для приема делегаций оказалась прекрасной. А там, где жили космонавты, видна, на первый взгляд, плохая социально-бытовая инфраструктура. Встречались пластмассовые тазики, хозяйственное мыло, которым космонавты стирают свое белье. Это рудименты характерных черт советского отношения к быту надо менять.

Создается впечатление, что история ХХ века (неотъемлемой частью которой является строительство и эксплуатация «Байконура», развитие космонавтики на территории Казахстана), воспринимается, особенно молодым поколением, отстраненно. Все больше становится казахстанцев, родившихся в эпоху независимости, кто в недостаточном объеме понимает, откуда ноги растут у архитектуры городов, кто считает, что наши достижения в космосе – само собой разумеющееся явление. Думаю, в ближайшее время мы будем наблюдать, что маятник качнется в другую сторону, когда больше станут идеализировать все то, что было сделано в предшествующий период. Это уже происходит в отношении освоения целины, подвергавшейся еще относительно недавно критике. Восприятие изменилось, потому что по производству зерновых культур Казахстан числится среди мировых лидеров, а в условиях нынешнего кризиса, падения цен на нефть, к сельскому хозяйству власти повернулись лицом. Казахстан сейчас переходит к новому этапу обеспечения продовольственной безопасности, из него даже намереваются сделать мировой продовольственный хаб.

Также и в отношении «Байконура» раскачиваемый негативизм будет постепенно сходить на нет. Главное, чтобы к этому моменту сама космическая гавань не оказалась в кризисе. Мировая конкуренция в освоении космоса не дремлет, а инфраструктура «Байконура» устаревает. Вот если бы весь этот задел материально-технический, который нам достался в XX веке, сразу же стали активно развивать! Но все эти «будет» и «если» я говорю в пожелательном смысле. При этом как было мало специалистов, которые могли бы подхватить тему развития, вдохнуть новую жизнь в объекты, так мало их и сегодня. Должны быть не просто лозунги, требуется большая работа. Боюсь, что разрыв между желаемым и действительным будет иметь место еще долго.

Шавкат Сабиров, директор Института по вопросам безопасности и сотрудничества в Центральной Азии, член Общественного совета при МИД РК

Поскольку в общественном совете я занимаюсь темами национальной обороны и безопасности, то изучил все приходящие к нам научные проекты, связанные с космосом. Могу сказать, что за годы в разы увеличилось количество разных проектов связаных с обороной, все проекты на космодроме «Байконур» реализуются совместно с российской стороной.

Что касается технической части, то вспоминаю, что мои сокурсники по вузу, работающие сейчас в России, имели отношение к запуску советского орбитального космического корабля-ракетоплана «Буран». Недавно мы обсуждали с россиянами вопрос совместного сотрудничества как раз в свете запуска компанией SpaceX Илона Маска в космос корабля Crew Dragon, и было много споров. В столице Казахстана, как мы знаем, открылся уникальный музей под открытым небом, где расположились макеты ракет-носителей «Союз», «Протон» и «Зенит», а также космического корабля «Буран». По сути, эти монументы, как по Фрейду, отражают текущее состояние во всей отрасли, кроме оборонной промышленности. И то она курируется компетентными органами, поэтому какой-то результат есть. Знаю, что если наши студенты показывают себя в российских вузах с положительной и перспективной стороны, то им предлагается принять российское гражданство и заняться исследованиями космических проектов непосредственно на том же «Байконуре». Не знаю, как быть нам в этой ситуации, как переломить тенденцию, к тому же речь идет о научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах, а здесь требуется серьезный подход.

Запуск Crew Dragon называют историческим событием, он временно смог отодвинуть в сторону сплошной поток коронавирусных новостей. Тем не менее, российские корабли «Союз» на протяжении многих лет успешно совершают доставки экипажей на МКС без сенсаций. Запуск – это одно, но Россия остается страной, которая может делать успешные системы жизнеобеспечения в космосе, она развила их достаточно сильно. Конкуренция, на самом деле, России только на руку. Казахстану же необходимо усилить внимание и государственный подход ко всем проектам, связанным с «Байконуром».

Акимжан Арупов, директор Института мировой экономики и международных отношений

Казахстан прогремел на весь мир в связи с мировыми достижениями, сделанными на «Байконуре». И перспективы успешной реализации космических технологий я предлагаю обсудить через современные проблемы, которые мы наблюдаем. На мой взгляд, их существует несколько.

Во-первых, это проблема всеобщего доступа к сети интернет. Мы являемся страной, с территории которой осуществляется больше всего запусков ракет-носителей, выводим на орбиту спутники. И в то же время я вспоминаю кадры из казахстанского фильма «Аким», где глава администрации залазил на высокое дерево, чтобы выйти на связь. Это, конечно, комедия. Но разве мало реальных свидетелей того, как в сельской местности бедные учителя ищут холмы и деревья в поисках интернета, чтобы связь была лучше, чтобы дать домашнее задание своим ученикам. Этот провал как раз характерен для сельских средних школ. Развитие «Байконура» с казахстанской стороны надо связывать с научно-технической промышленностью. Нам, как хозяевам космодрома, надо больше выводить спутников для обеспечения нормальных коммуникаций.

Во-вторых, немаловажный вопрос: насколько перспективен «Байконур»? Это самый пускающий космодром в мире. Но создаются дублирующие космодромы, происходит распыление ресурсов. На сегодняшний день более 130 стран мира рассматривают космос как сферу своих интересов. В этой связи стоит еще раз рассмотреть такое предложение, чтобы по принципу открытого неба мы могли бы со временем провозгласить «Байконур» открытым космодромом.

В-третьих, мы очень тесно сотрудничаем с Россией. Это здорово. Но нельзя забывать о том, что существует режим санкций в отношении нашего партнера. Значит, какая-нибудь европейская страна может сослаться на санкции по тем или иным компаниям, комплектующим. Соответственно, могут возникнуть определенные трудности в налаживании многостороннего сотрудничества на космодроме.

В-четвертых, это вопросы экологии, и не только на Земле. Количество космического мусора на околоземной орбите неуклонно растет. По мере роста объемов орбитального мусора будет расти и вероятность столкновения с ним работающих спутников или пилотируемых космических кораблей. Спутники в атмосфере разрушаются под действием перегрузок и высоких температур, но некоторые крупные обломки падают на Землю. Недавно на африканские деревни падали элементы спутника, запущенного одной из восточных стран. Экология – это не только выбросы гептила, а еще и падение обломков.

Шавкат Сабиров: Хочу высказаться по поводу развития интернета в сельской местности. Коммерчески невыгодно проводить интернет туда, где, допустим, живет тысяча человек, а расходов на миллион долларов. Сколько времени будут отбиваться такие расходы? Поэтому единственный провайдер, который идет в село, это Казахтелеком. Государство субсидирует такие проекты. Когда появилась связь четвертого поколения (4G), лицензия несколько лет была только у Казахтелекома. Государство дало понять: зарабатывайте на технологии 4G, а деньги потом пустите на развитие связи в регионах. Потому что ни одна частная коммерческая структура этим заниматься не будет. Казахтелеком проводит в село мобильную связь и пытается предоставлять интернет, либо ставят спутниковую связь. Но она очень дорога.

Что касается коммерческой выгоды запусков ракет-носителей с «Байконура». Законы физики никто не отмменял. Стоимость перевозки грузов зависит и от орбиты, на которую необходимо их вывести. С точки зрения себестоимости подъема одного килограмма «Байконур» самый дешевый на континенте. Самый дешевый в мире – американский космодром на мысе Канаверал. Оттуда можно поднять до 27 тонн, потому что точка выхода ракетоносителя на орбиту оптимальна. С российских космодромов «Плесецк» и «Восточный» больше 20 тонн пока не удастся поднять. Единственное место, где можно поднять больший груз - только «Байконур».

Айдархан Кусаинов, экономист

У космодрома «Байконур» просто в силу того, что он находится в таком важном регионе Евразии, будущее всегда есть. Но ждут ли его большие инвестиции, будет ли развитие? К сожалению, у нас иногда «Байконур» рассматривают в качестве «дойной коровы». Было популярно в свое время такое мнение, что Россия – космическая страна, у нее нет другого подходящего космодрома. Значит, она будет платить. Она и платит: только за аренду Казахстан уже получил около 3 млрд. долларов.

Но как надолго эта тенденция сохранится? С точки зрения Казахстана получение ежегодной арендной платы есть не что иное, как реализация своего уникального конкурентного преимущества. Но уже давно Россия начала строительство собственного космодрома на Дальнем Востоке.

Казахстану надо проанализировать свою позицию, понять, что «Байконур» – это коммерчески выгодное предприятие, в которое нужно инвестировать. В том числе это база для научных исследований, центр для военного и экономического развития региона и страны. Понятно, что нам сейчас в условиях кризиса это сделать будет сложнее. К тому же, мы сами себе создали конкурента в лице космодрома «Восточный». Но в наших силах это изменить. Просто деньги лучше выделять не на поддержку частного бизнеса, а инвестировать в серьезные проекты.

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»

Комплекс «Байконур» напоминает собой своеобразный анклав на территории Казахстана. По официальным данным, в городе проживает около 77 тысяч человек, из которых большая часть, это граждане Казахстана. Вместе с тем среди граждан России, арендующей город вместе с космодромом, немало уроженцев нашей республики, включая этнических казахов. Многим байконурцам выгодно по социальным, экономическим, профессиональным и иным причинам принимать именно гражданство Российской Федерации. В результате здесь происходит своего рода «тихая» эмиграция, когда физически люди рождаются и живут на территории Казахстана, а юридически и ментально пребывают в России. В связи с этим было бы интересно провести среди жителей Байконура социологическое исследование для понимания их идентичности, настроений и т.п. 

Эти моменты актуальны, в частности, в связи с предстоящими парламентскими и местными выборами. Горожанам-казахстанцам предстоит выбирать депутатов Мажилиса Парламента и Кызылординского областного маслихата. При этом администрация в городе российская, а выборы при ее поддержке будут проводить наши избирательные органы. Соответствующая схема участия граждан республики в различных выборах на территории Байконура давно отработана. Вместе с тем имеется информация о наличии здесь только филиала партии «Nur Otan». Учитывая особый статус города и обусловленные им ограничения, можно предположить, что эффективную предвыборную агитацию казахстанские партии вести здесь не смогут.

В целом, трудно себе представить, чем живет местное население, какие у него запросы, потребности, политические предпочтения и т.д. В казахстанских СМИ в основном передают информацию о деятельности космодрома и отдельных вопросов взаимодействия между двумя странами вокруг него. Однако повседневная жизнедеятельность байконурских казахстанцев практически не освещается. Другое дело, что в силу различных факторов, включая усиление взаимодействия между казахстанскими и российскими уполномоченными органами в вопросах обеспечения безопасности населения и экологии, за последнее время снизился негативный контекст информации в СМИ и социальных сетях вокруг космодрома «Байконур». 

Для России, имеющей космодромы «Плесецк» и «Восточный», продолжающееся пребывание на Байконуре представляется вопросом не столько военно-космического, сколько геополитического значения. Среди военных объектов России в Казахстане данный комплекс является самым мощным и стратегически важным. Арендуя их, она поддерживает свое присутствие в Центральной Азии в целом. В свою очередь, Казахстан получает не только материальные дивиденды, но и серьезные гарантии максимального поддержания атмосферы партнерства и конструктивного сотрудничества в отношениях с Россией, в том числе по линии обороны и безопасности. 

Сергей Козлов, эксперт-консультант Алматинской юридической корпорации

«Байконур» уникален не только потому, что отсюда был запущен первый исскусственный спутник Земли, первый человек в космос. Ни у одной космической державы нет такой ситуации, как у России, когда владельцем космодрома является Казахстан, а его пользователем - другая страна. У американцев, или у китайцев все космодромы и стартовые площадки являются их собственностью.

Когда в 90-х годах шли сложные переговоры между Россией и Казахстаном по «Байконуру», было много вопросов по разделу имущества. Но ни у кого не было мысли, что космодром превратится в узел противоречий. Постепенно все стало обрастать проблемами, которые затем, так или иначе, решались. Россия настаивает на том, чтобы максимум барьеров со стороны Казахстана были упразднены. Казахстанская сторона не забывает напоминать, что «Байконур» – ее собственность. Подобные трения препятствуют полнокровному использованию космодрома. Надеюсь, в будущем руководство космических отраслей России и Казахстана будут прилагать максимум усилий для того, чтобы судьба «Байконура» изменилась в лучшую сторону.

На мой взгляд, космодром «Байконур» никогда не умрет, и Россия не откажется от него. Слишком много в него сил и средств было вложено за минувшие десятилетия. В некоторых кругах казахстанской общественности отношение к «Байконуру» относительно негативное. Оно подпитывается авариями, падением ракет-носителей «Протон», закрытостью космодрома. Но если ситуация в техническом и технологическом отношении изменится, аварии окажутся в прошлом, то отношение к «Байконуру» изменится в лучшую сторону.

Россия из космоса не уйдет, с ней договариваться все равно придется. У нее в космической сфере мощнейшее военно- и научно-техническое лобби. На одних только предприятиях космической отрасли трудится около 250 тысяч человек. Можно порадоваться за проект Илона Маска. Но у американцев 9 лет не было своей пилотируемой космонавтики, хотя выделяемый бюджет на космические программы гораздо больше. Американские космонавты до недавнего времени в космос отправлялись на российских ракетах, и пока будут продолжать это делать. По интенсивности нагрузок «Байконур» опережает другие ведущие космические центры мира. Российские достижения по многим параметрам превосходят успехи Европейского космического агентства.

При этом «Байконур» – казахстанский бренд. Это фактор политический, имиджевый. Казахстан данный бренд терять не собирается, ведь он делает его известной страной. Бренд двигает научно-технический прогресс в такой уникальной отрасли, к которой Казахстан имеет самое непосредственное отношение, как космос.

Марат Шибутов, член Общественного совета г. Алматы

Надо понимать, что у «Байконура» уникальное расположение в центре Евразии. Никаких международных статусов не может быть у космодрома (потому как его вся инфраструктура выстроена под запуск ракет именно российского производства). Кроме того, ракета – это негабаритный груз, который доставляется до космодрома спецтранспортом и спецмаршрутами. Ракеты, допустим, из Франции везти невыгодно и технологически неверно. Поэтому никаких прорывных совместных международных проектов пока не удается.

В космос теоретически могли бы выходить многие страны. Но изготовлять ракетоносители – это, по сути, то же самое, что разрабатывать средства доставки оружия массового поражения. В этом деле имеются очень большие ограничения, поэтому рассчитывать, что кто-то разработает ракеты-носители и придет к нам на «Байконур» - неверно.

Отдельно замечу, что в нашей стране надо бороться с распространением луддизма. Не столько в народе, сколько среди крупных начальников он существует. Я был этому свидетелем. Например, за хранение серы, которая образовывалась в результате добычи и переработки нефти и попутного газа месторождения Тенгиз, на компанию «Тенгизшевройл» неоднократно налагали огромные штрафы. Затем цены выросли, и сера стала товаром, который стали интенсивно продавать. Образовалась очередь из предприятий, желающих купить серу. А стоит она почти как и нефть. Но сколько было криков! Из-за этого пришлось переделывать технологическую схему добычи с месторождения Кашаган. Не успели вовремя, добыча началась, когда цены на нефть упали. Вот и гигантская упущенная прибыль. Между тем, теперь ни серы, ни газа на Кашагане нет. То же самое с космическими технологиями, и со строительством АЭС – такая же существует технофобия. 

После ухудшения отношений России и Украины в 2014 году, в том числе научно-технических и технологических, российские власти стали более внимательно относиться ко всему, что они не контролируют, поэтому они резко активизировали строительство космодрома «Восточный». Сработала простая логика: «Вдруг нам запретят пользоваться «Байконуром», как перестали поставлять ракеты «Зенит» с Украины»?

Тем не менее, у космической отрасли Казахстана есть будущее. В частности, в стране создана своя система дистанционного зондирования Земли. Это такие важные вещи, как учет земель и поиск полезных ископаемых. Пока мы не полностью используем все возможности наших спутников. Их данные должны применяться гораздо шире, интенсивней.

Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-Немецкого университета

В последнее время, благодаря социальным сетям, проявляется существенная дисгармония информационной политики. С одной стороны государство довольно понятными методами ее формирует, выделяет необходимые средства, а с другой стороны, в новых медиа проявляется странный и диковатый либерализм. Не случайно Адиль Каукенов напомнил про конспирологическую теорию чипирования. У нас информационное пространство свободно для выражения мнений со стороны очень странных ментально людей с весьма небесспорными идеями. Причем эти люди не просто присутствуют в информационном пространстве, но и могут иметь влияние на принятие решений. В вопросах развития «Байконура» такого не должно быть. В очень важных для государства технологических проектах, связанных с космосом, дающих серьезную материальную, имиджевую, идеологическую прибыль, которые можно развивать в дополнительных направлениях, надо очень четко фиксировать и контролировать информационное пространство.

Джанибек Сулеев, web-издатель

Туризм на Байконуре должен подкрепляться туристическим кластером по всей Кызылординской области. Один «Байконур» сделать туробъектом – это как-то несистемно выглядит. В целом, чтобы понять, что творится с отраслью, надо послушать Александра Губерта и почитать упомянутого им Нурлана Аселкана (это знаток всех космических «траблов» Казахстана и в какой-то мере России)…

На самом деле суть проста - российская космическая промышленность под угрозой съеживания, она может потерять часть доходов на мировом рынке пусковых услуг (причина - аварийность некоторых ракет-носителей, хотя «Союз» считается весьма надежной, высокая цена), а в будущем еще есть угроза сокращения доставки зарубежных космонавтов на МКС (Илон Маск своей ракетой будет возить). А новые проекты еще далеки от реализации (ракета «Ангара»). Ну а если об упомянутом тут не раз космодроме «Восточный», то он стал своеобразным символом коррупции, что не красит строительство этой стройки века.

«Байконуром» россияне будут пользоваться до тех пор, пока с «Восточного» не полетят серьезные ракеты-носители. Пока же пилотируемые пуски можно делать при существующей технике только здесь. Если же говорить о сегодняшнем моменте, то, по всей видимости, власти пока все устраивает - пускай россияне управляют космодромом, оплачивают его содержание и арендную плату. Хотя и в нашей собственности уже есть объект на «правом фланге», содержание которого обходится примерно в 2 млрд. тенге в год. Объект простаивает, потому что нет ракеты, новой, создаваемой «Роскосмосом». И процесс этот тянется довольно долго.

Замир Каражанов, политолог

Ежегодная аренда космодрома составляет 115 млн долларов. Сумма небольшая для Казахстана и России, если учитывать объем экономик двух стран. Поэтому говорить о каком-то серъезном экономическом эффекте от нее не приходится. Тем более, что в одно время казахстанская сторона получали оплату с помощью бартерных схем, в виде военных самолетов, комплекса ПВО С-300. Но очевидно, что дело не в деньгах, а в перспективах развития космодрома и города Байконур. Имелись опасения, что он разделят судьбу моногородов, коих немало в Казахстане. Поэтому было важно сохранить инфраструктуру космодрома и рабочие места для местного населения.

Очевидно, что космодром для России - это стабильный доступ на орбиту, в космос. Его значение для наших соседей огромное. «Байконур» представляет интерес для России, что в свою очередь подталкивает ее к развитию отношений с Казахстаном. Товарооборот между нашими странами составляет порядка 19,6 млрд. долларов США, они сотрудничают по разным направлениям. В том числе и по космосу. «Байконур» оказывает влияние на российско-казахстанские отношения. В этом экономическая ценность космодрома. Что касается вопросов безопасности, то это отдельный вопрос. Поскольку Казахстан и Россия являются членами ОДКБ, которая декларирует коллективную безопасность.

Что касается самостоятельного использования Казахстаном «Байконура» для запусков ракет, то надо реально оценивать возможности экономики страны. У нас не настолько сильно развиты металлургия, химическая и электронная промышленность. Поэтому в мире не так много стран, способных создавать самостоятельно ракеты. Кроме того, Казахстан не пока не присоединился к режиму контроля за ракетными технологиями. Это аналог ДНЯО. С той разницей, что страна, присоединившаяся к РККТ, получает доступ к зарубежным ракетостроительным технологиям.

Касаясь создания на космодроме международного космического хаба, скажу, что эта идея привлекательная. Но реализовать ее трудно. Во-первых, деньги любят политическую стабильность, а в Центральной Азии стабильность носит хрупкий характер. Во-вторых, актуальна и проблема географической удаленности Казахстана. Требуется пересечь границы нескольких государств, чтобы доставить на космодром крупногабаритный груз. Опять же вопрос: готовы ли наши соседи пропустить его? Ведь кто-то может напомнить и нам об угрозе для экологии. В-третьих, когда ракета летит на орбиту, по пути ее следования отделяются ступени и ускорители. Все это падает на землю. Согласятся ли другие страны, чтобы на их территории падали элементы ракет? Мы сами знаем, какой резонанс в обществе вызывает информация о том, что ступени российских ракет упали близ какого-то населенного пункта. А ведь бывают и аварийные старты.

Пока Россия не может запускать пилотируемые ракеты со своей территории, «Байконур» будет существовать как космодром. Но Россия все равно будет стремиться обеспечить себе независимый доступ к земной орбите, космосу. Поэтому пора думать о перспективах казахстанского космодрома. В данный момент все-таки оптимальным направлением может стать развитие массового космического туризма. В мире есть много увлеченных космосом людей. Другое дело как их доставить на космодром и организовать им хорошую ознакомительную программу.

Гульмира Илеулова: Российские самолеты летали раньше из Москвы до Байконура. Но из крупных казахстанских городов попасть в Байконур сложно, он режимный. В лучшем случае, добираешься до Кызылорды, а далее на такси. В городе особый режим функционирования объектов, предприятий и организаций, а также проживания граждан. Поэтому на массовый туризм пока можно не рассчитывать. Запуск ракет-носителей – это не праздничный салют. Когда мы были на запуске, сколько там было пожарных машин! А туристов немного. Туризм на космодром «Байконур» останется неким элитным направлением, которое задачу привлечения массового туриста не решит.

Эдуард Полетаев: Там еще непростая процедура получения разрешений, цены на туры высокие, заявки надо подавать сильно заранее, сложная ситуация с логистикой. Билеты дорогие. Прямое авиасообщение с Байконуром в последнее время было весьма нестабильно, часто даже россиянам, живущим в городе, приходилось летать через Кызылорду. Международные пассажирские железнодорожные перевозки через станцию Тюра-Там сокращаются. Ранее, в 2018 году Нурсултан Назарбаев и Владимир Путин дали поручение правительствам своих стран создать СЭЗ в комплексе «Байконур» и в городе Байконуре. Важным условием СЭЗ является развитие международного туризма, планируется строительство современных гостиниц, музеев, смотровых площадок для наблюдения за полетом космических ракет. Сроки действия СЭЗ запланированы на 25 лет. Если она будет создана, как ранее было запланировано, возможно, что ситуация с туризмом на «Байконуре» скоро изменится.

Владислав Юрицын, политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net

Для меня космодром «Байконур» – это показатель не только былого величия, но и некоторого упадка, когда после распада СССР количество космических запусков резко сократилось, а город стал постепенно пустеть. Никита Хрущев не жалел денег, давал их ученым и удивлялся, что они могут сотворить. Именно на его период правления пришлось начало космической эры и самые громкие советские завоевания в этой сфере. Судя по воспоминаниям, Хрущев после запуска первого исскуственного спутника Земли тогда сказал академику Сергею Королеву: «Мы не верили вам». А сейчас громких достижений в космонавтике существенно меньше.

Такие люди, как Королев и сейчас есть среди ученых постсоветского пространства. Просто нужна амбициозная система, которая их востребует и использует. Космос, между тем, на месте не стоит. Стали космическими державами Иран и Новая Зеландия.

Серьезной стране без космоса никак. Без спутников, навигационных систем вроде ГЛОНАСС, интернета. Жизнь показывает, что спутники делать сложнее, чем нефть качать. А цена на нефть нестабильна. Надеюсь, все же спутники начнут делать в этом году в Казахстане. Затем надо дождаться, когда будет значимый заказ на развитие космоса.

Сергей Козлов: Однажды я делал интервью с Алексеем Леоновым, первым человеком, вышедшим в открытый космос. Дело было в знаменитой гостинице «Космонавт», в которой на Байконуре проживают космнавты перед стартами. Это стандартная гостиница советских времен, где покорители космоса жили в довольно скромных номерах. Я задал Леонову вопрос о бытовых условиях, он ответил, что мы были советскими офицерами. Леонов напомнил: «поднимался вопрос о наших бытовых условиях, но Королев стукнул по столу и сказал, как отрезал: «достаточно того, что я вас в космос посылаю».

Средняя: 4.8 (4 оценок)