:: Кенже Татиля. МОЖНО ЛИ НАЗВАТЬ АЛИХАНА БУКЕЙХАНОВА КАЗАХСКИМ ГАНДИ ИЛИ МАНДЕЛОЙ?

Просмотров: 749 Рейтинг: 4.5

На днях мы начали разговор о том, можно ли сравнивать лидеров движения «Алаш» и в частности Алихана  Букейханова с такими деятелями национально-осовободительных движений, как Махатма Ганди и Нельсон Мандела. И задали экспертам два вопроса:

  1. Насколько такие параллели оправданны? 
  2. И вообще, деятели «Алаша» – это казахские ганди и манделы или же просто незадачливые борцы за власть, если учесть, что они, так или иначе, потерпели политическое и историческое фиаско?

Сегодня на них отвечают историки из ближнего зарубежья.

Виктор Козодой, доктор исторических наук, директор Института исторических и социально-политических исследований (Россия, Новосибирск): «Исторические заслуги А. Букейханова еще не осознаны до конца»

- Прежде чем перейти к конкретным ответам на поставленные вопросы, считаю необходимым определиться в некоторых общих подходах в своём изложении. 

Во-первых, при оценке деятельности тех или иных исторических и политических фигур нельзя исходить лишь из того, что им не удалось добиться какого-то желаемого результата. Рассматривать нужно то, что они сделали и чего достигли в сравнении со своими предшественниками. И тем более недопустимо, когда современники пытаются сами «дополнить» или выдать свои собственные представления и желания за якобы имевшие место действия исторических персонажей. 

Часто приходится сталкиваться с мнением, что А. Букейханов не смог добиться «независимости страны», а, следовательно, у него нет каких-либо значимых результатов и что, более того, он потерпел «политическое и историческое фиаско». Не могу согласиться с таким расхожим мнением. На сегодня у историков нет реальных документальных подтверждений того, что А. Букейханов и его соратники ставили вопрос, в смысле политической практики, о «независимости». В документах, которыми мы располагаем, речь идёт об автономии (хотя на общеказахском съезде в декабре 1917 года автономия не была провозглашена). Но разве эта цель – создание автономии – не была достигнута? 

Во-вторых, нельзя оценивать исторических деятелей с высоты современных знаний и представлений. Опираться при таком анализе необходимо на политические реалии тех лет. При этом не вырывая отдельные события из общеисторического контекста во всём его многообразии и во всех его противоречиях, оперируя всем комплексом исторических источников, имеющихся на сегодняшний день, а не только теми документами, которые «нравятся» конкретному исследователю и работают только на ту или иную идею (игнорирование источников, которые на данную идею «не работают», может указывать на то, что это не настоящий исследователь). В нашем случае следует сделать серьезный акцент на том, в каких условиях находились тогда «алашевцы» и их лидер А. Букейханов,  какими они располагали возможностями и ресурсами. 

Например, ситуация времён революции и гражданской войны более или менее хорошо изучена и исследована (хотя до сих пор остаётся множество «белых пятен»), однако часто упускается из виду или уходит на второй план следующий очень важный момент. Дело в том, что в 1918 году, даже после заключения Брестского мира, всё ещё продолжалась мировая война, и, территория Сибири и современного Казахстана превратилась, по сути, в арену сильнейшего геополитического противостояния воюющих держав. С одной стороны – Германия, Австро-Венгрия, отчасти Турция, а с другой – Франция, Великобритания, Япония, США, Китай. У всех были свои интересы. Более того, в стане противников блока держав Тройственного Союза имело место сильное внутреннее конкурентное противостояние. 

Мировая война продолжалась до ноября 1918-го, и практически до осени того же года страны Тройственного Союза смотрели на данные территории как на некий стратегический резерв для пополнения ресурсов своих армий с целью продолжения военных действий на Западном фронте. Эти государства рассматривали их как источник не только сырья и продовольствия, но и живой силы для своих армий. Дело в том, что на территории бывшей Российской империи находилось, по разным оценкам, от 2,1 до 2,5 миллиона солдат и офицеров (военнопленных) из стран Тройственного Союза. По условиям Брестского мира, они должны были быть немедленно отправлены в свои страны, и значительную их часть планировали отправить затем на Западный фронт. На территории Казахстана находились десятки тысяч таких военнопленных, что впоследствии сыграло существенную роль в событиях того времени. Естественно, страны Антанты и их союзники решили противостоять этим замыслам. Возникла идея создать Восточный фронта (восточнее Волги). Главная задача - не дать возможности обеспечить Германию и Австро-Венгрию продовольствием и сырьем, задержать отправку частей на Западный фронт, не допустить пополнения армий противника бывшими военнопленными. 

Помимо этого, у «союзников» были и свои геополитические интересы на этих территориях, а также свой взгляд на послевоенное устройство мира, особенно у Англии, которая всегда имела особые интересы в Средней Азии. Не учитывать указанные выше геополитические особенности и внутриполитические расклады той конкретной исторической ситуации, в которой приходилось действовать А. Букейханову и его соратникам, значит рано или поздно упереться в логический тупик и сделать заведомо неправильные выводы.

К слову, в оценках деятельности «алашевцев» и А. Букейханова периода гражданской войны, в которой им пришлось участвовать, есть ещё много недопониманий, искажений и домыслов. В частности, находясь в плену установок советской историографии и мифологии советского периода, эти сложные процессы зачастую сводят к такому упрощенному, даже примитивному пониманию, как противостояние «красных» и «белых», хотя на самом деле эти процессы более сложными и глубокими.

Например, нельзя ставить знак равенства между «белым движением» и «антибольшевистских движением». Далеко не все, кто был в той войне против большевиков, принадлежали к «белым». Даже А. Букейханов в 1921-м, когда служил в советских органах, собственноручно написал в анкете, что во время Гражданской войны боролся против большевиков и Колчака. До сих пор остаётся, по крайней мере, в обывательском сознании, сильно мифологизированной роль чехословацкого корпуса в 1918 году. Даже в научных публикациях и серьезных изданиях есть путаница в понятиях между Временным Сибирским правительством и правительством адмирала А. Колчака (Общероссийским правительством), которые воспринимаются как одно и то же. Между тем, Временное Сибирское правительство не имело никакого отношения к Колчаку, который появился в Сибири гораздо позже.

Не разобравшись во всех этих вопросах, хитросплетениях, акторах тех событий, невозможно дать объективную оценку и действиям А. Букейханова и его соратников, а отсюда и примитивизация, упрощённое понимание их роли и реального влияния. В то же время недопустимо, искореняя мифы советских времён, насаждать на их место вновь созданные. Это касается и изучения биографии самого А. Букейханова, где укоренились и ужились вновь созданные мифы, в частности, о якобы «самарской ссылке», даже о годе его рождения и ряде других, несмотря на имеющиеся архивные документы, включая подлинники, подписанные самим А. Букейхановым, которые опровергают устоявшееся мнение о том, что он родился в 1866-м. 

Кроме того, нельзя сравнивать и оценивать внешне, казалось бы, схожие исторические события, тогда как на самом деле они происходили в разные времена, разные эпохи, в разных исторических ситуациях. Например, сравнивать результаты деятельности М.Ганди и А. Букейханова в том смысле, что первому удалось добиться независимости своей страны, а второму - нет. На мой взгляд, подобные сравнения, как и претензии к А. Букейханову абсолютно некорректны. Нельзя забывать, что с момента возвращения Ганди в Индию в 1915-м до провозглашения независимости в 1947-м прошло 32 года, а это очень большой срок. Также нельзя забывать, что в Индии ещё с 1885-го действовала политическая партия Индийский национальный конгресс, а в 1935-м Индии была предоставлена частичная автономия, были созданы и действовали на протяжении многих лет свои органы управления. Да и эпохи были совершенно разные. Из второй мировой войны Великобритания вышла очень ослабленной, она не могла контролировать свои колонии, её теснили геополитические соперники, в первую очередь США.

Значительную роль сыграло принятие в августе 1941 года Атлантической хартии между Великобританией и США. Согласно ей, после окончания войны предполагались свободный доступ к мировой торговле и сырьевым ресурсам, свобода морей. Соединенным Штатам требовался доступ к источникам сырья и рынкам сбыта, чему препятствовала существующая колониальная система, а исполнение этих требований было основным условием оказания американской помощи Великобритании в войне. В таких условиях шансы на успех у Ганди и его сторонников резко возрастали, но даже при этом им не удалось сохранить единство Британской Индии, и в итоге появились два государства - Индия и Пакистан, против чего выступал сам Ганди.

У А. Букейханова даже близко не было такого набора благоприятных условий, факторов, структур, а  главное – не было такого лага времени. История отвела ему и его соратникам лишь около трёх лет - с 1917-го по 1920-й. А политика, как известно, – искусство возможного, а не желаемого. Даёт ли это кому-либо основания говорить, что А. Букейханов ничего не достиг и что он политический неудачник? Вовсе нет, более того, по моему мнению, категорически нет. 

Вот, очень кратко о тех общих подходах, которые необходимы при оценке деятельности исторических деятелей.

Теперь вернусь к заданной теме – к тому, что ни одной из неординарных фигур казахского народа начала XX века не удалось сплотить и «консолидировать всю нацию в единое целое и повести за собой по пути независимости и прогресса».

Сразу возникает вопрос: а много ли мы знаем примеров в истории, когда кому-либо одному удавалось быстро сплотить всю нацию вокруг какой-то идеи? И почему тогда столь «жесткие требования» предъявляют тому же А. Букейханову, при этом упуская из вида то реальное, что ему и его соратникам удалось сделать в столь сжатые сроки, которые отвела им история? 

Тем более что и сам А. Букейханов ещё в 1910 году в своей работе «Киргизы» отмечал, что складываются два основных направления политической мысли и политической практики. Одно из них – «западническое», близкое к партии кадетов, второе – «панисламистское». А с 1917 года уже как политическая практика появилось и третье направление – социалистическое (в лице партии «Уш жуз»), впоследствии примкнувшее к большевикам. Все они имели свои цели и задачи, и говорить в тех условиях о единстве вряд ли было возможно.

В то же время тезис о том, что формальное обретение политической независимости обязательно ведёт к прогрессу, представляется довольно неоднозначным. Из истории известно немало примеров, когда вслед за «независимостью» в странах начинались гражданские войны, раскол общества, а порой все это приводило к утрате государственности как таковой.

Возвращаясь к поставленному вопросу, полагаю, что надо исходить из следующего. В царской России проживали десятки народов, однако лишь немногим из них удалось выйти на создание собственных государственных образований, пусть даже в форме автономий, и среди них – Алаш. Это как раз и является тем значимым результатом, которого удалось добиться по сравнению с предшествующим периодом: были заложены идейные основы будущей государственности. 

Даже после поражения в гражданской войне и победы большевиков, тем не менее, была создана – одной из первых – Киргизская (Казахская) АССР. Хотя это стало реализацией победителями своего советского проекта, подобное оказалось возможным в том числе и под сильным влиянием идеи автономии «Алаш», которую победители не могли проигнорировать. Не следует забывать и о том, о чем говорил А. Букейханов: для создания государства должен быть в наличии ряд необходимых факторов – территория, население, органы управления и подготовленные кадры. По каждому из этих факторов были свои сложности, особенно по третьему: если, скажем, Ганди условно «располагал» кадрами, то у А. Букейханова и его соратников практически никого не было. 

Исходя из тех общественно-политических реалий, которые были в царской России (до 1905 года под запретом находилась любая легальная политическая деятельность), А. Букейханов делал то, что в его силах, внеся громадный вклад в будущее устройство Казахстана через просвещение, через создание газет. Участие и победа как самого А. Букейханова, так и других казахов в выборах в Первую и Вторую Государственную Думу положили начало истории парламентаризма Казахстана. Думаю, что неспроста в Таврическом дворце Санкт- Петербурга, где ранее находилась Государственная Дума, установлен бюст А. Букейханову от парламента Казахстана как подтверждение его заслуг в этом деле. 

Однозначно его нельзя ставить в один ряд с «незадачливыми борцами за власть». Всей своей жизнью и деятельностью он доказал, что власть для него не была самоцелью или лишь средством реализации собственных амбиций. В противном случае он после поражения в гражданской войне не остался бы в стране, а, скорее всего, эмигрировал бы, спасая свою жизнь. Кстати, это и предлагал ему сделать его товарищ ещё по партии кадетов Л.Кроль в 1919 году, на что А. Букейханов ответил, что он останется со своим народом. Находясь в стане «побеждённых», он продолжил свою деятельность в иных формах, делая практически всё, что было возможно в тех условиях. Так можно ли после этого считать, что А. Букейханов и его соратники потерпели политическое и историческое фиаско? 

Всё надо рассматривать в сравнении. Потерпев поражение в гражданской войне, деятели «Алаша» попали под амнистию, были интегрированы в систему советской власти, где, разумеется, в ином качестве, но, тем не менее, смогли продолжить деятельность через распространение своих идей, просвещение и культуру. Тогда как их недавних союзников -   членов Всероссийского правительства А. Колчака подвергли публичному политическому судебному процессу, многие из них были приговорены к длительным срокам заключения, а четверо расстреляны, как чуть ранее и сам адмирал вместе с премьер-министром своего правительства. Вот такие абсолютно разные финалы. 

В какой-то мере А. Букейханов и «алашевцы» опередили своё время, но их труд и деяния не были напрасными – предложенные ими идеи и подходы оказались востребованными значительно позже. Распространяя идеи казахского автономизма, определенным образом влияя на умы, они тем самым внесли свой вклад в создание хоть и советской, но автономии в 1920 году, которая в 1936-м была преобразована уже в союзную республику, что, в свою очередь, и создало все предпосылки, приведшие к обретению в 1991-м Казахстаном независимости. Разве можно в таком случае говорить об историческом фиаско?

Завершая свои рассуждения, считаю необходимым назвать то, что объединяет М. Ганди и А. Букейханова. Оба они в той или иной степени находились под влиянием идей Л. Толстого о «непротивлении злу насилием», использовали преимущественно ненасильственные, легальные методы решения сложных политических вопросов, хотя это и не всегда удавалось. 

В заключение хотелось бы сказать, что, как мне кажется, роль и значение для истории таких крупных фигур, как А.Букейханов, осознаны ещё далеко не в полной мере. Причем в России до сих пор нет ни одной книги или монографии о его жизни и деятельности, а в Казахстане до сих пор не исследованы в полной мере архивы, где хранятся ценные документы. 

Во время работы в Центральном государственном архиве РК мне как исследователю попались фонды с документами-подлинниками о деятельности А. Букейханова, которые до меня никто не изучал. Возможно, уже пора создать в одном из архивов, например в том же ЦГА РК, именной фонд А.Букейханова, собрав там все уже известные документы о нём из архивов Казахстана, России, а также те источники, которые будут выявлены впоследствии. Это было бы очень важно как для наших современников, так и для потомков.

Дина Аманжолова, доктор исторических наук, профессор (Россия): «Политическая эволюция А. Букейханова менялась под влиянием внешних обстоятельств»

1. На мой взгляд, вряд ли стоит проводить такие параллели, хотя любые сравнения, наверное, могут иметь место. В любом случае нужно рассматривать роль каждой личности в истории конкретно. Учитывать не только сам факт лидерства в национальном движении и связанных с этим известности, славы и достижений или провалов. 

А. Букейханов был частью многонационального государства, которое не имело типичных для западных стран колоний. В России действовала другая система управления национальными окраинами, да и входили они в состав страны по-разному, хотя опыт Британской и других империй, безусловно, был известен российским управленцам. Но российская политическая практика в отношении входивших в состав империи народов была иной, и эти моменты, в частности, хорошо показаны в трудах А.В. Ремнева, Г.С. Султангалиевой и других историков.

Не случайно в годы гражданской войны А. Букейханов на переговорах с правительством А.В. Колчака, которое тесно сотрудничало с интервентами, предлагал устроить управление Казахской степью по примеру того, как Англия управляет Индией. Уже один этот факт говорит о том, что в России была другая практика. 

Да, и Ганди, и Мандела были против насилия, но не смогли предотвратить его и меняли свою стратегию и тактику. Букейханов был частью российской политической элиты в 1917 году, а также государственным служащим - комиссаром Временного правительства в его Туркестанском комитете. Его жизненная траектория и политическая эволюция менялись под давлением объективных обстоятельств революции и гражданской войны - так же, как и у других национальных деятелей в других регионах России. 

2. Консолидировать народ как политическое целое, видимо, не под силу даже самому гениальному лидеру, если отсутствуют достаточные объективные факторы для такой консолидации. При анализе истории и политических итогов деятельности движения «Алаш» нужно исходить из точного и непредвзятого представления о состоянии казахского общества на тот период истории. Это множество параметров, которые ускоряют или тормозят развитие национального самосознания, его структурные трансформации в сторону модерности (уровень массового образования, урбанизации и экономики в целом, наличие значимого слоя образованного класса, коммуникативные практики и прочее). В научной литературе достаточно глубоко разработаны теоретические положения и описаны конкретно-исторические примеры истории национальных движений других народов России, дающих материал для сравнительного анализа. Движение «Алаш» важно изучать в контексте общих этносоциальных и политических процессов в России.

Средняя: 4.5 (2 оценок)