:: СКОЛЬКО В КАЗАХСТАНЕ УМЕРШИХ ОТ КОРОНАВИРУСА – 2 ТЫСЯЧИ ИЛИ СВЫШЕ 20 ТЫСЯЧ?

Просмотров: 1,197 Рейтинг: 3.3

Власти Казахстана предупреждают о возможном приходе второй волны эпидемии коранавируса, которая, кстати, уже охватила многие регионы мира, включая Европу и соседнюю с нами Россию, и призывают граждан не расслабляться, соблюдать меры предосторожности. Но в то же время сами, манипулируя статистикой, провоцируют легкомысленное отношение населения к этой инфекции.    

«Сверхнормативная» смертность

Согласно официальным данным Министерства здравоохранения РК на 18 октября, от COVID с начала эпидемии скончались 1768 казахстанцев. Еще 381 умер от пневмонии с признаками коронавирусной инфекции (учет таких смертей ведется с 1 августа). Обыватель суммирует эти цифры и получает в итоге немногим больше двух тысяч. После чего приходит к выводу, что не так страшен черт, как его малюют.

А теперь взглянем на данные, которые особо не афишируются, но которые можно найти на портале Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК. За восемь месяцев нынешнего года (с января по август) в Казахстане зарегистрировано 110.982 летальных исхода  – на 21 тысячу 471 больше, чем за аналогичный период прошлого.

В первые три месяца, с января по март, динамика была отрицательной, то есть фиксировался, пусть и небольшой, но спад смертности. Однако, начиная с мая, ситуация коренным образом стала меняться, а пиковый рост пришелся на лето. В июне количество умерших по сравнению с таким же месяцем прошлого года увеличилось с 10.061 до 14.949, в июле – с 12.420 до 28.178, в августе – с 10.477 до 17.835. Если год назад за эти же три месяца скончались в общей сложности 32.958 человек, то теперь – 60.962, или почти вдвое больше! Разница составила ни много ни мало 28 тысяч. Иначе говоря, страна всего за один квартал недосчиталась – дополнительно к тому, что она теряла обычно – населения почти целого района в какой-нибудь области.

Причем такая динамика характерна для всех без исключения регионов Казахстана. Например, в городе Алматы количество смертей в летние месяцы возросло с 3.027 до 5.695, в СКО – с 1.615 до 2.338, в Актюбинской области – с 1.796 до 2.902, в Кызылординской – с 1.139 до 2.597, или более чем в два раза. И т.д.    

Что случилось? Что за мор охватил страну? Ведь Минздрав, повторюсь, дает общую цифру числа летальных исходов от COVID-19 и от пневмонии с признаками коронавирусной инфекции всего в две тысячи с небольшим, а это, как минимум, в десять раз меньше суммарного прироста смертных случаев. Чем вызвана «сверхнормативная» (если брать за «норму» среднестатистические показатели предыдущих лет) смертность более чем в двадцать тысяч душ? Ответа на этот вопрос никто не дает.

Впрочем, ответ, полагаю, станет очевидным, если мы вспомним, что именно в летние месяцы, а особенно в июле, все регионы страны пережили настоящий коронавирусный и пневмонийный кошмар. Это когда бригады «скорой» не успевали обслужить даже половину вызовов; когда в стационарах не хватало мест для прибывающих пациентов; когда родственникам больных приходилось самим искать медикаменты и кислород; когда и без того острый дефицит медработников усугубился тем, что многих из них скосила инфекция; когда люди нередко умирали, так и не успев получить хотя бы элементарную помощь...

Можно предположить, что такой рост смертности отчасти был вызван тем, что в сложившейся чрезвычайной ситуации без должного внимания остались пациенты с серьезными хроническими заболеваниями. Но только отчасти. Да и, по большому счету, умерших по этой причине тоже следует занести в скорбный список жертв коронавирусной эпидемии, поскольку именно вынужденное отвлечение сил и ресурсов на борьбу с ней ускорило их уход в иной мир.

Стоит ли лить воду на мельницу «ковид-диссидентов»?

Признаемся честно: на многих из нас призывы и увещевания, тем более подразумевающие необходимость самоограничений (отказ от посещения массовых мероприятий и людных мест, временное  «дистанцирование» от контактов с друзьями, соседями) и снижение уровня собственной «комфортности» (ношение масок), не действуют. Линию нашего поведения в гораздо большей степени определяют или стимулы к чему-либо, или инстинкт самосохранения.

В нынешней ситуации о каких-то стимулах говорить не приходится. Поэтому, чтобы повысить ответственность граждан за здоровье свое и окружающих, власть должна апеллировать к инстинкту самосохранения. А для этого ей надо не только озвучивать через СМИ полную и достоверную статистику смертных случаев, вызванных – как прямо, так и опосредованно – коронавирусной инфекцией, но и, образно говоря, бить в набат. Причем даже с риском нанести ущерб собственной репутации, оказаться под градом критических стрел за то, что допустила такое количество смертей. Именно так должны поступать те, кто искренне заботится о здоровье народа и стремится не допустить повторения «июльского сценария».

Но пока мы видим попытки скрыть, заретушировать просчеты и соответственно манипуляции, имеющие целью «нарисовать» относительно благополучные цифры смертности от заболеваний, спровоцированных либо усугубленных новым вирусом. А это дает козыри в руки многочисленных «ковид-диссидентов», которые, ссылаясь на эту лукавую статистику, ставят под сомнение адекватность решений самой же власти, касающихся введения (ужесточения) ограничительных мер и санкций к нарушителям карантинного режима. Мол, раз коронавирусная инфекция в плане летальности ненамного опаснее сезонного гриппа, то зачем «напрягать» население, лишать его радостей жизни?

Сегодня, когда в США, России и целом ряде других стран осенняя волна эпидемии начинает бить летние рекорды, Казахстан, если верить официальным данным (ежедневно у нас выявляются примерно сто новых зараженных – в 30-40 раз меньше, чем в одной только Москве),  выглядит островком благополучия. Хотелось бы думать, что так оно и есть. Но тогда почему то в одном регионе, то в другом снова вводятся дополнительные ограничительные меры? Власть потихоньку готовит очередной локдаун, чтобы под его прикрытием решить какие-то свои задачи, в том числе политические (скажем, провести по собственным правилам выборы в парламент), как уверяют некоторые? Или же она знает что-то такое относительно реальной эпидемиологической ситуации, чего не знаем мы, простые граждане?

Противники карантинного режима утверждают, что очень многие казахстанцы перенесли инфекцию «на ногах», даже не почувствовав ее, – а значит, им уже ничего не страшно. Но большинство авторитетных ученых сегодня склоняется к мнению, что иммунитет к новому вирусу очень недолговечен – от полугода у тяжело болевших людей до пары месяцев у бессимптомных. Зато если они снова подхватят заразу, то последствия для организма, уже затратившего определенный запас иммунной прочности на борьбу с ней, могут оказаться куда более серьезными. Словом, надежды на естественное формирование коллективного иммунитета не оправдались.

Не обеспечит его и искусственный путь – вакцинация. Как говорят сами разработчики вакцин, нет никакой гарантии того, что привитый человек не заразится коронавирусом – он просто легче перенесет инфекцию (кстати, то же самое касается прививок от кори, дифтерии и т.д., входящих в обязательный национальный календарь), при этом являясь потенциальным переносчиком, хотя, возможно, и менее опасным, чем непривитый. Вакцина, безусловно, нужна, но только как средство, позволяющее избежать сложного течения болезни и замедлить распространение заразы. А окончательно ликвидировать ее она, скорее всего, не сможет, как не удалось ликвидировать те же корь и дифтерию. Тем более что добиться поголовной вакцинации нереально.

Свобода одного против безопасности окружающих

Думается, с учетом всех изложенных выше обстоятельств и следует строить линию поведения людям, не верящим во всевозможные теории заговора и беспокоящимся о здоровье своем и близких.

Надо понимать, что защита от инфекции должна быть комплексной. Допустим, на 20 процентов ее обеспечит переход на дистанционную форму работы, что избавит от необходимости ездить в общественном транспорте, контактировать с коллегами. Еще на 20 – отказ от посещения тоев и поминок. Еще на 20 – приобретение продуктов питания и других товаров с доставкой на дом (не надо ходить в супермаркеты с их большим людским потоком). Еще на 20 – неукоснительное соблюдение мер санитарной гигиены (тщательное мытье рук после возвращения домой, а также купленных продуктов, использование санитайзеров). Еще на 20 – ношение медицинских масок. Разумеется, такая «процентовка» носит чисто условный характер, но факт в том, что чем больше мер зашиты вы соблюдаете, тем меньшему риску вы подвергаете себя и своих домочадцев.

Понятно, что далеко не все имеют возможность самоизолироваться на время пандемии – многим приходится сидеть в офисах, торговать на рынках и в магазинах, работать с клиентами, ездить в автобусах. А значит, они постоянно сталкиваются с угрозой заражения. Снизить ее могло бы соблюдение всеми без исключения «масочного режима», но наши люди находят кучу оправданий, чтобы игнорировать его. При этом они обычно исходят из соображений личного удобства и не задумываются о возможных последствиях – не только для себя, но и для окружающих.

Наверное, требовать ношения масок во время прогулок – лишнее (как, кстати, и обрабатывать дворовые территории, улицы). Но в закрытых помещениях это на время эпидемии должно стать нормой. Между тем, даже во вроде бы серьезных учреждениях, таких, как, например, отделения банков, нередко можно встретить людей, носящих маски лишь для виду, на подбородках. В том числе и самих сотрудников, работающих с клиентами.

В Казахстане сегодня множатся ряды тех, кто пытается доказать, что принуждение к соблюдению «масочного режима» – это чуть ли не посягательство на права и свободы личности. Но хочется напомнить таким людям незыблемое правило общежития в цивилизованном обществе: свобода одного человека заканчивается там, где она может создать угрозу здоровью и безопасности другого. Данный принцип повсеместно подкрепляется введением соответствующих ограничительных и запретительных мер. Например, нельзя ездить на красный свет, то есть создавать опасность для других участников дорожного движения, шуметь в ночное время, нарушая сон соседей, и т.д. За это предусмотрена административная, а в некоторых случаях и уголовная ответственность. Не надевая или неправильно надевая в период эпидемии маску (которая призвана защитить даже не столько носящего ее, сколько окружающих) в автобусе, супермаркете и т.д., человек тоже, пусть даже не желая того, создает потенциальную угрозу здоровью других. А потому введение штрафов является более чем оправданной мерой. Да, можно спорить по поводу их размеров, говорить об избирательности подхода к нарушителям, но это уже другой вопрос.

Пока наше государство не в состоянии добиться перелома в сознании людей, сформировать у них опасливое (не путать с паническим) отношение к новому вирусу, внушить им, что чем строже они будут соблюдать карантинный режим, тем быстрее страна сможет вернуться к нормальной жизни. Недостает политической воли и честности…

Средняя: 3.3 (3 оценок)