:: ЕСТЬ ЛИ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН СЕМЕЙНАЯ ПОЛИТИКА, НЕКОЕ ОСОБОЕ ОТНОШНИЕ ГОСУДАРСТВА К ЭТОМУ ОСОНОПОЛАГАЮЩЕМУ ИНСТИТУТУ?

Просмотров: 3,274 Рейтинг: 4.3

В конце прошлого месяца состоялось очередное тематическое заседание экспертного клуба «Мир Евразии». На сей раз эксперты рассмотрели и обсудили тему под названием: «Институт семьи и семейная политика на постсоветском пространстве: проблемы, тенденции и перспективы». Материал основан на стенограмме, и включая не прозвучавшие (присланные…) выступления.

Эдуард Полетаев, политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии»

В последнее время на постсоветском пространстве растет интерес к институту семьи. Этому способствуют как политические решения, так и активизация работы по пропаганде семейных ценностей. Информационных поводов несколько. С 2013 года каждое второе воскресенье сентября в Казахстане отмечается День семьи. В феврале 2016 года в стране создан институт Уполномоченного по правам ребенка, а в декабре утверждена Концепция семейной и гендерной политики в РК до 2030 года. 2017 год в СНГ объявлен Годом семьи, при этом ожидается, что данная инициатива поспособствует дальнейшему укреплению гуманитарных связей в Содружестве и позволит ближе познакомиться с традициями и культурами народов. Это нацеливает страны СНГ на поиск эффективных форм поддержки семьи и семейного воспитания.

В целом вопрос семьи и семейных ценностей стал чаще муссироваться на постсоветском пространстве. Но семейная политика как отдельное направление социальной политики и самостоятельная область исследований для аналитиков, в том числе и политологов, пока еще достаточно новое направление работы. Считается, что основу заложили еще в 60-х годах ХХ века. Семейной политике фактически 50 лет только исполнилось. Хотя вопросам положения семьи уделяли внимание еще древние философы, современное усиленное внимание связано с появлением так называемой постсемьи, то есть формирование ячейки общества на основе договора между партнерами. И если в традиционных семьях имеет место быть понятное гендерное разделение труда между супругами, то постсемья объединяет партнеров, обоих ориентированных на реализацию, как в семье, так и в профессии. В странах Северной Европы понятие «мужской декрет» давно уже никого не удивляет. В Казахстане, кстати, работающий отец также может оформить отпуск по уходу за ребенком. Но случаев таких немного, и, как правило, они связаны с неблагоприятными, трагичными семейными обстоятельствами.

Мы видим, что тип традиционной семьи испытывает сильную трансформацию. Если в некоторых странах это, может быть, не так ярко и больно воспринимается, то на постсоветском пространстве новые формы семьи, в которых на первый план выставляются вопросы гендерного равенства, где традиционная сфера ответственности и заботы в рамках семейных отношений также начинает меняться. Имеет место противодействие традиционалистов тому валу влияния, в первую очередь информационного, которое идет со стороны более развитых в области медиа влияния государств. Такое информационное воздействие часто воспринимается негативно. Стоило Нидерландам в 2001 году узаконить однополые браки, как их примеру последовали другие государства Европы и Латинской Америки. Кроме того, во многих странах подобные союзы признаются если не де-юре, то де-факто. То есть изменение традиционных семейных ценностей в мире идет с использованием законов, продвигаемых через механизмы государственной власти.

Семья – это наше первое общество. В ней закладываются все жизненные ценности, приоритеты, нормы социального поведения, социализации, в том числе и политической. Сейчас дети уже в детском саду знают, в какой стране они живут, какая у нее столица. Что касается Концепции семейной и гендерной политики в РК до 2030 года, разработанной по поручению президента РК, то документ имеет программный характер, синхронизирован с задачами, которые обозначены в «Стратегии – 2050» и пяти институциональных реформах. Важная суть нового документа в том, что если раньше институт семьи рассматривался исключительно как объект социальной защиты, то в новой концепции его рассматривают в первую очередь с целью достижения гендерного равенства, сопряженной с процессом социальной модернизации общества.

Также документ учитывает Цели устойчивого развития ООН. Надо сказать, что международное сообщество признает особую роль семьи и необходимость предоставления ей защиты как на национальном, так и на международном уровне. Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 1994 год был утвержден как Международный год семьи. С тех пор ежегодно 15 мая отмечается Международный день семей.

ООН, а также ее органы и фонды весьма активно вовлечены в процесс регулирования института семьи, а также в стратегии, ориентированные на интересы семьи. А это, в свою очередь, способствовует достижению первых пяти целей в области устойчивого развития: искоренение нищеты и голода, обеспечение здоровья населения, благополучие для людей всех возрастов, доступ к образованию на протяжении всей жизни и достижение гендерного равенства. Наиболее общие мировые проблемы семьи находятся в поле внимания Генеральной Ассамблеи и Экономического и Социального Совета ООН. Более сфокусировано поднимают и решают проблемы Фонд ООН в области народонаселения и Детский фонд ООН. Кто-то из организаций ООН помогают семьям косвенно, например Продовольственная и сельскохозяйственная организация или Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев.

В Казахстане институту семьи, несмотря на тяжелые 1990-е годы, уделяют внимание достаточно давно. Уже в 1995 году был создан Совет по проблемам семьи, женщин и демографической политике при Президенте РК, который в 1998 году преобразовался в Национальную комиссию по делам семьи и женщин при Президенте РК, с более широкими полномочиями. Другое дело, что сейчас поднимается новый тематический дискурс обсуждения проблематики семейной политики. Если раньше оказывалась помощь социально уязвимым и обездоленным слоям населения, то сейчас появляются мнения о том, что стоит обратить внимание на нормальные, традиционные семьи, у которых с точки зрения государства все благополучно. Есть проблема получения льготных кредитов на приобретение жилья, например. Так, согласно направлению «Молодая семья», предусматривающего возможность аренды квартиры с последующим выкупом без первоначального взноса и по сниженным процентным ставкам, по программе «Доступное жилье 2020», на момент подачи заявления возраст супругов не должен превышать 29 лет.  

А современные тенденции говорят о том, что молодой семья может быть и в 35 лет. Здесь, возможно, нужна определенная коррекция в возрастном плане, тем более, что средняя продолжительность жизни граждан Казахстана увеличивается.

Огромный пласт работы выполняют наши гражданские активисты. Учитывая, что в вопросах семьи человеческий фактор оказывает значительное влияние, государство, работая с НПО, чаще акцентирует внимание на том, что социальная тематика – это сфера, в которой активное участие НПО актуально и необходимо.

Новая Концепция является одним из ключевых документов странового развития. Неудивительно, что планируется к 2030 году снять проблему детей-сирот (их количество в Казахстане имеет тенденцию к сокращению), например, с помощью поощрения и развития приемных семей.

Ежегодно в национальном конкурсе «Мерейлі отбасы», который направлен на возрождение нравственных ценностей и культивирование позитивного образа семьи и брака, повышение статуса семьи, принимают участие тысячи участников. Многие из них являются многодетными семьями. Все это конечно свидетельствует о поддержке. Как говорится, «крепка семья – крепко и государство». Поэтому в большинстве стран мира семья и семейно-демографическая ситуация находятся в центре внимания науки и общества.

Но я хочу сказать о проблемах. Они остаются. Во-первых, сельское население. Мы говорим об урбанизации и гендерном равенстве. Но значительная часть женщин сельской местности остаются самозанятыми. Эту проблему пока еще не решили. Также остаются актуальными вопросы насилия над женщинами и детьми. В начале 2017 года в Казахстане актуализировалась дискуссия вокруг так называемой игры  «Синий кит». А, между тем, наша страна в мировых лидерах по количеству самоубийств среди подростков. Другие тенденции связаны с архаикой из прошлого и секретами личной жизни знаменитостей: например, тематика токал или любовниц, разводов и скандалов очень интересует население. Если посмотреть рейтинги и статистику посещения тех или иных ресурсов, мы увидим, что статьи на «жареные  темы» имеют гораздо больше просмотров, чем, например, материалы экономической направленности.

 

Жулдыз Омарбекова, к.с.н., член политического совета партии «Нур Отан», первый заместитель председателя Алматинского городского филиала партии «Нур Отан», президент благотворительного фонда «Бауыржан»

Несмотря на те значительные меры, которые предпринимает государство, статистика есть статистика. Количество разводов в стране растет. В 2012 году – 47598 разводов, в 2013 – 51305, в 2014 году – 54 438, в 2015 – 53007 разводов. Каждый четвертый брак распадается. Это пугающая цифра. Я глубоко уверена, что все социальные проблемы общества имеют свои корни в семье. Преступность, насилие, низкий уровень образования и воспитания, плохие специалисты, вандализм…

В мире появляются новые формы браков и семьи. Попытки легализовать полигамные браки. Но одно остается фактом – разводов становится больше. В Казахстане более 400 тысяч женщин воспитывают детей одни, то есть в статусе матерей-одиночек. Также в стране более 60 тысяч одиноких отцов. Это огромные цифры.

Как партия, мы уделяем внимание исследованию данной проблемы. И недавно мы разработали рекомендации по этой проблематике.

Государство открывает институты семьи, проводятся конкурсы «Образцовая семья». Более 10 лет назад в своей научной работе я проводила исследование «Брачность и разводимость на современном этапе». Было опрошено порядка трех тысяч семейных пар, подававших на развод. На вопрос о причине, по которой они решили развестись, отвечали чаще всего «не сошлись характером», на втором месте - «проблемы с родителями, родственниками и друзьями» (видимо сказывается наш восточный менталитет), на третьем месте - бытовые проблемы.

 

Айгуль Омарова: Вторую причину можно поставить и на первое место.

 

Омарбекова: Меньше всего разводов в Мангыстауской, Кызылординской и Западно-Казахстанской областях.

 

Айгуль Омарова: Это семьи оралманов. Просто данный вопрос недостаточно исследован.

 

Омарбекова: Я считаю, что молодежи важно быть готовым к семье. Школы подготовки к браку не дают нужных знаний. И если опросить разведенных, например, через год после развода, то, возможно, они уже не будут помнить, почему они развелись. Недавно в Казахстане было озвучено такое предложение: перед тем, как удовлетворить запрос пары о разводе, обязать ее пройти 10 сеансов у психолога за счет госбюджета, с привлечением НПО, чтобы пара боле ответственно взглянула на проблемы.

Ценностные ориентации семьи сменились. Мы недавно проводили заседание по проблемам образования. Родители переложили все воспитательные функции на учителей. Многое меняется в институте семьи, например, роли отца и роль матери. И мы должны быть готовы к этим переменам. Может, стоит пересмотреть отношение к институту брака, переосмыслить, что является нормой, а что нет, как нам двигаться дальше, стоит ли сохранять этот институт в нынешнем виде… Сейчас очень много появляется гражданских форм брака, в которых люди считают нормой заводить детей. Увеличивается средний возраст создания молодой семьи. Хотя пока большая часть браков все еще заключаются в возрасте до 25 лет.

 

Евгений Пастухов: А что такое норма сейчас? Что такое нормальная семья?

 

Омарбекова: Как-то ко мне обратился друг с предложением провести гетеропарад, когда идут все с семьями.

 

Евгений Пастухов: В настоящее время в ряде стран институт брака подвергается переосмыслению и парадокс ситуации в том, что представители нетрадиционной ориентации активней выступают за брак, чем гетеросексуалы.

 

Евгений Пастухов, ученый секретарь Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК – Лидера Нации

Акцентируя внимание на понятии «брак», надо задавать следующие вопросы: как построен брак, каково его основание? Один исследователь писал, что заключение брака основано на таких понятиях, как деньги, ценности, сексуальное влечение. Все виды брака – традиционный или нетрадиционный – так или иначе, под это подходят.

Ценностный брак заключается ради получения прибыли, в том числе и денег. Он влечет за собой приобретение имущественных ценностей или ценностей иного характера. Ребенок, дом, вилла на Сейшеллах. Брак сексуального характера заключается для удовлетворения чувственных потребностей. Третий вид – брак, который заключается на основе обоюдной любви и не зависит от материальных ценностей.

Что касается разводов, то есть интересное мнение, что ключевым фактором разводов является обесценивание отношений и возникновение определенных семейных проблем – воспитание детей, денежные проблемы, проблемы взаимоотношений друг с другом. Здесь все осталось прежним.

Теперь мы переходим к самому важному моменту, о котором вы говорите. Что такое нормальный брак? Вот вам коварный вопрос: было ли официальное двоеженство в странах христианской культуры и ценностей? Например в 1650 году после окончания 30-летней войны, которая унесла почти 5 млн населения нынешней Германии (на тот момент огромная цифра), Нюрнбергский крайстаг на 10 лет обязал мужчин брать в жены двух женщин. Для восполнения населения, людских резервов. Это было в интересах государства и общества. Иначе говоря, понятие о морали, нравственности или браке зависит от обстоятельств. То есть во многом на мораль в любом обществе влияет социально-экономическое положение страны. Почему у нас к любовницам и токал другое отношение, нежели раньше? Изменились обстоятельства. И к проституции у нас уже не такое отношение, как раньше.

Еще один любопытный момент: вопросы морали и нравственности не всегда относятся в целом ко всему обществу. Нюрнбергский крайстаг обязывал брать вторую жену крестьянам, но не представителям элиты. Потому что для аристократических семей – двое-трое детей было роскошью. Поэтому, условно говоря, одного отправляли в армию, второго в церковь, третий оставался хранителем очага. Крестьянам дети были нужны, потому что они работали. Вот вам и двойственная мораль.

 

Омарбекова: есть мнение, что богатые люди рожают детей для удовольствия, а бедные – как рабочую силу.

 

Пастухов: Безусловно, семья – это самое главное. Говорить о проблемах семьи с одной стороны просто, с другой – невероятно сложно. Потому что решение проблемы современной казахстанской семьи – это решение комплексной задачи, которая включает в себя занятость, обеспечение жильем, образование, здравоохранение и прочее и прочее.

 

Замир Каражанов, политолог, главный редактор информационно-аналитического центра «Caspian Bridge»

Через кризис семьи проходили и проходят все страны. Применительно к нашему региону уместно говорить об отложенном кризисе. В советские годы семья как институт поддерживался на уровне государства и партии. С одной стороны, семейным людям создавали преференции и поощряли браки, с другой - им не всегда давали возможность даже развестись. Когда развалился СССР, рухнула политика государства по поддержанию семьи, что привело к росту разводов, снижению процента заключенных браков, увеличению доли одиноких людей, выросла армия матерей-одиночек. Но если разобраться, кризис семьи в нашем обществе был отложен. По идее он должен был дать о себе знать в середине ХХ века, или во второй его половине. Однако Великая Отечественная война внесла свои коррективы. Огромные людские потери поставили вопрос об улучшении демографии, решение проблемы государство видело в укреплении института семьи. Поэтому с кризисом семьи мы столкнулись лишь в 1990-х годах. Нам вряд ли удастся изменить естественный ход вещей. Поэтому имеет смысл обратиться к опыту других государств, как они адаптировались и приспособлялись к кризису семьи. Например, США и европейские страны, пережившие сексуальную революцию, бурный рост городов. Страны, где появился массовый средний класс, представители которого часто предпочитают жить не для детей или семьи, а для себя.

Мы сталкиваемся сегодня с процессом урбанизации. Этот процесс оказывает сильное влияние на семью. Что у нас есть для того, чтобы поддержать семью? Есть ли у нас места для семейного отдыха, кроме торгово-развлекательных центров? Прошедшая Универсиада показала, что у алматинцев есть сильный запрос на семейный отдых. Всегда возникает вопрос, где отдохнуть с семьей.

Урбанизация, рост городов у нас связан не с естественной рождаемостью, а с миграционными потоками. Социальная инфраструктура стала сильно отставать от этого роста, от демографических процессов, которые происходили в городах. Как поддержать семью, если социальная инфраструктура не поспевает за увеличением численности городов? Нужно решать проблему очередей в детских садах и школах.

Вспомнил американский опыт по восполнению демографии. Дело в том, что большой город не способствует появлению многодетных семей. В США проблему решили с помощью деурбанизации. Власти, бизнес стали поощрять расселение граждан в пригородах, в частных домах, коттеджах. Данный ход позволил сохранить многодетные семьи. Хорошее решение и для нас. Почему бы и нам не стимулировать расселение горожан в пригородных зонах? Ведь город - это социальное расслоение, преступность, проблемы с экологией. Все это не лучшим образом влияет на здоровье и психику людей.   

Еще один из аспектов, который требует внимания - доступ населения к качественному медицинскому обслуживанию, особенно для женщин и особенно в роддомах.

 

Сергей Домнин, главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан»

Мы очень мало знаем о семье по объективным причинам. Официальная статистика, ежегодно обобщающая данные о браках и разводах, о реальных доходах домохозяйств и структуре их расходов, дает лишь эскизное описание объекта. А глубинных исследований практически нет. Последняя перепись была в 2009 году. И то количество семей, которое сейчас мы имеем в Казахстане - около 4 млн – это данные 2009 года. Наверняка, с тех пор многое изменилось. Но даже косвенные замеры показывают, что есть корреляция между общей экономической ситуацией и динамикой заключения браков. Если количество браков коррелирует с динамикой ВВП и эта связь хорошо объясняется логически, то растущее количество разводов - повод детально изучить проблему. Объяснение из серии «не сошлись характерами» - не самое объемное. Прямая трактовка уводит нас к размышлениям о том, что молодежь перестала ценить семью и тому подобным объяснениям. Довольствуясь этим, мы не знаем реальных факторов, повлиявших на развод. Может быть, если бы процент по ипотеке был ниже, то характерами было бы сойтись проще? Если бы зарплаты и реальные доходы были выше, то сойтись характерами было бы также проще? За 15 последних лет обеспеченность жильем выросла на 25 процентов, а количество заключенных браков выросло на 60 процентов.

Второй вопрос по семейному насилию. В 2015 году Комитет по статистике Министерства национальной экономики РК сделал хорошее исследование по проблемам насилия. Опрос проводился среди женщин от 18 до 75 лет. В нем принимало участие около 14 тысяч женщин. Они  в результате какому-либо насилию (физическому, сексуальному, психологическому и экономическому) подвергаются в равной степени как в городах, так и в селах. Например, в течение жизни испытывали на себе сексуальное насилие женщины в городе 16,4 процента и на селе 16,7 процентов. Очень важным мне кажется то, что большинство казахстанских женщин никому не рассказывает о насилии – это 51 процент. 12,3 процента не обращаются за помощью. 79 процентов обращаются к своим родственникам. Только 7,8 процента рассказывают полиции о насилии. При этом обращаются в полицию 18,3 процента.

Резюме. Нужно больше исследовать казахстанские семьи. Проблемы семьи – это комплексные проблемы. Находя им решение, мы выйдем на решение общенациональных задач. Нужно, наконец, поставить в центр человека. Если в государственной политике мы будем ориентироваться на такие индикаторы, как продолжительность жизни, снижение уровня материнской и детской смертности, а не на рост ВВП, промышленного производства и экспорта, иностранных инвестиций и т.д., то мы сможем решить застарелые проблемы - слабого здоровья нации, низкого уровня квалификации в среднем по экономике, слабого развития науки и недостаточной предпринимательской активности.

 

 

Зульфия Байсакова, председатель правления Союза кризисных центровКазахстана

Нужно обратить внимание на системные недостатки семейной политики, которая имеет место быть, в частности, по защите всех членов семьи от насилия. У нас нет социально ориентированного подхода к защите, поддержке развития семьи. Рассматриваются отдельные члены семьи, но не всегда в целом семья как субъект. И мы не направляем все службы, которые могли бы помочь семье выйти из той или иной сложившейся негативной ситуации, на новый уровень развития.

У нас нет концептуального подхода по профилактике и пропаганде. Например, по профилактике бытового насилия. Часто в рамках профилактики проводятся мероприятия, которые практически не достигают своих целей. Одни и те же спикеры в похожих аудиториях собираются. Посылы не доходят до конкретных людей, которые находятся вне активностей, им не разъясняются возможности и механизмы защиты своих прав.

К профилактическим мероприятиям допускаются всех люди, которые хотят ими заниматься.

Еще несовершенна законодательная база. Нет закона о дискриминации. Нет даже такого понятия. Аналогично в вопросе о сексуальных домогательствах. Ни один член семьи до конца не может рассматривать себя защищенным.

Начнется разработка плана реализации новой Концепции семейной и гендерной политики. Я хочу, чтобы не было формализма, потому что концепция была, на мой взгляд, недостаточно обсуждена. Во многом она похожа на аналог, принятый в России. Не во всем документ учитывает наши особенности.

Сегодня была затронута тема по поводу того, что люди не знают, куда обращаться, и не обращаются. Дело в том, что слабо развита инфраструктура организаций, куда можно обращаться с проблемами. Мы не должны рассматривать семью как структуру, которая должна только накормить и напоить, вырастить ребенка до какого-то биологического возраста. Мы должны его развивать. Недостаточно имеющихся условий, благодаря которым человек получает определенный уровень знаний.

Большое количество денег выделяется на профилактические мероприятия. Но нет индикаторов оценки их эффективности.

О роли родителей хотелось бы также сказать. Мы говорили о том, что многие функции воспитания теперь возложены на школу. Но это школа допустила такое. Несмотря на то, что на законодательном уровне у нас четко определена ответственность родителей, эту ответственность с родителей далеко не всегда спрашивают. Поэтому имеется высокий уровень безответственности родителей, особенно, если проанализировать темы, связанные с жестоким обращением с детьми и детским суицидом.

 

Салтанат Мурзалинова-Яковлева, журналист, общественный деятель

Я являюсь координатором проекта «Инклюзивный спорт» в рамках большого проекта «Аутизм победим». Мы его запустили в прошлом году. И наша аудитория - семьи, где есть особенные дети – аутизм, задержка психического развития. Но в Алматы в этот проект вступили семьи и с обычными детьми. Результаты работы невероятные.

Есть такое открытие, что гиппокамп (отдел головного мозга, отвечающий глобально за принятие решений), работает по принципу GPS, т.е. когда определена конечная точка маршрута, он этот маршрут выстраивает. У семьи с особенным ребенком чаще всего этот маршрут (по принципу «сражайся или умри») выглядит так: выбор поведения членов семьи настроен на выздоровление ребенка. Другие варианты поведения, которые не ведут к принесению пользы для ребенка, второстепенные. В семье же с обычным ребенком такого акцента нет.

В Казахстане существуют 4 родительские ассоциации в Алматы, Караганде, Павлодаре, Актау, еще одна формируется в Петропавловске. Мы их называем инклюзивные родительские ассоциации. В каждой насчитывается не менее 20 активных семей. То есть, это двадцать мам и пап, минимум двадцать детей, а также братья, сестры, племянники и т.д. Это активный состав. В резерве обычно до 80 семей. Идея в случае инклюзивной ассоциации понятна – развитие и социализация детей, чтобы семьи укрепились. В ассоциациях есть определенный свод правил, что тоже благотворно влияет на построение позитивных отношений. И, конечно, есть костяк семей, лидеры.

К нам водят обычных детей, потому что только у нас они получают такие знания и такие навыки, которые позволяют им дальше развиваться. У нас эти ребята обретают собственную миссию, дело,

Мы задействуем как пап, так и мам. Папы проводят бесплатно инклюзивный спорт на площадках. Это в Караганде. В Павлодаре обычные подростки приходят помогать особенным. Что их туда тянет, почему они приходят два раза в неделю? Это к вопросу о том, что у нас часто говорят, что люди якобы инертные. Вот форма, не требующая никаких затрат.

На примере ассоциаций создается общество, которое становится для родителей безопасным, интересно, что, обретая такое пространство для общения, семьи начинают восстанавливаться. Ведь родители общаются с детьми. Есть возможность делиться опытом, что-то обсудить, кому-то помочь. Очень важный факт: у 18-ти детей из нашего проекта сняли диагноз «аутизм». Мы только начали тестировать нормотипичных детей, но уверены, что они тоже покажут динамику развития. У многих современных детей есть синдром рассеянного внимания, неумение планировать. А, занимаясь у нас, ребята прокачивают естественные коммуникативные навыки, внимательность, ответственность. Хочу отметить, что подростки чувствуют, что они находятся в безопасной среде и начинают доверять, рассказывают про все эти вещи из интернета и соцсетей, где и кто к ним на улице подошел. Это сообщество, в котором подростки могут поделиться. Ну и мы создаем такую форму, когда старшие ведут младших. Между собой мы называем это «советским союзом». Конечно, мы ориентированы больше на детей. Но если рассуждать масштабно, то выход из ситуации вокруг семьи, которая сложилась такой – сформировать у наших детей здоровое восприятие семьи. И мы формируем эти ценности.

 

Айгуль Омарова, независимый политолог, публицист

Мы часто ошибаемся, когда употребляем те или иные слова, понятийный ряд запутанный. Что такое гражданский брак? Это его регистрация через ЗАГС. А у нас под гражданским браком считается союз двух людей, которые никакую регистрацию не проходили.

Я бы хотела немного сказать о своей семье, как примере традиционного, даже в некоторой степени патриархального брака, как такая семья оказала влияние на воспитание и всю дальнейшую жизнь. У моего папы было 4 брата. Только один не ушел на войну. С войны вернулся только мой отец. И вот отец и его старший брат помогали растить детей своих погибших на войне братьев. Когда есть традиционный брак, тогда многое делается без слов, на реальных примерах. Например, мой дедушка учил своим примером в семье, как относиться к людям. Все эти нормы и традиции передаются дальше из поколения в поколение.

 

Адиль Каукенов, политолог, L.L.M., генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества CHINACENTER

Я занимаюсь исследованиями Китая, и хотел бы начать с примера этой страны - нашего большого соседа. Тем более, что Китай - самый густонаселенный на Земле. Честно сказать, процессы эволюции семьи и воззрений на семью в Китае в экспертном сообществе, в медиа занимают особое место.

Я начну для затравки с такого момента. В прошлом году на русский язык было переведено, что в Китае женщины, которые не вышли замуж после 28 лет, называются «женщинами-объедками». Во многих русскоязычных СМИ этот термин отразился. Но на самом деле в более качественном переводе это означает «излишек женщин». Что также имеет негативную коннотацию, но оскорбления не несет.

Мы много говорили о нормах. Прозвучала фраза «одинокие и несчастные люди». А в чем норма в стремительно меняющемся мире? Если человек одинокий, то получается, что он «несчастный, излишний». Когда мы говорим: одинокий и несчастный - это отнюдь не равнозначно по смыслу. Разве каждая семья счастлива? Вот Зульфия Байсакова может многое рассказать о том, какие бывают несчастные семьи. Например, пьет мужик водку и делает это не от хорошей жизни, затем приходит домой и бьет домочадцев, и разве все счастливы? Такая семья нормальная? Очень даже может быть, если мы говорим о том, что норма – это то, что принимает большинство.

Когда мы говорим о семье, нужно понимать историческую подоплеку. Выбирать партнера по любви – это роскошь, которая стала доступна человечеству совсем недавно. Лишь немного поколений насладилась ею. Большую часть истории человечества семья выступала экономическим, правовым фактором.

Почему никто не хочет состоять в псевдогражданском браке? Да потому что это экономический термин, ведь как только вы вступили в брак, то затем идут его экономические и правовые последствия. Вы не можете уже просто так что-то купить или продать без согласия партнера, потому что появляется совместно нажитое имущество. Брак - это не просто штамп в документе, это серьезные последствия.

Когда мы рассуждаем о семье, надо думать не только о счастье. К семье, как к экономической единице, относится и государство с точки зрения развития стрновой экономики и демографии. Что касается возраста семьи. Большое количество браков явно коррелируется с тем, что время меняется. Мне показалось, что есть подталкивание к ранним бракам в рамках дискуссий об одиноких и несчастных. Ранний брак, на мой взгляд, заключается в том, что в него люди вступают с непониманием, что он - экономическая единица. Потом, в процессе разводов появляются жалобы, мол, ипотеку не потянули. Квадратных метров для счастья не хватает. В Европе это давно поняли – отсюда брачные контракты, поздние браки, потому что все готовы к тому, что прежде необходимо экономически состояться. Столетиями вырабатывалось брачное законодательство.

Подходить к браку с точки зрения якобы нормальной и традиционной семьи не надо. Может быть, нашему экспертному сообществу как раз требуется выработать, что есть норма, донести ее до чиновников. Пора понять, что современный мир изменился, что важно к дискурсу подойти с разных сторон, не только с позиции ментального понятия «Уят».

 

Полетаев: Несколько лет назад в двух образовательных учреждениях Санкт-Петербурга проводился опрос, согласно которому от 17 до 27 процентов детей кошек и собак тоже назвали членами семьи.

 

Леся Каратаева, д.и.н., главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК

В государственной политике мы наблюдаем попытки создать некоторые практики. При этом не всегда учитывается механизм реализации. Например, какие есть критерии и кто будет оценивать исполнение семьей воспитательной функции?

У нас пытаются создать практики защитных механизмов. Защита материнства и детства, семьи… в Уголовный кодекс введена норма о том, что бытовое насилие уголовно наказуемо. Но не хватает осмысления. Дело не в том, что законы пишут, как в ухо надуло. Это не так. Просто порой выглядит все точечным. Допустим, имеется задание написать что-то про материнство и детство. И оно выполняется без учета общего контекста в целом. В результате получается, что в наличии законодательство, оно очень прогрессивное, но на практике не всегда работает. Мы это хорошо видим в вопросах бытового насилия. Женщины отказываются писать заявление – уголовные статьи не работают.

 

Байсакова: С принятием нового уголовно-процессуального кодекса это не входит в функции полиции. Жертва должна в частном порядке доказывать, что действительно является жертвой.

 

Каратаева: Я, оказывается, в некоторой степени противник семьи, будучи приличной матерью и женой. Что значит «семья – ячейка общества»? Это затиражированный шаблон. Нет осмысления того, что такое семья, зачем она нужна, что означает традиционная семья? Какие в современном мире функции у семьи? Здесь мы выходим на проблему того, какие семьей в современном мире должны выполняться функции? Скажем, необязательно сегодня вступать в брак, чтобы выполнить свою репродуктивную функцию. Что касается воспитательно-социализирующей функции. Мои наблюдения показывают, что в неполных семьях детям часто уделяется больше внимания со стороны родителя. Таким образом родитель, воспитывающий ребенка в одиночку, пытается компенсировать отсутствие второго.

Да, безусловно, у семьи экономическая функция. Но я хочу напомнить старый советский фильм-катастрофу «Экипаж» и монолог героя Леонида Филатова, когда он говорит о том, что работает, но она зарабатывает больше нег, так как кандидат наук и не пьет. Но при этом ей надо замуж. В нынешних же условиях у женщины есть возможность быть экономически независимой.

Кстати, вы обратили внимание, что мы все время говорим о женщинах, матерях-одиночках, о защите материнства и при этом артикулируем гендерную защиту. Но гендер – это же еще и о мужчинах.

Эмоционально-терапевтическая функция семьи напрочь забыта. Семья – это релаксация. Это то, что переводит семью в разряд ячейки общества, потому что она позволяет людям психоэмоционально регулироваться.

Статусная функция в нашем обществе проистекает из традиционности мышления и негативно влияет на институт семьи. Потому женщина ходит в очках с синяками, она не готова развестись, ведь как только она развелась, она – «объедка». Она живет в неблагополучной семье, но развестись, с точки зрения традиций - это плохо. Почему же развод плохо, если цель семьи – создание благоприятного климата для совместного проживания? Зачем жить в этой полной семье, если в ней все несчастны?

При этом женщина получает двойную нагрузку, когда выходит замуж и одновременно работает. По замерам ООН, у женщины-домохозяйки степень нагрузки километража и переноса тяжестей вполне сравнима с нагрузкой рабочего на горно-добывающем предприятии.

Два месяца мы живем в 2017-м, объявленном Годе семьи, но информации об этом очень мало. Что мы хотим от семьи? Практика происходит впереди осмысления. Надо решить, зачем нам эта семья и изменить стереотипы, отношение к ней. Мы говорим о необходимости семьи, но мало кто говорит о необходимости ее качества.

 

Пастухов: Семья – с точки зрения экономики важный элемент. Я не знаю, проводились ли у нас такие исследования, но года два назад, когда кризис всех ударил, я читал результаты исследований российских ученых о том, что в период кризиса разводов меньше, потому что выживать вдвоем легче. Я не говорю, что это характерно для всего населения. К сожалению, много формального подхода ко всему. Сказали о семье, и все ринулись изучать семью. Мне ребенок-подросток рассказывает, что они в школе говорили про игру «Синий кит». Говорит: физрук пришел и сказал, что самоубийство – это плохо. Вот он - формальный подход.

Надо сделать государство для человека и тогда не будет проблем с семьей.

 

Байсакова: В Концепции семейной и гендерной политики говорится о том, что нужно обратить внимание на здоровье мужчин, потому что они живут меньше, чем женщины. Что касается игры «Синий кит» - учите своих детей обращаться на телефон доверия 150.

 

Омарова: Никто лучше философов Энгельса и Фейербаха не сказал о женщине и мужчине: сущность женщины – женственность, сущность мужчины – мужественность. В нынешних семьях это присутствует не всегда. Хотя и меня однажды удивило, когда мой папа сколотил своими руками табуретки. А многие женщины сегодня не умеют готовить, уступать и прочее. В наше время воспитательный институт дедушек и бабушек размывается.

 

Сергей Козлов, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане»

Меньше всего сегодня я ожидал услышать почти манифест либерального индивидуализма и вопрос о смысле и необходимости семьи. Что есть семья?

Семья – это бремя. Государство - это бремя. Империя – это чудовищное бремя. Чем меньше мы будем задаваться этим вопросом – а зачем оно нужно, это бремя, зачем нужна семья? – тем здоровее будет наше общество. Чем чаще мы задаем этот вопрос – тем больше это будет свидетельствовать о том, что наше общество продолжает разлагаться. 

Это разложение продолжается после распада прежнего социума, и мы не перешли еще, так сказать, в другие параметры, поэтому такие вопросы, наверное, вполне естественны. Семья – это всегда сложно, в любые эпохи. Возникают, рождаются другие проблемы, которых ранее не было. Для каждого времени они – свои.  Но если мы будем сомневаться из-за этого в простых и естественных вещах, задаваться такими вопросами, а зачем она нужна, семья… В Бангладеш, например, не задаются вопросами такими и жители этой страны просто живут, рожают детей. А уровень жизни у них ниже на целые порядки, чем у нас. Это плохо или хорошо? Это естественно или противоестественно?

Так вот, придут люди, которые не будут задаваться этими вопросами. У них просто будут нормальные семьи. И они заменят нас, сомневающихся и которые этими вопросами задаются.

Хочу сказать вот о чем. Тема семейного насилия в нашем издании постоянно отслеживается. Мы столкнулись с парадоксом, что теперь люди реже стали обращаться в полицию. Именно женщины. В 2014 году за причинение легкого вреда здоровью и побои к административной ответственности было привлечено более 6 тысяч человек. В 2016 году по этим же, уже уголовным, проступкам только 718 обвинительных приговоров. МВД уже выступило с новыми поправками, чтобы скорректировать законодательство. Утверждается, что прежняя правоприменительная практика была более эффективной. Я хотел бы услышать здесь мнение специалистов по этому вопросу.

Судьи вынуждены на виновных налагать штрафы до 200 минимальных расчетных показателей – а это около 500 тысяч тенге. Такие суммы ложатся на бюджет семьи. Какая жена согласится обратиться в полицию, если потом за это платить придется?

МВД предлагает отменить данную норму. Еще на эту тему. Дебоширов, например, сегодня не выселяют, если им негде жить. Дебошир остается в семье. Депутаты однажды приводили в пример американскую практику. Там не обращают внимание, есть жилье или нет жилья – выселяют правонарушителей. На первое место ставят права жертвы.

Хотел бы услышать, нужны ли поправки, и, если нужны, то какие?

 

Байсакова: Мы против примирения сторон особенно в сфере семейно-бытовых отношений, потому что жертвами порой становятся дети, которые являются свидетелями насилия, а также старики, инвалиды. При этом бытовому насилию подвергаются 2 процента мужчин. А экономическое насилие даже не берется в расчет. Все, что мы предложили, рассматривается депутатами. Конечно, не всегда бывает правильная интерпретация. Надо рассматривать шире. Почему я, проживая в Казахстане и выплачивая налоги, должна быть жертвой бытового насилия за соседней стенкой? Это ненормально.

 

Козлов: Мне кажется, что семейная политика, она есть в стране, но нее содержит, я бы сказал, концепции – а что наше государство видит в семье? Как это не прозвучит странно. Семья сегодня видится такой, какой ее представляли еще в прежнем обществе. А жизнь изменилась, и отношение к семье тоже. 

 

Каратаева: Я не выступаю против семьи, но те вопросы, которые я задала, может задать любой гражданин. И тогда нам нужно будет знать на них ответы, чтобы семья стала действительно цельной, здоровой ячейкой нашего общества.

 

Мадина Нургалиева, руководитель представительства КИСИ при Президенте РК в Алматы

Я пришла, вооружившись двумя книгами, изданными Институтом философии, политологии и религиоведения. Эти книги посвящены исследованию казахстанской семьи. «Институт семьи как фактор стабильности казахстанского общества» и «Казахстанская семья как базовая ценность общества: состояние и тенденции развития». К вопросу, что такое семья и к тому, чтобы понимать экономическую привязку: 33,6 процентов респондентов отвечают, что семья – это малая группа, основанная на любви и уважении, от прочности которой зависит устойчивость общества и государства. 30,9 процентов считают, что семья – это основа общества, которая воспроизводит и воспитывает молодое поколение. Вот и ориентация на детей. 17 процентов: семья – это частное дело мужчины и женщины, не имеющее отношение ни к государству, ни к обществу; 15 процентов считают, что семья – это домохозяйства, которые обеспечивают экономическое благосостояние исключительно своих членов семьи.

На мой субъективный взгляд, вопросами семейной политики должны заниматься люди зрелые в возрастном плане. Мне кажется, это принципиальный вопрос, потому что вопросы семьи требуют житейской мудрости, какого-то опыта.

По поводу разводов и браков. Думаю, что статистика, показывающая большое число разводов, не указывает на количество повторных браков. Это также к вопросу о зрелости мужской и женской. И, как правило, повторные браки крепче, устойчивее, успешнее. Было такое российское исследование: рост числа равных браков (супруги равны по уровню образования, экономического положения) приводит к еще большему социально-экономическому расслоению общества. Повышается процент числа семей, которые представляют собой не очень благополучную его часть. И сокращается число людей, которые образованные и культурные, создавшие семью и в этой сфере концентрируются и вращаются.

Я бы хотела также навести дискуссию на такую несколько парадоксальную мысль. У нас есть ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение), которое очень популярно,  развито и востребовано. Была высказана мысль, что дети – это роскошь. Но при этом наблюдается парадокс - достаточно большое количество детей находятся в детдомах. Однако на том же Западе, где разрешены и однополые браки, и усыновление, и движение чайлдфри (т.е. полный отказ от детей), и ювенальная юстиция жестко работает, но при этом там практически нет детских домов, нет детей-сирот. И вот здесь я затрудняюсь ответить, как правильнее поступать? И какой выбор мог бы стать верным – следовать за мировым опытом в смягчении законодательства по вопросу однополых отношений и права усыновления ими детей или по-прежнему ориентироваться на неизбежность наличия детских домов? Думается, надо искать наиболее приемлемый и эффективный для Казахстана путь.

Что касается государственной политики в отношении семьи как социального института. Предложение о прохождении 10 сеансов психотерапии, прежде чем создать семью или развестись – это лишь один из элементов, этого не достаточно. Может он и нужен. А может, его нужно применять спустя какое-то время после вступления в брак, через год, например. Это спорно. Мне кажется гораздо эффективней то, что показала нам Салтанат Мурзалинова-Яковлева – активное вовлечение в жизнь социума, участие, которое несет тебе самому и твоей семье благо. Системная и при этом совместная работа государства и общества крайне важна.

Есть такая цифровая статистика – иерархия важности мер государственной политики в отношении семьи. 82 процента опрошенных считают, что самое первое – это выплата материнского капитала при рождении ребенка, далее - доступные жилищные программы для молодых семей, увеличение пособий многодетным семьям, государственный контроль над содержанием телевизионных программ, посвященных семье, содействие семьям-инвалидам, стимулирование рождаемости. Совершенствование законодательства, способствующего повышению роли отца в воспитании детей. Мы говорили о том, что есть много семей, в которых один родитель воспитывает детей. Меняются гендерные роли. В итоге рождается поколение мужчин, которые больше идентифицируют себя со слабым полом.

Есть смысл создать семейный телеканал, который будет ориентирован в целом на семью. Был такой интересный проект «Забег в ползунках» - детские соревнования, в которых много людей с удовольствием приняли активное участие. Нужны семейные центры досуга. Актуальна для исследований тема межэтнических браков, а также влияние религиозной принадлежности на семью, на состав семьи. Для Казахстана в будущем этот вопрос может встать достаточно остро.

 

Владимир Павленко, PR-консультант, Казахстанская коммуникативная ассоциация

Во все времена семье было тяжело. Другой вопрос, что имелись механизмы реагирования. Если мы обратим внимание на современное информационное поле, то мы увидим тему педофилии, которая мощно проходит в новостях, а также темы насилия, неблагополучия, разные страшные истории. При этом об такой инициативе, которую продвигает Салтанат Мурзалинова-Яковлева, информации мало. Но по большому счету – это именно те проекты, когда конкретно люди получают то пространство, в котором они чувствуют не только безопасность, но еще и возможность развиваться и быть уверенными в этом.

Совет отцов – отличная инициатива. У меня Совет отцов ассоциируется  с деятельностью государственной детской библиотеки им. Сапаргали Бегалина. Ее директору Софие Раевой в середине «нулевых»  пришла такая идея. Для меня тема эта была напрямую связана с детским чтением, пропагандой семейного чтения.

Недавно с Георгием Почепцовым, специалист в области коммуникативных технологий, обсуждали термин «пропаганда». Если мы говорим о пропаганде традиционных семейных ценностей, то где она? Как она организовывается? Каким образом государство планирует и управляет этой пропагандой системно? Где истории об успешной работе микроплощадок, помогающим семьям в решении тех или иных проблем?  Где можно найти информацию о таких сообществах, как их найти, связаться с ними, принять участие,  встречаться, что-то делать?

Так называемая игра «Синий кит» чем опасна? Тем, что она бьет именно по благополучным детям, попадают в ее сферу дети из семей среднего класса, тех, у которых есть возможность обеспечить ребенка всей техникой, доступом к Интернет и т.д. Социальный психолог Дэвид Майерс говорил, что самые уязвимые, находящиеся в зоне особого риска – дети из семей среднего класса. Улица своих готовит жестко к выживанию. Люди из класса богатых и сверхбогатых позаботятся о своих детях с помощью телохранителей, гувернанток. А дети среднего класса технически подкованы, любознательны и наиболее уязвимы.  И поэтому если идет информационный вал с частотностью упоминания  таких негативных явлений со звучными названиями, то вполне может проявиться интерес: что это за «кит» такой?  Таким образом, мы видим вал негативной информации, оказывающей на неокрепшую детскую психику угнетающее воздействие «как страшно жить». Что с этим делать? Нужно прислушиваться к детям. В Костанае недавно прошла презентация книги 17-летнего автора под названием «50 причин, чтобы жить». Это голос оттуда. Это запрос к нам, взрослым Как мы на него будем реагировать?

Для Запада характерен индивидуализм, для нас – коллективизм, восточная организация общества. Вот недавний пример голливудского кинематографа: у двух старушек начинает интересная, полная приключений жизнь после того, как они узнали, что их мужья давно любят друг друга. Там это нормально.  Но не у нас.  Традиционные семейные ценности,  – это то, что для нас органично. Что же касается семейной политики, то, по моему мнению  она начинается  с поддержки семьи, контроля информационного пространства и полезных микропроектов.

 

Мурзалинова-Яковлева: По поводу СМИ. Мы готовимся к проведению спортивных соревнований 20-21 марта 2017 г., я обзваниваю телеканалы с просьбой анонсировать и осветить событие, чтобы семьи приняли участие. В ответ нам предлагают либо анонсировать, либо присутствовать на мероприятии, два раза говорить о такой инициативе они не будут. Что же касается бабушек и дедушек, то они у нас самые активные члены ассоциации.

***

Джанибек Сулеев, web-издатель, член Союза журналистов СССР

В далеком 1983 году я заканчивал Алматинский кинотехникум. У нас был госэкзамен по обществоведению. И вот мне выпал вопрос про семью (социалистическую) и все такое… За час до начала экзамена я пролистал учебник соответствующий, в котором мне попалась выдержка из трудов самого В.И. Ленина. Вкратце мысль заключалась в следующем: когда любовь, то это все лично-индивидуальное дело двоих, но когда наступают фаза ведения общего хозяйства, рождение потомства – тут и сокрыт общественный интерес (читай государственный!) к такой паре, которая из любовников, превращается в  так называемую, «ячейку общества». Все это я выдал примерно вот такими, своими словами, сослался, что это великое открытие и наблюдение вождя мирового пролетариата, а окружающая нас жизнь сие подтверждает. Заботится советское государство о советской семье! Я получил хорошую оценку и вышел довольный, впереди был только дипломный проект.

К чему я это вспомнил? Понимаете, Ленин был прав. Тогда, при Советах так и было. Но у нас сейчас ту эпоху любят принижать и укорять: мол, там/тогда ничего хорошего не было, и в плане поддержки семьи то же самое. Но озвученный ленинский интерес – а надо понимать, что он писал в расширительном смысле и совсем не имел в виду именно социалистическое государство -  он ощущался.  Я его лично ощущал. Например, подростки и семьи, которые вызывали тревогу у школы (читай – у общества) обязательно брались «на карандаш». Поскольку я остался на второй год в четвертом классе, на который наложился один, такой хулиганский эпизод, то попал на учет в детскую инспекцию. Мать считала это несправедливым и добилась снятия с учета. Но речь не обо мне. Сегодня с высоты своих лет я прекрасно осознаю, что для многих это было важной воспитательной мерой.

У меня был одноклассник, Юра, с поэтической фамилией Заболоцкий. Его отец был пропойцей-инвалидом. Так вот, хотя отец Юры и работал, им всегда помогали, начиная от школы и кончая отделом социального обеспечения. То есть семья, которая в чем-то нуждалась, вполне могла рассчитывать на помощь и поддержку государства. И сегодня определенные механизмы есть для поддержки семьи. Например, в случае рождения ребенка выплачивается пособие. Причем каждый следующий ребенок оплачивается дороже. Я рад за молодые семьи – хоть какие-то деньги. Но вот у меня двое детей и ни за одного из них я не получил ни тиынки. Когда у меня был первенец, родившийся в нищие 1990-е, должны были заплатить, если я не ошибаюсь 2 тысячи тенге. Но ни за сына,  ни за дочь в нулевых – я (они?) никаких денег не получил. Но тогда куда смотрели социальные службы? Они совсем это, получается, не контролировали? Впрочем, кто-то может сказать, что это вина самих беспечных родителей.  Но посмотрим на ситуацию с другой стороны. Я - человек уже много лет самозанятый и на моем пенсионном счете лежит незначительная сумма. И вот в стране появилось предложение, суть которого в том. что надо бы изобрести некий новый налог, на самозанятых. Идея может и хорошая, для пополнения госказны, но, думаю, огромное количество самозанятых, имеющих семьи и нестабильные доходы, ничего не просящие у государства, могут с ней не согласиться.

Повседневная жизнь в Казахстане порой наводит на мысль, что ты со своей семьей живешь себе живешь, связываешь свои надежды со своей Родиной, со своими государством… а ему то как раз наплевать на тебя с высокой колокольни… Подитоживая скажу: знаменитый и универсальный ленинский постулат, вполне органично звучащий в любом государстве просвещенного, цивилизованного мира, в который устами наших госмужей мы стремимся уже 25 лет, в Казахстане очень слабенько работает… А ведь ленинское открытие  о «ячейке общества» в другом, старом, социалистическом, всеми клятом социалистическом Казахстане …очень даже работал. 

Владислав Юрицын, политический обозреватель Интернет-газеты Zonakz.net

Я согласен с тем, что семья – это бремя. Как говорил политолог Нурбулат Масанов, когда появляются деньги и возможности, бремя сбрасывается. На Западе это видно. Квартиры, в которых живут по одному человеку. А машиноместа на два автомобиля. Правда, у нас это бремя сбрасывается не только от хорошей жизни, но и от плохой.

 

Полетаев: Вспомните историю, когда 100 лет назад, в октябре 1917 года большевики пришли к управлению государством. Новые власти осудили семью как буржуазный институт и обещали освободить женщин от брака. Например, деятельная феминистка Александра Коллонтай говорила, что семья – это буржуазный пережиток, надо воспитание детей положить на плечи государства. Думали, что в буржуазном понимании семья вымрет, но как видим, этого не случилось. Что касается государства. Семья – это уникальная его подсистема. Для чего же государству так важна роль семьи? В том числе для того, чтобы выполнять функцию воспроизводства населения. Она пока недостаточно развита. Казахстан занимает девятое место по размерам территории в мире, и всего лишь 62-е по численности населения (по данным на 1 июля 2016 г.). Российская Федерация – первая по территории, и только девятая по количеству населения. А СССР в свое время был на третьем-четвертом местах в мире по количеству населения, несмотря на потери в войнах и эмиграцию. Демографический фактор вынуждает, например, сегодня в России за рожденного второго ребенка эквивалент 10 тысяч долларов выдавать семьям, да и в Казахстане определенные деньги выделяются.

Проблема большая заключается в том, что современные СМИ очень мало внимания уделяют семейным ценностям. Я помню, что в советское время у газеты «Известия» было приложение -  еженедельник «Семья» - один из самых тиражных. Таких изданий сейчас нет. Но сегодня, в информационный век, будущее семей во многом зависит от того, какие ценности будут усвоены новыми поколениями. А ценности эти во многом продвигают именно СМИ. Также они формируют стереотипы поведения. Но если проанализировать сетку вещания того или иного популярного телеканала, или пролистать тиражную газету,

создается впечатление, что предпочтение отдается политике, экономике, шоу-бизнесу, скандалам и расследованиям, криминальным новостям. Семейный позитив, воспитательный и образовательный контент пока проигрывает погоне за сенсациями. И это большая и больная тема, возможно, предназначенная для отдельного подробного обсуждения.

Средняя: 4.3 (3 оценок)

Согласен с одним из спикеров в оценках. Лучше чем при "Совке" государство о молодой семье не заботилось.

Комментарии

А вот товарищ по фамилии Домнин прав. Мы мало что понимаем о ситуации в этой очень такйо, меняющейся сфере. Какие то статданные естьу нас в стране, но кто это может расшить, понять? У нас НЕТ таких специалистов.

Сегодня родители заботятся о детях чуть лин е всю жизнь. В аулах живут на пенсии страшего поколения. Других поступлений кэша нет.

Полнтаевский клуб становистя оячень интеерсными насыщенным. Главное тут систематичность заседаний и актуальные, но не перегруженные слишком вирутальными вещами темы. 

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.