:: МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО НА МОЛОДЕЖНОМ УПРОВНЕ ЭТО ОБОЮДОВЫГОДНАЯ… «МЯГКАЯ СИЛА»

Просмотров: 2,690 Рейтинг: 5.0

Полетаев Эдуард Эдуардович, политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии»

В современном мире внимание к молодежи является обязательным условием существования государств, соответственно, она стала перспективным объектом внимания к себе со стороны работодателей, и даже государственных инвестиций. Молодежь - это трудовой потенциал страны, она вносит значительный вклад в ее социально-экономическое развитие. Важной характеристикой положения молодежи является ее политическая и общественная активность и для устойчивого развития общества необходима сбалансированная молодежная политика. Помимо этого, целесообразным является развитие международного молодежного сотрудничества. Многие виды общественной активности молодежи, разумеется, осуществляемые в рамках закона, заслуживают поддержки.

Экономические и социальные пертурбации недавнего прошлого, связанные с процессами системной дезинтеграции СССР, которые привели к его развалу, оказали серьезное влияние на молодежь 1990-х, которая ощутила в своей жизни сильные перемены. В частности, изменились социальные нормы, из-за безработицы часть молодежи подалась в криминал, набирали популярность разгульный образ жизни, алкоголь и наркотики, наблюдалась потеря ориентации в жизненных целях и смыслах. Рост социальной дифференциации в обществе стимулировал приобщение к культу «делания денег».

Тогда не сформировались еще новые ориентиры будущего, многим молодым людям приходилось жить «одним днем». Начали меняться формы социализации молодежи. Если, к примеру, среди молодых людей в советское время важным институтом социализации была служба в армии, то затем им стало наличие связей, обеспеченных родителей, престижного образования. При этом, с одной стороны, новые времена потребовали от молодежи большей самостоятельности в принятии важных жизненных решений, с другой, далеко не вся она была готова к такой ответственности. Многое зависело от конкретных обстоятельств.

Сегодня уже выросло поколение молодежи, не заставшее советскую жизнь, оно сформировалось в новых условиях. Социологи говорят  о наличии поколенческого разрыва между сознанием молодых людей и их родителей. Скажем, многие представители молодежи уверены в недопонимании их со стороны родителей, незнании их чаяний и потребностей. Конечно, к новым практикам молодежи оказалось легче приспособиться. Но, с другой стороны, проблема «отцов и детей» извечна, возникающая перед людьми разных поколений, она давным-давно описана в романе Ивана Тургенева «Отцы и дети», и, в общем то, принципиально не зависит от того, какие экономические, идеологические или социальные конструкты довлеют над тем или иным обществом.

Кроме того, в XXI веке в ряде стран постсоветского пространства сложилась удачная экономическая конъюнктура, положительно сказавшаяся на жизни всех граждан, в том числе и молодежи. Новое поколение успешно освоило западные ценности общества потребления, вошли в моду готовность уехать за границу на заработки, дауншифтерство, предпринимательский дух породил мечту о создании своих стартапов.

Характерное поколенческое различие во взглядах демонстрируют результаты социологического опроса, проведенного в 2016 году в 11 странах бывшего СССР по заказу информационного агентства и радио Sputnik. Почти во всех странах число жителей старше 35 лет считает, что в СССР жилось лучше, чем после его развала. При этом молодые люди, которые родились после до развала СССР (респонденты от 18 до 24 лет), в своем большинстве считают, что жить стало лучше сейчас. То есть молодежь изменяется, реагирует на современные вызовы. Что еще раз подтверждает необходимость развития комплексного подхода к решению проблем молодежи. Важно, чтобы эти были услышаны властями.

И такое повышенное внимание к молодежи проявляется. На пространстве бывшего СССР молодежь никогда не выходила из поля зрения государственной политики. Учитывая значимость проблематики, практически все страны-участники СНГ приняли законы, направленные на правовую защиту интересов молодого поколения. Именно СНГ была отведена основная роль в активизации молодежи постсоветских стран в плане развития гуманитарных связей, взаимодействии новых организаций. Совет по делам молодежи СНГ организовал множество программ и проектов. На период до 2020 года разработана Стратегия международного молодежного сотрудничества государств-участников СНГ. 2009 год был объявлен Годом молодежи в СНГ, в рамках которого был проведен комплекс крупных мероприятий.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в конце 2016 года принял участие в Форуме молодежи Казахстана. По традиции это мероприятие проходит раз в два года и в его рамках принимаются рекомендации по совершенствованию государственной молодежной политики, вырабатываются механизмы по укреплению сотрудничества с государственными органами. На форуме, отметив, что отметил, что история успеха страны - это, прежде всего, история успехов ее молодежи, Нурсултан Назарбаев акцентировал внимание на актуальных для молодежи трендах, таких как необходимость получения качественного образования, росте конкуренции, создании стартапов и т.д. В 2017 году в Казахстане пройдет молодежный форум ШОС. Большое внимание молодежи уделяется и на региональном уровне. В частности, в крупнейшем городе Казахстана 2017 год был объявлен «Годом молодежи города Алматы» и разработан проект Дорожной карты поддержки молодежи города. В Алматы за счет внутренней миграции и поступления в вузы контингент ежегодно увеличивается в среднем на 30 тыс. человек.

В свою очередь, в Российской Федерации осенью 2017 года в Сочи будет проведен Международный фестиваль молодежи и студентов, подобный тем, что в 1957 и 1985 гг. проходили в СССР. Организаторы заявляют, что фестиваль станет крупнейшим событием в сфере международного молодежного взаимодействия и соберет более 20 тыс. молодых людей из 150 стран мира.

Ну и в целом, очевидно, что различные контакты между молодежными организациями, между молодыми людьми не утратили своей актуальности. Молодежная дипломатия является объективной необходимостью. Тем более, что молодежь в силу ряда характерных особенностей подвержена не только воздействию разнонаправленных глобальных тенденций. Она сама все активнее влияет на социально-культурные, политические и гуманитарные процессы  международной жизни. Международная деятельность молодежи стала занимать значимое место среди положительных факторов, оказывающих определенное влияние на характер формирования имиджа стран и интеграционных объединений. В последнее время все более привлекательными в деятельности молодежи в международной среде становятся элементы традиционной дипломатии, направленные на выстраивание отношений сверстниками с помощью средств государственных, общественных организаций, культуры, науки, спорта и т. д.

Благодаря инструментам молодежной дипломатии можно избавлять будущие поколения от негативных стереотипов. В качестве примера часто рассматривается Германия, которая в свое время во многом исправила свой отрицательный образ после Второй мировой войны через молодежный обмен со странами, с которыми прежде воевала.

В США действует несколько сотен программ поддержки и защиты молодежи. Например, самая известная программа Work and Travel, в которой стремится поучаствовать большое количество людей из разных стран мира. Поскольку это и знание английского языка, и контакты, и новые впечатления. Правда, нужна также и определенная степень лояльности молодых людей по отношению к США. При этом молодежь не чурается в рамках программы работать на подсобных и малооплачиваемых по местным меркам должностях.

Много работают с молодежью других стран и страны Западной Европы, особенно в рамках образовательных программ. Считается, что в студенческом возрасте у молодого человека окончательно формируются взгляды на жизнь и устанавливаются соответственные принципы.

Казахстан учится эффективно выстраивать свою работу с молодежью зарубежных стран. Положительные подвижки есть. Например, на Универсиаду-2017 приехало много иностранных волонтеров. Да и само это спортивное мероприятие – молодежное. Есть возможность зарубежным студентам поучиться в местных университетах. На постсоветском пространстве казахстанская молодежь принимает в различных проектах активное участие. Для многих молодых лидеров зарубежных стран представляются привлекательными международные площадки различных форумов, организуемых в Казахстане.

Есть понимание, что сейчас необходимо использовать, в том числе и новые каналы интернет-коммуникаций, с каждым годом оказывающих все большее влияние на формирование мировоззрения молодежи. Блогеры и активные участники интернет-пространства становятся новыми лидерами общественного мнения. От этого никуда не деться. Но при этом много неформальных, одновременно непродуктивных стихийных субкультур возникает среди молодежи. Значимость данной проблематики нельзя недооценивать.

Как показывает практика, особенно в переходные периоды, молодежь проявляет особую активность. Часто молодежь использовали как инструмент в различных интригах, политических играх. Иногда молодежь сама выступала в авангарде тех или иных изменений. Самый яркий пример – события 1960 - 70 годов ХХ века в США и Европе. Такие молодежные субкультуры, как хиппи, панки, рокеры эпатировали мир, совершали акции протеста, которые при этом происходили на фоне вполне экономически благополучной ситуации. Где-то это приводило к политическим изменениям, отставкам, а где-то не обошлось и без человеческих жертв. В уходящей эпохе цветных революций на постсоветском пространстве также молодежные организации были активно задействованы.

Стоит также отметить, что молодежь вполне способна продуктивно участвовать в создании важных экономических, инфраструктурных проектов. Например, к концу эпохи СССР многие значимые объекты вроде ГЭС, заводов и фабрик, магистралей были «ударными комсомольскими стройками». Кроме того, молодежь сама строила себе жилье – так называемые МЖК (молодежные жилищные комплексы). Так что многое зависит от выбранных ориентиров.

Молодежную политику по-разному рассматривают в мире. Где-то социальную ответственность за молодежь берет на себя государство, как в странах Западной Европы, где-то молодежью больше занимаются НПО, религиозные и спортивные организации. При этом очевидно, что гражданское участие молодежи, в том числе в рамках международного сотрудничества, ведет к лучшим решениям ряда проблем на перспективу, способствует благополучию и развитию самих молодых людей.

 

Чеботарев Андрей Евгеньевич, к.п.н., директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» 

Тема молодежи является большой и обширной. Вместе с тем вопросы международного молодежного сотрудничества практически не исследованы. В советское время оно было поставлено на системную основу. Проводились Всемирные фестивали молодёжи и студентов. Работал комсомол, у которого были свои международные связи.

Сейчас есть молодежная политика государства, но слабы механизмы ее реализации. Я не говорю про министерства и акиматы. Речь идет об организациях, которым следует активно участвовать в этом процессе и быть партнерами государства. У нас, в частности, действуют Конгресс молодежи Казахстана, Альянс студентов Казахстана, Союз рабочей молодежи, Союз сельской молодежи Казахстана, Молодежный парламент Казахстана, Ассоциация молодых депутатов Казахстана, «Жас Ұлан», «Жас Қыран» и т.д. Однако большинство из них работают чисто номинально, не видно их региональных структур и даже веб-сайтов.

Возникает также вопрос, кто должен и может от Казахстана представлять молодежь на международном уровне? Получается, что сейчас это делают только активные студенты. На уровне вузов студенты действительно заинтересованы в контактах, общении со своими зарубежными сверстниками, продолжении обучения за рубежом, обменах и т.д.  Но если брать другие сегменты молодежи, в частности, сельскую и рабочую, то им нет дела до международного сотрудничества.

Кстати, практика проведения Всемирного фестиваля молодёжи и студентов продолжается. В октябре этого года 19-й фестиваль пройдёт Сочи. Время от времени какие-то молодежные мероприятия проводятся в качестве сопутствующих крупным международным форумам. Например, в 2014 году в Астрахани накануне VI Саммита глав прикаспийских государств был проведен Каспийский молодежный саммит. У нас во время Астанинского экономического форума тоже проводятся определенные мероприятия, в частности, по вопросам развития молодежного предпринимательства. 

Вместе с тем все это разовые акции. При этом механизм отбора участников на эти мероприятия не понятен и непрозрачен. Хотя следует как-то обнародовать информацию о проведении разных международных мероприятий и привлекать желающих на основе подачи заявок, пусть даже в рамках конкурсов.

В целом, международное сотрудничество должно быть инициативой самой молодежи, чтобы она сама проявляла активность в данном направлении. Если есть серьезные работающие организации, то они вполне могут установить и поддерживать связь со своими партнерами, в том числе в других странах СНГ. А со стороны государства надо не мешать молодежным инициативам. В Казахстане же проводится патерналистская молодежная политика, где государство патронирует молодежь, но при этом ее использует. Молодежи надо дать свободу, не ограничивать какие-то ее порывы, создать социально-экономические условия, чтобы молодежь не чувствовала себя ущемленной в материальном плане. А всевозможные государственные социальные заказы и гранты давать реально работающим молодежным организациям и не на «агитпроп», а на определенные социально значимые проекты. Но, видимо имеются опасения, что молодежь завтра станет «чересчур свободной» и негативно настроенной.

Комментарий Полетаева: Желание государства по максимуму нагрузить молодежь, оно в том числе где-то на уровне интуиции исходит из того, что ее активный нерастраченный потенциал может обернуться не очень хорошими потрясениями, поэтому так важны образование и трудоустройство… Но многие говорят о том, что в силу влияния того же интернета, эта активность растрачивается в виртуальном мире, или, например, болея за любимую спортивную команду, пусть и частично, но тем не менее.

Мало кто оценивает гипотетический конфликтный потенциал молодежи. Все знают из исторического опыта, что молодежь бывает агрессивной. Но насколько этот процесс управляем? Не факт, что постсоветская молодежь горит желанием устраивать деструктивные акции. Очень тяжело, к тому же, в ее среде найти альтруистов. Все прагматично смотрят на жизнь и если и участвуют в активных молодежных программах, то явно с целью построения карьеры, либо с целью получения дополнительных бонусов, изучения языка, получения определенного опыта. Это тоже мало исследованный процесс сейчас.

 

Ахметова Лайла Сейсембековна, д.и.н., директор Центра ЮНЕСКО КазНУ им. аль-Фараби

Я согласна с тем, что опора государства – это студенческая молодежь. Есть попытки создания партийной молодежи, но они не на виду, а лишь когда надо что-то показать. Я участвовала за эти 25 лет в создании профсоюзных молодежных ячеек, было много трудностей, хотя у профсоюзов есть и деньги, и гранты. Сельской молодежи помогали только международные организации. В крупных бизнес-структурах, нефтяных, например, есть молодежные организации. Но они существуют сугубо для исполнения своих поставленных внутренних задач.

Мы предлагали организовать форум рабочей молодежи. Не офисного планктона и не обязательно от станка, но рабочей. Это были 2008, 2012 годы. Но не получили поддержки от государства. А профсоюзы опасались сами брать на себя ответственность.

Вдруг молодежь пошла в религию, когда поняла, что социально ей не помогают. В АНК есть свои молодежные структуры, но они часто заметны только на праздничных мероприятиях.

Отдельно хотелось бы сказать о двух министерствах, которые занимаются этим - МОН РК и Министерство по делам религии и гражданского общества. У них третьим пунктом стоит молодежная политика. По линии МОН РК 3-5 лет назад правительство выдавало от миллиарда тенге на работу общественных организаций. Сейчас тоже немалые деньги есть. И вот общественные советы могли бы предложить на следующий год темы, а потом уже как-то помогать.

Я обратила внимание, анализируя деньги тех лет по МОН РК, куда они уходят – на проведение различных форумов. Но какова эффективность проведения этих форумов? Есть ли системность? Государство вкладывает средства в молодежь, но об эффективности этих вложений мы не знаем.

Мало известных отдельных личностей, многие молодежные НПО просто прекратили свое существование, ну или незаметны. Связанно это с тем, что они не получают финансовую поддержку.

Молодежное международное сотрудничество возможно только через студенчество. Университеты в этом заинтересованы. Казахстан – Азия, Казахстан – турецкий и арабский мир, Казахстан – СНГ, Казахстан – Россия, Казахстан – США, например.

Вот у нас в КазНУ им. аль-Фараби более 30 общественных организаций, активно присутствуют в сети, в науке, общественной и учебной жизни действуют. Лидеры этих организаций –  это Абаев Даурен, Арын Орсариев, Танирберген  Бердонгаров, Абзал Нукенов, КВН-щики казахского и русского потоков – многие из них ныне известные Казахстану руководители государственных структур.

Молодежь также участвует в увековечивании памяти. Профессор архитектурно-строительного факультета Евразийского национального университета имени Л.Н.Гумилева, руководитель студенческого поискового отряда «Мемориальная зона» Майдан Кусаинов из Астаны вывозит ежегодно под Ленинград на раскопки молодежь. Актобе, Атырау, Северный Казахстан активизировались. Но это разовые мероприятия, в которых государство не участвует. Нам нужен контроль над финансированием, надо продвигать инициативы. Вроде все есть, а на деле мало что происходит. Кто от Казахстана, например, поедет на международный форум в Сочи? Пока неизвестно. При этом у молодежи - будущее, надо ей помогать.

 

Нургалиева Мадина Маратовна, руководитель представительства Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК в Алматы  

Параметры молодежи

Предлагаю очертить количественные характеристики молодежи Казахстана. Возраст  – от 14 до 29 лет. Согласно данным Комитета по статистике МНЭ РК на начало прошлого года численность молодежи составляла примерно 4 млн 100 тысяч человек, т.е. немногим меньше четверти всего населения. Из них примерно около 60%  - это региональная молодежь, не городская, т.е. из аулов, сел, малых городов, преимущественно казахоязычная. Вот это, на мой взгляд, примерный демографический портрет современной молодежи.

Сотрудничество молодежи    

В Астане проводится Молодежная евразийская школа. Проводится второй год подряд. Четыре дня будет идти мероприятие, куда собираются молодежные лидеры. Думающая, студенческая молодежь. Организаторами выступают порядка 10 организаций, большая часть которых представлена российской стороной. Только Евразийский национальный университет и аналитический центр библиотеки Первого Президента представляют Казахстан. Отбор – заявки и эссе, которые анализировала конкурсная комиссия. То есть какие-то попытки соорганизовать молодежь в межгосударственное взаимодействие прослеживаются. Целью проекта является популяризация евразийской интеграции, формирование позитивного образа ЕАЭС.

В целом, я вспоминаю, что 4 года назад, когда я совмещала работу в КИСИ и КИПР, мы проводили круглый стол по молодежной проблематике. Там выступала Ирина Медникова из Молодежной информационной службы Казахстана. Мне кажется, что это - один из лучших примеров того, как можно активно работать и выражать свою гражданскую позицию от лица молодежи Казахстана.

И искали спикера от лица государства. Тогда руководителем управления внутренней политики города Алматы был Санжар Бокаев и он как раз нам помог и порекомендовал активных молодых ребят из числа студенческой молодежи. Тогда меня поразило вот что: пришла молодежь настолько патриотичная, что удивительно. Если можно это назвать юношеский патриотизм, настолько все было по максимуму. В самом лучшем казахстанском патриотичном духе. Ребята собранные, организованные. Для них безусловный лидер и авторитет – Санжар Омарович Бокаев, как он сказал, так и есть, и будет. Это, конечно, все хорошо, с точки зрения работы власти с молодежью. Мы не представляли, что среди нашей молодежи такое бывает. Но есть и обратные примеры – в прошлом году были срывы молодежных мероприятий МИСК в регионах, а между тем формат ZhasCamp – один из самых лучших и прогрессивных.  

Еще одной характеристикой молодежи можно назвать отсутствие заметных лидеров, как на уровне регионов, так и на уровне республики в целом. В прошлом году мы с АСИП проводили исследование среди региональной молодежи. Понимаете, нет лидеров общественного мнения из числа людей до 29 лет. Максимальные рейтинги набрал Азамат Ибраев в Костанайской области, во многом благодаря тому, что он является шоуменом, ведущим. Наверное, трудно сейчас будет назвать таких молодых ребят – лидеров с активной гражданской позицией. В лучшем случае это будут певцы либо спортсмены, Кайрат Нуртас, например.

В нашем исследовании был анализ идентификационных характеристик и  совершенно другой образ молодежи. Если вы сейчас оперировали категориями «студенческая молодежь», «работающая молодежь», то есть еще и безработная молодежь, которая, к сожалению, представляет основной костяк нынешней молодежи. Вот то, куда надо направлять все усилия государства. Самые сложные проблемы у молодежи, находящейсся на социальной периферии

Ну а в целом мне кажется, что прогрессивная молодежь представлена в сфере науки, культуры, спорта. Есть потенциал для того, чтобы развивать какие-то отраслевые направления с участием бизнес-структур. Современная молодежь стала мобильная, прагматичная и рациональная, и она не рассчитывает на помощь и поддержку со стороны государства.

Наша молодежь думает наперед, высчитывает шаги, но это обусловлено временем.

Хотелось отметить молодежь КазНУ им. аль-Фараби, похвалить Факультет философии и политологии. В прошлом году была у них на защите дипломных работ, на государственных экзаменах. Это ребята новой генерации - трехъязычная, абсолютно свободно мыслящая, не зашоренная молодежь, она готова высказывать и отстаивать свои позиции, местами она критична, а порой бывает и в розовых очках, но это ребята, которые будут представлять будущее Казахстана.

 

Пастухов Евгений Александрович, заместитель главного редактора журнала «Центр Азии»

Молодежная проблема наверняка вставала еще в первобытнообщинном строе. Помните песенку Владимира Высоцкого про троглодитов: «Не ругайте нашу молодежь, она надежда наша и оплот»?

Часть проблемы заключается в том, что государство не всегда знает, как относиться к молодежи. Хорошо, когда она прогрессивная, замечательная и не доставляет проблем. Но она бывает разная, в том числе и безработная, активная и энергичная, склонная к разного рода экспериментам в политике или религии.

Государство точно не знает, что ждать от молодежи. В тоже время во все времена молодежь – всегда самый активный участник преобразований в обществе и государстве. Молодежь воюет, свергает режимы, чем-то всегда не довольна.

И отсюда возникает вопрос: является ли молодежь сама по себе и присущая ей категоричность суждений, радикальность взглядов, благом или злом для современного государства и общества? Стоит ли нам бояться молодежь или надо опираться на нее? Какую молодежь мы должны поддерживать и какую опасаться? Образованная молодежь – хорошая она или нет? Получившая хорошее образование, но не нашедшая работу - опасна или нет?

Вот любопытный момент. Английской революции 1640 года и Французской революции 1789 года предшествовало экстраординарное увеличение выпускников университетов, тогда как пропорционального роста позиций в государственной и церковной бюрократии, которые отвечали бы запросам, не происходило. Выпускная способность Оксфорда и Кембриджа выросла на 400 процентов, более чем в два раза, в отличие от общего прироста населения. С 1730 до 1880 гг. зачисление в ведущие университеты только на юридические факультеты повысилось на 77 процентов. При этом население увеличивалось только на 16 процентов. Результатом стал быстрый рост безработных и неустроенных профессионалов – докторов, адвокатов, журналистов, странствующих проповедников, многие из которых стали отчаянными противниками монархии.

Может ли быть молодежь нашим оплотом и надеждой? Действительно ли стоит говорить о том, что вся эта урбанизация, модернизация – все это только плохо для нас? Социолог Джек Голдстоун подчеркивал проблему «молодежного бугра», то есть когда возрастает процент молодежи в структуре населения, соответственно начинаются проблемы социально-экономического и политического характера. Однако тот же Голдстоун подчеркивает, что проблема с молодежным бугром возникает в странах, являющихся переходными, промежуточными между демократией и диктатурой. Самая серьезная проблема с молодежью возникает именно в переходные периоды.

«Молодежный бугор» наблюдается в Египте, Тунисе, но он есть и в Пакистане, и в Иране. Почему арабская весна не сработала в Пакистане? Потому что в Пакистане есть политические институты, которые не позволили молодежи сломать тот механизм, который существует, изменить статус-кво. В Тунисе же одной из ведущих сил были активные и недовольные профсоюзы.

Резюмируя, хочу сказать: политическая активность молодежи прямо коррелируется с эффективностью государства, эффективностью государственной системы управления. Если молодежь довольна тем, что происходит, молодые люди нашли работу, которая удовлетворяет их первичные, вторичные потребности, они согласны с происходящим. Как писали братья Стругацкие: в каждом обществе всегда найдутся абсолютно довольные своим положением, а потому абсолютно довольные положением этого общества. И неважно, как будет называться политический режим: демократия, авторитаризм, деспотия и т.д. Важно, что молодежь чувствует себя удовлетворенной, все свои потребности реализует. И в этом отношении ее бояться не надо.

 

Бурнашев Рустам Ренатович, к.ф.н., профессор Казахстанско-немецкого университета 

Вспомнился советский трагикомедийный художественный фильм времен перестройки «Курьер», и цитата отца главной героини: «Мы, наше поколение, хотим знать, в чьи руки перейдет возведенное нами здание». С моей точки зрения это ключевой вопрос, и вот в каком смысле. Для меня непонятен предмет разговора. Что такое молодежь? Речь идет о совершенно разных стратификационных группах, которые имеют совершенно разные структурные основания для выделения. Я понимаю, когда говорят о студентах, когда говорят о рабочей молодежи. Возраст 25-30 лет я могу понять, и то возрастные рамки для меня не совсем очевидны. Когда мы говорим молодежь, на основании чего эта общность выделяется? Почему молодежь в Казахстане – это люди возраста от 14 до 29 лет?

Есть такая шутка, связанная с работой в Академии наук: молодой ученый – это тот, кто на работу может прийти самостоятельно. Почему возраст молодежи ограничен 29 годами? Например, Всемирная организация здравоохранения не так давно официально пересмотрела возрастные нормы. И теперь молодым человек считается до 44 лет. То есть возрасные границы предмета обсуждения довольно размыты, а мы начинаем выдвигать какие-то гипотезы, давать описания. Еще одна цитата из «Курьера»: «Я каждый день смотрю телевизор и уверяю вас, что очень хорошо знаю нашу молодежь». Не хотелось бы, что суть цитаты напоминала обсуждение темы.

Сформировалась некая универсалистская модель, согласно которой лица с 14 до 29 лет обладают каким-то общим критерием, общим интересом. Исходя из этой общности, начинаются действия. Но какова их эффективность, если существует много видов молодежи и у всех них свои запросы и чаяния.

Думаю, что наличествуют два четких интереса. Внешний – это когда предлагается некоторая патерналистская модель для молодежи, как достаточно большого слоя населения. Условно говоря, молодежи не надо думать о проблемах, получите общежитие, а потом вы его приватизируете. И внутренний, со стороны самой молодежи, интерес «абсолютного бизнеса», при которой выгодно обозначить себя молодежью, потому что благодаря этому возникает доступ к определенным ресурсам. Другими словами, как в советской «Песне о Родине», «Молодым – везде у нас дорога».

С моей точки зрения вся эта конструкция взаимовыгодная и формируется некий баланс, когда одна группа получает право устанавливать патерналистскую модель, а другая на этой модели имеет свою выгоду.

 

Козлов Сергей Владимирович, заместитель главного редактора газеты «МК в Казахстане»

У нас есть дети. И мы прекрасно осознаем, какой мы хотим видеть нашу молодежь. Что касается возрастной градации, кто такие молодые и когда заканчивается молодость. В апреле 2017 года будет проходить уже шестой «Алматы Марафон». Это настоящий марафон длиной 42 км. 195 метров. Там абсолютно ясно определяется, кто молодежь, а кто уже нет.

Мы хотим видеть нашу страну процветающей, развитой, целеустремленной. Такая же и должна быть молодежь. Развитая, здоровая, интересующаяся высокими гуманистическими идеалами, наукой, спортом, искусством.

Часто приходится слышать такой термин, как «государственная политика». С одной стороны, его можно посчитать атавизмом советского прошлого, с другой стороны в нем ничего нет предосудительного, потому что никаких других структурных организационных вещей мы просто не знаем. Потому что многие из нас родом из Советского Союза, а в нем была достаточно последовательная структурированная государственная молодежная политика.

В качестве сравнения: мне довелось жить в США, где молодежная политика есть. В основном осуществляется в университетах. В основе ее тезис: молодой человек всегда должен добиваться успеха в науках, спорте, во многих других областях деятельности. На всем этом строится воспитание молодого человека. В свое время министр юстиции США Роберт Кеннеди заявил: «Наша страна не намерена уступать какой-либо другой стране. Мы хотим быть первыми, и без всяких оговорок, не когда-нибудь и не при каких-нибудь условиях, а просто первыми, в абсолютном и прямом смысле. А это означает, что мы должны быть первыми в спорте».

У нашего общества такая специфика, что государственная молодежная политика должна быть. Пусть даже она называется патерналистской.

В конце мая 2017 года в Астане состоится большой большой благотворительный марафон при поддержке крупной строительной компании. У нас это одна из немногих бизнес-структур, которая занимается пропагандой спорта среди молодежи. Участвуя в таких спортивных мероприятиях, я заметил, что молодежь приходит в огромных количествах. И сегодня она просто другая. Не плохая и не хорошая. В чем-то они более инфантильны, чем наше поколение. А в чем-то значительно нас опережают.

 

Мовкебаева Галия Ахметвалиевна, д.и.н., профессор кафедры международных отношений и мировой экономики факультета международных отношений КазНУ им. аль-Фараби, директор центра Евразийских исследований

Система высшего образования – важнейший институт социализации личности. В студенческие годы молодые люди активно приобретают навыки общественной деятельности, поэтому я буду говорить о молодежном сегменте в образовании, поскольку являюсь преподавателем Казахского Национального университета имени аль-Фараби и, кроме того, экспертом Независимого аккредитационного агентства (НААР) по аккредитации вузов. Одним из главных компонентов, на которые мы смотрим, когда посещаем различные вузы – это стандарты, касающиеся студенчества (образовательный, научно-исследовательский компонент, вопросы самоуправления и т.д.). Побывав в качестве эксперта НААР в разных вузах Казахстана - государственных и частных, можно констатировать тот факт, что студенты действительно становятся равноправными участниками образовательного процесса. Помимо того, что они сами выбирают индивидуальную траекторию обучения с помощью эдвайзеров, студенты участвуют в процессах самоуправления, при поддержке руководства вузов инициируют собственные бизнес-проекты, создают бизнес-инкубаторы, участвуют в дебатных и дискуссионных клубах, создают студенческие сенаты, выбирают деканов.

Тем не менее, необходимо выстраивать комплексную систему всесторонней поддержки студентов для усиления мотивации к приобретению профессиональных знаний, участию в научных исследованиях, творческих и социальных проектах, так как большой процент студентов сами ищут себе гранты, образовательные программы.

Для любого вуза один из самых главных компонентов – академическая мобильность, то есть то, как мы вписываемся в мировое образовательное пространство. Основные цели академической мобильности: повышение качества образования, обмен опытом, улучшение взаимопонимания между представителями различных наций, культур, менталитетов, воспитание поколения, подготовленного к жизни и работе в информационном сообществе. Сегодня КазНУ им. аль-Фараби, успешно сотрудничая более чем с 300 крупнейшими университетами мира, продолжает деятельность в рамках консорциума двух международных сетевых университетов - университета Шанхайской организации сотрудничества (УШОС) и сетевого Открытого университета Содружества Независимых Государств. В нашем университете, на факультете международных отношений начинается цикл лекций по Евразийской интеграции, организованной партнерами по Евразийской научно-инновационной сети (ЕНИС) в университетах Армении, Казахстана, России.

Очевидно, что для студентов более предпочтительны международные образовательные и обменные программы, хотя есть определенные трудности в процессе адаптации к учебе в вузах на постсоветском пространстве для студентов из разных стран региона: сложности с оформлением документов, языковые проблемы и т.д. Более всего адаптационную готовность проявляют  кыргызские и казахстанские студенты. Вместе с тем понятно, что интеграционные процессы будут усиливаться в Евразии, поэтому надо нацеливать молодежь на евразийские ценности и модели поведения и привлекательность наших университетов (ряд росссийских и казахстанских вузов уже показали высокие рейтинги признания -Московский, Новосибирский и Санкт-Петербургский госуниверситеты возглавили рейтинг QS (рейтинговое агентство World University Rankings) «Развивающаяся Европа и Центральная Азия», КазНУ им. аль-Фараби на 11 месте.

В Казахстане очень хорошо представлены различные международные и европейские образовательные организации, структуры, фонды. Германия активно действует на нашем образовательном пространстве. Это и Гете институт, программа академических обменов DAAD, общественно–политические фонды им. Фридриха Эберта, имени Конрада Адэнауэра, последний уже несколько лет практикует награждение стипендиями одаренных студентов, занимающих активную жизненную позицию, популярна программа прохождения практики в Бундестаге ФРГ. Большую работу проводят также фонд Сороса, Британский совет и др.

Участие в таких программах дает возможность развивать компетенции обучения на протяжении всей жизни (общение на иностранном языке, социальные и межкультурные компетенции), что способствует пониманию особенностей менталитета, культурных различий, осмыслению собственной культуры, ведет к становлению доверительных контактов и развитию «народной дипломатии».

В отличие от других групп молодежи, студенчество представляет собой отдельную социокультурную группу. Это связано с тем, что молодое поколение является наиболее динамичной и трудоспособной частью социума. Студенчество как потенциальная, интеллектуальная элита общества может стать эффективным средством процесса интеграции не только в обществе, но и на евразийском пространстве.         

Комментарий от Пастухова: Международное сотрудничество - это великолепная штука. Но почему государство как ратует за международное сотрудничество, так и опасается этого? Потому что любое международное, в том числе студенческое, сотрудничество - это элемент «мягкой силы». Например, Узбекистан ранее блокировал попытки Китая, России, Казахстана работать по направлению молодежного сотрудничества.

Каукенов Адиль Серикулы, политолог, L.L.M., генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества CHINA CENTER 

«Мягкая сила» образования работает в обе стороны. Не нужно показывать слабость, а верить в собственные силы, не чувствовать себя, как в осажденной крепости. Чего бояться Узбекистану с его мощной культурной составляющей? Но, говоря о международном молодежном сотрудничестве, мы должны понимать, что наша молодежь – это тоже «мягкая сила», которая может благотворно воздействовать на будущих лидеров других стран (если мы говорим о ШОС, то это Россия, Китай, Кыргызстан). Молодежь - это послы от Казахстана, носители нашей культуры. Когда казахстанская молодежь участвует в международных гуманитарных контактах, то создает своей стране в плане бизнеса и других полезных взаимоотношений мощную основу. Когда-то эти люди будут принимать решения и станут влиятельными.

Я категорический противник вот такой позиции: «Ах, это же «мягкая сила», давайте закроем ворота». Немало людей, кто именно в таком русле мыслит. Но у них нет понимания, что все может быть наоборот. Мы знаем, что в мире бывали конфликты, которые не перешли в горячую фазу просто потому, что когда-то представители руководства тех или иных стран учились когда-то вместе в зарубежном вузе, знали друг друга, у них была возможность позвонить друг другу, объясниться и остановить конфликт. Или же в бизнесе выход компаний на другой рынок часто основан именно на наличии этих молодежных международных связях.

Еще хотел бы поспорить с тезисом о возрастных категориях. Возрастная категория в отношении молодежи – важный фактор. Надо его разбить по профессиональным направлениям. Возраст - хороший иллюстратор. Вот жизненный пример. Я помню, когда поехал на первый свой молодежный форум в Москву, мне было 23 года. А там был широкий возрастной диапазон участников, до 35 лет. Мне эти 35-летние люди казались старыми. Они были уверены в себе, состоялись в профессии, а мы юнцы, тихо слушали, что обсуждают серьезные люди.

Возраст в науке, бизнесе и т.д. это такая же категория, как весовая в спорте. Потому что молодой человек может быть умнее и талантливее, но профессионал есть профессионал. Но как-то же молодежь должна закаливаться и взрослеть? Поэтому должно быть разграничение по возрасту. Возраст – это когда еще не набрал человек тот необходимый профессиональный опыт, он нуждается в общении и поддержке. И важно, чтобы государство это понимало.

Перед молодежью необходимо ставить четкие критерии, ведь она разная. Заводская молодежь к 29 годам в профессиональном плане уже как бы и не молодежь, она уже закаленная. У ученого профессиональный рост занимает большее время. Надо понимать, где должна быть честность, потому что человек повзрослел, у него много сил, а некоторые двери для него уже закрываются. И тогда надо переходить к разговору о возрастной политике. Его цель: чтобы у каждого возраста были свои преимущества.

Необходимо работать с молодежью в воспитательном плане, через НПО, через клубы, кружки и объединения. Есть, конечно, момент политизации, часто молодым людям нечего терять, они легко радикализируются, им легче участвовать в каких-то процессах. Важно настроить в обществе формулы рабочих инструментов по передаче опыта, чтобы было взаимодействие всех возрастных категорий. И вот этих формул не видно, над ними экспертное сообщество должно думать.

 

Каратаева Леся Роллановна, д.и.н., главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК

Хочу продолжить разговор, касающийся международного сотрудничества, сделать ряд критических замечаний по поводу того, как оно понимается и что собой представляет. Любое сотрудничество – это механизм, который позволяет достигнуть тех результатов, которые в одиночку достигнуть невозможно. Вот эта некая интеграция, способность построения совместного будущего, уравновешивает систему, делает ее более устойчивой к вызовам. Но когда начинаешь изучать информацию о той или иной степени сотрудничества, то понимаешь, что наличествует определенная путаница в понятийном аппарате. Когда мы говорим о сотрудничестве, это означает, что люди признают факт существования иных, происходит некое понимание мотивации иных. И это тоже подается как сотрудничество. Однако, сотрудничество – это взаимодействие в целях обмена чем-то и созидания чего-то.

Мне кажется, что созидания в нашем понимании молодежного сотрудничества мало. Сколько ни стараемся выйти на какие-то механизмы, создания реального продукта нет. Поэтому возникает вопрос целеполагания для эффективного сотрудничества.

На постсоветском пространстве есть международные проекты в сфере молодежной политики. Например, академическая мобильность, интеграционные форумы. Но являются ли они реальным международным молодежным сотрудничеством, если не всегда наблюдается обмен мнениями, идеями и т.д. Если прочитать резюме многих мероприятий, то вы увидите, что перед собравшимися выступили генеральный секретарь, председатель, руководитель, секции модерирует какой-нибудь важный ответственный сотрудник. А потом строчка: молодые обсудили «роль молодежи в международной стабильности, роль молодежи в противодействии радикализации»… И снова мы возвращаемся к тому, о чем уже говорили: а где импакт, где реальные плоды?

Такие форумы ориентируются на студенческую молодежь, то есть на охваченную молодежь. Другими словами, ее отвезли, ее представители что-то сказали, а прежде, чем сказали, научный руководитель все выверил, позиции были согласованы. Затем молодых выслушали, и все. Зато, например, академический туризм – хороший и эффективный мотиватор для молодежи. У каждого проекта должна быть дальнейшая устойчивость, чтобы он мог сам развиваться без дальнейшего приложения усилий извне. Думаю, что большинство проектов из области молодежного сотрудничества такой устойчивостью не обладает. В этой связи надо менять подходы к молодежному сотрудничеству, доверять больше самим молодым людям.

 

Гуссарова Анна Юрьевна - руководитель Центральноазиатского института стратегических исследований, старший преподаватель Казахстанско-Немецкого университета 

В Казахстане молодежи насчитывается порядка 4,16 млн. человек, из них 2,5 млн - сельской, 1,7 – городской. Чтобы понимать, о каких категориях мы говорим. Моя категория другая, поскольку, будучи в вузе, я не пользовалась теми механизмами молодежного сотрудничества, которые были. Сейчас их действительно гораздо больше, чем раньше. Я хочу обратить внимание на линию, которую мы выстроили сегодня - возраст, опыт и профессионализм.

Современная молодежь прагматична, ориентирована на деньги, карьеру и достаток. И это хорошо, потому что в современном мире по-другому никак. Об этом говорят все международные исследования, проведенные по данной категории лиц. Если вспомнить самое последнее, которое было опубликовано в начале этого года, то это исследование компании Ernst & Young. Исследование было проведено в 30 странах мира, им было охвачено около 10 тысяч респондентов. Его результаты говорят о том, что молодежь не готова вступать в брак, в частности, потому что нет финансовой стабильности. Молодежь все меньше отличается высоким уровнем доверия. Если говорить о какой-либо молодежной политике, институционализации молодежи на Западе, в частности в Европе, у них есть ежегодные отчеты на эту тему, по итогам прохождения проектов у них есть комплексная оценка того, что было достигнуто, а что нет, по каким причинам и как можно это улучшить. У нас этого никто и никогда не делает, и мы за это наших ответственных лиц часто критикуем.

Если сравнивать постсоветскую молодежь с американской или европейской, то стоит поговорить о волонтерской активности, об участии в политических, гражданских процессах, о молодежных клубах, самоорганизации. И этот процент в Европейском союзе зашкаливает - превышает 50%. Не по всем, конечно, странам, но в среднем цифра такая. В Казахстане и странах Центральной Азии, к примеру, согласно результатам исследования, проведенного фондом им. Фридриха Эберта, только каждый пятый из молодежи готов участвовать в каких-то мероприятиях и гражданских инициативах. Остальным это и не нужно. А взрослые хотят от них активности и самоорганизованности. Это невозможно ментально и физически. Что для молодежи важно? Важно хорошо выглядеть и одеваться - 75 процентов респондентов это отметили. Вот приоритеты. Можно говорить о том, что вузовская система, академичность, студенческий и профессиональный обмен, это очень здорово. Но давайте будем реалистами, большинство международных проектов не являются устойчивыми. Или же их устойчивость трудно замерить. Но надо отметить, что они неустойчивы не только в отношении молодежной политики. По сути, любой международный проект неустойчив. Если это не проект по инфраструктуре, например, который в долгосрочной перспективе будет работать и приносить определенные бенефиты.

Когда мы говорим об активностях, страхах и свободе – все эти понятия друг другу противоречащие. Нужна ли нам государственная молодежная политика и зачем? Для того чтобы опять создать очередное ведомство, которое будет тратить огромные ресурсы для того, чтобы решать социальные проблемы? Получается, что молодежь у нас такая же проблема, как и женщины, и многодетные семьи, и люди с ограниченными возможностями. Но не стоит забывать, что тенденция последних лет говорит о том, что большинство государственных мер в отношении гражданского общества, НПО и прочих вещей носит ограничивающий и контролирующий характер. Этого не должно быть, если мы говорим о самоорганизации и свободе.

Мы сегодня также рассуждали о том, что много кто куда ездит, участвует в конференциях, обменивается опытом. Но мы не сказали о нетворкинге, о том, что впоследствии сработает. На западе это очень ценится, они в это вкладываются финансово. Если мы думаем о наших попытках мягкой силы, продвижения позитивного образа евразийской интеграции, то в это ресурсы вкладываются в минимальном количестве. Нужно время, нужны деньги, отношение и контент без идеологической подоплеки. Если молодежь не будет ориентирована на карьеру, стабильность и развитие, то она будет маргинализироваться и в дальнейшем радикализироваться. И не всегда это дело нужно контролировать. Мы понимаем, что механизмы контроля могут быть разными.

 

Павленко Владимир Николаевич, PR-Консультант, Казахстанская коммуникативная ассоциация 

О нетворкинге, когда удается конфликт погасить, избежать. Помните сериал «Бригада»? Благодаря Советской Армии, пограничным войскам, два человека защищали границу, между ними возникла крепкая мужская дружба. После службы в так называемые «перестроечные годы» волею обстоятельств  оказались во главе криминальных структур в разных странах, и благодаря их воинской дружбе  удалось погасить серьезный конфликт.

Когда мы говорим о молодежи, надо четко понимать, что молодежь всегда одна и та же. Она просто молодежь. Есть теория поколений. В ней совершенно четко все прописано. А «плохой» или «хорошей» ее делают взрослые в зависимости от текущих обстоятельств, ситуаций, интересов, необходимости влиять и воздействовать на молодежь.

Американский сериал «Обыкновенный детектив». В одной из сцен два полицейских беседуют между собой. Один говорит: «Ну что это за молодежь? Черные, тонны «штукатурки»  на лицах! Как они себя ведут, что они делают?» А второй ему отвечает: «Ты говоришь, как старик. Заметь, старики умирают. А жизнь как-то продолжается».

Трагичное событие. Недавно убили студента в массовой драке в общежитии одного из казахстанских университетов. Задержаны те, кто должен  быть задержан. Ведутся следственные действия. Но мы-то понимаем, что помимо конкретных причин и мотивов в этой истории есть фон, повторяющийся из года в год: долгий переход от зимы к весне. В этом году осенне-зимний сезон затянулся. Люди, которые  причастны к системе образования, знают, что февраль и две декады  марта – это высокие всплески и риски агрессии.  Потому что солнца мало, зелени нет, назревают вот эти критические моменты в школьной и студенческой среде на младших курсах.  В результате не так сказанное или услышанное слово и не так брошенный взгляд у школьников и студентов могут привести к трагическим непоправимым последствиям.  Те, кто в теме, это знают. Поэтому планируются и  проводятся сезонные мероприятия. Во всяком случае, так должно  быть. Я не знаю  всех деталей трагической истории, но полагаю, что это показательный случай.

Другой момент, когда молодежь накачивают и сознательно выводят в качестве активной массовки, такого  «политического мяса»  в тех или иных мероприятиях и протестных акциях. Совершенно четкие есть технологии. Например, технология конфликтной мобилизации молодежи с помощью социальных сетей. Профессор МГУ Андрей Манойло в прошлом году написал подробную статью о том, как эта технология работает. На простом примере  создания в социальной сети безобидной  группы любителей  персидских котят  автор пошагово показал,  как по мере роста группы и ее активности, превращению в настоящее сетевое сообщество меняется повестка, постепенно и незаметно для сознания переключая внимание участников группы на политические проблемы. Технологически это делается путем контролируемых вбросов специально подготовленной информации.  Этот пример показывает, что перед применением подобных технологий  молодежь беззащитна. Ей надо помогать. Как это делать, это другой вопрос и следует признать, крайне важный.

В структуре Казахстанской коммуникативной ассоциации действует сектор молодежных инициатив. Я два года курировал молодежные проекты этого сектора. Исходя из личного опыта, могу уверенно сказать, что без помощи взрослых  молодежи достаточно сложно реализовать свои шикарные идеи.  На этапе тестирования и планирования проектной работы частотно возникают сложности. Поэтому необходима поддержка взрослых специалистов, профессионалов, экспертов. Но в этом случае необходимо говорить не только и не столько о сотрудничестве, а о сотворчестве поколений, когда, не давя, не навязывая с готовностью слушать и слышать где-то подсказывать и участвовать в процессе. Может быть, именно на это стоит обращать внимание, когда мы говорим о передаче опыта поколений, преемственности знаний, умений, мастерства? При этом надо понимать, что молодежь совсем другая. Даже в рамках 10-ти лет если смотреть. Бывшие практиканты или студенты часто звонят и спрашивают: вы же с молодежью встречаетесь, скажите, какие они? А ведь они сами еще в этой категории. Да, они молодежь, но они быстро меняются.

В Москве неожиданно актуализировалась тема молодежи. Почему? Потому что на несанкционированных мартовских митингах неожиданно оказалось много юных лиц. При этом неожиданно как для власти, так и для лидеров так называемой оппозиции. Поэтому много говорят и пишут сегодня по молодежной тематике в поисках ответов на типовые вопросы как теперь быть и что со всем этим делать. Я хотел бы обратить внимание на слова Наримана Абу Намазова, администратора одного из крупнейших в мире анонимных порталов «Двач»,  где ежемесячно общаются более миллиона подростков на волнующие их темы.  Так вот, по его мнению  «юное лицо мартовских митингов» во многом определилось благодаря  вирусному видео,  которое неожиданно получило стремительное распространение именно среди старшеклассников: каждый посмотревший его подросток кидал ссылку пяти своим одноклассникам. Так и сработал вирусный эффект неожиданным образом и для власти и для самой оппозиции, а снимать ролики про коррупцию стало  теперь новым интернет-трендом. 

Вместе с тем, хочу обратить внимание на слова администратора «Двача» о том, что  сегодня все очень быстро меняется. Неделю юные обитатели социальных сетей  обсуждают, например, Диану Шурыгину, потом тема надоедает, в поисках чего-то нового выходят на других персонажей, неделю или чуть дольше обсуждают их. Потом все будут ждать еще одну тему, чтобы делать мемы и ставить лайки.

В этой связи вспоминаются слова политолога Глеба Павловского о том, что  интернет убил память. Нет памяти в интернете.  А я добавлю, что мало достоверной информации. Вот откровение, которым со мной поделились 20-летние. Они мне говорят: ну как вы читаете новости? В новостной ленте. Это вчерашний день. Мы на новость выходим через мем.  Понимаете? Если мем их зацепил, они начинают копать. Выходят на источник, смотрят подробнее. 

Если мы говорим о массовой культуре, то обсуждаем  явления, события, арт-объекты, относя их к модернизму или постмодернизму. Недавно мне молодой человек говорит: «Это не актуально. Сегодня рулит метомодернизм». На мой вопрос, какое определение можно этому дать, я получил такой ответ: «Метамодернизм – это когда мы плывем в потоке смыслов, они пропитывают нас и из нас выходят». Сразу и не поймешь, верно? Но стоит размышлять, думать, искать и находить точки сотворчества с молодежью, которой сегодня совсем даже непросто взрослеть, становится на ноги, мечтать, стремиться, быть.

Я не силен в государственной политике, но я одно понимаю, что государственная политика должна открывать горизонты нашей молодежи и социальные лифты. Вот тогда будет проще.

Хан Андрей Дэёнович, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований 

Я сразу стратегию, написанную в начале XXI века японцами. С учетом того, что у них средняя продолжительность жизни идет к 90 годам, они ее писали с опорой на свой человеческий капитал. И этот фрондир предполагает развитие человека на всех его возрастных этапах. Государство дает всем возрастам вести себя как молодежь, менять свою жизнь, вплоть до получения нового паспорта, новой истории, обнуления в любом возрасте.

Молодежь есть плохая, есть и хорошая. Но все-таки важно понимать, что государственную политику нужно четко разделить, во-первых, на социальную, предоставляя в ее рамках горизонты, социальные лифты, возможность образования, квартиры и т.д. Во-вторых, на воспитательную. Наше государство, обладая определенными признаками, проводит политику, направленную на воспитание молодежи в соответствии с теми ценностями и идеалами, которые в нем культивируются.

И в этом ракурсе, если мы актуализируем тему того, как молодежь можно использовать в политических целях, то в данном ракурсе отношение к ней несколько стихийно, интуитивно. Используются по отношению к молодежи какие-то шаблоны, не всегда с представлением о том, как сделать молодежь стабильным возрастным сегментом.

Все начинается еще в школах, когда в жизни ребенка наступает этап становления гражданской идентичности, ценностных вещей, затем вуз, когда все это осознается более серьезно. В наличии уставы школ, есть воспитательная работа с молодежью. И вот она основывается на обеспечении воспитания патриотизма. Это стержень в понимании того, что такое воспитание человека. Опираясь на патриота, мы можем обезопаситься от идей нестабильности, уйти от радикализации в религиозном плане и т.д. При этом молодые люди хотят стать успешными, иметь работу. Одновременно имеет место быть социальное расслоение в школе и в вузах. И в условиях такого рынка молодежь выбирает себе модель построения своей личности, начинает продавать себя, свои способности, что-то еще. В итоге появляется либеральная конструкция самореализации молодежи, которая может быть опасной.

Треть молодого населения в Европе не принимает теорию потребления, уходит от идеалов потребительского общества. Если провести исследование у нас, то какова часть молодежи могла бы быть таких же убеждений в Казахстане? Я думаю, что небольшая. Когда мы говорим об эффективности государства как условии того, что все будет хорошо, мы имеем дело с тем, государством, которое есть. В эффективном государстве мы получим большую долю людей, отходящих от идеологии потребления. И это не вызовет однозначной стабильности, потому что те люди, которые не потребляют, они независимы, свободны, ищут свой путь. Кто-то будет рисовать картины, а кто-то бить витрины. Мир глобализируется. И нам в своей небольшой по количеству населения стране будет трудно формировать тренды воспитания патриотизма, потому что весь мир глобально будет влиять на молодежь. Единственный путь – думать.

Юрицын Владислав Викторович, политический обозреватель Интернет-газеты Zonakz.net 

Разной молодежи много. Она золотая, трудовая, студенческая, безработная, религиозная. Общался я с молодежью, которая находится в условиях сверхэксплуатации. В казино, ресторанах работают… И таким людям не до волонтерства, они выжаты, хотя им еще нет 30-ти, все время работа-работа-работа… Заработка не хватает. А с другой стороны, они видят лощеных ровесников на «Гелендвагенах». Как воспитывать патриотизм в условиях меркантилизма?

 

Морозов Антон Александрович, к.п.н., политолог 

Сложно выступать в конце, потому что приходится неизбежно повторяться. Я тоже хотел начать с цитаты из кинофильма «Курьер»: «…У нас прекрасная молодежь. Можно сказать, героическая. Я каждый день смотрю телевизор и уверяю вас, что очень хорошо знаю нашу молодёжь». Так вот, складывается впечатление, что люди, ответственные за молодежную политику тоже черпают знания о молодежи из телевизионных передач.

Вот у нас перед глазами прекрасный кейс: т.н. «митинги школьников», прокатившиеся по России. Причем на них выходил тот сегмент молодых людей, который по всем характеристикам должен быть охвачен молодежной политикой, через школы и вузы. А оказалось, что у людей абсолютно свой параллельный мир, свои альтернативные взгляды. Еще один вывод: если было принято считать, что молодежь не интересуется политикой, то эти митинги показали, что это не так.

И плавно перейдем к теме технического прогресса. Интернет – одна из форм международного сотрудничества молодежи. В интернете только одна граница – знание языка. И эта проблема с развитием технологий станет легко решаемой. Причем интернет, как форма международного сотрудничества молодежи по сравнению с другими, так сказать традиционными формами почти беззатратная, но очень эффективная. Те же командные игры – World of Tanks, Dota. Или те же самые форумы и имиджборы, типа Двача. Кстати, ситуация там зеркально отражает устройство государства. Там есть своя иерархия: лидеры, общая масса, изгои. Там своя языковая политика и свой сленг. Зайдите в архивы того же Двача  - там поначалу вообще сложно понять, о чем идет речь. Там своя экономика, причем  с реальными деньгами, а, следовательно, и социальное деление присутствует там. И примеры, которые вдохновляли наше поколение, они вообще не работают. Там свои герои и антигерои. Например, не бизнесмены вдохновляют, которые приватизировали заводы и нефтевышки, а допустим, стимерша Карина, у которой свой канал на Твиче и которая по разным оценкам зарабатывает около четырёх миллионов рублей в месяц, за счет доната и рекламы. Вдумайтесь в цифру – 4 миллиона! Так что эта сфера не то, что упущена, она даже не исследована.

Причины очевидны – формализация и бессистемность молодежной политики. Мы все помним, что во времена СССР был охват с детского сада, далее шли школа  - октябрята, пионерия, комсомол, потом армия, затем уже на производстве заканчивалось воспитание человека  в идеологическом плане. А нынешняя молодежная политика строится так, как будто эти инструменты есть, а на самом деле их нет. И вот получается существование двух параллельных миров. Государству надо просто узнавать молодежь, которая находится рядом.

 

Каражанов Замир Ануварович, политолог, главный редактор ИАЦ Caspian Bridge 

Мы все родились в Советском Союзе, поэтому этот советский опыт накладывает свой отпечаток. Мы привыкли требовать от государства. Но советское государство и нынешнее казахстанское - две большие разницы. У советской молодежи вся жизнь была расписана: школа, вуз, распределение на работу, культурный и творческий отдых после нее. Да и личная жизнь тоже протекала как по плану, семью создавали до 25-27 лет, заводили детей рано, участвовали в спортивных секциях и привлекались к общественным работам. На каждом этапе жизнь молодого человека была охвачена государством. Советское государство четко понимало, чего хотело получить от подрастающей молодежи. А сегодня складывается впечатление, что такое понимание размыто. Воспитание патриотических чувств? Каким образом? Мы живем в другой исторической обстановке. Мы говорим о невмешательстве государства в личную жизнь человека. По закону даже партия, как общественная организация, не имеет права заниматься агитацией в образовательных учреждениях. С другой стороны, почему воспитание патриотических чувств? Задача молодежной политики не должна сводиться к воспитанию патриотов. И это не самое главное! Куда более важно, формирование морально зрелой личности, которая осознает ответственность перед обществом и окружающими людьми. Чтобы не получалось так, как сейчас, когда алиментщики убегают от своих детей и долгов. Очевидно, что в условиях рыночной экономики, государство уже не может играть патриархальную роль. Все что оно может сделать, это создать условия молодым людям, при которых они способны реализовать свой творческий, профессиональный потенциал. Вспомните, когда была предложена идея создания Общества всеобщего труда в Казахстане. Ведь тогда у нас стали говорить о расширении социальных лифтов в обществе. Карьерный рост индивида, повышение его социального статуса, должно быть по реальным и значимым заслугам. Но квазигосударственный сектор, к примеру, не стал для молодых людей трамплином в их профессиональной жизни. Часто приходится от молодежи слышать слова разочарования. Часть ее выезжает за рубеж, где добиться успехов ей кажется проще, чем на родине. В прошлом году в социальных сетях даже развернулась дискуссия между молодыми людьми. Одни призывали к патриотическим чувствам, другие к прагматизму. Но обе стороны сходились во мнении, что площадок, где молодежь смогла бы реализовать потенциал не так много, как хотелось бы. Сегодня парадокс, на мой взгляд, состоит в том, что нет системного понимания всей сложности и трудности проблем, с которыми можно столкнуться в молодежной сфере. Поэтому, наверное, сегодня приходится обращать внимание не только на подростковую преступность, но и на терроризм с экстремизмом. Проще было в советский период, когда партийно-государственный аппарат административными мерами мог регулировать жизнь молодых людей. В условиях рынка и деэтатизации, возможности у государства ограничены, а вызовы возникают серьезные. А воспитание патриотических чувств среди молодежи, это упрощение и усреднение молодежной политики.

 

 

Домнин Сергей Александрович, главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан»

Странно, что молодежь становится объектом государственной политики. Во-первых, непонятно, что такое молодежь. Что касается, дефиниции, мы так и не договорились. Государство больше для статистических целей предлагает некий  конструкт. Но в соответствии с чем выбраны границы, по которым у нас записывают в молодежь? Нижнюю границу в 14 лет можно определить как наступление частичной уголовной ответственности, а вот с верхней границей - 29 лет – ясности меньше. Насколько я знаю, в советское время в 29 лет комсомол заканчивался, и человек должен был или вступить в КПСС, или выбрать беспартийное существование… Лично я считаю, что, например, у мужчин в нашей стране молодость кончается в 27, потому что после 27 вас по закону уже не могут призвать в армию и заставить проходить курс молодого бойца.

Что касается госпрограмм, они не всегда нравятся. Они хорошо решают только одну задачу — освоение государственных средств. У всех наших госпрограмм обязательный пункт – меры господдержки. Однако в господдержке молодым семьям ничего оригинального нет: наше правительство поддерживает и промышленников-сырьевиков, и акционеров коммерческих банков, хорошо, если что-то доходит и до молодых. Прозвучало, что молодежь уникальна тем, что участвует в революциях и создает проблемы власти, поэтому она к ней внимательна. Но если разобраться, какие проблемы выводили людей на улицы, то очень редко это специфические проблемы молодых.

Был высказан тезис, что советская молодежь – это такая молодежь, которую вели, поддерживали, давали везде дорогу. Но советского человека вели на каждом этапе его жизни. И молодежь в этом плане не специфичная группа советского общества. Я согласен с тем, что лучшие институты развития молодежи – это качественные и доступные образование и здравоохранение. Но в этих институтах заинтересованы все, а не только молодежь. Действительно специфическая, поколенческая проблема — переход от обучения к профессиональной деятельности. И если говорить о какой-то молодежной политике, то ее ключевой метод — как можно более быстро и эффективно интегрировать молодых специалистов в профессиональное сообщество. Как только молодежь перестанут считать молодежью и пичкать ее соответствующими подачками и обязанностями, нагружать словом молодежь каким-то смыслом в профессиональной деятельности, тем быстрее произойдет процесс профессионализации.

С точки зрения экономики важно создавать рабочие места, неважно для молодежи или для людей старше 29-ти. Нужно меньше говорить о какой-то специфичной политике, молодежной, студенческой, а больше внимания уделять человеческому капиталу. И еще и делать что-то в этом направлении. Потому что президент в посланиях постоянно говорит об этом. В контексте этих вопросов раскрываются проблемы не только молодежные, но проблемы людей любого возраста.

***

Средняя: 5 (1 оценка)

Домнин прав. А еще лучше обратить самое пристальное внимание дошкольному и школьному возрасту в плане удовлетоврения всех потребностей, прежде всего в правильном и верном образовании. Чтобы даже бедные семьи в этом плане не были ущемлены. 

«И когда я вижу, что наша интеллигенция вдруг исчезла, что наша молодежь впервые за сто лет оказалась без „идей” и „программ”, что в искусстве сейчас порнография, а в литературе хулиганство, я не говорю, что это реакция, а я говорю, что это нахлынул откуда-то сплошной готтентот и съел в два-три года всю нашу интеллигенцию, съел все наши партии, программы, идеологии, съел нашу литературу и наше искусство, и если где еще остались какие-нибудь неприметные корешки, — рожки и ножки, — он и те съест…»

<Чуковский Корней. Нат Пинкертон и современная литература. — Собрание сочинений в 15 томах. Т. 7. Литературная критика 1908 — 1915. М., «Терра», 2013, стр. 36.>

Комментарии

Нет у нас никакой молодежной политики! Был ли хоть один отчет на что ушли те суммы, которые правительство выделяло на какие-то молодежные нужды и пограммы? Правильный ответ: даже концов не найдтее! Ее нет по факту, этой самой реальной заботы и политики, как нет и отчетов. 

У нас зато есть молодежь. Без руля и ветрил, видящая перед собой не самые,  скажем так, романтичные примеры служения нации, обществу, какой либо корпорации. Они видят, какие качества нужны, чтобы жить сытно и кудряво

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.