:: О СОСТОЯНИИ КОРРУПЦИИ В ЦЕНТРАЛЬНЫХ И МЕСТНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ

Просмотров: 2,297 Рейтинг: 2.5

Құрметті Бақытжан Әбдірұлы! Құрметті жиынға қатысушылар!
Елбасымыздың саяси жігерінің арқасында елімізде сыбайлас жемқорлық деңгейін төмендету бағытында елеулі қадамдар жасалынды.
Түбегейлі реформалардың аясында сыбайлас жемқорлыққа қарсы заңнаманың жаңа моделі қалыптасып, әлемдік стандарттарға сәйкес институттар мен механизмдер қолданысқа енді.
Басты мақсат - сыбайлас жемқорлықтың салдарымен күресу емес, олардың себептерін анықтап, түбегейлі жою.
Сондықтан, Үкімет отырысында қаралып отырған бұл мәселе аса өзекті және еліміздің саяси-экономикалық дамуына оң әсер беретіні сөзсіз.

Уважаемые участники заседания!

Благодаря политической воле Главы государства в Казахстане сформирована принципиально новая модель противодействия коррупции.
Этот процесс осуществляется в рамках реализации Антикоррупционной стратегии, Плана нации "100 конкретных шагов", а также посланий Президента.
Только за последние три года принято более 60-ти законов, положения каждого из которых направлены на искоренение коррупции из жизни государства и общества.
В этом ряду, безусловно, особое место занимают законы "О противодействии коррупции", "О государственной службе", "Об общественных советах", "О доступе к информации" и другие.
В результате принятых системных и комплексных мер:
- сокращена бытовая коррупция;
- устранены многие административные барьеры и коррупционные риски;
- повысилось качество госуслуг за счет внедрения стандартов и регламентов их оказания;
- обеспечены условия для функционирования прозрачного и подотчетного государства;
- налаживается открытый диалог и конструктивное партнерство с неправительственным сектором;
- возрос уровень правовой и антикоррупционной культуры граждан.
Следствием всего этого стало повышение доверия общества к антикоррупционной политике государства, которая строится и реализуется на рациональном сочетании антикоррупционного просвещения, профилактики и наказания
Так, по результатам исследования "Барометр мировой коррупции", проводимого Transparency International, в Казахстане по сравнению с итогами трехлетней давности в два раза выросла доля граждан, наблюдающих прогресс в сфере противодействия коррупции, на четверть сократилось количество людей, дававших взятки.
Аналогичные результаты демонстрируют итоги исследования "Деловой климат 2016", проведенного по заказу НПП "Атамекен", а также результаты социологического опроса Института "Общественное мнение".
Отличительной чертой новой антикоррупционной политики государства является смещение акцента на профилактику коррупции.
Впервые внедрены такие институты превенции, как антикоррупционный мониторинг, анализ и устранение коррупционных рисков.
Осуществляется комплекс мер по антикоррупционному обучению и воспитанию населения, формированию атмосферы абсолютного неприятия коррупции.
Постепенно приходит понимание того, что лучшим средством избавления общества от такой трудно излечимой болезни, как коррупция, является ранняя профилактика, эффективная диагностика и комплексное лечение.
Вместе с тем, государство не намерено ослаблять институты уголовного преследования за коррупционные преступления.
Ведь неотвратимость наказания за противоправные деяния это не только важнейший принцип верховенства права, но и показатель обеспечения социальной справедливости.
70 процентов осужденных по фактам коррупции состояли на службе в органах исполнительной власти.
Официальная статистика, введенная по коррупционным преступлениям с 2001 года, свидетельствует, что за эти годы по указанным фактам осуждено свыше 10 тысяч человек (10391).
Материальный ущерб от коррупционных преступлений за указанный период составил свыше 240 миллиардов тенге, из которых возмещено порядка 44 % (106 миллиардов тенге).
Все это является следствием повышения эффективности работы антикоррупицонной службы, активной поддержки гражданского общества и желания простых казахстанцев. Благодаря принимаемым мерам коррупция, по сути, перестает быть латентной.
На основе показателя абсолютной величины среди центральных исполнительных органов в качестве лидеров по числу осужденных можно выделить министерства внутренних дел (309), финансов (58), обороны (30), юстиции (26) и сельского хозяйства (21).
Из 398 фактов, зарегистрированных в 2016 году в отношении сотрудников органов внутренних дел, почти 50% (191) связаны с деятельностью местной полицейской службы.
Назрела необходимость разработки и реализации детального пошагового плана по искоренению коррупции в этой сфере.
В структуре Министерства финансов 86% осужденных составляют сотрудники таможенной и налоговой служб, а также службы экономических расследований.
Очевидно, надо усилить работу по превенции коррупции в указанных сферах, в том числе за счет повышения общественного контроля и прозрачности соответствующих процедур.
Среди местных исполнительных органов наиболее коррумпированными являются организации образования (82), аппараты акимов (50), сферы строительства (14), ЖКХ (13), культуры и языков (12).
В региональном разрезе к числу наиболее коррумпированных относятся Восточно-Казахстанская (24), Южно-Казахстанская (21), Карагандинская (22) и Жамбылская (21) области.
С точки зрения бизнеса, как показали результаты исследования "Деловой климат 2016", наиболее коррумпированными являются органы таможенного и транспортного контроля, служба экономических расследований и сфера исполнения судебных актов.

Уважаемые участники заседания!
Особое внимание нами уделяется работе по демонтажу коррупционных схем, выявлению и пресечению незаконной деятельности должностных лиц.
Только в 2016 году разоблачена деятельность 7 ОПГ, привлечено к уголовной ответственности более 90 должностных лиц.
Такие преступные группы действовали в Алматы, Актюбинской, Акмолинской, Южно-Казахстанской, Жамбылской, Карагандинской, Северо-Казахстанской областях.
К примеру, в Южно-Казахстанской области разоблачена ОПГ, которую возглавлял начальник областного РЭО.
В рамках досудебного расследования к уголовной ответственности привлекаются 50 человек, из них 34 – арестованы.
Выявлено 89 фактов коррупции, совершенных группой лиц по предварительному сговору, по которым к ответственности привлекаются 360 человек.
Так, в преступные схемы, созданные главными аудиторами Счетного комитета, должностными лицами Комитета геологии и недропользования, а также топ-менеджерами компаний "Байтерек Devolopment" и "Казахавтодор" были вовлечены по 20 и более человек.
Результаты анализа текущей ситуации позволяют выделить следующие ключевые факторы, способствующие совершению коррупционных правонарушений.
Первое – это отсутствие персональной ответственности непосредственных руководителей за совершение подчиненными коррупционных правонарушений.
Такая ситуация складывается, в первую очередь, в силу крайне низкой заинтересованности или неспособности руководителей государственных органов и учреждений устранять коррупционные риски.
Иначе трудно объяснить следующий факт.
Более 20 государственных органов (5 ЦГО, 16 МИО), отчитались, что по результатам проведенных ими внутренних анализов коррупционные риски не выявлены.
Справочно: не выявили коррупционных риски МСХ, МОН, МЮ, МЗСР, МИР и все акиматы.
В то же время Агентством, осуществляющим внешний анализ коррупционных рисков, направлено порядка 2 тысяч рекомендаций по устранению причин и условий, способствующих коррупции.
По существу, формально функционирует институт общественных советов, не оказывающий практически никакого влияния на ситуацию в сфере борьбы с коррупцией.
В половине (14 из 32) из действующих уже второй год общественных советов при государственных органах ни разу не обсуждались вопросы противодействия коррупции.
Справочно.
В том числе в министерствах финансов, национальной экономики, энергетики, по инвестициям и развитию, информации и коммуникации, в акиматах Акмолинской, Алматинской, Южно-Казахстанской, Северо-Казахстанской, Западно-Казахстанской областей и в городе Астане.
Планы областных комиссий по противодействию коррупции носят формальный характер.
К примеру, несмотря на то, что сфера образования по числу осужденных занимает лидирующие позиции, областными комиссиями по Карагандинской, Восточно-Казахстанской областям не запланированы системные меры по исправлению ситуации.
В целом, подобное положение привело к тому, что отдельные мероприятия Плана по реализации Антикоррупционной стратегии остались не исполненными.
В частности, Министерством финансов:
- не обеспечена автоматизации процессов налогового и таможенного администрирования (пункт 13);
Справочно. Согласно Республиканскому бюджету на 2015 и 2016 годы на реформирование системы налогового администрирования и модернизацию таможенной службы выделено бюджетных средств в общей сумме свыше 1,1 млрд.тенге.
Однако, по состоянию на сегодняшний день Министерством финансов запущена только пилотная эксплуатация Автоматизированной системы таможенного и налогового администрирования (АСТАНА-1) в городах Астана, Алматы и Алматинской области, а ввод в промышленную эксплуатацию запланирован на июль т.г.
- не доработана информационная система "Электронные государственные закупки" (пункт 16);
- не утверждены нормы снабжения портативными видеорегистраторами сотрудников службы органов государственных доходов.
Создание в ВУЗах онлайн-порталов, предусмотренное Планом Антикоррупционной стратегии, сорвано Министерством образования и науки (пункт 31).
Руководители госорганов наделены большими полномочиями, но не несут персональной ответственности за совершение системных коррупционных правонарушений подчиненными, которых они назначают.
В этой связи уместно напомнить слова основателя и выдающегося лидера Сингапура Ли Куан Ю о том, что "человек, находящийся во власти, если не устраняет коррупционные лазейки, значит он прикрывает их".
Практика показывает, что такие люди чаще всего "сидят в самой коррупционной схеме".
Введение персональной ответственности руководителей за совершенные подчиненными коррупционных преступлений позволит кардинально изменить ситуацию в государственных органах.
Нужна четкая и жесткая вертикаль ответственности.
Второе – это относительно низкая оплата труда.
Многие развитые страны начинают с высокой заработной платы, повышая престиж госслужбы.
Вопросы оплаты труда как фактор коррупционных рисков поднимаются не в первый раз.
Однако они продолжают оставаться актуальными и оказывают крайне негативное влияние на ситуацию в сфере противодействия коррупции.
К примеру, 2016 году из числа руководителей госучреждений, ставших фигурантами досудебных расследований, свыше 90% составили руководители областных (28%) и районных уровней (63%).
При этом зарплата этих должностных лиц и объемы бюджетных средств, которые им доверены, несопоставимы.
Так, руководитель областного управления сельского хозяйства при окладе в 146 тысяч тенге является администратором бюджетной программы, предусматривающей освоение более 3 млрд. тенге.
Другой пример: служащий с должностным окладом в 54 тысячи тенге при проведении проверок уполномочен налагать штрафы, объемы некоторых из которых превышают 1 млн. тенге (500 МРП).
Справочно: КоАП Статья 144. Незаконные подключение, использование энергии или воды. Влекут штраф – в размере пятисот месячных расчетных показателей. Накладывает МИО области, города республиканского значения и столицы, района.
В этой связи помимо сокращения контрольно-надзорных функций целесообразно рассмотреть вопрос об оптимизации числа госорганов, осуществляющих контрольные и надзорные функции (к примеру, в Белоруссии количество 59 контрольно-надзорных органы сокращаются до 39).
За счет такого сокращения можно было бы рассмотреть возможность повышения уровня оплаты труда госслужащих, в первую очередь, работников сельских и районных акиматов.
Сегодня они практически не получают ни бонусов, ни премии.
Следующим фактором, способствующим совершению коррупционных правонарушений, является возможность прямого контакта чиновника с гражданами.
70% коррупционных преступлений совершается в результате непосредственного контакта.
При этом наиболее подверженной коррупции является сфера оказания государственных услуг.
Очевидно, действенный способ исключения здесь прямого контакта – это полная автоматизация, которая немыслима без интеграции информационных баз госорганов.
На сегодняшний день из 400 систем интегрировано 50, что составляет всего 12%.
А это значит, что на протяжении более десяти лет безуспешно и неэффективно осваиваются многомиллиардные бюджетные средства.
Этот блок межведомственной работы требует принципиальных решений.
Тем самым мы исключим административные барьеры и "хождение по мукам" наших граждан.
По-прежнему в зоне высоких коррупционных рисков продолжает оставаться сфера государственных закупок, на которую приходится 12% от общего количества зарегистрированных коррупционных преступлений (268 из 2229).
Широкую возможность для злоупотреблений предоставляет проведение государственных закупок из одного источника.
Действующий Закон позволяет проводить закупки без конкурса по 56 основаниям, что в 5 раз больше по сравнению с законодательством 2002 года.
Только в 2016 году более 40 % государственных закупок (на сумму в 866 млрд. тенге.) проведены без конкурса.
Значительный вред интересам государства наносится многократным завышением цен закупаемых товаров, работ и услуг.
Агентством только за последние 2 года предотвращено завышение цен на общую сумму 7,3 млрд. тенге.
Мировая практика – это создание единой базы цен на приобретаемые товары и услуги.
Очевидно, что нам следует также двигаться по этому пути.
Справочно: в Европе действует база данных TED, которая содержит информацию о проведенных закупках в Европейском экономическом пространстве, а также позволяет провести количественный анализ по определению средней цены товаров, работ и услуг.
Коррупционная схема, которая была организована в АО "Байтерек Devolopment", наглядно свидетельствует о необходимости кардинального пересмотра подходов по проведению закупок в этой сфере.
Важным условием исправления ситуации является отдельный Закон и внедрение современных механизмов электронных закупок.
В числе факторов, способствующих коррупции, особое место занимает несовершенство законодательства.
Подтверждением этому служат результаты анализа коррупционных рисков, проводимого нами с начала года совместно с НПП "Атамекен".
Осуществлен анализ в 9 наиболее значимых для развития бизнеса сферах, внесено 229 рекомендаций, из которых 64% связаны с коррупционными рисками в нормативных правовых актах (29% законы, 35% подзаконные акты), остальные 36% - относятся к вопросам организационно-управленческого характера.
Это связано с тем, что деятельность многих государственных учреждений регламентируется в основном на уровне подзаконных актов.
Принятие таких НПА практически отдано на откуп госорганам, а проверка на коррупциогенность и внешняя оценка по ним не осуществляются.
Для этого требуется восстановить институт антикоррупционной экспертизы законов и подзаконных актов и кардинально пересмотреть механизмы его проведения.
Важным показателем эффективности нормотворческой работы является соответствие законодательства признанным международным стандартам.
Криминализация обещания и предложения взятки, административная ответственность за незаконное обогащение, уголовная ответственность юридических лиц – эти и другие требования, содержащиеся в Стамбульском плане действий ОЭСР, под разными предлогами до сих пор не имплементированы.
На протяжении тринадцати лет идет лишь процесс постоянного обсуждения, а рекомендаций ОЭСР остаются неисполненными.
Тогда как к этому перешли страны, входящие в антикоррупционную сеть, а также большинство государств постсоветского пространства.
Справочно. Исключение Россия, Кыргызстан, Узбекистана и Таджикистан.
Отдельные госорганы игнорируют реализацию Стамбульского плана действий по противодействию коррупции.
Справочно: ГП (внедрить специализацию прокуроров о коррупционных преступлениях), МЮ (административную процедуру привести в соответствие с международными стандартами), ВС (создание системы административной юстиции, принять меры для предотвращения исков, требующих возмещения морального вреда в чрезмерных денежных размерах), МФ (принять закон по закупкам квазигосударственного сектора, пересмотреть законодательство о финансировании политических партий)
В рейтинге Transparency International на протяжении последних 7-ми лет, несмотря на масштабы проводимых реформ, Казахстан набирает от 27 до 29 баллов.
Это связано с тем, что одним из барьеров для международных экспертов является отсутствие информации на сайтах госорганов о реальной работе, в первую очередь, на английском языке.
Справочно. В качестве исключения можно назвать только министерства иностранных дел, информации и коммуникаций, а также акиматы Астаны и Павлодарской области.
Все эти проблемы отражены в Национальном докладе, мы предложили соответствующие решения, наша позиция поддержана Главой государства.
Несмотря на это, отдельные госорганы необоснованно затягивают согласование Плана по реализации Национального доклада.
Справочно: МЮ (против антикоррупционной экспертизы и закона о лоббизме), МВД (против обязательности заключений об устранении коррупционных рисков, рассмотрения всех международных стандартов), МЗ (включение в госзакупки лекарственных средств), МНЭ (принцип дерегулирования, по госуслугам).

Құрметті әріптестер!
Сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл бойынша жұмыстар әр мемлекеттік органның және оның басшысының қызметінде басым бағыт болу қажет.
Азаматтардың сенімін арттырып, сыбайлас жемқорлықтан бос қоғам құра алған жағдайда еліміздің жаңғырту тағдыры оң өзгерістерге жетеді.
Бүгінгі талқылау қорытындылары бойынша қабылданған шешімдер осы мақсатқа жету үшін нақты негіз болады деп сенім білдіруге рұқсат етіңіздер!
Назарларыңызға рахмет!

Источник: kyzmet.gov.kz

Средняя: 2.5 (2 оценок)

Комментарии

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.