:: ТЕ, КТО МОЖЕТ, ДЕЛАЮТ. ТЕ, КТО МОЖЕТ СДЕЛАТЬ БОЛЬШЕ – ВОЛОНТЁР

Просмотров: 1,401 Рейтинг: 3.8

Во второй половине прошлого месяца состоялось очередное заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Волонтерство без границ: евразийский масштаб»

Эдуард Полетаев, руководитель ОФ «Мир Евразии»:

В XXI веке волонтерская (добровольческая) деятельность позиционируется как одна из прогрессивных форм проявления социальной активности граждан и признается социально-значимым явлением во всем мире. Работа волонтеров с каждым годом становится важным ресурсом развития большинства государств. Об этом свидетельствует волна гражданских инициатив, возникшая в Казахстане и во многих других странах по поводу активности в борьбе с коронавирусом. Медики говорят, что успех в борьбе с заболеванием зависит не столько от них, сколько от вклада всего общества. Волонтеры же являются неотъемлемой его частью, так как оказывают помощь всем нуждающимся.

Обсуждение в рамках экспертного клуба ныне посвящено теме «Волонтерство без границ: евразийский масштаб». И волонтерство его продемонстрировало! Десятки тысяч человек в странах Евразии регистрируются в качестве волонтеров. Они обеспечивают уязвимые группы населения жизненно важными потребностями.

По инициативе Нурсултана Назарбаева в Казахстане учрежден общественный фонд «Birgemiz», в состав попечительского совета которого вошли также руководители крупных волонтерских организаций. Продолжается акция «Біз біргеміз!», инициированная партией Nur Otan. Мобильные группы волонтеров-добровольцев Nur Otan и Jas Otan организуют бесконтактную доставку товаров первой необходимости нуждающимся людям. Предприниматели из всех регионов Казахстана оказывают согражданам необходимую поддержку в борьбе с вирусом. В условиях введения в стране чрезвычайного положения, добровольцы задействованы в проведении рейдовых и профилактических мероприятиях совместно с сотрудниками МВД, помимо прочего, ведя разъяснительную работу с гражданами об имеющихся ограничениях.

В Казахстане подъем волонтерства наблюдается не только в связи с акциями государственных органов и правящей партии, люди бескорыстно предлагают свою помощь где это возможно, в том числе в социальных сетях. При этом для определенных видов волонтерской деятельности нужны именно зарегистрированные официальные организации. Например, в связи с коронавирусом сеть магазинов «Магнум» выделила определенные объемы продуктов для социально уязвимых слоев горожан, которые нужно доставить. Но эти продовольственные наборы нельзя доверить кому попало, чтобы они гарантированно дошли до адресатов. В итоге проблему решили через надежных партнеров - волонтерской организации «Я - Алматинец».

Как известно, по инициативе Президента Касым-Жомарта Токаева 2020-й год объявлен в Республике Казахстан Годом волонтера, в рамках которого в стране должен быть осуществлен целый ряд проектов, направленных на популяризацию волонтерства. Более того, 2020-й год объявлен годом волонтеров также в Азербайджане. В России это был год волонтерства, или добровольчества в 2018 году.

Однако оказалось, что эффективным популяризатором волонтерства стала эпидемия коронавируса. Без волонтеров сейчас трудно обойтись. Причем многие люди занимаются этим по зову души, не потому, что хотят понравиться кому-то во власти, какую-то галочку поставить себе в резюме. Это хорошая тенденция, которая сейчас проявляется в Казахстане и не только. Например, по Казахстану работает единый сайт Qazvolunteer.kz, где каждый желающий может поместить информацию о своей деятельности, или найти волонтеров. В России для тех, кто хочет помочь другим и стать волонтером, запущен специальный сайт «Мывместе2020.рф». Специальные волонтерские центры открыты во всех регионах Казахстана и России. Тенденция, в зависимости той или иной степени масштабности, по сути, характерна для всего постсоветского пространства. Задача состоит в том, чтобы привлечь к волонтерскому движению как можно больше людей.

Волонтерство в настоящее время находится в центре научных интересов казахстанских исследователей в области педагогики, психологии, экономики, юриспруденции, политологии и социологии. Важно, что оно становится одной из форм международного сотрудничества на уровне гражданского общества. Несмотря на закрытие границ в связи с пандемией коронавируса, полезные и работающие практики волонтерства заимствуются гражданским обществом разных стран друг у друга благодаря сети интернет.

Все чаще волонтерская деятельность превращается в регулярную и профессиональную, что свидетельствует о возрастании социальной активности граждан, их социальной ответственности. «По оценкам ООН, до миллиарда человек по всему миру посвящают свое время волонтерской деятельности», - сказал Касым-Жомарт Токаев на встрече с участниками президентского молодежного кадрового резерва в январе 2020 года. Глава государства констатировал, что вклад волонтерства в мировой ВВП составляет почти 2,5%.

В марте месяце Касым-Жомарт Токаев отметил вклад волонтеров в борьбу с коронавирусом в «Твиттере». «В Год волонтера большую работу по недопущению распространения коронавируса в нашей стране проводят казахстанские добровольцы – волонтеры. Их труд отражает лучшие моральные качества нашего народа. Благодарю волонтеров!» – написал он.

Практика многих стран подтверждает, что деятельность волонтеров приносит обществу прибыль. Она способствует самореализации и самосовершенствованию граждан, приобретению дополнительных знаний, навыков и квалификаций, повышению роли неправительственных организаций. На сегодняшний день Казахстан и страны постсоветского пространства находятся в группе государств с недостаточным уровнем волонтерской деятельности, хотя по данным социологов, около половины их граждан готовы заниматься волонтерством. Кроме того, жители наших стран становятся свидетелями огромной востребованности этого явления, что делает его массовым, конструктивным и эффективным. Развитие и поддержка волонтерского движения способствуют укреплению устойчивости общества.

Президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым определены семь направлений волонтерства, в каждом городе республиканского значения, в каждой области составлены планы мероприятий на 2020 год. Их, конечно, сдвинут по времени или скорректируют, потому как ряд мероприятий подразумевают массовость, что запрещено в условиях чрезвычайного положения. Но есть надежда, что они все же будут реализованы, в результате чего волонтерское движение в Казахстане обретет новые импульсы.

Волонтерская помощь важна не только для тех, кто ее получает, но и для тех, кто ее оказывает. Тут большое значение имеет психологическая составляющая, понимание того, что человек включен в сообщество, вносит  вклад в его развитие на локальном, национальном или глобальном уровнях. Поэтому сегодня в зарубежных концепциях все большее значение придают аспекту ценности волонтерства для самих волонтеров, совмещению собственных интересов с помощью другим людям. Волонтерская деятельность с каждым годом становится более значимым фактором деятельности организаций гражданского общества. Казахстанские НПО были одними из первых, кто начал привлекать волонтеров. Со временем к этому подключились государство и бизнес.

В 2010 году в стране была основана Национальная волонтерская сеть. В 2016 году

появился закон о волонтерской деятельности. Власти в последнее десятилетие стали привлекать волонтеров для помощи в проведении крупномасштабных мероприятий международного значения (Саммит ОБСЕ, VII зимние азиатские игры, специализированная выставка ЭКСПО-2017 и т.д.).

Приведу здесь также некоторые данные одного исследования. В 2019 году Национальная волонтерская сеть Казахстана, совместно с United Nations Volunteer и некоторыми экспертами провели исследование, нацеленное на анализ особенностей, трендов и тенденций волонтерских движений в Казахстане, опросив 2384 респондентов.

Выводы оказались такими. Определение волонтерства в стране могут дать все, но каким оно должно или может быть в реальности как понятие и процесс - очень слабое.

Волонтерство все еще имеет размытые понятия среди разных слоев общества. На многие мероприятия удобно задействовать молодежь из числа студентов и школьников. А это создает и поддерживает стереотипы, что волонтерами могут или желают быть люди в основном младше 25 лет.

Как отмечено, для Казахстана волонтерство еще не до конца сформировано из-за недостаточного понимания и опыта, поэтому здесь волонтерство интуитивно приняло следующие роли:

- волонтерство, как инструмент для воспитания подрастающего поколения;

- волонтерство, как социальный лифт для молодежи;

- волонтерство, как акт гражданской ответственности в решении социальных

вызовов своего региона, города или местности;

- волонтерство, как путь самореализации и разнообразия жизни общества.

В связи с этим были выработаны следующие рекомендации:

- обучение основам и принципам волонтерства;

- формирование центров по поддержке развития волонтерства, доступных каждому желающему;

- партнерство с государственными, общественными и бизнес организациями;

- помощь в формировании системы для формального волонтерства в каждом заинтересованном государственном учреждении социальной направленности.

 

Альмади Қанатұлы, руководитель ОФ Almaty Volunteers:

Наш общественный фонд открылся летом 2019 года, когда в городе Арысь Туркестанской области произошла серия взрывов на военных складах. Мы были активистами, наша команда собрала более 120 тонн гуманитарной помощи. Сейчас реализуем такой проект, как «Сосновый бор» в Алатауском районе совместно с экологическим союзом «Табигат». Городской акимат выделил 70 гектаров земли для высадки сосен. Хотя еще полгода назад здесь не было ни одного дерева. Сейчас высажено около 200 саженцев. Финансирование идет через краудфандинг. Каждая сосна стоит 25 тысяч тенге (порядка 55 долларов). В нашем составе – неравнодушная молодежь, студенты вузов. Работая с организацией G39, мы привлекли четыре университета для реализации данного проекта.

Еще один проект, в котором мы участвуем - «Спорт без границ». В нем задействованы люди с ограниченными возможностями и особыми потребностями. У них нет зрения. В 2017 году они в рамках проекта «Две столицы» совершили заезд на велосипедах по маршруту Астана - Алматы. На велосипедах-тандемах ездят зрячий волонтер впереди и незрячий человек сзади. В 2018 году запустили проект «Две страны», в рамках которого совершили заезд по маршруту Алматы – Бишкек. В 2019 году был уже проект «Два континента» - из Астаны в Париж. Сейчас запускается проект «Алматы - Токио». Им нужна помощь в подготовке и тренировках, в перегонке велосипедов. Я в этом проекте оказался благодаря моему другу Ильясу, который в детские годы потерял зрение. Я помогаю ему в тренировках, мы занимаемся бегом. Для этого держит контакт с помощью жгута. Когда я встречаюсь с этими людьми, то сам получаю сильный заряд бодрости духа. Мы бежим, и я рассказываю другу о мире вокруг: здесь деревья, здесь трава, птицы, впереди лестница, будь осторожен.

 

Адиль Нурпеисов, представитель молодежной организации G39:

Мы являемся содружеством 39 вузов Алматы. В каждом из них есть комитет по делам молодежи. Мы, как организация, являемся тем органом, который координирует деятельность этих комитетов, то есть центром коммуникации вузовской молодежи. Также участвуем во многих волонтерских организациях и помогаем в проектах.

Каждый человек, так или иначе, когда-либо был волонтером. Такая деятельность проявляется по-разному. В вопросах экологии, помощи малоимущим и т.д. Есть много ситуаций, когда без помощи волонтеров многим людям жить тяжело. Волонтерство помогает самореализоваться физически и духовно, осуществить свою цель. Оно дает каждому человеку возможность действовать, реализоваться без вложения в себя больших денег. Например, волонтеры Алматы в настоящее время сажают сосны на месте будущего парка в одном из новых микрорайонов города. Принять участие в посадках могут все желающие, также они могут приобрести саженцы. Таким образом, в проекте «Сосновый бор» многие оставляют след на десятилетия в будущее.

 

Гульмира Илеуова, президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия»:

Многолетние исследования в постсоветских странах показывают, что их население, в целом, недостаточно активно в плане волонтерства. За исключением электоральной активности, людям в большей степени характерен невысокий уровень общественной инициативы и участия, вовлеченности в решение проблем на местном и государственном уровне.

Вопросы участия населения в деятельности волонтерского движения следует рассматривать в контексте понятий социальной активности. Главное то, что она специфическим образом мотивированна, то есть, основана на осознаваемом, целенаправленном взаимодействии личности и социума: люди вступают во взаимодействие, оказывают влияние друг на друга, осуществляют различные виды социально-значимой деятельности осмысленно и предметно. На практическом уровне повышение социальной активности граждан в решении местных проблем, принятие жителями ответственности за их выполнение в различных сферах жизнедеятельности является важнейшим условием устойчивого развития страны.

Следует отметить, что обратной стороной социальной активности выступают проблемы социальной пассивности населения. Пассивность во многом является следствием слабой информированности о своих правах и возможностях по решению местных вопросов. Также известно, что социальная активность угасает без лидеров. Всегда нужны лидеры инициатив, активисты, волонтеры, люди, работающие на профессиональной основе, являющиеся членами неправительственных организаций, бизнес-сообществ, просто неравнодушные, поскольку их деятельность может привести к росту общественной активности.

По оценкам социологов из российского фонда «Общественное мнение», полученным на основе исследования, проведенного с сентября 2015 года по март 2016 года, «самая социально-активная часть россиян – волонтеры - составляют всего 8% населения страны. Еще три группы относительно активных страт дают в совокупности 34%. «Социальный балласт» - это так называемые «веб-обыватели» (20%), не интересующиеся ничем вне виртуальной жизни, а также гражданские обыватели (23%)».

Как отмечают специалисты, социальная среда, в которой реализуется социальная активность, является отражением исторической, социально-политической и культурной жизни сообщества. Она аккумулирует в себе опыт многих поколений, интегрирует социокультурные традиции, нормы и правила поведения. В соответствии с концепцией социального капитала, социальная активность личности и сообщества зависит от традиционных форм общественного существования и жизнедеятельности. На той территории, где исторически сложились традиции социального неравнодушия, взаимопомощи, общественного участия, готовность личности и сообщества к общественной активности будет выше, чем там, где этих традиций не было или они не были достаточно развиты.

В то же время есть условия, которые препятствуют привлечению граждан к решению важных общественных проблем. Например, россияне, украинцы, молдаване в ходе исследований говорили об отсутствии доступа граждан информации, необходимой для принятия решений; недостатке доверия в обществе к властным институтам; неуверенности в своих силах; отсутствии необходимых навыков, культуры участия и, соответственно, опыта; ограниченности ресурсов (времени, средств, навыков); патернализме; особенностях политической культуры (для большинства граждан присуща подданническая политическая культура); отсутствии единой идентификации, единых общественных норм поведения, нравственных идеалов.

С другой стороны, для повышения социальной активности населения через участие в деятельности НПО, необходимо принимать во внимание ситуацию в самом секторе. А он все еще находится в стадии становления и развития. По мнению молдавского исследователя Сергея Хорозова, причинами, почему неправительственный сектор его страны все еще не стал важным актором социальной активности населения можно назвать следующее: «Во-первых, социально-экономические реформы пока создают крайне неустойчивое социальное положение населения, которое порождает все новые и новые проблемы. Во-вторых, неправительственные организации часто формируются «по инициативе сверху», а не по активному стремлению населения и поэтому не достигли функциональной зрелости в социальной политике. В-третьих, современные НПО Молдовы не имеют богатых традиций деятельности в социальной политике, и поэтому вынуждены опираться на международный опыт, который не всегда легко адаптируется к условиям развития страны».

По нашему мнению, указанные представления о ситуации с социальной активностью и с положением дел в «третьем секторе» в Казахстане имеют сходные черты с другими постсоветскими странами. Подтверждение данному суждению можно найти в результатах исследования, проведенного ОФ «Стратегия» в 2017 году (выборка составила по 400 респондентов из каждой области и города республиканского подчинения по Казахстану).

В ходе опроса для выявления имеющегося уровня социальной активности и готовности к социальной мобилизации были заданы следующие вопросы: «За последние два года вы принимали участие в ряде видов деятельности…? (предлагался список)» и «В каких из перечисленных видов деятельности вы готовы принять участие? (список повторялся)?»

Участие в мероприятиях, инициированных местными властями, подтвердили 44,8%. В благотворительности, в инициативах по оказанию целевой помощи – 21%. Волонтерство – 12,8%. Участие в мероприятиях, инициированных НПО, - 11,6%.

На второй вопрос о готовности, участие в мероприятиях, инициированных местными властями, подтвердили 64,6%, благотворительность – 59,9%, волонтерство - 44,6%, участие в мероприятиях, инициированных НПО - 35%.

Таким образом, исследование показало, что опрошенным казахстанцам больше свойственна социальная пассивность: от 55% до 88% респондентов не участвовали ни в одном из видов общественной активности (участие в мероприятиях, инициированных местными властями, участие в мероприятиях, инициированных НПО, волонтерство, благотворительность).

Из тех респондентов, кто участвовал в общественных инициативах, самая большая доля респондентов (45%) принимала участие в социальных акциях и мероприятиях, которые были организованы местными органами власти (субботник, озеленение территорий). Второй распространенный вид активности среди населения Казахстана – благотворительность (21,3%). Менее распространены волонтерство и участие в мероприятиях, инициированных НПО. В них приняло участие самое малое число опрошенных - 13% и 12% соответственно.

В разрезе регионов степени социальной активности по всем исследуемым видам деятельности наиболее высоки в Костанайской, Акмолинской, Северо-Казахстанской областях и в столице страны. В Алматы были зафиксированы низкие показатели активности жителей, например, самые низкие по стране показатели волонтерства и благотворительности.

С точки зрения возрастного фактора следует констатировать, что за годы независимости не сформировалась новая культура социальной активности, то есть молодежь действует в соответствии с поведенческими моделями и практиками старших поколений казахстанцев.

Исследование выявило, что декларативная готовность населения к социальной мобильности («готовы принять участие») существенно выше (в 2 и более раза) реального участия («принимали участие»). Однако при этом приоритеты (места в перечне) готовности к социальной мобилизации совпадают с ответами на вопрос о реальном участии: на первом месте – мероприятия госорганов, на последнем месте – акции НПО.

Можно говорить об уже сложившихся, привычных, региональных моделях социальной активности. Так, в тех областях, где уже прижился опыт участия в социальной деятельности, также высока готовность населения к социальной мобилизации в необходимых случаях и наоборот. Данное наблюдение справедливо для Костанайской, Акмолинской, Северо-Казахстанской областей и столицы страны – это регионы с высокими показателями активности. И с низкими – Алматы, Атырауская и Жамбылская области.

Чем старше становятся респонденты, чем меньше они проявляют готовность к социальной мобилизации. В молодых и средних возрастах (18-39 лет) готовность к социальной мобилизации выше, чем в возрастных группах (40+). В группе 60+ готовность к социальной мобилизации минимальная по выборке.

Жители города и села не имеют существенных различий в поведенческих моделях: примерно равное число горожан и сельчан принимало участие в социальных инициативах и готово к социальной мобилизации в случае необходимости по указанным в исследовании видам деятельности.

 

Бахыт Жанабаев, президент Корпоративного фонда «Жастар KZ», ветеран движения студенческих отрядов:

Тема волонтерства то появляется на повестке дня, то уходит. Еще 1994 году мы проводили форум на озере Иссык-Куль «Дети и бизнес». В Алматы тогда действовал центр подготовки юных предпринимателей. Это была такая форма вовлечения школьников-старшеклассников в практический бизнес. Мы этот проект затем закрыли, потому что он реализовал себя. Тогда многие известные ныне бизнесмены привлекали ребят. Пример оказался настолько интересным, что юноши, которые пришли в бизнес в 14-15 лет, затем состоялись как личности. Это была чистой воды волонтерская модель. Ребята уже тогда интуитивно определили классическую триаду: «Добровольно, безвозмездно, бескорыстно».

В 2005 году мы провели большой сбор волонтеров на базе одного из вузов Алматы. Собрали молодежь, рассказали ее представителям примеры волонтерства. Но чиновники нагнали студентов, стали распоряжаться: «Записывай в волонтеры». Примерно в это же время мы запустили программу волонтерского лагеря. Хотели провести лагерь для этнических немцев, которые проживают на севере Казахстана и в приграничных областях России. И вот обсуждаем проект, заходят девочки и спрашивают: «Здесь посылают в Ганновер?» Отправили их к нам из вузов, даже не разбираясь. Мы им отвечаем: поедете в Костанай, поработаете там. Потом отбор, тренинги, составите свою концепцию. И только затем решится вопрос, куда кого отправить. Такие проекты показали, что мало кто понимал, что такое волонтерство. Но для части ребят оно стало формой социализации. Это всегда надо использовать, потому что дело может зацепить и навсегда.

Нас много, мы все разные, и у волонтеров должна быть общая площадка. Многие в легальное волонтерство не попадают, так как делают свою работу независимо. Надо выстраивать коммуникации, чтобы в проекты попадали люди, которые уже чем-то таким занимаются. Например, мы попытались восстановить студенческие отряды, чтобы помочь жителям Арыси.

Надо не жизнь подгонять под законы и инструкции, а делать наоборот. В настоящее время думаем о проведении молодежной волонтерской экспедиции по следам ученого Александра Затаевича, знатока народной казахской музыки. Хотим разработать спецкурс по волонтерству для вузов в рамках гражданского образования студентов. Пригласить в Казахстан коучей и консультантов по вопросам добровольчества. В Беларуси и России готовы принять наши поисковые отряды. А в целом – надо создать работающую модель подготовки ребят к волонтерству, чтобы у них было об этом ясное представление.

 

Эдуард Полетаев:

Волонтерское движение профессионализируется и социализируется. Пока что люди мыслят стереотипами, представляя, что волонтеры – это те, кто готов бесплатно работать, или за еду. Но в профессионализации ничего страшного нет. Недавно я ознакомился с исследованием, в котором на основании сравнительного анализа стоимости труда волонтеров и наемных работников в период проведения зимних Олимпийских игр в Сочи показана реальная экономия денежных средств организаторов соревнований. В результате подсчетов на примере одного из соревнований оказалось, что затраты на оплату труда платных сотрудников были бы в два раза больше, чем затраты на содержание волонтеров. В Сочи, например, ежемесячные траты на содержание одного волонтера обходились организаторам соревнований в 11 300 руб. Это проживание, трехразовое питание, униформа, транспорт и медицинское обслуживание. А для самих волонтеров это общение, языковая практика языка, расширение контактов, новый опыт, посещение соревнований. Волонтерство выгодно, является субъектом экономической деятельности.

 

Адиль Каукенов, директор Центра китайских исследований CHINA CENTER:

Важно понимание мотивации. Когда мы говорим о широком движении волонтерства, старшее поколение может воспринимать его с учетом советского опыта как принудительный труд под высокие речи, когда тебя не обеспечивают при этом ничем. Субботники – это известный пример обязательного волонтерства. Наелись люди тогда красивых слов и лозунгов. Когда человек не верит в лозунги, он переживает, а не обманут ли его, не заставят ли? Что это ему принесет? Для чего он это делает? Понятно, что мы исключаем такие ситуации, когда десятки тысяч волонтеров помогали жителям Арыси (после взрывов на военных складах), или их труд в условиях пандемии коронавируса. И все же помимо самоудовлетворения, мол, я помог людям, должна быть культура волонтерства, надо четко понимать, зачем я это делаю. Общество развивается не только благодаря романтикам, но и прагматикам.

На Западе волонтерство жестко институализировано. Если не участвуешь в соответствующих делах, то видишься порой даже ассоциальным персонажем, образование не считается полным, а у работодателя возникают вопросы, если нет соответствующей строчки в резюме. Поэтому человек выбирает путь волонтерства.

Когда в Алматы проводилась большая китайская выставка, в частности, ученики нашей школы по изучению языка с удовольствием работали там волонтерами. Это был хороший способ развития навыков коммуникации.

У китайцев та же проблема, что и у нас. Связано это с их коммунистическим прошлым и настоящим. Чтобы убедить людей пойти куда-то и делать что-то просто так, нужны определенные условия. Проблема объяснить задачу, так как есть менталитет красного директора и комсорга. Порой имеется обращение как к бесправной рабочей силе. Необязательно волонтеров обеспечивать едой, например, на тех или иных массовых мероприятиях. Как рассуждают организаторы: вот мы сейчас обеспечим волонтерам питание и проживание. Но это же такие расходы! Зачем нам такое волонтерство?

Но китайцы активно учатся, институциализируя волонтерский опыт на уровне районов, скажем, на 8-10 высотных домов. Есть у них местный коммуникативный центр. Он спонсируется правящей компартией. Само государство дает определенные стимулы, чтобы местный бизнес поддерживал эту коммуну. Допустим, в районе проживает 100 пожилых людей. Волонтеры приходят в центр, их отправляют помогать нуждающимся. китайская система социального рейтинга активно этому способствует. За полезную общественную деятельность начисляются баллы.

Однако, если смотреть на ситуацию с волонтерством в период пика эпидемии коронавируса, Китаю не удалось использовать труд добровольцев, так как была задача изолировать всех. Волонтерство подразумевает сбор людей, массовые акции, поэтому оно рассматривалось в определенной ситуации как опасное явление.

 

Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-Немецкого университета:

Мы уже отошли от советского опыта, концепция бесплатности может вызывать, в том числе и негатив. У меня есть хороший американский опыт наблюдения. Когда я задавал вопрос людям: зачем им это надо, в ответ говорили, что закладывается основа резюме. Для американцев вопрос о волонтерстве бессмысленный, для них это естественный процесс. Мотивация просто вписана в эту традицию. В свое время странно было бы, если бы мы не ходили на советские субботники. Вопрос мотивации вписан в особенности культуры, общественно-политической жизни.

Также очень важен вопрос локализации. Если мы говорим о решении той или иной задачи с помощью волонтерства на локальном уровне, то проблем обычно не возникает. Когда же помощь требуется абстрактным детям в Африке, то могут появиться возражения. Мы готовы помогать конкретным людям в нашем, близком пространстве. В постсоветских странах волонтерство попадает в зону деятельности организаций светского формата. В Штатах же вся эта система в основном связана с религиозными организациями. Это меняет мотивацию.

Есть также научное и экспертное волонтерство. Ученые дают комментарии и интервью журналистам, тратят свое время и силы, и в финансовом плане ничего за это не получают. Я рассматриваю это так: если ты эксперт, то это твоя этическая обязанность дать комментарий, который часто необходим обществу для разъяснения того или иного явления. Хотя многие считают, что в качестве бонуса эксперт получает дополнительную известность. Если ты эксперт, то должен давать комментарии и разъяснения в той зоне ответственности, где являешься специалистом. Или писать рецензии бесплатно. Если за это платить деньги, экспертиза будет уже необъективной.

 

Адиль Каукенов:

Точки зрения разные. У меня лично от субботников остались плохие воспоминания. Потому что я жил в не самом благополучном районе, и в детстве и юности было так: кто сильный, выполняет легкую работу, кто слабый – грязную. Сильные объединялись и заставляли работать слабых.

 

Гульмира Илеулова:

Мы проводили исследование, выяснили, что ранее мечети в Казахстане не были сильно ориентированы на благотворительность. В мечетях не было возможности поесть, переночевать, получить определенную помощь. В семьях говорят, что нельзя ходить на субботники. В школах нельзя детям мыть полы – это эксплуатация. Правда, недавно Духовное управление мусульман Казахстана озвучило, что будет создавать какие-то центры поддержки страждующим. На днях председатель ДУМК, Верховный муфтий вместе с имамами столицы и волонтерами принял участие в благотворительном караване для малообеспеченных семей. Поднять людей на какую-то позитивную деятельность для мечетей довольно легко.

 

Сергей Козлов, эксперт-консультант Алматинской юридической корпорации:

Когда я узнал тему обсуждения, то сразу же подумал о том, что говорить о волонтерах мы будем непременно в связи с происходящим сейчас в мире – с пандемией и оказанием помощи больным, заразившимся коронавирусом. Однако, был удивлен тем, что в Китае от волонтеров в борьбе с пандемией просто отказались. Потому что, как посчитали в этой стране, все должны были делать профессионалы, а не добровольцы. Хотя, на мой взгляд, и среди добровольцев вполне могли оказаться люди, знакомые с практикой оказания помощи больным, но это уж дело китайцев и им на месте виднее. 

Меня также удивило то, что некоторые из выступавших сегодня отнесли и общение с журналистами к волонтерству, то есть, давать интервью, комментировать какие-либо аспекты происходящего, - это, как для меня неожиданно оказалось, добровольная помощь… Вот только осталось неясным – помощь журналистам или помощь обществу, которому нужно знать мнение профессионалов в разных сферах?    

Здесь принято сравнивать наше волонтерское движение с тем, как это делается на Западе. На мой взгляд, такое сравнение явно некорректное и не нужное. В каждой стране своя, если хотите, культура подхода к этой деятельности. Где-то есть религиозный аспект, как, например, в Америке или в мусульманских странах, где-то быть волонтером просто необходимо для того, чтобы потом, в процессе карьерного роста, это человеку зачли как факт его служения обществу. Везде на это смотрят по-разному, хотя, казалось бы, смысл волонтерства один – бескорыстная помощь ближнему.  

Для меня первые волонтеры, дела которых стали широко известны в Европе, да и в мире, - это рыцари Ордена госпитальеров или Иоаннитов. Существует богатая литература об их подвижничестве в спасении паломников на Святой земле. Пример госпитальеров долго служил образцом такого служения благой идее не только в Европе и впоследствии оказал огромное влияние на идеологию западного волонтерства в целом.

Впервые с американскими волонтерами я познакомился в 1992-м году на журналистской конференции в Москве. Помогали в ее организации американские студенты, которые в Москве учились в то время. Меня они очень удивили – так естественно было для них выполнять работу, которая, казалось бы, была довольно непростой для студента – убирать зал заседаний, следить за порядком в ходе конференции, мыть пол и т.п.

Я познакомился с ними и узнал, что волонтерство в Америке, это необходимое общественное служение, если можно так сказать, которое считается почетным и естественным. Мне сказали, что все президенты США были в свое время волонтерами, а также множество других известных американцев, - без этого молодого человека в США могут воспринимать весьма невысоко.

У нас же все это еще только зарождается, на мой взгляд. Мне хотелось бы узнать у наших молодых волонтеров: а почетно ли выполнять волонтерские обязанности в нашей студенческой среде? Не считается ли это чем-то, не вписывающимся в современное отношение студентов к этому делу? И потом: я здесь узнал, что у нас в стране в последние несколько лет возникло множество волонтерских организаций. Взаимодействуют ли они? Кроме того, когда кто-то выделяет средства волонтерам – на что? Приобретение материалов, продуктов, инструментов? На что чаще всего идут эти деньги?

И последнее. Оказывать помощь ближнему, это естественная потребность нормальных людей. А у нас таких множество. Это, к примеру, можно увидеть в социальных сетях, где огромное число пользователей оперативно откликаются на призыв, например, найти хозяина бездомному животному, или помочь одинокому пожилому человеку. Общество нуждается в волонтерах, которые всегда есть и будут находиться.

Это можно только приветствовать и создавать и у нас культуру волонтерства, всячески поощрять волонтеров не только морально, но и учитывать молодым людям участие в этом движении в том же карьерном росте, как несомненный плюс, как определенные очки, набранные молодым человеком на ниве служения обществу.

 

Альмади Қанатұлы:

Волонтерство – это проявление положительных человеческих качеств. Когда садовник сажает цветок, он думает о зарплате, о том, как прокормить семью. Когда его сажает волонтер, он думает о том, что это полезно для общества.

В 2017 году я получил диплом о высшем образовании. Сейчас работаю в комитете по делам молодежи университета, являюсь куратором. В декабре прошлого года мы провели акцию добрых дел. Хотели помочь одному из детских домов города. Но от всех концертов и подарков в детском доме отказались. Тогда мы там провели дебатные игры. И воспитанникам это понравилось. Да и мы сами получили много эмоций. Рассказали об этом в соцсетях. После этого к нам стали тянуться другие люди.

Недавно мы организовали проект «Дарим радость» для детей больных онкологией. Кроме того, волонтеры в Алматы сейчас отшивают маски в небольшом цеху с хештегом #бiз_бiргемiз и раздают эти маски прохожим. Что касается вопросов мотивации волонтеров, то нужно просто делать то, что можешь. Начинаешь, как правило, с малого. А затем каждый найдет свой интерес: статус, имидж, красивые фотографии, желание помочь, новый опыт и т.д.

Адиль Нурпеисов:

Волонтерство начинается с благородной идеи, которую поддерживают несколько единомышленников. Как правило, сначала организуются небольшие акции в своем городе. После погружения в этот мир, появляются масштабные интересные проекты. При этом волонтерской деятельностью сложно руководить. В большинстве случаев это молодежь. Волонтерство развивает в ней желание действовать самим, без оглядки на руководство. Пока я был в комитете по делам молодежи колледжа, где учился, то видел, что волонтерами легче управлять, потому что есть инструменты. Например, за участие в волонтерских акциях можно закрыть какие-нибудь зачеты. Волонтерство воспитывает лидеров, дает умение руководить теми, кому ты не платишь, но они при этом идут за тобой. А ведь гораздо легче руководить теми, кто работает за зарплату.

В 2017 году Лига волонтеров только начала действовать. А сейчас уже только в Алматы около 5 тысяч зарегистрированных волонтеров. А есть и те, кто не зарегистрирован. Волонтерство в любой форме показывает, что мы - люди. Существует известный принцип: если хочешь быть человеком, то помоги другим.

 

Владислав Юрицын, политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net:

Есть замечание по поводу того, что мешает развитию волонтерства в Казахстане. Как высказывался китайский философ Мо-Цзы, «простой люд имеет три бедствия: голодающие не имеют пищи, замерзающие не имеют одежды, уставшие не имеют отдыха». У нас много людей, которые работают в режиме многозадачности, не могут отдохнуть. Некоторые не хотят даже выйти из дома в выходной, отсыпаются. Поэтому волонтерство доступно не для всех, а для прослойки людей, у которых есть энтузиазм и силы им заниматься. С другой стороны, есть также люди, изнуренные бездельем, но у них нет мотивации к помощи. Это лидеры социальной пассивности. И расшевелить их на социальную активность довольно сложно.

 

Гульмира Илеулова:

В теории гражданского общества есть два этапа развития: естественное состояние, когда человек человеку – волк; цивилизованное, когда человек человеку – друг и товарищ. Сейчас, в эпоху кризисных явлений в мире, идут процессы атомизации и разобщения, обостряется животное состояние конкуренции, люди не склонны создавать союзы, помогать, если это им невыгодно. Процесс этот объективный, связан с изменениями в структуре общества.

Почему наши постсоветские общества схожи? Мы все идем к искусственному созданию цивилизованной среды, через естественное противостояние человека человеку. После мы должны на новом гуманитарном основании прийти к новой цивилизации в ее современном понимании.

Многие у нас являются волонтерами. Но насколько это поощряемый обществом процесс, насколько он является примером для других? К этому мы пока только идем. Тут еще имеют значение культурные традиции, ментальность населения.

 

Адиль Каукенов:

Менталитет – это важно. Во время одного из визитов в Китай я посещал в составе делегации детский дом в Пекине. Мы накупили всякого для детей. Приехали с кучей сумок. Первое, что сделали сотрудники, это забрали наши подарки, а потом нам объяснили: ребенок в детском доме не получает ничего просто так. Здесь существуют теплица, ферма, мастерская. Дети выполняют работы, и за это получают внутренние деньги-ваучеры. На них они могут приобрести подарки, которые привозят благотворители и волонтеры. Не надо им пытаться что-то всучить. Система сложилась такая, потому что в 18 лет они выйдут из учреждения и столкнутся с тем, что надо зарабатывать, что просто так никто ничего не даст. Также их в детском доме учят тому, что любой труд должен быть оплачен.

 

Сергей Домнин, экономист:

Вызывает интерес то, каким образом рассматривает государство волонтерство в качестве общественного института. Действительно, какие-то активные движения начались с 2017 года. А уже нынешний 2020-й год объявили Годом волонтера, выделили бюджет, расписали ряд программ в сфере здравоохранения. Также больше стало работы в плане поддержки людей с ограниченными возможностями, защиты окружающей среды, привлечению к поиску пропавших людей, наставничества, сохранения объектов культурного наследия. Ко всем этим направлениям привлекаются волонтеры. Государство выделило около 1,5 млрд. тенге на поддержку волонтерства на всех уровнях. Большая часть распределяется через Центр поддержки гражданских инициатив. Помимо этого, выделяются деньги через министерство информации и общественного развития, местные акиматы.

Почему государство обращает такое внимание на волонтерство? Во-первых, оно пытается следить за модными трендами. Волонтерские организации создаются снизу, их надо поставить под контроль, понять, куда они двигаются. К тому же эти коллективы преимущественно состоят из молодежи. Это зона риска для власти, которая пока опасается молодежи как деструктивной – неорганизованной и способной много чего разрушить, так и конструктивной – организованной.

Но поставить волонтеров под тотальный контроль не получится, несмотря на бюджетные деньги. На все это наслаиваются проблемы с тем, что бюджеты осваиваются, но понимание, какова результативность, не всегда достигается. Если посмотреть на ряд проектов, бросаются в глаза большие затраты, эффективность которых сложно проконтролировать. У меня есть опасение, что, когда в кризисных условиях бюджет начнут сокращать, часть программ поддержки волонтерского движения попадет под нож: вы же и так умеете делать это (оказывать помощь, консультировать, организовываться для решения экологических проблем), так делайте бесплатно.  

Соб.инф.

Средняя: 3.8 (4 оценок)