:: Ельдес Сейткемел. СЕКС В БОЛЬШОМ ГОЛОДЕ

Просмотров: 2,236 Рейтинг: 3.7

Голод и Город… Достаточно изменить одну букву, чтобы изменился весь понятийный ряд: вместо «Л» - «Р»… и Лакомиться придется Реальностью. Оговоримся сразу: речь не идет об отсутствии пищи – разговор по большей части о сенсорном голоде, как о недостатке информации о том, что на самом деле представляет собой наше зачастую воинствующее неприятие обыкновенного любопытства. Вернее, агрессивный отказ от мозаики взглядов, не укладывающийся в нашу картину мира. И как этот отказ оформляется во время диалогов в потоке речи? Правильно – в ненормативной лексике. К той самой, к которой мы привыкли настолько, что это не рассматривается как проявление девиации в структуре поведенческих табу: ну, ругнулся собеседник матом – значит, ему так захотелось в данный момент.

 

Причем, именно в этот момент брань не рассматривается как проявление эмоционального перехлеста, матерщина в данном случае является орнаментальной маркировкой доверительности процесса коммуникации. Мы снимаем табуированность – значит, мы вместе должны испытывать одни и те же чувства: неприятия, отторжения, иронии и проч. 

Раньше оправданием употребления бранных слов в устной речи, было несколько смущенное: «Это – для связки…». И далее неслось в потоке высказывания: и синоним самки собаки, и обозначение гулящей барышни, и названия половых органов, и обозначение полового акта во всем разнообразии. На сегодняшний день, на слуху, особенно ярко выраженный в казахских монологах на городском «суржике», некий акт сексуальной агрессии, ссылка на который делается, где надо и не надо, в зависимости эмоционального состояния говорящего. Многие, если не все, это неоднократно слышали, так что подберем для него ничего не значащий артикуляционный аналог, просто речевой муляж: «зайвал». Можно и текстовую сигнатуру (этикетку) подобрать, типа – «ЗБ» - ну вы поняли… Непонятна лишь частотность употребления в речи этого самого ЗБ. Согласитесь, по меньшей мере, странно, что говорящий признается, что некто совершает с ним раз за разом  некий половой акт,  который не доставляет говорящему это, ничего кроме рутинной усталости и «пост коитус» печали. Словом – ЗБ. Ну и как резюмирующий семантический экстракт этого наносного понятия, синонимически условно соотнесенный с цензурно-приемлемым «раздолбаем», довольно частотно употребляемая характеристика – «далбайоп». ДБ…словом…как окончательная персонификация определения процесса ЗБ.

Но все же…давайте хотя бы попытаемся объяснить, что обозначено этим самым подсознательным признанием уже свершившегося некоего полового акта. Да, во многом это может означать защитную реакцию сознания: «Не любите мне мозги!». Читай: не пытайтесь меня обмануть некой подменой. Какой именно? Вот тут-то мы и вступаем на поле подмен…смыслов. Интернет-пространство  обозначилось как поле боя за достоверность информации, втиснутое в ею же разработанную Теорию.

Четыре закона теории информации:
1. Информация, которая у вас есть, не та, которую вам хотелось бы получить.
2. Информация, которую вам хотелось бы получить, не та, которая вам на самом деле нужна.
3. Информация, которая вам на самом деле нужна, вам недоступна.
4. Информация, которая в принципе вам доступна, стоит больше, чем вы можете за неё заплатить.
 

Вот так вот…и не иначе: сенсорный Голод – вечен. И все же – вглядимся.

Когда-то довольно пространно, но в тоже время, довольно точно сказал Махатма Ганди: «Тот не жил, кто не любил, не сидел в тюрьме, не был на войне». Да, перед нами, как три вершины треугольника – Любовь, Голод, Страх. Равнобедренный ли треугольник – каждый решает для себя сам. Но при этом, никто не сможет отмахнуться от факта, что и в геометрии, и в векторных направлениях наших жизненных сил – это три угла, три точки схождения наших устремлений самореализации… А они вкратце и впросте таковы: главный смысл жизни – прожить красиво и комфортно, то бишь – богато. Новые условия рыночной экономики говорят – все возможно для тех, кто работает. И эти же новые условия говорят – все возможно…для богатых, пока работают «лузеры». И это может означать только – ЗБ…все кто верит в равные возможности…продолжайте в это верить, а меня оставьте в покое. В моем Городе, и в моем Голоде. В «голоде смысла»…в голоде желаний обретения Цели, ну, хоть какой-то, но значимой цели. А ведь она исчезает, и в этом и состоит фундаментальный трагизм бытия, ее нет, когда она уже достигнута. Ну, будет у меня айфон распоследней модели…и что? В чем смысл обретения? В признании, что цель достигнута? Но тогда умрет мечта об этом обретении и о чем мечтать дальше…ЗБ. И также – будет особняк, «Феррари», яхта…и что!? И если будет…ЗБ! Ведь все это – только обещано, и никто не гарантирует…ЗБ…

И теперь, когда нам говорят, что новые экономические союзы сделают нас только богаче…стоит ли удивляться, что в устной речи казахской молодежи так часто и непредсказуемо фигурирует это самое ЗБ. И к сексу это имеет такое же отношение, как признание к презрению. Но все мы родом из прошлого, из того, в котором…кто помнит…в газете «Правда» - нет известий, а в газете «Известия» - нет правды…

Не стало Империи, не стало и… А чего именно не стало? А если и стало, то, что мы все получили «в довесок»? Как ни странно – страх. И если в триединстве побуждающей жизненной силы, он стоит последним, так это оттого, что там и должна находиться «последняя инстанция», где и происходит проверка всего остального на значимость в мотивировке поступков человека. Любовь – необходимость спаривания, из-за страха прекращения рода. Голод – отсутствие Свободы, в результате этой самой Любви, как необходимости быть в рамках социума (короче: любишь – женись, и содержи семью). Тот самый Голод сенсорный, который порождает бегство из социума, прямиком в скорлупу собственных иллюзий о достижимости личной свободы в получении информации. А если это не так, то кто из всех нас может сказать, что именно его картина мира является истинной и окончательной? Не рискуя при этом прилепить на лоб сигнатурку «сказочный ДБ»…

Как правильно заметил в свое время философ Мераб Мамардашвили: «Мы будем вечно страдать, лишь бы не страдать». Так вот, сегодня мы будем вечно бояться… испытать чувство страха. То есть, ощущать ежедневный страх…предчувствия страха от сенсорного Голода. Но никогда не признаемся, даже самим себе…

что институты государства, призванные подавлять и защищать, (пусть даже ограничением свобод), на самом деле, только подавляют, не защищая…

что у нас нет боеспособной регулярной армии, в отличие от «частных армий»… «частных военных компаний», и то, что мы наблюдаем во время войсковых учений – не более чем театральное действо…

что силы охраны общественного порядка, коррумпированы настолько, насколько это возможно в государстве, граждане которого считают любой контакт с правоохранительными органами – началом грядущих неприятностей, по большей части…финансового характера…

и что все это происходит в государстве, в котором разрыв между богатыми и бедными, давно принял катастрофический характер, но продолжает увеличиваться день ото дня во многом стараниями «нуворишек», окончательно потерявших способность к прогнозу социальных последствий и словно бросающих вызов общественному мнению кичливой демонстрацией своей непохожести на «остальных лузеров»…

И от всего этого нам…страшно? Или – «а чего нам бояться?!». Действительно, - чего? Не хотим отвечать. Для нас важнее знание того, что вновь – мы смертельно больны…своей жизнью в сенсорном Голоде. Да и знаем мы, давно и твердо – «во многом знании – много печали». И об этом тоже, наша – Печаль…ЗБ.

Средняя: 3.7 (3 оценок)