:: Айгуль Омарова. ВЗЯТЬ И ПОЙТИ НА ПРАЙМЕРИЗ

Просмотров: 1,136 Рейтинг: 4.4

Уразгали Селтеев, молодой, но уже известный политолог. Одним из первых решился применить теоретические знания на практике и стал участником праймериз в «Нур Отан».

- Уразгали, скажите, пожалуйста, как это так – в один день проснуться и решить «я пойду на праймериз»? Как это решение рождается? В чем первооснова такого решения?

- Но оно не спонтанное, я изначально планировал участвовать в праймериз, но из-за загруженности зарегистрировался только в последние дни. А участвовать я решил, потому что отбор в таком формате проводится впервые, и здесь не нужно было с кем-то или как-то что-то согласовывать, а можно было в добровольном порядке, исходя из личной инициативы, зарегистрироваться и участвовать в конкурентном отборе.

- А как давно вы в партии и знали ли вышестоящие партийные руководители, что вы будете баллотироваться, участвовать в праймериз?

- В партии я с 2007 года. Но, скажем так, активно в партийной работе участвовал только в 2010-12-х годах, когда работал в Институте парламентаризма, это был тогда аналитический центр при Центральном аппарате партии. И  уже позже, когда меня пригласили в 2019 году на работу в холдинг Nur Media. Практически я являюсь одним из организаторов этого процесса внутрипартийных выборов. И плюс, я уже неоднократно писал о том, что ранее предлагал этот формат, именно праймериз. Всегда говорил,  что во внутрипартийной модернизации партии «Нур Отан» ключевой линией могли стать именно праймериз в таком формате. Для того чтобы можно было отобрать на конкурентной основе людей, которые будут представлять партию на выборах с учётом того, что пропорциональная система выборов теперь не только в мажилисе, но и в маслихатах.

- Уразгали, скажите, пожалуйста, как на вас повлияло само участие в праймериз? Что оно вам дало?

- Ну, скажем так, опыт в работе в сфере политического консалтинга, политических технологий. Опыт участия в организации парламентских избирательных кампаний у меня уже большой, но это было так, что всегда я консультировал политиков, а теперь попробовал применить свои знания на практике. Было интересно мне самому, я никого не привлекал в плане содержательном, сам готовил предвыборную программу, продумал план  агитации: стратегический, тактический. Единственное, что мне помогали друзья в разработке дизайнерских вещей, в подготовке презентационного  видеоролика. Но в части содержательной я продумал все сам.

- Что вам бросилось в глаза во время участия в праймериз?

- Самое ключевое, скажем так, самый лучший момент участия в агитационной кампании – это, конечно, встречи с жителями, встречи с членами партии, с избирателями. Я выдвинулся от своего родного Шемонаихинского района Восточно-Казахстанской области. И мне было интересно, хотя  всегда и наблюдал за текущей ситуацией в районе, что там происходит, какие проблемы есть, потому, что там живут мои родители, близкие, друзья. И я получил реальное удовольствие именно от встреч. Но, к сожалению, у меня было мало времени для их проведения. Если бы я еще  неделю проводил встречи, то, наверное, оказался в условных лидерах. А так у мен было всего 4 дня, и за 4 дня я провел 7 встреч, и это было действительно полезно и содержательно. И особенно когда ты выступаешь и попадаешь в точку, то есть затрагиваешь проблемы, которые волнуют людей, соответственно, они дальше реагируют на это и развивают эти темы, дают свои какие-то предложения, просят обратить внимание, донести до властей эти проблемы. Более того, я вот поместил свое первое обращение к жителям в районной газете, в популярных соцсетях оставил свои координаты. И  люди стали писать, обращаться. Я вот сейчас буду работать по обращениям о том, что местная власть, акиматы даже бытовые проблемы не решают, не обращают внимания, либо игнорируют, либо занимаются просто отписками. То есть были прямо конкретные проблемы, я вот сейчас хочу написать об одной из них. Женщина уже пенсионного возраста 2,5 года живет без воды. Причем она жалуется и акиму села, и в районный акимат, и даже в прокуратуру писала. А на нее почему-то не реагируют.  По сути, она - одинокая женщина. И вот она мне по ватсапу написала, позвонила. Я вот буду сейчас поднимать этот вопрос.

Для себя принял решение, что даже если я дальше не пройду и не получу депутатский мандат, в любом случае начну участвовать активно в жизни района. Самая главная проблема там - работа недропользователей, корпорации «Казминералс», а в нашем районе находится самый прибыльный актив. Но в части социальной ответственности корпорация все с себя сбросила и практически живет, как закрытое предприятие, при этом в экономической жизни района не участвует и наносит огромный ущерб экологии. Вот эти вопросы надо решать.

- Скажите, пожалуйста, всё то, что участники праймериз услышали от людей в ходе встреч с избирателями, это будет аккумулировано и решатся партией?

- Ну, вот смотрите. Во-первых, самый главный плюс праймериз: мы, те, кто участвовали в нем, и филиалы партии, по сути, на местах, в регионах вскрыли системные и текущие проблемы, которые там есть. Второй момент -  то, что мы услышали от людей, собрали предложения от самих кандидатов праймериз, они будут учтены при доработке предвыборных программ. Вы, наверное, знаете, что впервые партия «Нур Отан»  в истории партийно-политической системы разработала 216 проектов предвыборных программ для каждой области, города, района. Раньше такого не было. Это такая политическая инновация. Прежде составлялась одна программа, и партия  выходила на выборы с ней. В этих программах будет четко прописано, какие проблемы, какие будут по ним решения: с цифрами, индикаторами. И в  любом случае электорального успеха, планируется, что вот эту предвыборную программу можно будет интегрировать, положить в основу программы развития территории. И тогда появится чёткая программа действий акиматов на ближайшие 5 лет. У членов же партии «Нур Отан», которые будут во фракциях в маслихатах и в мажилисе будет индикатор, по которому они смогут отслеживать реализацию этой программы. Прежде такого не было вообще. Таким образом, систематизируется работа партии и ее представителей в исполнительных и представительных органах власти.

- Уразгали, не принимая во внимание ваше участие в праймериз, как политолог, как политтехнолог, что это дало партии самой? Одна из целей была – выявление новых лиц. Этой цели достигли?

- Да, достигли, безусловно. Но отбор для партийных списков многоуровневый отбор. Это позволит выбрать людей, которые смогут достойно представлять партию. И самое главное - пытались сформировать народные партийные списки и обновить ряды партии. И это удалось. К слову, многие действующие депутаты не прошли отбор, и это говорит о том, что у избирателей нет доверия к ним.

Праймериз и нужен был как итог - почистить ряды, причем почистить ряды на конкурентной основе, и в то же время обновить, впустить в партию тех, кто реально заслуживает доверия, и кто имеет авторитет. Помимо этого, которые будут проводиться по пропорциональной системе и в мажилис и в маслихаты всех уровней. Успех партии на выборах будет зависеть от того, насколько грамотно за нее смогут агитировать, отстаивать программные пункты. Иначе говоря, лица партии будут представлять её на выборах. Вот это важно. И третий момент, позитивный, который дали партии вот эти праймериз,  – мобилизована  вся партийная сеть. Удалось встряхнуть, оживить не только политическую жизнь в регионах, но и первичные организации. Их роль серьезно возросла. Люди начали понимать, для чего эти первички нужны, какую роль вообще сами члены партии играют. Люди же голосовали. Да, где-то были факты, когда людей принуждали голосовать на крупных предприятиях. Где-то доказанные факты, где-то без доказательств, но в любом случае где-то люди делали реально свой осознанный выбор, вне зависимости от того, заставляли их или нет. И плюс, вот эта именно внедренная нами рейтинговая система голосования, когда у человека была возможность голосовать за нескольких кандидатов, не только за одного, это тоже такая справедливая система, и она позволила такой отбор провести.

- Уразгали, но ведь те 10 000 человек, которые участвовали в праймериз, все не попадут, ни в маслихаты, ни в мажилис. Что будет с этими людьми? Их партия оставит или как-то наоборот возьмет в поле зрения?

- Во-первых, больше половины проходят в любом случае в партийные списки, да? Если они проходят в партийные списки, то они, как минимум, получат статус кандидата в депутаты. Безусловно депутатские мандаты не все получат. Но все люди – участники праймериз в любом случае будут вовлекаться в какие-то общественные советы, может быть, в комиссии партийного контроля или еще в какие-то структуры на местах. Потому что теперь эти люди стали известны, у кого-то есть конкретные проекты, предложения. И я думаю, что и акимы будут с ними сотрудничать. Я уже слышал сейчас по Астане и регионах есть люди, которые уже говорят, что наладили сотрудничество и им предложили какие-то формы реализации их идей. Поэтому я думаю, никто брошенным в любом случае не останется. Те, кто пошли на праймериз, - активные люди, инициативные, с какими-то идеями, которые в то же время не боятся поднимать проблемы и предлагать реальные, конструктивные предложения по их решению. 

- А ждали ли вы, что такое огромное количество людей будет участвовать в праймериз? Рассчитывали на такое?

- Я не знаю, как остальные, скажем в руководстве партии, но я не ожидал. Я думал, что будет меньше и по количеству участников, и по количеству голосующих. Но, видимо, мы провели хорошую информационную кампанию. Ну, и в целом, у нас была такая насыщенная информационная кампания. Мы вели ее системно, с самого начала, как заявил Елбасы о праймериз еще на политсовете в прошлом году. И вот в этом году, с июня, когда были подписаны правила и опубликованы правила проведения праймериз, была очень активная кампания, несмотря на пандемию коронавируса. И нам удалось переключить информационную повестку, потому что все только и говорили только о праймериз.  По идее, это - внутрипартийное мероприятие, но обсуждала его практически вся страна, поэтому я считаю, это сыграло значительную роль.

Средняя: 4.4 (5 оценок)