:: СТАРЕЙШИЙ ПОЛИТЗЕК УКРАИНЫ

Просмотров: 1,315 Рейтинг: 0.0

Мехти Логунову, узнику харьковского СИЗО, исполнилось 85 лет. Харьковский изобретатель Мехти Феофанович Логунов, обвиненный в государственной измене, уже второй год сидит в СИЗО. 30 июля 2018 года Орджоникидзевский райсуд Харькова приговорил его к 12 годам лишения свободы. Политзаключенный расценил это как «смертный приговор, растянутый во времени». История с арестом 83-летнего «шпиона» должна была бы выглядеть дикостью даже по украинским меркам... Представления о норме на Украине в последние пять лет извращены, но здравомыслящие люди всё же сохраняют способность критически мыслить. Однако украинские СМИ, которые были на подхвате у СБУ, подготовили «общественное мнение» должным образом.

…Пожилого изобретателя, кандидата технических наук демонизируют как изощренного злодея, создававшего шпионско-диверсионную сеть. На одном из главных украинских телеканалов «1+1» журналисты «по вызову» стряпают «разоблачительный» материал о «харьковском профессоре Мориарти», построенный на откровенных домыслах и подтасовках. Информационное поле опрыскивается отборной отравой, ложь официальных версий некому опровергать, а судебная расправа над старейшим политзаключенным не вызвала особого общественного резонанса.

Откровенность пожилого человека (в его оценке украинских политических событий, вооруженного конфликта в Донбассе) была использована против него же нечистоплотным украинским тележурналистом, допущенным СБУ пообщаться с заключенным.

Мехти Логунов никогда не скрывал своего отношения к режиму, установившемуся на Украине после 22 февраля 2014 года. И в беседе с журналистом пожилой арестант — с абхазской непосредственностью, в эмоциональном порыве — сказал, что будь он младше, примкнул бы к ополчению. При этом попросил интервьюера выключить камеру. Однако телевизионный холуй украинской спецслужбы не только воспроизвел эти слова в своем репортаже, но и трактовал их чуть ли не как готовность собеседника к шпионско-диверсионной работе против Украины.

Мехти Логунов отметает абсурдные обвинения, предъявленные ему в суде. Его апелляционную жалобу до сих пор не начали рассматривать! Возраст человека, приговоренного к 12 годам, не смущает судей, прибегнувших к этой позорной волоките. Заседание Апелляционного суда было назначено через четыре с половиной месяца после оглашения приговора, на 18 декабря 2018 года. Без объяснения причин его перенесли на 11 апреля 2019 года. В назначенный день заседание отложили еще на пять месяцев.

Что ж это за «шпионское дело», что за неслыханное злодейство совершил человек на девятом десятке, от которых у судей на тринадцать месяцев растянулись мандраж и трясучка, не позволяющие взяться за рассмотрение апелляции?..

 

Вернемся к началу этой истории.

17 августа 2017 года Мехти Логунов был задержан. В столь ответственном мероприятии принимали участие 8 человек. Мехти Феофанович спросил: «Не слишком ли много на одного старика?». В ответ ему заломили руки за спину. Привезли домой в наручниках, начали обыск.

С самого начала версия о шпионской сети во главе с Логуновым выглядела нелепой. О Мехти Феофановиче было известно, что он инженер-механик, кандидат технических наук. С 90-годов и до момента ареста энергичный изобретатель занимался разработками по утилизации твердых бытовых и промышленных отходов, в том числе автомобильных шин, по применению вторичных материалов в строительстве автомобильных дорог.

Люди уже были наслышаны о методах, практикуемых СБУ после государственного переворота 2014 года. Подробности дела 83-летнего «шпиона» были засекречены. А в виновность Мехти Логунова верили только самые невзыскательные и упоротые сограждане.

Мехти Феофанович сам пролил свет на многие подробности этого процесса в своих тюремных записках и письмах, которые, наконец, становятся достоянием гласности. (Если б это был заключенный из другого лагеря, майданной ориентации, — его записки уже бы давно были изданы и переводились на все «правозащитные» языки).

Из этих писем Логунова мы узнаем, как происходил обыск. Кроме оперативников, были задействованы и двое «профессиональных понятых». Мехти Феофанович не запомнил, о чем спрашивали, но запомнил, что на всё отвечал: «Нет». Он пишет: «Обыск длился около 8 часов, почти все это время я был закован в наручники. И большую часть времени лежал лицом вниз на диване (несколько часов мне не давали помочиться)… По комнате, кухне, ванной, в сортире сновали оперативники. Все было рассчитано на психическое подавление человека. У меня в голове стучала только одна мысль: “сломали работу в Словакии”. Дело в том, что арест происходил в четверг 17.08.2017, а на следующей неделе я должен был ехать в Словакию и Чехию на подписание договора на финансирование завода в Словакии».

После многочасового обыска, уже ночью, Логунова доставили в СБУ на допрос.

«Допрашивал следователь по особо важным делам капитан Б., — вспоминает политзаключенный. — Потом зашли еще несколько представителей СБУ. Как бы перекрестный допрос. Приходили из других отделов. Заходили, говорили, что пришли посмотреть на меня, так как меня разрабатывали уже давно. Это действо продолжалось несколько часов — такие вертушки-карусели. Я на тот момент — старик 83 лет. Оказалось, я начисто лишен страха».

На допросе Мехти Логунов узнал о себе много нового: он является резидентом Главного разведывательного управления РФ, его псевдоним «Вальтер», в его шпионскую группу входят 18 человек. Поставили перед выбором: если не признает свою вину в государственной измене, то ему грозит 12-15 лет; если пойдет на сделку со следствием — получит меньший срок. Мехти Феофанович отвечал на это: «Неужели вы думаете, что я возьму на свою седую голову такой позор — дать ложное показание на кого-либо, тем более, что все, что вы тут говорили, это ложь и провокация?! Да вас на смех поднимут в России же…».

О политических репрессиях Мехти Логунов узнал не понаслышке в раннем детстве. А теперь на старости лет нежданно-негаданно свалилось новое несчастье, появилась возможность сравнивать и проводить аналогии.

В одном из писем Мехти Феофанович сообщает о своей семье: «Я прожил долгую и трудную жизнь.

В три года я остался сиротой. Моего отца Киут Леонтия Аполлоновича арестовали и, после пыток, побоев и истязаний, расстреляли в сентябре 1937-го по ложному обвинению в покушении на тов. И.В. Сталина… Тогда же, в сентябре 1937 г., был расстрелян родной брат моего отца Киут Сардион…

Мою маму, Киут Веру Васильевну, урожденную Иванову, лично Л.П. Берия отправил в Акмолинский каторжный лагерь, т. н. «АЛЖИР» — аббревиатура «Акмолинский лагерь жен изменников Родины», где она и отбывала наказание без вины с сентября 1937 года по сентябрь 1944 года… Родной брат моей мамы, комбриг Красной армии Иванов Н.В., был арестован в августе 1937 года в Харькове и, после побоев и пыток, расстрелян в октябре 1937… Два моих брата Игорь и Лев (сын дяди Коли) 16-летними мальчиками-добровольцами пошли на фронт защищать нашу Родину — Советский Союз. Брат — Лев Николаевич Иванов служил в той части, в которой воевала Зоя Космодемьянская, и погиб командиром разведгруппы в Белоруссии в 1942 году, не дожив 4 дня до 18 лет. Пятеро из моих шести братьев погибли в отечественных войнах за свободу и независимость нашей Родины. Я — последний мужчина в моей семье и моем роду, оставшийся в живых».

Мехти Феофанович был усыновлен отчимом-русским. Носит его фамилию и отчество.

В письмах из тюрьмы он обращается и к своим преследователям: «Вы мне предлагаете предать память моего отца, моих братьев — русских Воинов. Этому не бывать никогда… Я принял присягу Красной армии в 1952 году. И присяге не изменяю. Я советский».

Логунов сообщает и такие подробности своей биографии. В 1953 году, после окончания средней школы с серебряной медалью, его, сына «врага народа», не приняли в Харьковский политехнический институт без объяснения причин. Мехти Феофанович вспоминает, что в советское время не раз выступал в защиту людей, преследуемых властью, и за это трижды вынужден был увольняться с работы — в 1963, 1979, 1980 годах. Строптивого абхаза допрашивали в КГБ. «Но всё же не сажали в тюрьму!» — подчеркивает Логунов. Такая «привилегия» — оказаться в СИЗО за инакомыслие — у него появилась только на старости лет, в стране победившего Майдана.

Рассказывая в этих посланиях на волю о своей трудной жизни, Мехти Феофанович постоянно делает оговорки: «Это все сформировало меня как человека и гражданина. Я не стал ни врагом СССР, ни Советской России, ни Советской Украины. Я всю свою сознательную жизнь тружусь и учусь, учусь и тружусь».

У Логунова действительно интереснейшая трудовая биография, насыщенная жизнь. С молодости был инициативен. Кипучая энергия не расходовалась почем зря, а претворялась в полезные проекты. Многочисленные идеи и начинания доводились до логического результата, изобретения патентовались и работали.

В конце 60-х — начале 70-х годов Логунов стоял у истоков горнолыжного и воднолыжного спорта в Харькове. Принимал участие в организации секции горнолыжного спорта в «Харьковской Швейцарии» (так называют популярное место отдыха харьковчан в районе поселка Жуковского). Был одним из тех энтузиастов, которые основали городскую федерацию воднолыжного спорта при Харьковском горисполкоме. Особое внимание уделял развитию детского воднолыжного спорта, помогал организовывать детские летние спортивные базы отдыха на озере в поселке Лозовеньки, в одном из живописнейших мест Харьковской области. В числе первых на Украине получил квалификацию судьи республиканской категории по воднолыжному спорту. Вместе со своими единомышленниками собственными силами создавал инновационное снаряжение для воднолыжного спорта…

У Мехти Логунова — полувековой научный опыт. Он возводил высоковольтные линии электропередач, преподавал в вузе. Строил предприятия по ремонту тракторов, сельхозмашин, комбайнов в Узбекистане, России, на Украине.

С 1992 г. Мехти Феофанович занимается разработкой и реализацией технологий и оборудования для утилизации твердых бытовых и промышленных отходов. «Мое участие от имени словацких фирм в международных выставках, конференциях, статьи по этой тематике научного характера, экспертная оценка предприятий этой отрасли, сделали наши словацкие фирмы известными», — пишет Логунов. Мехти Феофанович был техническим советником этих словацких фирм. «Стали поступать запросы технического характера и финансовые инвестиционные предложения из Европы, РФ, Южной Африки, стран СНГ, США, Малайзии, — продолжает Логунов. — И это совершенно естественный процесс, обмен информацией. Я тщательно изучал эти, особенно инвестиционные предложения. И установил, что многие из них имеют сомнительный характер».

По словам Логунова, из всего потока инвестиционных предложений его заинтересовали два. Одно — от финансовой группы из Великобритании, аффилированной с компанией «EXON MOBIL», на вложение 35 млн британских фунтов в совместные со словацкими фирмами проекты на основе природоохранных технологий (которыми занимался Мехти Феофанович). Переписка по этому предложению, согласование условий участников и другие документы находились в компьютерах Логунова. Было также предложение от частного лица из Великобритании и Шотландии на 6,9 млн британских фунтов для использования в благотворительных целях.

Логунов сообщает о главной цели этих проектов: «После переписки, переговоров, согласования целей и предложений, было решено направить эти инвестиции, а это около 10 млн EUR, на организацию, строительство и работу дома приюта в Словакии для детей сирот и больных детей из разных стран. Я тщательно прорабатывал все аспекты этого проекта. Было предварительно согласовано место строительства дома-приюта в курортном месте Высоких Татр. Предварительно согласована площадка. Я нашел проект дома-приюта с встроенным храмом-церковью. Предполагалось устройство конюшни для иппотерапии детей. Я сам большой любитель лошадей, в далекой молодости служил в кавалерии. … Я планировал строительство спортивного комплекса для детей. Я находил и подбирал высококвалифицированных детских врачей, опытных тренеров по гимнастике, легкой атлетике, массажистов, тренеров по конному спорту, плаванию. Я подбирал персонал по детскому питанию, врача, диетолога».

Мы подробно останавливаемся на проектах, которыми был одержим 83-летний изобретатель накануне ареста, не только для того, чтоб показать, какие начинания были подрублены свалившимся на него обвинением. Дело еще и в самом факте, инкриминируемом Мехти Логунову. Украинские СМИ как доказательство шпионской деятельности изобретателя показывали кадры оперативной съемки, где Логунов встречается в кафе с неким создателем секретной технологии. Неизвестный, провоцируя своего собеседника на слова, которые потом можно будет истолковать нужным образом, показывает что-то в ноутбуке. А Мехти Феофанович говорит, что это вызовет интерес у россиян… Но по выше приведенным цитатам Логунова мы видим, какая у него была сфера деятельности, насколько широкими были круг общения и спектр деловых предложений. Наверное, было множество таких встреч, как с провокатором, показывающим Мехти Феофановичу непонятно что и спрашивающим, можно ли это предложить куда-то… Но это никаким образом не доказывает факта государственной измены.

Кстати, предельная засекреченность этого дела позволила апелляционному суду бессовестно затягивать процесс над пожилым человеком.

Логунов дает свое объяснение этим проволочкам: «Говорят, что апелляционный суд не оборудован для проведения закрытых заседаний. В чем же причина такой “секретности” моего дела? Что же такое нельзя показать общественности?

Как я предполагаю, я получил сведения о коррупции, о вывозе больших денег из Украины в банки Европы и начал исследовать это. Попытки коррупционеров легализовать, “обналичить” эти огромные деньги. Речь шла о 500 млн euro. Я удивляюсь, что меня еще просто не убили.

Вот в этом-то и причина жестокого приговора в 12 лет тюрьмы, отказа в медицинском обследовании, затягивания процесса, подлых пыток».

Следует добавить, что Мехти Логунов писал статьи о состоянии харьковской промышленности, публично высказывался о событиях в Донбассе. Это могло вызвать недовольство СБУ и привлечь к нему внимание органов.

За время пребывания в СИЗО у 85-летнего Мехти Логунова обострились многие проблемы со здоровьем, добавились другие болезни. В Международный Комитет Красного Креста он писал о том, что у него гипертония, нарушение мозгового кровообращения, катаракта правого глаза, глаукома и т. д. Кроме того, Мехти Феофанович пытался поставить международные организации в известность о физических и психологических пытках, которым подвергался после ареста. По словам заключенного, его дважды пытались инфицировать туберкулезом.

Мехти Логунов пишет из тюрьмы: «Не единожды во время судебных заседаний у меня происходили гипертонические кризы. Артериальное давление поднялось до 180/140, что зафиксировала врач скорой помощи. Недавно, как я предполагаю, у меня произошел инфаркт. Случайно оказавшийся поблизости камеры медработник зафиксировал давление 100/60 при обычном — 160/90-100. Все это сопровождалось сильными болями в груди. Как я выжил, не знаю. Никакой помощи мне не оказали».

Находясь в тюремной камере, Мехти Феофанович продолжал собирать материалы для своей книги «История революции гидности и контрреволюции в Харькове 2013—2017 гг.». Он писал обращения в Международный уголовный суд в Гааге, в Управление верховного комиссара ООН по правам человека, в ОБСЕ.

В одном из таких писем он говорит: «К чему я пишу все это с такими подробностями? Может быть, это мое обращение поможет ОБСЕ лучше понять, что же происходит тут, на Восточной Украине. Что все тут не так, как Вам рассказывают политические деятели этой власти.

Кто послал войска в Донбасс? Россия? Нет. Это ведь не Донецк-Луганск обстреливают Львов, Черновцы, Винницу. Кто бомбил Луганск, а потом заявлял, что это взорвался кондиционер? Кто разжег эту войну? Называя эту гражданскую войну Антитеррористической операцией? А ведь вся эта АТО подпадает под преступления против человечества.

Вместо того, чтобы сесть за стол переговоров и выслушать, чего хочет Донбасс, туда послали и войска, и активистов Майдана. Ведь не в Черновцы, Львов, Луцк, а в Донецк и Луганск. Я никого никуда не посылал, я ни в кого не стрелял, я только наблюдал, то, что происходило в Харькове и только в Харькове. Я не совершил никаких преступлений или правонарушений против власти, которая совершила вооруженный переворот».

Карательной системе не удалось сломить строптивого абхаза. Заключенные СИЗО №27 прониклись уважением к нему. Многих из них пожилой узник поддерживал морально. «Ведут меня на допрос или еще по каким тюремным надобностям, арестанты кричат мне: “Привет, дедуля!”, “Деда, как ты?”, “Держись, деда!”, — рассказывает Мехти Феофанович. — Это глас арестантского народа — людей! А глас народа — глас Божий!».

Логунов признается, что уже несколько лет руководством к действию для него является приказ № 227 от 28 июля 1942 года, известный в народе словами «Ни шагу назад». Мехти Феофанович уверяет: «Никакой я не резидент “Вальтер”, а самоназначенный комиссар дядя Миша!».

#миртесен#

Голосов еще нет