:: Наталья Харитонова: ЧТО ВЫБИРАЕТ КАЗАХСТАН?

Просмотров: 9,172 Рейтинг: 2.0

К предварительным итогам парламентских выборов в РК.
Предварительные итоги парламентских выборов, объявленные между 11.00 и 12.00 19-го августа Центризбиркомом РК, судя по выражению лиц представителей прессы, политических партий, наблюдателей и экспертов, присутствовавших на пресс-конференции ЦИК, вызвали явное недоумение. Согласно заявлению ЦИК РК, ни одна из партий, относящих себя к оппозиционным, не прошла 7% барьер. Таким образом, в Казахстане формируется однопартийный парламент. Вчера 9 кандидатов от Ассамблеи народа Казахстана стали депутатами Мажилиса.
Международные наблюдатели от СНГ констатировали, что выборы «соответствуют нормам действующего в государстве избирательного законодательства, общепринятым подходам к организации и проведению демократических выборов», признали «прошедшие выборы свободными и транспарентными». На пресс-конференции в Астане Владимир Рушайло призвал других международных наблюдателей присоединиться к заявлению Миссии наблюдателей от СНГ. На последовавшей после часовой задержки пресс-конференции Миссии БДИПЧ/ОБСЕ ее представители также охарактеризовали выборы положительным образом, отметив, что процесс выборов был вполне транспарентен, а вот процесс подсчета голосов и само выборное законодательство вызывает некоторые нарекания. По словам членов Миссии, все это найдет отражение в рекомендациях БДИПЧ/ОБСЕ в заключительном отчете организации. При этом нельзя было не заметить, что представители Миссии заметно нервничали и не только из-за содержания вопросов, которые задавали журналисты. Признание главы Миссии наблюдателей от ОБСЕ в РК Любомира Копая – «я не знаю ни одной демократической страны, в парламенте которой была бы одна партия» - внесла некоторую сумятицу в ряды выступающих.

Складывалось впечатление, что наблюдатели не были готовы к такому повороту событий, и что имела место корректировка оценок организации после оглашения предварительных результатов выборов. Вопрос о роли ОБСЕ в РК и РФ в ситуации, когда Казахстан формирует однопартийный парламент при разрешенном законом пожизненном президентстве и при этом дает аналогичные же рекомендации соседней России, был фактически проигнорирован. Однако в целом Миссия заключила, что однопартийный парламент – это нормальное явление, такой парламент может действовать в случае, если эффективный механизм его работы в таком составе предусмотрен конституционным законом, и если «парламент не будет иметь одно мнение». Таким образом, все международные наблюдатели – от СНГ, ОБСЕ/БДИПЧ, МПА и ШОС дали положительную оценку прошедшим в Казахстане внеочередным парламентским выборам, что фактически делает их легитимными еще до официального объявления окончательных итогов голосования.
Однако, как выяснилось, мало кто предполагал, что Парламент может оказаться однопартийным, что в нижнюю палату не попадет ДПК «Ак Жол». Действительно три из четырех exit-poll показывали, что ДПК преодолеет 7% барьер. Однако предварительные данные ЦИК показали совершенно иной расклад. А обвинения наблюдателей в некорректной работе в адрес организаций, проводивших exit-poll, сыграли на руку Центризбиркому.
Зарубежные средства массовой информации в большинстве случаев негативно высказываются о предварительных результатах выборов. Даются достаточно жесткие оценки по процессу подсчета голосов, проведению exit-pool и процессу информирования населения о ходе голосования, несмотря на то, что работа ЦИК в предвыборный период характеризовалась в целом положительно. Однако, процент голосования посредством электронной системы «Сайлау» составил всего 4% - меньше чем на прошлых выборах более чем на 2%.

Оказалось, оценка западными структурами прошедших выборов зависит от гораздо большего количества факторов, чем это предполагалось ранее. Более того, выяснилось, что оценки могут технично меняться. Так, на пресс-конференции Миссии ОБСЕ ее представители заявили, что вопрос о председательстве Казахстана в ОБСЕ в 2009 году будет рассматриваться отдельно, независимо от оценки итогов парламентских выборов. При этом ОБСЕ окажет поддержку РК.
Какую роль играли казахстанские средства массовой информации? В ходе предвыборной кампании на телевидении было проведено 11 теледебатов, что не так уж мало для данного региона, но явно недостаточно, если мы говорим о странах с развитой демократией. Что касается печатных СМИ – формально все политические силы имеют к ним равный доступ при том, что партийная пресса в принципе непопулярна в РК, и политические партии стремятся публиковать свои материалы в рейтинговых изданиях. Как бы то ни было, однако в реальности партии по-разному были представлены в печати.
Более того, по признанию самих представителей печатных СМИ, редакционная политика целиком зависит от «начальства», и это сыграло не последнюю роль в характере освещения предвыборной гонки. Отдельного внимания заслуживает явка избирателей на выборы. Этот момент, судя по всему, вызывал наибольшую озабоченность властей. По этой причине на местные мобильные телефонные номера рассылались сообщения, отправителем которых значился ЦИК РК, с напоминаниями о необходимости проголосовать. В итоге общая явка составила 64, 58%. Самая низкая явка избирателей была в двух столицах - в г. Астане 39,13%, в Алматы 22,51% - при том, что в Алматинской области явка составила 90,12%,. Это обстоятельство было отмечено практически всеми наблюдателями и представителями СМИ. Свидетельствует ли это о том, что наиболее политизированная часть населения «голосовала ногами», т.е. фактически бойкотировала выборы? Или о том, что местные власти не смогли или не удосужились обеспечить достойный процент явки? Здесь же отметим, что выборы в Маслихаты на фоне выборов в нижнюю палату Парламента практически стушевались. Именно на это жаловались кандидаты в депутаты местных законодательных органов.
В любом случае главным вопросом сегодня являются перспективы политического строительства в Казахстане - в случае, если предварительные итоги голосования совпадут с официально озвученными итоговыми данными, с одной стороны, и, с другой стороны, если заключение наблюдателей от БДИПЧ/ОБСЕ будет соответствовать сделанному 19го августа. И здесь возможны варианты.

Однопартийный парламент может рассматриваться Западом как шаг назад в процессе демократизации. Возможно апеллирование к тому факту, что именно деятельность партии «Ак Жол» внесла огромный вклад в развитие демократических процессов в республике, именно Алихан Байменов возглавлял государственную комиссию по демократизации и много сделал на этом посту. И то, что ДПК «Ак Жол» не попала в парламент, является «несистемным». Запад может также обратить общее внимание на факт «двойного» голосования Совета Ассамблеи народа Казахстана и проч. «Раскрутить» Рахата Алиева - бывшего родственника главы государства и председателя «правящей партии» - явно обладающего некоей информацией компроматного характера, на серию обвинительных заявлений в адрес властей и представителей казахстанской элиты. Однако возможен и другой вариант, когда запад, оценив последние достижения энергополитики Казахстана, оформившиеся в проекте Прикаспийского трубопровода, и общий поворот казахстанской «многовекторности» в сторону России, остановиться на формальных достижениях Казахстана в области политического реформирования и демократизации. Ведь, действительно, политические партии молоды и неопытны, значит, для того, чтобы работать в рамках национального парламента нужно подрасти и заручиться поддержкой демократических стран… А введение национального представительства в законодательный орган республики показывает стремление казахстанского руководства к демократизации… и т.д.

Между тем ли идея строительства двухпартийной системы в Казахстане, озвучиваемая в последнее время в РК, вряд ли станет достойным аргументом в оправдание столь убедительной победы «правящей партии». Мол, в результате волеизъявления народа партия «Нур Отан» стала «первой партией власти», а вторая сама образуется из конструктивных элементов из рядов оппозиции, не прошедшей в парламент. И что именно последнее обстоятельство станет стимулом для формирования такой системы. Однако понятно, что добровольного формирования «второй партии» не случится – для этого нет объективных причин, и отсутствует опыт оппозиционного кооперирования для достижения общих целей, в том числе и по той причине, что последних просто не имеется. Еще одним аргументом в оправдание сможет стать обвинение центральной властью местных властей – этот вариант уже неоднократно использовался. Однако вряд ли кому-то придет в голову искать оправдание произошедшему.
Что остается делать партиям, чье присутствие в парламенте не состоялось? Часть аналитиков полагают, выбор не велик – или обратно на государственную службу или остаться вообще ни с чем, ведь объединиться и выступить единым фронтом все равно не удастся, да и момент упущен. Партии показали возможности мобилизации в условиях проведения досрочных выборов – для столь короткого промежутка времени они оказались впечатляющими, но, как показали предварительные итоги голосования, обнародование ЦИКом, недостаточными. Акции гражданского неповиновения если и дадут какой-то эффект, он будет краткосрочным и малозначительным. Выход, судя по всему один – искать новые формы диалога с властью, пусть частично не в партийном поле, но с привлечением политически и социально активных элементов общества. Такой подход даст результат не сразу, однако именно это позволит артикулировать интересы групп населения, не нашедших себя в поле партийной активности и тем более в поле партии «Нур Отан». А таковых насчитывается в среднем 50% потенциального электората.

Чем чревата сложившаяся ситуация для «правящей партии» и государства? С одной стороны, такая система даст возможность «махово» проводить решения власти через парламент, что позволит максимально быстро реализовывать различного рода стратегии, прежде всего в экономической сфере. Однако в таком случае не будет соблюдаться принцип общественного консенсуса, что чревато недовольством, особенно среди элит. Первые признаки такого недовольства видны по явке на выборы в двух столицах. Сейчас же, когда стало ясно, что итоги реформ, направленных на ограничение власти президента через передачу ее законодательному органу, обернулась однозначным усилением фигуры главы государства, конфронтация элит с властью становится более вероятной. И заявления, сделанные главой РК на саммите ШОС в Бишкеке, могут лишь усилить недовольство.
С другой стороны, существует мнение, согласно которому, партийную борьбу в парламенте может заменить борьба фракций. При этом, однако, не понятно, по какому принципу будут образованы эти фракции в рамках монопартийного парламента, то есть в рамках одной партии. Ведь (возьмем самый простой пример) образование двух фракций – партии «Нур Отан» и, предположим, фракции беспартийных – тех самых 9 депутатов, выбранных от АНК, выглядит, по крайней мере, смешно. Еще один вопрос – как будут взаимодействовать фракции в однопартийном парламенте и введенный в соответствии с последними конституционными поправками императивный мандат? И.т.д.

Как бы то ни было, однако шаг сделан. Вопрос - в какую сторону. Оппозиция считает – однозначно назад и будет по-своему права. Власть считает вперед – и тоже будет по-своему права: власть оформилась как моносубъект в политическом и правовом поле, подстраховав себя на случай внезапного транзита власти. И в данном случае методы не могут расцениваться однозначно, и это нормально. Запад, судя по всему, считает, что сделан шаг в сторону – шаг на собственном, отличном от «западно-образцового» пути политического строительства, и, видимо, пытается на время смириться с этой мыслью. Эксперты полагают, что этот шаг будет препятствовать экономической модернизации – действительно сегодня политическая надстройка все больше становится тем самым жестким каркасом, которая не столько помогает укрепиться, сколько сдерживает развитие экономических процессов.

Но что должно более всего интересовать, так это то, что на самом деле казахстанскому народу важна стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Политические игры, и даже итоги нынешних парламентских выборов большую часть населения интересуют «постольку-поскольку». Главное - стабильность и поступательное развитие. И если сформированная нынче Нурсултаном Назарбаевым система сможет справиться с теми задачами, которые ставит перед властью народ, быть тому. Однако «партии власти», которой, судя по всему, предстоит теперь выступать в новой ипостаси, надлежит сильно обеспокоиться реформированием своей структуры, модернизацией идеологии и позиционированием в народе. И для того, чтобы новая система стала играть роль стабилизационной модели для сегодняшнего Казахстана нужно еще очень многое сделать и власти, и оппозиции.

Источник: ИАЦ МГУ

Средняя: 2 (3 оценок)

Уважаемые друзья! Вчера, 18 августа прошли выборы в представительные органы страны. Надеюсь, что вы отдали свой голос в пользу тех кандидатов и партий, которые отвечают вашим чаяниям и убеждениям.

Как писал ЦИК в одной из агиток, <именно выборы являются зеркальным отражением ожиданий населения от власти>. Судя по явке в г.Алматы (22,51% от официального зарегистированных избирателей), то алматинцы ничего не ждут от властей - выживают сами. А что ждали мы - атыраучане? За кого мы голосовали?

Мы предлагаем вам принять участие на нашем он-лайн голосовании. Его результаты никоим образом нельзя считать объективными и полноценными данными, но просчитать тенденции в политических предпочтениях он-лайн публики - возможно.

100% порядочность автоматизированного подсчета голосов (кликов) - гарантируется.

Ваша виртуальная урна - справа от текста.

Обновление от 19/08/07: Источники сообщают, что явка избирателей Атырауской области составила примерно 76%;

Хотите - верьте, хотите - нет, но за партию "Нур-Отан" проголосовало примерно 92% атырауских избирателей;

Данные из неофициальных, но информированных источников, возможна незначительная коррекция.

Комментарии

О! Плотный текстак. Натаха растет на глазах.Так отмазать казахскую власть еще никому днями не удавалось.

Господа - а теперь засуньте свой ОСДП куда подальше. Впрочем, с Ак жолом впридачу!