:: БАХЫТЖАН КАНАПЬЯНОВ: В НОВЫЙ ГОД – С НОВЫМИ КНИГАМИ

Просмотров: 11,003 Рейтинг: 2.7

Праздничное, предновогоднее интервью с Бахытжаном Канапьяновым записывалось под алматинский снегопад, по мнению поэта, особенный, потому что «такого кружения снега, как в Алма-Ате, нет во всем мире». Здесь, как он писал, «можно услышать звук падающих снежинок».И в этот день с утра пошел снег, сначала мелкой беспокойной порошей, потом постепенно крупнел и словно умиротворялся. К вечеру снежинки уже не кружили в бурном хороводе, а шли плавным потоком между небом и землей, в памяти всплывали строчки из канапьяновской миниатюры: «Снег плыл вертикально...».Встреча с Бахытжаном Мусахановичем произошла незадолго до Нового года. В это время принято подводить какие-то итоги, что-то планировать, намечать. В возглавляемом моим собеседником издательстве подводить какую-то черту вроде бы и не собираются, для этого надо оглянуться назад, оторваться от работы, а ее много. Тем не менее, в качестве одного из главных итогов года для издательства «Жибек Жолы» можно назвать выпуск 30-го тома Полного собрания сочинений Мухтара Ауэзова, о чем не без гордости и сообщил в cсвоём интервью Бахытжан Канапьянов.
 
 

НАРОДНАЯ ПОДПИСКА НА КНИГИ АУЭЗОВА НЕОБХОДИМА 
- Бахытжан Мусаханович, выход в свет 30-го тома полного собрания сочинений Мухтара Ауэзова - что для вас это событие?
- Во-первых, отмечу, что решение об издании пятидесяти томов Мухтара Омархановича Ауэзова было принято более 10-и лет назад, в связи с празднованием 100-летнего юбилея писателя в 1997 году. Прежнее издательство, которое приступило к осуществлению этого замысла, обанкротилось. Может быть, не мне судить об их деятельности, но издали они за несколько лет всего несколько томов - через пень-колоду. Мы приступили к изданию с 11-12 тома и с 2004 года подготовили и сдали в печать 20 томов.И сейчас мы, можно сказать, перешли перевал, асудан өттiк (перешли экватор – прим.), 25-й том был издан в прошлом году, сейчас уже готов 30-й. Это очень важная и ответственная работа, и я хотел бы назвать всех, кто трудился над изданием; в первую очередь, это сотрудники Дома-музея Мухтара Ауэзова. Директор Дома-музея Диар Кунаев, профессор Бахытжан Майтанов готовили тома к выходу в свет, утверждал их Ученый совет Института литературы и искусства во главе с Сеитом Каскабасовым. Вот в таком творческом тандеме (или трио, как угодно) эти тома были изданы. Я, как директор «Жибек Жолы», непосредственно курировал ауэзовское собрание сочинений. Конечно, большая заслуга в том, что за несколько лет вышло 20 томов, и редактора издания Балжан Хабдиной.И, надо сказать, мы никогда не афишировали это дело, хотя, когда большая часть его была сделана, нас убеждали, что надо говорить об этом. И сегодня я, пользуясь случаем, говорю: мы недавно получили 30-й том ауэзовского собрания сочинений, и это для нас большая радость.
- И радость для всех, кто неравнодушен к хорошей книге.
- Без сомнения. Также в этом году был издан новый перевод «Пути Абая» в исполнении Анатолия Кима, известного русского писателя, и это не просто перевод, это новое прочтение романа-эпопеи. Благодаря инициативе Фонда Мухтара Ауэзова издание увидело свет, разумеется, на всех стадиях его подготовки в печать оказывал поддержку, помогал советами президент Фонда Мурат Мухтарович Ауэзов.
- Как известно, Мухтар Омарханович вел дневники во время своих поездок по миру - они вошли в собрание сочинений?
- Все это в 50-томнике есть. Я думаю, что ждать осталось немного, сейчас мы сдаем в производство 31-й, 32-й тома, а рукопись 33-го до Нового года получим.
- А сколько содержали томов прежние собрания сочинений?
- До этого был 20-томник. Что-то туда, конечно, не вошло, и сегодня мы издаем полное академическое собрание сочинений гения казахской словесности. На мой взгляд, попутно необходимо широко пропагандировать такое замечательное издание, организовывать народную подписку. Идея эта витает в воздухе, я, как человек пишущий, чувствую эти флюиды. Объявить народную подписку на ауэзовское собрание сочинений просто необходимо, ведь нынешний тираж всего 2 тысячи экземпляров! Но у нас библиотек гораздо больше - свыше 10 тысяч. То есть не в каждую библиотеку оно попадет. И, я думаю, если начато такое дело, надо его завершить, раз мы взялись за академическое издание Мухтара Ауэзова, которое рассчитано не на один год, и даже не на пять-семь лет, а на десятилетия, то нужно, чтобы его мог взять в руки каждый желающий. Издание это для всех нас, как свет в конце туннеля, и поэтому населению Казахстана необходимо рассказывать о том, что такое собрание сочинений вышло, оно есть. А сколько людей нам звонят, спрашивают, где найти очередной том? Сразу скажу, что мы не несем ответственности за первые десять томов, выпущенные другим издательством. Но то, что подготовлено у нас, уже можно поправлять, корректировать и переиздавать по народной подписке, параллельно завершая работу по изданию оставшихся томов. Я говорю в первую очередь как издатель, и, может быть, это будет интересно Фонду Мухтара Ауэзова.
- Раньше многое из произведений Мухтара Омархановича вырезала цензура. Сейчас все это входит в новое собрание сочинений?
- Конечно, ведь уже нет таких апологетов цензуры, какие были при Союзе. Наоборот, сейчас у нас много единомышленников, сторонников из Института литературы и Дома-музея Ауэзова. Есть, к сожалению, и в новом издании досадные упущения. Например, некоторые главы «Пути Абая», которые не вошли на языке оригинала в предыдущее издание, отсутствуют и в нынешнем. Ошибка автоматически перешла в 50-томник, зато эти главы есть в новом переводе Анатолия Кима - благодаря тем, кто готовил подстрочник, благодаря Мурату Мухтаровичу. Все это нужно учесть, когда будем, если появится такая возможность, объявлять подписку.
- Подписка может быть организована уже в предстоящем году?
- Параллельно можно приступать к этому делу со следующего года, ведь осталось издать всего 15 томов, а 35 уже готовы к сдаче. Если работать в таком налаженном ритме с музеем Ауэзова и Институтом литературы, то на издание оставшейся части уйдет года два-три, но за это время можно уже объявлять подписку и переиздавать 50 ауэзовских томов, начиная с первого. Здесь народ, я думаю, сам заинтересуется, но нужна координация, ее может осуществлять и Фонд М. Ауэзова, и Министерство культуры. В данном случае вполне можно и без бюджетных средств обойтись, исключительно на деньги подписчиков. Думаю, все помнят, как мы подписывались на библиотеку «Огонька», где в год выходило два-три тома. А здесь можно выпускать в год по пять томов, это, в принципе, небольшие деньги для подписчиков.
- А во что обойдется читателям собрание сочинений Ауэзова?
- Не могу сказать, это экономисты должны считать. Потом, смотря какие результаты подписки будут, многое зависит от количества желающих, ведь себестоимость одного экземпляра всегда уменьшается за счет увеличения тиража. Но в том, что это будет больше, чем две тысячи - тот тираж, который мы сейчас издаем, в этом я как издатель уверен.
 
КНИГИ И СОБЫТИЯ УХОДЯЩЕГО ГОДА
- Какие еще издания представило своим читателям «Жибек Жолы» в минувшем году?
- Издано больше тридцати книг, сейчас все и не вспомнишь. Вот интересная книга вышла у Ирины Серкебаевой, дочери народного артиста Ермека Серкебаева. Называется она «История папенькиной дочки», в ней срез Алматы конца 70-х годов изумительно подан. Ирина сейчас живет в Америке. Литературная новинка вышла тиражом в две тысячи экземпляров, она имеется в книжных магазинах, сейчас уже стоит вопрос о ее переиздании.
В этом году также увидела свет книга стихов нашего поэта, драматурга Нурлана Оразалина «Зеленый огонь», впервые изданная на русском языке в переводе поэтов России и Казахстана. Она тоже разошлась сразу, хотя мы реализацией не занимаемся, но данные по книжным магазинам получаем. Интересен двухтомник председателя Сената Парламента нашей республики Касым-Жомарта Токаева. Мое собрание сочинений вышло - в четырех томах. Все никак не могу время выкроить, чтобы взяться за свое. Но очередные тома почти готовы. Даст Бог, на следующий год мы их издадим.
- Что еще вы можете назвать из памятных событий минувшего года?
- Вам известно, что в начале ноября прошел Второй Евразийский форум творческой интеллигенции в Астане. Первый был проведен в Москве. И друзья мои, россияне, тогда попросили сделать срез - «Казахстан литературный». Они нам на безвозмездной основе предоставили четыре страницы «Литературной газеты», причем это не приложение, которое предназначено только для Астаны, а основная часть, которая идет и за рубеж, и по всей России. И что интересно и надо отметить, там есть многие наши авторы - и Абдижамил Нурпеисов, и Герольд Бельгер, и Нурлан Оразалин, и ваш покорный слуга, и Мурат Ауэзов, и Николай Анастасьев, и Надежда Чернова, и Валерий Михайлов, и многие другие.
- Мы писали об этом на страницах той же «Литературной Газеты Казахстана».
- Да, этому газета даже посвятила специальный номер, посвященный евразийской литературе, под названием «Евразийская муза». И там есть произведения и Олжаса Сулейменова, и Фаризы Унгарсыновой, и Абдижамила Нурпеисова, и Кадыра Мырзали. Все это произошло в 2007 году. Кстати, все, кого я назвал, в этом году сотрудничали и с «Литературной газетой Казахстана» - своими произведениями, интервью. Вашей газете скоро тоже исполняется год. И то, что за год налажен такой мост с «Литературной газетой» России, надо только приветствовать, хотелось бы, чтобы наконец-то раз и навсегда «Литературная газета Казахстана» встала на ноги, потому что многие читатели уже ищут это издание. Надо как-то привлекать спонсоров, чтобы с их стороны шли не только финансовые потоки, но чтобы они выражали на страницах «ЛГК» свой взгляд на развитие литературы - это должно находить отражение в газете.
 
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА: ДО И ПОСЛЕ 2010 ГОДА
- Года три назад вы писали о том, что проблемы издательства, издательского дела состоят уже не в том, что нет бумаги, нет денег, а в том, что пока не сложилось единства трех составляющих: издатель - писатель - читатель. Как у нас сейчас? Изменилась ситуация?
- Все равно все упирается в изучение книжного рынка. Сейчас, конечно, уже нет такого, как раньше. Казахстан развивается, собирается вступать в ВТО, и уровень издательских технологий тоже вырос. Те книги, которые издавались в начале 90-х годов прошлого века за рубежом, сегодня можно спокойно издавать у нас на том оборудовании, которое есть и в Астане, и в Алматы, и даже в некоторых областных центрах.
Не хватает единственного, но это насущная проблема: у нас нет литературных агентств как таковых. Книги-то выходят; конечно, у нас этот процесс уступает книжному буму в России, ведь Россия производит бумагу, а Казахстан - нет, но все равно книги Казахстана получают гран-при и дипломы на международных книжных выставках, ярмарках. Вопрос теперь в том, чтобы организовать изучение рынка: выпускать первый тираж, потом, если есть такая потребность, второй. А то издают для галочки, скажем, 500 экземпляров книги. Так ее даже среди друзей автора можно не увидеть. Две тысячи - тоже не тот тираж. То есть нужно менять саму структуру тиражирования в тесной связке с созданием новой структуры, какой является литературное агентство. Этого у нас нет, к сожалению.
У нас также очень страдает технический состав любого издательства, то есть не хватает корректоров, все хотят быть редакторами. Но я помню советское время и помню, как уважительно мы относились к корректору. Некоторые всю жизнь работали корректорами и знали свое дело. Сейчас у нас выпускают специалистов в Алматы, Астане, Караганде именно по книжному делу. Но надо готовить не только редакторов, технологов, но и корректоров! Этим, кстати, и многие газеты страдают, любое периодическое издание откройте - всегда можно найти какие-то ошибки.
Конечно, все проблемы сразу не решить, но потихоньку все встает на свои места, и если анализировать нашу недавнюю историю, то независимости Казахстана исполнилось в этом году 16 лет - это возраст получения паспорта. И это уже серьезный рубеж, страна утвердилась, получила свое место в мировом сообществе. И можно не сомневаться, что республика будет развиваться дальше. Получение Казахстаном статуса председателя в ОБСЕ в 2010 году я оцениваю как признание нашего государства, в 2010 году нашей независимости будет 18 лет.
- Возраст совершеннолетия...
- Да, и это вполне официальное, окончательное признание суверенного Казахстана. Мало того, я еще хотел бы подчеркнуть, что, на мой взгляд, новейшую историю Казахстана, которая началась с 1991 года, можно разделить: Казахстан до 2010 года и после 2010 года.
- Это будет другой Казахстан?
- Я так думаю, и не только я. Но это зависит от всех нас, граждан Казахстана.
- От того, какие изменения будут сделаны...
- Они давно грядут, эти изменения. Конечно, это мое видение, оно не бесспорно, но, я думаю, стадия становления суверенитета в Казахстане уже завершается. В этом году впервые пост председателя ОБСЕ дали представителю азиатского государства. Но мы всегда подчеркиваем - не совсем азиатского, а евразийского государства, и сегодня ОБСЕ расширяет эти полномочия до уровня Евразии - об этом говорят и президент, и граждане Казахстана. И если все проанализировать, хотя я вообще-то не склонен быть глашатаем, но моя интуиция говорит о том, что новейшую историю Казахстана уже можно разделить на два периода - до 2010 года и после...
 
ПУСТЬ БУДЕТ ЩЕДР 2008-Й
- До Нового года ждать осталось недолго.
- Да, мы уже вступаем в 2008-й. Прошлый, 2007-й, был тяжелый, трудный, но веселый год, и для вашей газеты тоже. Дай Бог, чтобы в Новом году ничто новое, достойное внимания, не прошло мимо массөмедиа, чтобы открывались новые имена - они есть. Достаточно зайти в Интернет и, отбросив всю эту паутину, дать в рафинированном виде интересное имя в литературе. Самый прекрасный праздник, как говорил Фазиль Искандер, - это праздник ожидания праздника. И ожидание Нового года - это особый праздник. С детства помню, как здорово проснуться под Новый год и под подушкой найти подарок от родителей.
- Перед Новым годом люди верят, что сбудутся самые заветные их мечты...
- Конечно, если бы хоть какая-то часть самых сокровенных желаний сбывалась, это было бы уже хорошо.
- А какие, вы надеетесь, сбудутся ваши мечты, касающиеся издательства и вас лично?
- Нам с каждым годом, к сожалению, все труднее издавать книги, хотя, казалось бы, должно быть легче. Это связано с такими производственными проблемами, которые есть у каждого издательства: подорожанием бумаги, услуг - все это бременем ложится на себестоимость книги. Хотя ну и что из этого? Мы много потеряем, если не будут выходить книги, - это однозначно. Есть аромат чтения, и есть Интернет, который, кроме как порчи глаз, ничего не приносит. Вроде бы работа ума и там присутствует, но какие бы фильтры на монитор мы ни ставили, все равно есть чтение, которое ничем не заменишь. Жаль, что оно уходит. Хотя совсем недавно, в ноябре, мы провели «Шабыт» в Астане, я был членом жюри по литературе. И всего было семьсот участников: скрипачей, музыкантов, по разным номинациям, и около ста претендентов - в номинации «Литература». Так что есть интересные имена и в прозе, и в поэзии. Результаты «Шабыта» тоже надо унифицировать, вспомнить имена, которые звучали на первых фестивалях, проанализировать их творчество - кем они стали сейчас. Это все требует кропотливой работы.
- Кого-то собираетесь издавать из молодых?
- Молодых часто издают, но, я думаю, надо создать некую антологию лауреатов «Шабыта», и не только лауреатов по литературе, но и представителей других видов искусства, - это же нужное дело. Фестиваль творческой молодежи - это наш завтрашний день.
Конечно, издавать их все равно надо, причем не просто издавать, а чтобы либо акимат Астаны, либо Министерство культуры собирали данные, анализировали их, это не ради галочки нужно. Они же не просто лауреаты «Шабыта», они получали какие-то денежные гранты, премии. На некоторые суммы можно было издать книгу. Спектр положительного решения этого вопроса большой.
- Что вы сами сейчас пишете?
- Вот уже десять лет подряд я езжу на южное побережье Иссык-Куля. Почему меня тянет туда? Может быть, потому что там еще первозданная природа, почти не затронутая современной инфраструктурой, которая есть на северном побережье. И в результате таких поездок рождается новая книга - «Тамга Иссык-Куля». Моя мечта - чтобы она увидела свет в Новом году, книга эта уже в производстве.
Сейчас закончил одну повесть, пишу другую, она называется «Асык» - о том, как благодаря детской игре в асыки возникает и само повествование, и мир книги, и от того, на какую сторону упал асык, очень многое зависит.
 
ОЩУЩЕНИЕ ПРАЗДНИКА ВЕЧНО
- Несмотря на то что вы признавались, что лучше всего творите весной, зима вас тоже вдохновляет. Вы как-то писали, что тайна, которую несет в себе 2000-й год, сродни таинству поэтического вещества...
- Да, магия цифр, магия чисел - она всегда присутствует, воздействует на наше восприятие мира, событий, я об этом часто говорю. И каждый год можно воспринимать как магический, например, предстоит год 2008-й. Но сложите числа 2 и 8, получится 10, то есть единица, нас ожидает первый год.
- Кстати, предстоит первый год и по восточному календарю.
- Да, и потом, если посмотреть историю, то был период в 20-х годах, когда Новый год запрещали праздновать в Советском Союзе. Но тогда еще не запретили Наурыз. Потом запретили Наурыз, и мы отмечали Новый год. А сейчас у нас совмещение всех праздников, сначала встречаем Новый год, а по лунному календарю он вступает в свои права в конце января. И встреча Нового года таким образом продлевается, опять же по магии цифр, до 22 марта, когда наступает Наурыз и происходит обновление земли, и весна уже в полном разгаре.
А зимой всегда испытываешь особое ощущение: вроде снег шел и 31 декабря, и 1 января, но год-то другой. И есть у меня строчка, давно родившаяся, которая точно передает эти ощущения во время снегопада, стихотворение до сих пор не написано, но строчка так и идет из года в год - «Снег нас сблизил с небом». И если взять снежинки, это «сн», которое переходит из «снега» в «с небом», в «с новым годом» и переворачивается, кружится, как падающий снег... Но это уже, будем так говорить, словесная нега поэта. И вот это «сн» без конца повторяется в строке «Снег нас сблизил с небом», как пелена снежинок, которая соединяет небесную твердь с земной. И снежинки эти символизируют для меня цикл прохода часовых стрелок...
- «Снежинок шестеренки»...
- Да, шестеренки часов, времени, которые живут одно мгновение. Это снег, который тает на твоей ладони, это апельсины детства, которые были большим дефицитом. Сейчас и летом, и зимой их достать не проблема, а когда-то их в основном под Новый год, «выбрасывали» на прилавок. Дефицит шампанского был, и еще много чего, мы жили в то время, когда, казалось бы, в магазинах ничего нет, но у каждого в холодильнике было. Это тоже примета времени.
- Интересно, откуда?
- Существовал своеобразный такой, интеллигентный бартер. Кому-то, допустим, нужны билеты в театр, и он взамен уступает очередь по покупке шампанского. То есть это были своеобразные приятные заботы и радости того периода. Сейчас это все ушло, хорошо это или плохо, время покажет, но ощущение праздника все равно остается, и оно будет вечным. Я еще раз поздравляю вас, ваших и наших читателей с наступающим Новым годом! Вы делаете большое и нужное дело выпуская эту газету, и я вам желаю скорейшего становления. Но здесь уже многое зависит от вас самих.
- Большое спасибо за интервью, поздравляет вас с Новым годом. Желаем процветания и успехов вашему издательству!

Интервью вела Майгуль КОНДЫКАЗАКОВА

Средняя: 2.7 (3 оценок)

Баке крутой. Когда все смотрели на дно стакана, он не опустил рук, а стал заниматься издательским бизнесом.

Комментарии

Поэт... Очень редкая ныне профессия. В советское время была выгодной. Выпустил пару книжонок, стал челном Союза Писателей СССР и пользуйся льготами, либо лежи дома (называлось - на творческой работе)

Уважаемый господин Канапьянов,

у меня есть 11 томов Собрания. Купил я их в самом издательстве "обанкротившегося" тогда "Науки" на Пушкина 111/113 в году, кажется, 2004.

С тех пор не было об издании ни духу, ни слуху. О продолжении Собрания узнал совсем недавно из интервью Мурата Ага.

Вопрос господину Канапьянову:

Можно ли купить издание, начиная с 12-го тома, или все надо начинать сначала?

Можно ли сообщить тут контактный телефон?

Глыба - человек. У меня есть задумка издать труды и О Смагуле Садвокасове. Бахытжан Мусаханович, поддержите!