:: КЛАДЕЗЬ ИНФОРМАЦИИ

Просмотров: 41,518 Рейтинг: 3.1

Сегодня к выходу в свет готовится уже 10-е издание справочника, в котором наряду с биографическими данными и нынешним положением фигурантов казахстанской истории будет указана их жузовая принадлежность. Об этом и многом другом в беседе с журналистами и экспертами рассказал гость дискуссионного клуба «АйтPARK» Данияр АШИМБАЕВ.

Полностью читать здесь; "Начнем с  понедельника" (http://www.nachnem.kz/articles/2478?no-comments)

По теме:

Юлия КИСТКИНА (CAM). Данияр Ашимбаев: "Элита движется как табор"
Вряд ли найдется кто-то, готовый поспорить, что словосочетание "народная власть" столь же нелепо, как и "мудрая толпа". О власти во все времена и при всех режимах судили только по внешнему фасаду: ее лицо видно всем, а вот пощупать, из какого теста она состоит, -дано немногим. Но, между тем, властная элита - живой организм, со своими сообщающимися сосудами, инфарктами, проблемами несварения желудка. Секреты развития этого сложного организма в сегодняшнем Казахстане попытался раскрыть во время заседания в дискуссионном клубе "Айт-парк" Данияр Ашимбаев, составитель энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане", который не понаслышке знает о тайных связях, подводных течениях и истинных причинах болезней современной элиты.
Чиновничий замес

Диагноз, поставленный государственной элите Данияром Ашимбаевым, напоминает старый советский анекдот. "Умер Брежнев. Идет заседание Политбюро. Обсуждается кандидатура Андропова на пост генсека. Перед голосованием входит Андропов с автоматом наперевес: "Руки вверх! Левые опустить! Единогласно".
Хотя усредненного портрета казахстанской элиты, по словам Ашимбаева, не существует, все-таки, если препарировать существующую "размазанную картину" и взглянуть на нее в разрезе, можно обнаружить типичный для постсоветских стран путь формирования государственного организма. В основном представители современной элиты прошли положенные "огонь, воду и медные трубы" - комсомол, производство, райком, обком, директорат завода, секретариат обкома, ЦК, министерство. Конечно, во время смены формации принципы формирования элиты подверглись корректировкам - на государственные посты стали приходить люди из разных сфер - депутаты, научные кадры, журналисты. "Но, несмотря на дополнительно открывшиеся "каналы", на то, что Закон "О государственной службе" действует не первый год, - констатирует Ашимбаев, - управленческий состав формируется какими угодно принципами, но только не на конкурсной основе". Столь жесткий вывод он обосновывает итогами проведенных за последние годы административных реформ.
Реформы начала 1990-х, на его взгляд, были понятны и логичны, в отличие от последующих периодов. Сбой произошел буквально через несколько лет, когда началась реорганизация новых только что созданных структур под лозунгом повышения качества госуправления экономическими процессами. "У нас всегда пытались закрыть какую-либо проблему созданием специального ведомства, - делает своеобразный экскурс в историю становления госаппарата Ашимбаев. - Это ведомство потом разрабатывало программы, которые никто не читает, писало отчеты, которые никому не интересны, набирало кадры из числа "золотой молодежи". Нынешним аналогом таких структур я бы назвал фонд "Казына" и холдинг "Самрук". Вопросы результативности при таком подходе формирования структуры даже не ставятся: орган создан - и точка. Для того же фонда "Казына" единственным показателем эффективности является рост его капитализации, а не, как следовало ожидать, количество построенных предприятий, создание рабочих мест, внедрение каких-то новых технологий. Подобные фонды создаются либо под конкретных людей, либо для того, чтобы показать, что реформы идут и экономика развивается". В связи с этим Данияр Ашимбаев припомнил любопытную историю, наглядно иллюстрирующую, что описанный выше механизм проведения административных реформ отнюдь не вымысел. Часто работая с архивами, составитель энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" обнаружил "многоговорящие" документы. Где-то в 30-х годах прошлого столетия руководство республики бросило клич строительства в Караганде завода по сборке холодильников. Потом эта идея была реанимирована в 50-х годах, но опять не нашла реального воплощения. В 80-х проблемой строительства завода в Караганде озаботился Кунаев, но по каким-то причинам прожект вновь был похоронен в кипе бумаг. Самое интересное, что в 1995 году президент Назарбаев озвучил эту же самую идею. Чем закончилась "холодильная" эпопея, думается, говорить не стоит…
"Так что, - делает вывод Ашимбаев, - административные реформы не подчинены каким-то конкретным требованиям. Это - текущий процесс, чтобы аппарат не расслаблялся".
Об этом, по его мнению, свидетельствуют и последние перестановки в президентской администрации: "Во-первых, мы уже год не реорганизовывали администрацию президента. Во-вторых, время от времени аппарат разбухает, и пришло время его чистки. В-третьих, в администрацию пришел Кайрат Келимбетов. При всех его достоинствах, он никогда не работал на региональном уровне, никаким ведомством, кроме Министерства экономики и бюджетного планирования не руководил. Он занял место, которое требует от него гораздо больших знаний, нежели накоплены в его жизненном багаже. От него требуются некие публичные жесты, выступления. И в таких случаях обычно проводят реорганизацию".
При этом Ашимбаев отмечает, что личные, профессиональные качества, уровень образования чиновников особой роли при их возвышении или понижении не играют.

Замурованные во власть

Парадокс в том, что, по словам Ашимбаева, "наша элита самая титулованная не только в СНГ, но и во всем мире. И это не шутка, это реальный подсчет, согласно которому где-то 60 процентов нашей элиты составляют доктора наук, 30 процентов - кандидаты наук. Все они, естественно, профессора, академики, кавалеры всевозможных орденов. Самыми нетитулованными, как это ни странно, в последнее время были министры образования и науки. Айтимова не успела защитить диссертацию, будучи министром, а Беркимбаева сделала это уже после того, как ушла в отставку, - защита докторской ей была необходима для занятия должности ректора ЖенПИ". Вместе с тем, по негласному закону, отмечает он, "элита цементируется не образованием, нравственными качествами, она цементируется наличием в недрах "таблицы Менделеева", что является главным фактором, на фоне которого все противоречия, мягко говоря, гаснут". "Кадровая политика, - делает он вывод, - набор неких правил, систему же в них уловить сложно. Я пытался это сделать не раз, но мне не удалось. Хотя бессистемности тоже нет, назначенцы приходят не с улицы. Их как-то подбирают, селекционируют, сразу находится кресло, которое им подходит. Но очевидно, что система рассчитана только на своих. 99 процентов представителей нынешней государственной элиты - люди, которые находятся в обойме, либо дети тех родителей, которые в ней находились. Главное - соответствовать хотя бы минимальным требованиям: иметь высшее образование. Все остальное - язык, ученая степень и т.д., - значения не имеют, главное - чтобы был свой человек. И это очень похоже на пародию, сделанную Хазановым на Горбачева. Подходят к Горбачеву и спрашивают: почему сын слесаря становится слесарем, дочь уборщицы - уборщицей, а сын члена ЦК - членом ЦК. На что Михаил Сергеевич после продолжительного раздумья ответил: "Мы за трудовые династии".

Танки грязи не боятся

Еще один нонсенс, подмеченный Данияром Ашимбаевым, укладывается в емкую фразу - дать пинка для рывка. "После того как президент называет фамилии тех или иных чиновников, уличенных в махинациях, на Совбезе, их карьера получает такой импульс, что те, кто с ними боролся, и рядом не валялись. Несколько лет назад был большой скандал, связанный с начальником одного из областных департаментов финполиции. Дать разгон приезжал сам Калмурзаев. И что вы думаете? Недавно я обнаружил, что этот человек занимает должность начальника одного из департаментов Счетного комитета. Или другой пример. В 1999 году президент опять же на Совбезе чуть ли не самолично сорвал погоны с двух генералов. Менее чем через год один из них стал вице-министром МВД, другой - начальником ДВД г. Алматы. Расскажу еще один случай, на мой взгляд, наиболее яркий. Как-то прошло сообщение о том, что директор департамента одного из министерств объявлен в международный розыск. Не успел я сделать соответствующую отметку в своей энциклопедии, как встретил его в аэропорту. На вопрос, а как же розыск, тот ответил: "да, меня нашли и вернули на прежнее место работы".
Между тем, очевидно, что современная государственная элита, если можно так выразиться, мельчает: "В бюджете сегодня "висят" деньги, которые даже разворовать грамотно никто не может. Недавно я читал интересный документ - справку Счетного комитета о программе освоения космоса. Так там из 40 миллиардов тенге полмиллиона было списано на строительство забора. Еще несколько лет назад были бы составлены интересные графики, выстроены оригинальные схемы, и этих денег просто не было бы", - констатирует Ашимбаев.

Восставшие из хаоса

На вопрос, есть ли среди казахстанской элиты настоящие государственники, Данияр Ашимбаев дал прогнозируемый ответ: "Это зависит от того, совпадают ли интересы государства с интересами конкретного человека". И в качестве примера привел ситуацию, когда в разгар выборов один чиновник из ЮКО сделал все, чтобы победу одержал не такой же, как он, "нуротановец", а представитель его рода, давно и прочно находящийся в оппозиции.
Прозвучавшее слово "оппозиция" в контексте властных элит, естественно, привело к дополнительным вопросам, адресованным "хранителю чужих тайн". Хотя, наверное, многих постигло разочарование, поскольку Ашимбаев не стал делать реверансов перед представителями демократического лагеря и на вопрос, "может ли сегодня кто-либо из лидеров оппозиции качественно и эффективно руководить если не страной, то хотя бы какой-нибудь отраслью?", заявил: "кто угодно может руководить чем угодно и ничего ему за это не будет". Такой тон ответа логически привел к перефразированию вопроса: "Кто из действующей власти мог бы достойно руководить оппозицией?" Приняв правила игры, Ашимбаев заявил: "Ряды оппозиции постоянно пополняются бывшими госслужащими. На самом деле кадровый состав оппозиции такой же, как и кадровый состав власти".
Сверяя полученные "анализы" и пытаясь поставить окончательный диагноз государственной элите Казахстана, Данияр Ашимбаев не поскупился на оценки, назвав созданную систему госуправления хаосом: "У нас отлажена система воспроизводства элиты, и никакие катаклизмы ей не страшны. Ее функция чисто биологическая, у нее нет исторической миссии".

Средняя: 3.1 (7 оценок)

В натуре в любой редакции всегда найдешь книги г-на Ашимбаева. А там где этих книг нет, значит там сидят ламеры:-)))

Комментарии

Говоря об истории административной реформы в Казахстане, г-н Ашимбаев напомнил, что адмреформы 90-х годов были понятны, потому что создавались новые экономические структуры, а старые органы упразднялись. В последующем цель административных реформ изменилась. Постоянно возникал вопрос о необходимости повышения качества управления, эффективности экономической политики, решения тех или иных проблем путем создания новой структуры. Они должны разрабатывать программы, которые никто не будет читать, писать отчеты, которые никому не интересны, собирать в свой штат "золотую" молодежь, забивать огромные бюджеты...

Нынешними аналогами таких структур Данияр Ашимбаев назвал фонд "Казына" и госхолдинг "Самрук". Последний был создан по той причине, что государственный аппарат якобы не справлялся с управлением экономикой, не мог контролировать национальные компании. "Самруку" передали все национальные компании, вкачали в него огромные деньги и в качестве одной из главных задач его деятельности определили повышение транспарентности финансовых потоков в нацкомпаниях. Но о какой-либо результативности деятельности "Самрука" вопрос, по словам г-на Ашимбаева, даже не ставится. Холдинг просто есть - и все.

Или же фонд "Казына", единственным показателем работы которого является рост его капитализации, а не количество построенных предприятий, создание новых рабочих мест, внедрение новых технологий.

То есть об эффективности управления либо о внутренней логике при формировании таких структур говорить не приходится. Тем более что многие из них, по наблюдениям Данияра Ашимбаева, создаются под конкретных людей. К примеру, полномочия министерства экономики перекраивались в зависимости от того, кто им руководил. При Кулике это было министерство экономики. Когда его возглавил практик Мажит Есенбаев, министерству передали еще и индустрию. Затем вместо министерства был создан Комитет по экономическому планированию с непонятными функциями. После этого - Агентство по стратегическому планированию, которое, кроме того, что имело отношение к созданию Стратегии-2030, никакой роли ни в политике, ни в экономики страны не сыграло.

В целом же, как сказал г-н Ашимбаев, те административные реформы, которые проводятся в Казахстане, не подчинены каким-то конкретным требованиям. Это движение ради движения.

Элиту надо знать не только в лицо

Данияр Ашимбаев известен как знаток казахстанской элиты, причем не только правящей, но и находящейся в оппозиции к существующему режиму. Поэтому участникам дискуссии было интересно его мнение о том, кто из представителей демократической оппозиции мог бы сегодня достойно руководить какой-либо отраслью, регионом, страной.

Ответ Данияра, надо сказать, очень развеселил собравшихся.

- Последние кадровые назначения и деятельность нынешнего правительства, - сказал г-н Ашимбаев, - свидетельствуют о том, что у нас кто угодно может руководить чем угодно и ничего ему за это не будет! А если серьезно, то нужно, чтобы министр сельского хозяйства был агрономом по образованию и имел опыт работы в этой сфере не менее пяти лет. А министр высшего образования должен иметь, как минимум, высшее образование и ученую степень, полученную им до занятия руководящего поста.

А на вопрос о том, кто из представителей власти мог бы сегодня достойно возглавлять оппозицию, ответ был не менее занимательным:

- Не хочу обидеть присутствующих здесь представителей оппозиции, но ее ряды постоянно пополняются бывшими крупными государственными служащими. Поэтому проблема оппозиции в том, что ее кадровый состав такой же, как и в самой власти.

Кстати, по словам Ашимбаева, казахстанская элита - самая титулованная в мире. Около 60% - это доктора наук, примерно 30% - кандидаты наук. Очень много профессоров, академиков, обладателей различных наград за научные достижения, начиная от грамоты Юлия Цезаря до медали Наполеона. Забавно, отметил Данияр, что в последнее время в составе правительства без ученой степени был только один министр - глава министерства образования и науки, и когда он после отставки стал ректором одного из вузов, то та

(та) м потребовалась ученая степень.

Естественно, что возник вопрос, каким же образом столь своеобразно выстроенная система государственного управления до сих пор не развалилась. Как считает г-н Ашимбаев, элита цементируется не какими-то образовательными либо качественными показателями. Ее цементирует в основном наличие в недрах Казахстана большинства элементов из таблицы Менделеева. Это тот самый фактор, который способствует, мягко говоря, разрешению всех внутриэлитных противоречий.

В качестве примера был упомянут средний зять президента Тимур Кулибаев, который, по слухам, попал в немилость и даже лишился некоторых своих активов. Однако Данияр Ашимбаев назвал эти слухи несколько преувеличенными и заметил, что г-н Кулибаев если и лишился пары-тройки нефтяных вышек, то вряд ли это заметил.

"Перезагрузка" невозможна?

Но возможно ли сегодня обновление системы управления? По мнению Ашимбаева, возможно, и есть два варианта развития событий. Первый вариант (реалистичный) - это когда прилетят инопланетяне и все за нас сделают. И второй вариант (пессимистичный) - это когда нам самим удастся "перезагрузить" систему.

Ну, а если серьезно, то есть и еще один вариант развития событий. Скажем, как в Туркменистане, когда после смерти Туркменбаши к власти пришел другой правитель. По словам Данияра Ашимбаева, в подобных ситуациях элита, как правило, подбирает самую компромиссную, умеренную фигуру, человека тихого, мягкого. По этим принципам был поставлен у руля нынешний президент Туркмении, кандидатуру которого старательно выбирали силовики. Теперь они сидят в местах не столь отдаленных, а в стране говорят о новом Туркменбаши.

В Казахстане, скорее всего, как считает Ашимбаев, смена власти произойдет в результате естественного процесса. И правящая элита постарается подобрать в своих рядах человека, который будет устраивать всех и останется у власти в течение ближайших 14-15 лет.

Галина ДЫРДИНА

22.02.2008