:: ДАРХАН КАЛЕТАЕВ: О ТЕКУЩЕМ МОМЕНТЕ, О ПАРТИИ, И О СЕБЕ…

Просмотров: 19,248 Рейтинг: 3.9

На встрече в дискуссионном клубе «АйтPARK» с нынешним первым заместителем председателя партии «Нур Отан» прояснились вопросы о роли и задачах (на взгляд спикера заседания Д.Калетаева) правящей партии, о том, какой должна быть партия, претендующая на роль спарринг-партнера «Нур Отана», о борьбе с коррупцией, о молодежной политике в Казахстане.

Нурлан Еримбетов, модератор клуба: Думаю, что неслучайно зампред «Нур Отана» начинает наш новый сезон, потому что раньше в старом КПСС была норма – один год кандидатского стажа, во время которого все приглядывались к тебе, принимать тебя в партию или не принимать? Я думаю, что наш клуб достойно прошел этот кандидатский стаж, коли уж высокий гость из правящей партии принял наше приглашение.
В связи с этим я вспоминаю одну историю из своей жизни. Это было начало становления партии «Отан» - 1999 год. Нами владела некая эйфория, романтическое ощущение того, что ты находишься у начала большого дела. Я помню первые съезды, как мы выезжали в регионы, объясняли, что это такое. Время было бедное, акимы – аполитичные донельзя. Они «Нур Отан» не признавали. И вот приезжает в Кызылорду вновь созданная Гражданская партия – функционеры. Я – замакима области, они говорят: дайте нам самую большую площадь, мы там проведем нашу акцию. Как раз шла предвыборная кампания перед выборами в Мажилис. Они заняли центральную площадь. И я увидел, что это богатая партия. У нас тогда денег не было. Они соорудили огромную сцену, привезли специальную технику – несколько КАМАЗов аппаратуры. И Роза Рымбаева там была самая нетитулованная. Сделали такой специальный проход в центр площади, на которой собралось где-то тысяч восемь народу. Концерт был посвящен презентации Гражданской партии в Кызылординской области. И в конце должен был выступить маленький мальчик – из местных, он исполнял довольно популярную песню. Его представили, он выбежал, по-казахски одну песню спел, все довольны, он убегает обратно. Публика взведена, все, надо заканчивать. И ему говорят: спой «Менің елім», нынешний гимн. А тогда песня еще не была гимном, но ее все знали. Он эту песню спел – с ним вместе пела вся площадь. Пацан забегает за кулисы, а снаружи должен быть салют, концовка, и в этот момент туда входит один из лидеров Гражданской и говорит: «Айналайын, побеги сейчас и крикни: «Азаматтық партиясы жасасын!» («Да здравствует Гражданская партия!»). Пацаненок понял и побежал. Но весь текст, пока бежал, забыл. Выбежал и крикнул: «Да здравствует партия «Отан»!» В это время фейерверк пошел, и все разом: «Отан» партиясы жасасын!». Если бы вы видели, какой мат-перемат был – все насмарку: «Ол не деген бәле?» – и на меня смотрят. А я говорю: «Я за порядком смотрю, я отношения к этому не имею». Я тогда сказал: мы это делали где-то в течение десяти месяцев – а вы хотите за три дня весь народ купить – атаңның басы!..
Прошло 10 лет – многое изменилось. Мы поседели, партия повзрослела. Я думаю, что сегодня наступают некие перемены, о которых мы и будем говорить.
До недавнего времени люди, которые работали на вашем месте, умудрялись в своих интервью упоминать лидера партии раз 40-50. Я помню, однажды был побит рекорд: в ответе на простой вопрос лидер партии упоминался четыре раза в разных ипостасях: лидер партии, президент страны, Нурсултан Абишевич... Я тогда посоветовал партийцам: «А зачем вообще вам отвечать на вопросы? Издайте цитатник председателя партии – по всем вопросам жизни. И когда вам будут задавать вопрос, открывайте, читайте готовый ответ, зачем вы тогда нам нужны?»
Я надеюсь, что сегодня перед нами политик самостоятельный, который имеет собственное мнение.
Вопрос: Недавно прошли выборы в США, вы за кого болели: за молодого Обаму или же старого Маккейна?

Д.К.: Я лично – за Обаму.
Н.Е.: Я болел за Маккейна.*
Д.К.: Даже в этом вопросе мы с вами не сошлись. Я болел за Обаму, но в целом я болел за новое. Я хотел и хочу, чтобы в глобальном мире была новизна. А за Обамой я вижу новизну.
Н.Е.: Я думаю, мы американскую тему закроем таким вопросом: когда вы пришли на новую должность (естественно, вы лидер правящей партии, народ поддерживает все ваши движения), я, читая прессу первую неделю – десять дней, не обнаружил Дархана Калетаева среди хлеборобов, среди рисоводов Кызылорды, среди горняков Жезказгана. Но прошла большая информация, что он встретился с послом США. Это обязательное условие, для того чтобы…*
Д.К.: Я не знаю, является ли это условием, но посол США попросил встречи, как я могу отказать ему?
Н.Е.: Первым?
Д.К.: Первым попросил встречи посол КНР, через два дня – посол США. И после того, как я встретился с послом КНР, я должен был встретиться с послом США. У меня были очень приятные встречи с обоими послами. Я не то, что не жалею, наоборот, я рад, что смог встретиться с ними обоими и узнать их позицию по партии. Я считаю, что это необязательное условие, так получилось.
Н.Е.: Понятно, но все-таки надеюсь вас увидеть среди рисоводов Кызылорды…
Д.К.: Что касается рисоводов Кызылорды и шахтеров Караганды, вы знаете, я по формату своей прежней работы, находясь в Администрации президента, до этого в Министерстве культуры, информации и общественного согласия, был и среди рисоводов Кызылорды, и среди шахтеров Караганды – для меня это не новизна. Сегодня исполнился месяц, как я приступил к нынешней должности. За месяц трудно что-либо осознать, но, я думаю, у меня есть время, я обязательно побываю и у рисоводов, и у шахтеров.
Н.Е.: Почему вы, придя в партию, начали сразу с каких-то бюрократических, понятных для чиновничества вещей? В партии вы являетесь первым и единственным, как я понял, заместителем. Раз новый специалист, значит, какая-то новая структура будет – это обязательное условие, для того чтобы начать? Это напоминает телодвижения наших министров и акимов, которые, приступив к работе, начинают сразу менять структуру управления областью, начинают менять команду. И еще: вы первый заместитель, второй, третий – будут?
Д.К.: Насчет того, будет ли второй, это вопрос, наверно, к Председателю партии. Это его решение, что пока один заместитель. А что касается смены структуры или прихода новых людей, вы знаете: поручили, доверили – я должен выполнить. В конце концов, если говорить начистоту, это мое будущее. Поэтому я хотел сделать и я сделал так, как считаю нужным, и руководство партии со мной согласилось.
Н.Е.: Нет, я к тому, что это же партия, не бюрократический полностью аппарат. Почему эти вопросы не решает партия, съезд?
Д.К.: А что такого видоизменилось в партии, оттого что мы разделили ее функционально, подошли к партии, как к некой корпоративной организации? Разделили офис на бэк-офис, фронт-офис, появилось два секретаря: один отвечает за оргмассовую работу, другой – за стратегическое развитие партии. В чем здесь криминал?
Н.Е.: А этот секретарь как будет называться? Секретарь Центрального аппарата?
Д.К.: Сейчас – секретарь партии.
Н.Е.: И еще вопрос, который наверняка вам зададут: скажите, ваш приход в партию – это поручение президента – лидера партии, ваше желание или итог неких аппаратных игр, в результате которых вас туда просто выдавили?
Д.К.: Я не считаю, что меня выдавили. Это вкупе: поручение президента и мое желание.
Н.Е.: Вы знаете, я заметил одну вещь. Партия, которая, кстати, на следующий год отмечает свой 10-летний юбилей и насчитывает более 800 тысяч членов, скажем, миллион с сочувствующими, почему-то за эти годы не выдвинула ни одного яркого политика, ни одного оратора, ни одного трибуна - людей, которые могли бы сегодня влиять на общественное мнение страны. Почему? Огромная партия, огромный потенциал. Что мешает? Внутренняя борьба? Зависть?
Д.К.: Здесь я с вами не согласен.
Н.Е.: А кто?..
Д.К.: А вы? Мы же вас выдвинули!*
Н.Е.: И на этой оптимистической ноте разрешите закрыть собрание!
(из зала):  О! Нуреке, да вы оказы вается отановский засланец!*
(из зала): Операция по внедрению пролшла успешно!*
Н.Е.: Хорошо, я один, а остальные? Надеемся, что они появятся с вашим приходом. Я хочу перейти к следующему вопросу, он достаточно серьезный. Партия – это президент.  Лидер партии – это ее знамя, ее гимн. Многое решается благодаря его авторитету и имени, но я заметил, что за 10 лет партия ни разу, особенно в последнее время, не защитила своего президента. То есть были откровенные провокации, сплетни, разговоры, и в результате это печаталось в газетах и проч. Почему его честь защищает КНБ, иногда, прокуратура? Почему партийные функционеры, люди, которые призваны защищать своего лидера, не могут, допустим, выйти и сказать слово в его защиту (вне закона, вне каких-то юридических рамок и т.д.)? Это же не госслужба?!
Д.К.: Вы задали довольно серьезный вопрос. Если в рамках сегодняшней нашей  встречи коротко ответить, я полностью согласен с вами, потому что – парадоксально: эта партия – правящая, движущая, основная, но она состоялась благодаря ее лидеру. Именно так. И мы должны сделать все, для того чтобы партия стала реальной опорой для своего лидера. К сожалению, я не могу это сейчас констатировать. Я понимаю, что в связи с моим приходом или приходом кого-то еще, того же Ерлана Карина, этого не случится .. по мановению волшебной палочки. Если мы реально стремимся в будущее, в демократическое общество, она должна стать конкурентоспособной партией.

Н.Е.: Почему сегодня акимы обязаны быть лидерами областных филиалов? Это, по моему мнению, глубокая ошибка, потому что нельзя путать одно с другим. Кажется, что это легкий путь, но на самом деле он очень тяжелый. К примеру, сегодня с кого спрашивать за ошибки, неясно. Помните, передавали, полторы тысячи домов в Шымкенте остались без тепла? А председатель областного филиала – руководитель «Нур Отана»! Не выполняется программа «100 школ, 100 больниц». Кого наказывать?
То есть руководство акимов над филиалами партии – это обязательно? Может быть, вы откажетесь от этого?

Д.К.: Это необязательное условие. Вопрос системный, он требует, на мой взгляд, проведения политических консультаций. Этого требует сама структура региональных филиалов: какими они должны быть, как они должны работать, кто их должен возглавлять. Это то, чем мы сейчас будем заниматься. Но это необязательное условие, что аким должен возглавлять областной или районный филиал.
Н.Е.: Вы можете сейчас начать работу по выдавливанию акимов с партийных руководящих должностей?
Д.К.: А мы не будем выдавливать их, мы будем ставить перед ними задачи.
Н.Е.: Партийные?
Д.К.: Партийные.
Н.Е.: Ну, переведут его в другую область, допустим…
Д.К.: Это уже другое. Это уже решение президента.
Н.Е.: Недавно ваши предшественники говорили о том, что будет создаваться некий медиа-холдинг, который будет подчинен «Нур Отану». В него войдут какие-то газеты, каналы и т.д. Это правда? Потому что никто на этот вопрос толком не может ответить.
Д.К.: Сейчас идут консультации насчет создания отдельной медиа-структуры. Таковые в партии существуют, как вы знаете, есть две газеты. Сейчас речь идет о создании, если хотите, партийного медиа-холдинга.
Н.Е.: Кто те счастливчики, что войдут в этот медиа-холдинг?
Д.К.: Я пока не могу назвать. Вопрос окончательно не проработан.
Игорь Неволин журналист газеты "ЛИТЕР": А на какие средства вы их, извините, будете содержать? Вы же не бизнес-проект. Все республиканские газеты у нас убыточные. Или их всех в партию загонят?
Д.К.: Ну, как на сегодняшний день газеты эти существуют? Они ведь как-то существуют – выходят, получают зарплату.
И.Н.: За счет рекламы и госзаказа...
Д.К.: А почему партийные газеты не могут так существовать?
Айгуль Омарова: А кто в партийную газету будет рекламу давать?
Д.К.: Надо сделать ее такой, чтобы в нее рекламу давали!
А.О.: Назовите хоть одну такую партийную газету.
Н.Е.: Стоп, стоп. Больная мозоль что ли? У мепня еще есть модеарторские вопросы...
Д.К.: ...Пока не могу назвать. Нурке, в общем, вопрос обсуждается, будет уже полная конструкция, тогда я проясню.
Н.Е.: Ну, я думаю, что вообще понятие партийной печати – для меня это нонсенс. Лучше было бы, если бы, допустим, активисты партии, светились бы во всех газетах, независимо от уровня и т.д.
Д.К.: А почему вы считаете, что партия не может быть акционером популярной газеты?
Н.Е.: Ну, хорошо. Опять же, допустим, по деньгам: когда был Терещенко, у партии вместе с Терещенко был огромный фонд «Интеграция». Аман Динович Ермегияев пришел в «Отан» со своим «Алматы-Курылыс». У Жумагулова была какая-никакая инженерная академия, у Джаксыбекова – "Цесна". А с чем пришел Дархан Калетаев? Кроме честного имени...
Д.К.:
...молодости и свежих мыслей!
Н.Е.: Ведь за это много денег не дают. У меня следующий вопрос: бюджет партии – он вообще прозрачный? Он есть? Кто финансирует?

Д.К.: Финансовое положение партии, могу сказать, на сегодняшний день, нормальное, среднее.* Не сказать, что оно выдающееся, но партия живет, существует, люди работают, почти 700 освобожденных работников по всей стране – за счет, в первую очередь, конечно, партийных взносов (больше миллиона долларов собирается в год партийных взносов) и пожертвований, как и все партии.
Н.Е.: Пожертвования…
Д.К.: А на что существует, по-вашему, Демократическая партия США?!
Н.Е.: Я не знаю, но у них губернатор штата точно не является председателем техасского обкома Демпартии. Вам в этом плане полегче будет. Мне кажется, вы будете напрягать акимов, а они будут вам находить спонсоров. Это будет вызывать недовольство у акимов, потому что они и так должны где-то находить деньги…
Д.К.: Нуреке, давайте определимся, почему это слово постоянно присутствует – «напрягать»?! Мы не будем никого «напрягать»…
Н.Е.: Да я сам напрягал, я знаю, что ничего не изменилось…*
Д.К.: Так вот, Нуреке, вы были – вы и напрягали. Такие, как вы, и создали этот имидж.*
Н.Е.: Ладно. У меня такой вопрос: здесь у меня бывали руководители оппозиционных, демократических партий. Я им задавал вопрос, и сейчас хочу вам задать зеркально наоборот. Вы можете назвать пять плюсов оппозиции? Они могут назвать ваши недостатки, вы можете назвать их. Но назовите пять плюсов оппозиции.
Д.К.: Ну, можно я один назову? Плюс это... или... Плюс это то, что они ...есть!*
Н.Е.: …Я вам скажу, что вы достойны друг друга, потому что они на этот вопрос тоже не могли ответить!*
Д.К.: Но они-то на этом поле давно, а я месяц только. Дайте мне тоже их оценить. Но то, что они есть на сегодняшний день, и то, что они должны быть – это необратимый процесс.
Н.Е.: Дай Бог, чтобы у нас не было «минус один», хотя бы один был плюс. В 2006 году, по-моему, на съезде партии президент страны поручил «Нур Отану» работать с оппозицией. Помните, он сказал: «Эту работу я поручаю своей партии»? Я часто бываю на различного рода круглых столах и замечаю, что собираются все – и демократические партии, и общественные движения. Но рядом с табличкой с надписью «Нур Отан» никогда никого не бывает, почему так? Почему вы не работаете, не выполняете поручение лидера партии? Это что, страх?


Д.К.: Да нет никакого страха и, если будут приглашать… Например, за месяц нахождения в этой должности я пока не получил ни одного приглашения на какой-либо круглый стол, организованный оппозицией. В то же время минус и нам – мы тоже пока ничего реального не предложили. Я приму это замечание и готов работать. В партии на сегодняшний день достаточно модераторов, которые могут участвовать и говорить. Более того, мы открыты. Те люди, которые сейчас находятся в руководстве партией, вы наверно, согласитесь, могут и полемизировать, и открыто выступать. У нас по структуре вчера правительство назначило специального представителя партии, который тоже будет по разным вопросам выступать. Официальный представитель партии будет озвучивать официальную точку зрения партии. Также есть секретари. Ну, здесь, наверно, должен быть рабочий процесс. Я в этом не вижу никаких проблем.
И.Н.: А вот представитель – зачем он нужен? У вас же все министры – «нуротановцы», вы им не доверяете, что ли?
Д.К.: Нет, мы им доверяем, но постоянный представитель партии нужен для более тесного контакта с правительством. Он во многом – не столько фигура, которая контролирует, хотя премьер его вчера назвал «оком партии», сколько фигура, которая должна обеспечить тесный контакт правительства и партии во всех начинаниях, программах.
И.Н: Но вы же через партию и парламент и так можете любого министра вызвать? Еще один вопрос: в прошлом году выборы как прошли, помните? Сейчас парламент поехал для встречи с избирателями в регионы. Так от регионов никто же не избирался, все от партии избирались, по партийному списку. И у вас там есть везде областные филиалы. Зачем за наши бюджетные деньги еще людей гонять куда-то по регионам (при отсутствии интерактивного мандата)? В условиях кризиса?
Д.К.: Но вы же сами говорили, что у нас нет связи с избирателями. Это одна из форм связи. В чем криминал? В том, что они поедут и узнают чаяния народа?
И.Н.: Значит, с областными филиалами работать, так что ли?
Д.К.: Да. Вот сейчас существует более восьми с половиной тысяч партийных ячеек (по крайней мере мне такую цифру дали..), я хочу, чтобы каждый депутат взял кураторство над определенным количеством партийных ячеек, работал с ними… А как бы мы иначе осуществляли связь?
И.Н.: По восемьдесят ячеек на депутата получается?
Д.К.: Это я так условно сказал, номинально. Не только депутаты Мажилиса, но и депутаты маслихата должны за это взяться. Там у нас тоже – 90 процентов состава.
Н.Е.: ...Так уж повелось, что для зампреда «Нур Отана» высший кайф – когда при нем «Отан» поглотил какую-нибудь партию. Собираетесь кого-нибудь поглотить? У вас еще есть выбор…*
Д.К.: Пока в планах нет.
(из зала): Пока???
Н.Е.: В стратегии есть...
Д.К.: И в стратегии нет.
(из зала): Да уже и партий не осталось..*
Н.Е.: Боюсь до Нового Года кто то потеряет свой партбилет...

Д.К.: Вы на кого намекаете?

Н.Е.: Я намекаю на те партии, которых сейчас практически нет на политической сцене, но они зарегистрированы в Минюсте. И у меня последний вопрос: поступает информация, что партию «Нур Отан» покидают люди. Мол, в Алматы тысяча человек ушли, еще где-то… Эта информация соответствует действительности?
Д.К.: Она у нас есть, и, конечно, это естественный процесс, кто-то выходит, кто-то заходит. Но мы с начала года начинаем такое мероприятие, как обмен партийных билетов. Будем переходить на новый формат партийных билетов. И здесь мы как раз хотели бы сверить часы по членству в партии: сколько у нас сторонников – тогда и увидим реальную обстановку. Сейчас сложно что-либо говорить, но информация о том, что кто-то выходит, кто-то заходит, постоянно идет и обновляется. Но о массовых выходах я меня информации не было...
А.О.: Г-н Калетаев, известно, что вы являетесь горячим патриотом казахского народа, Казахстана. Скажите, пожалуйста, как вы тогда расцениваете слова Масимова о том, что Казахстан будет инвестировать в развитие туризма в Черногории? И это в то время, когда погибает наш Балхаш, Бухтрама и т.д.? У нас же туристических мест навалом, вы, как патриот, должны это знать.
Н.Е.: ...Черногория деген Каратау ғой... Мы же идем в Европу...*
Д.К.: ...Это наверно, на встрече с премьер-министром Черногории было озвучено Масимовым? Давайте я задам этот вопрос премьер-министру.
А.О.: Спасибо...
Асылбек Кожахметов: Во-первых, спасибо, что пришли. Вчера правительство внесло изменения в четыре закона, в том числе было сказано, что предложены для парламента изменения в закон «О МСУ». С другой стороны, институт парламентаризма давно готовит концепцию местного самоуправления, на днях я ее получил, и мне теперь непонятно, вот эта концепция местного самоуправления и те изменения в закон, которые внесены – они синхронизированы или это две головы одного орла?
Д.К.: Если честно сказать, синхронизации там нет, я хотел бы эту синхронизацию получить, потому что тот законопроект, который разработан правительством, у меня лично вызывает некоторые вопросы, и сейчас, в ходе работы в парламенте, я думаю, мы там должны кое-что поправить.
А.К.: В Алматы, в бытность ваших предшественников, был создан Общественный совет по разрешению социальных конфликтов, мне кажется, что он достаточно эффективно работает, но в то же время было заявление, что мы распространим опыт на регионы. Вы будете распространять опыт, или уже как-то по-новому смотрите на это?
Д.К.: Нет, мы хотели бы этот опыт распространить, на мой взгляд, он является очень эффективным, особенно, в работе с другими общественными институтами, и мы будем распространять его по всей республике. Мы готовим сейчас наши наработки в этом направлении. Я признаюсь, хотел запустить этот процесс с первого декабря.
Розани Исмаилова: Как только объявили о том, что партия «Нур Отан» создала партийный контроль, ее сразу стали сравнивать с КПСС. До КПСС партия, естественно, не дотягивает. В связи с этим возникает вопрос, есть ли идеология внутри партии, и какая она? И второй вопрос: по вашему мнению, какая политическая система существует в Казахстане (если она вообще есть)?
Н.Е.: Это тема Круглого стола. У нас же другой формат: побалдели, разбежались... Менде жауабың білмеймің*
А.О.: Нет, Дархан, извините, дело в том, что в Википедии приводится описание Казахстана и говорится...
Н.Е.: Википедия ол не? Приходят  с новыми словами, я сижу как этот...*
А.О. Википиедия это энциклопедия в Интернете... Короче, приводится описание Казахстана и говорится, что Казахстан – это парламентско-президентская республика. Поэтому это очень интересный вопрос.


Д.К.: Ну, что касается первого вопроса, это хорошо, что мы не КПСС, что мы не дотягиваем, это нормально, это правильно. Что касается партийного контроля, мне не хотелось бы, чтобы он стал неким прототипом той парткомиссии, которая была в Коммунистической партии со всеми ее атрибутами и конечным исключением из партии. Я когда только стал первым заместителем председателя партии, на второй день ко мне подошел один знакомый и сказал, что одного человека, занимающего высокую должность в иерархии правительства, рассмотрели на бюро первичной партийной организации и готовят к исключению: «Не мог бы ты посодействовать, чтобы его не исключили?». Для меня это было дикостью, потом я сказал, что это, наверно, не так. И вот я хотел бы избежать этих случаев исключения из партии, когда наказывали так людей. Партийный контроль  - это, в первую очередь, должен быть контроль над теми программными заявлениями и вообще в целом программами, с которыми партия вышла на выборы и победила в них.
Р.И.: Значит, надо понимать так, что партийный контроль создан, для того чтобы контролировать идеологию партии?
Д.К.: Исполнение программных задач партии.
Р.И.: Так вот, расскажите о программных задачах и идеологии партии.
Д.К.: Есть народная платформа, можно ее прочитать, там все изложено.
Р.И.: Нет, как вы ее видите?
(из зала): Есть же главное управление исполнения...*
Д.К.: Как я вижу партию? На мой взгляд, это партия власти – это бесспорно на сегодняшний день. Но я хотел бы, чтобы идеология партии соответствовала лозунгу: «партия народной власти». Вот основной принцип, который мы хотели бы воплотить в жизнь. А насчет того, какая политическая система в Казахстане – давайте по этому вопросу мы проведем «круглый стол» в самое ближайшее время - в НДП «Нур Отан». Я готов пригласить всех здесь присутствующих.
Н.Е.: С оплатой дороги Алматы-Астана!..


Д.К.: Нет проблем!
Дидар Амантай: 1997-98 жылдардан бері  Қазақстан мәселесін дамытуға «Нұр Отан» партиясы өз үлесін қосты. 1997-98 жылдардан бұрын біз өзіміздің қолымыздан келген шараларды  сол мәселелерді дамытуға, партияны құруға өз үлесімізді қостық. Біз осы партияға жетекші тұлға ретінде «Нұр Отан» партиясы тағайындалған кезде, партия жетекшісі болған кезде ол мәселелер әлі шешілген жоқ. Әлеуметтік тұрғыдан қарасақ ауылдағы жағдайлар мәселесі шешілген жоқ. Жоспарлардың  5-10 жыл ішінде үлгерілетін мәселелерді қалдырып, мүмкін ауыл шаруашылығына көмек көрсетіп  немесе ауылдағы американдық фермерлер сияқты белгілі дәрежедегі мөлшердегі ғана шараларды қолданып, мүмкін қазақ тілі мәселесін қалайда шешсек болады? Қалғанын бәрін қалаға көшіруге қажет.
Д.К: Енді, жаңағы, айттым ғой, бір тапсырмалар алдыңыз-ба, деп. Менің енді біріншіден ойлайтыным, қазақ тілі мәселесіне келгенде, тапсырманы құлағым есту керек. Өзім қазақ болып туып, ауылдан шыққан бала болғаннан кейін, азамат болғаннан кейін, қазақтың арасында туып-өсіп, негізі, енді қазаққа деген өзімнің ойым, адам болғаннан кейін, жауапкершілігім болуы керек, берілген тапсырма орындалуы керек. Қазаққа байланысты сұрақтар, негізінен тілге байланысты сұрақтар маңызды мәселе болғандықтан, сонымен осыған тоқталып отырмыз. Мен өзім жалпақ қазақ тілінде сөйлеймін, өзім орыс мектебін бітірдім, орысша оқыдым, бірақ енді ауылда, үйімде де әке-шешеммен қазақша сөйлеп, қазақ тілін меңгердім. Оның ешқандай қиыншылығы жоқ, тіл мәселесі әр адамның өзіне байланысты, қалай әрі қарай сөйлей ала ма, қазақ тілін меңгере ала ма, өзінің ішкі ойы қалай болады, солардың көбі адамның өзіне байланысты. Арнайы мемлекеттік бағдарламаның, оның 100-не, 1000-на адамның өзінің ниеті болмаса, ол дұрыс болмайды. Жаңағы, ауылдық бағдарламаларға байланысты орысша айтып берейін.
Что касается села, мы сейчас начинаем программу, согласно которой хотели бы проанализировать пять лет работы нашего государства, государственных структур в области сельского хозяйства. За 5 лет – сколько денег выделено нашему аулу: например, в конкретно взятой Кызылординской области…
А.О.: Акмолинск возьмите – это рядом – и посмотрите.
Д.К.: …Какие конкретно сельхозпредприятия у нас работают, что они производят и благодаря чему они работают. Сколько им денег выделено? Всякие «Агрофинансы», «Агролизинги», фонды – кто из них выделил деньги и кому выделены эти деньги? То есть эту программу мы начинаем, я предположительно думаю, что это будет готово у нас к 1 февраля. Я готов обнародовать все это, с помощью депутатов или сам. Просто я хочу провести анализ и показать правительству – что сделано в этом секторе. Возможно, это будет чисто механическое сложение цифр и показ фактов. Что касается проблемы регионов, я достаточно знаком с региональными проблемами, много ездил, но опять-таки мы уже на половине программы. Мы наметили конкретное проблемное поле по каждому населенному пункту страны. Я с председателем партии данный проект обсуждал. То есть опять берется конкретный район, область, конкретный населенный пункт, вплоть до того, что мы сейчас уже заканчиваем электронную программу, где будет все видно: проблема такая-то, цена вопроса такая-то, путь решения такой-то. Это тоже мы хотим представить правительству, и я не знаю, будет ли это задача, поставленная перед правительством. Но в таком формате мы хотим работать. То есть мы хотим перейти к реальным делам.
Н.Е.: Мне кажется, тут нужно по каждому аулу делать отчеты и т.д. Я просто приведу пример, этим летом я был с журналистами и друзьями в районе Шиелі, разговаривал с рисоводами. Они мне рассказывали, что очень солидные аксакалы работают на этих полях в сотни гектаров. Я давно сельским хозяйством не занимался,  я не специалист, но мне рассказали, что, оказывается, созданы всякие лизинговые и проч. компании, которые и забирают все деньги. Рисоводам, в конце концов, выдают 15 тысяч тенге зарплаты. За 4 месяца человек получает 60 тысяч тенге… Потом различные отчисления. Короче, детей в школу собрал – и на этом спасибо. То есть все деньги забирают те, кто поставлял дизтопливо, семена и т.д. Мне кажется, что здесь надо разбираться кардинально, и желательно на конкретных примерах, а не в общем.
Д.К.: Оралмандарға байланысты, оған, Дидар, енді өзің білесің-ғой – "Нұрлы-көш" деген бағдарлама. Оралмандарға өкімет жағдай жасап, қазіргі өмірге жіберейін деп отыр, басында, негізгі өзінің қаттамасында өкімет жасаған өзінің партиясының бастамасы бар. Бұл мен келмей тұрып басталған жұмыс. Осы бағдарламаның аясында жұмыс істеу қажет сияқты Нұрлы-көш бағдарламасы. Мен ойлаймын, бұл да міне нақты іс, өздерің көрдіңдер-ғой, Оңтүстік Қазақстан облысында нақты жасалынған жағдай ғой. Оралмандар келді, елі жерін берді, үйін алды, бау-бақшасы бар қасында, өмір сүріп жатыр. Оны бәленбай адам көшіп келуі керек, бәленбай адамға осындай ақша берілуі керек дей бермей, мәселені нақты шешу керек. Оралман келді ме, келіп жатыр ма, оны әлгіндей шектеп тастаудың қажеті жоқ. Экономикалық дағдарыс қой, еліміздегі жағдай болған соң, құдайға шүкір, елімізге келіп жатқан қазақтарға үйін беру керек, жерін беру керек, енді қолымыздан келгеннің бәрін жасау керек. Бірақ, нақты істеу керек. Ол визуальный аспандағы нәрсе емес...
Андрей Чеботарев: Дархан, ранее ты курировал молодежную политику республики, на твой взгляд, осталось ли что-то на текущий момент нереализованным? В целом, как ты оцениваешь текущее состояние сферы молодежной политики, с одной стороны (это сфера государства), и с другой стороны, как ты оцениваешь молодежное движение? Не кажется ли тебе, что в 1998 году оно было более активным, чем сейчас?
Н.Е.: ...Та молодежь уже старая. Сейчас новая...*
Д.К.: К сожалению, чего я боялся, то и произошло. Те ростки молодежного движения, которые были в 1997-98 гг., сейчас встали на бюрократический формат, то есть мы получили новых "комсоргов"…
Н.Е.: В хороших дорогих галстуках, белых рубашках и т.д.
Д.К.: Я не хочу никого обвинять, но мы получили новых комсомольцев, вожаков. Помните, была в КВН шутка: «Вот думаем, такой галстук, как у вас купить, или трактор для села»? Примерно такой формат. Может быть, это не чья-то вина, может быть, время другое. Но в целом, государством предпринят ряд шагов, в основном, я думаю, они эффективны. Законопроект, который был принят тогда, понятно, что он во многом рамочный, сейчас надо работать в этом направлении, я готов с удовольствием включиться в эту работу, мне очень интересно…
А.Ч.: А «Жас Отан» ваш – что там происходит?
Д.К.: «Жас Отан»? «Жас Отан» активный, мы будем его активизировать.
А.О.: Скажите, для чего вы проводите анализ исполнения программы по аулу? Для того чтобы предотвратить утечку средств? Президент очень много говорил о неотвратимости наказания. Будут ли наказаны те, кто допустил просчет при исполнении этой программы?
Д.К.: Они не только будут, они должны быть наказаны. Если вы видели последнее совещание президента в Шымкенте, по здравоохранению, я думаю, глава государства, очень серьезную дал оценку…
А.О.: Но среди них есть очень высокопоставленные чиновники, члены вашего Центрального совета и т.д. Как вы с ними поступите? Вы же только что сказали, что постараетесь не исключать из партии.
Д.К.: Если мы посчитаем, что с их стороны были допущены ошибки, или преднамеренно все это было сделано, и если это противоречит нормам и устоям не только самой партии, но и всего общества, то я думаю, что вопрос об исключении здесь лишний…
А.О.: То есть мы можем надеяться на прозрачность?
Д.К.: Абсолютно.
Н.Е.: У меня в связи с этим вопрос. В народе часто говорят о том, что президент - елде болып жатқан жағдайды білмейді (не знает положения народа), что он действует на основании тех вещей, которые ему предоставляет его окружение. Мол, хороший царь – плохие бояре. Вот вы были «боярином», были в его окружении, это правда, что он может не знать неких негативных сторон нашей жизни? Может быть, он поехал в Шымкент и там сделал какое-то открытие для себя и тут же спонтанно отдал распоряжение? Для меня это было неубедительно. Это не уровень президента – принимать начальника департамента медицины в области. Как вы считаете, он имеет достоверную информацию о том, что происходит в стране?
Д.К.: Я считаю, что глава государства имеет достоверную информацию. Это человек, который прошел весь путь снизу доверху (всю иерархическую лестницу), он политик мирового уровня, он все знает, и источников информации у него предостаточно. Еще один вывод, который мне кажется важным: я был в Алматинской области на партийной конференции, и на таких партийных мероприятиях много людей выходит, говорят разные слова, хвалят партию, лидера партии. Сонда біздің апамыз – Злихат Алшыбаева - сол кісі шығып айтты – бір ғана сөзбен. Бәріміздің Қазақстанда жалпақ сөзбен айтып жатқан нәрсемізді ол кісі бір ғана сөзбен айтты. Ол: «Құрметті азаматтар! «Нұр Отан» партиясының ең басты мақсаты неде?  Бұл  – елбасымен елдің  арасындағы байланыс. Осы байланысты біз өзіміз толық атқара алсақ, біздің жұмысымыз толық жасалып отыр деп айтуға болады». Сондықтан, мен өзім ойлаймын, сол кісінің айтқан сөзі әлі есімнен кетпейді, әлі де мен сол кісінің айтқан сөзін алға ұстап отырмын кәдімгідей.
Николай Кузьмин: Демократическая оппозиция считает, что власть в лице вашей партии полемику с ними ведет административными методами, в частности, посредством уголовного дела, заведенного в отношении лидеров разных партий по поводу содействия и укрывательства на Украине одного из организаторов преступления. И возможность дискуссии с вашими политическими оппонентами из-за этого может и исчезнуть.
Д.К.: Мне бы этого не хотелось. В целом, говоря о конкретном случае, я, может быть, буду банален, но есть такое выражение: «Вор должен сидеть в тюрьме». Его часто используют в последнее время: и со стороны министерства внутренних дел, и со стороны оппозиции звучат разные обвинения в адрес друг друга. Я, к сожалению, не знаком со всеми перипетиями этого дела и в этом конкретном случае придерживаюсь позиции, что нужно дождаться реальных результатов следствия: кто виноват? А что касается того, что мы потеряем кого-то из своих оппонентов, и поле для нас покажется скучным – это неправильно, мы не должны терять оппонентов…
Н.К: Нет, извините. Дело не в скуке, а в том, что эта тема практически уже вышла за рамки уголовной, она стала политической, это уже элемент политического дискурса, и важно, как на это реагирует ваша партия. Понятно, что правоохранительные органы реагируют однозначно: вор должен сидеть в тюрьме, и пусть суд решит, кто виноват, кто не виноват. А позиция партии какова?
Ярослав Разумов: Мы как то  в сторону ушли... Вас порядка миллиона…
Д.К.: Около 800 тысяч.
Я.Р.: Вы сказали, что «Нур Отан» не дотягивает до КПСС, но посмотрите: если взять трудоспособное население (8 миллионов 600 тысяч), то получается – каждый десятый «нуротановец». Получается, что вы уже перешагнули КПСС. Теперь вопрос: вы совершенно правильную идею выдвигаете насчет анализа программы поддержки аула, но ведь у нас масса подобных провальных проектов. Там разная степень была бюджетного участия, но она всегда была. Кластеры и проч. и пр. – вы будете все эти провалившиеся программы анализировать,  с оргвыводами и т.д.?
Д.К.: Будем, все будем ревизовать.
Айдар Алибаев: В свое время, когда и. о. председателя партии стал Ермегияев, я был назначен зампредом партии «Отан», членом Бюро и членом политсовета. Когда пришел Жумагулов, я был просто вычеркнут, и не я один, а достаточно большой слой людей. Меня волнует вопрос в части этики, взаимоотношения внутри партии, в части корректности по отношению к людям, тем более, в руководящем составе.
Д.К.: То, что вы мне говорите, это неправильно.
А.А.: Люди даже не были уведомлены.
Д.К.: Это в смысле даже внутрипартийной этики неправильные вещи. Я понимаю, что этому способствовал ряд субъективных и объективных причин, я не знаю, что двигало в то время Ермегияевым, Жумагуловым, но я считаю, что это неправильные вещи. Партия должна относиться к каждому своему члену очень бережно. Потому что люди, пришедшие в партию, в основной своей массе, по крайней мере, я на это надеюсь, пришли осознанно, как сторонники партии. Партия не должна терять своих сторонников, она должна бороться за каждого своего члена. И конкретно в вашем случае, если вы готовы встать под наши знамена, я готов хоть завтра вас принять.*
А.А.: Я просто задаю вопрос, потому что большой прослойке людей даже не сказали, за что их выставили.
Н.Е.: Я хочу добавить. Перефразировав умную мысль одного человека, я хочу сказать, что «нуротановец» который ушел в оппозицию, - это невыслушанный «нуротановец».*
(из зала): Қазіргі жаңағы «Нұр Отан» партиясы сыбайлас жемқорлыққа байланысты қоғамдық кеңестерде кәдімгідей жұмыс істеп отыр. Осылардың мысалы, Павлодарда бар, әр ұлты бар, соларға байланысты баға беру керек сияқты да, осы кемшіліктердің шешімін табу керек.
Д.К.: Осылардың бір жұмысын сараптап, былай жаңағы мониторға шығару керек дейсіз ғой. Оны жасауға болады. Оны кеше ғана Абдыкаримов мырзамен сөйлестік. Осы сұраққа байланысты Нұрболат Абдыкаримовичпен келіскенбіз. Антикоррупционный форум өткізілді. Енді көптеген жұмыс жасаланды. Бірақ, кім қалай жұмыс істеді, бұл жасалынған жұмыстың аяғы неге келді, қазір біз сондай бір шешімге келуіміз керек. Мына қоғамдық Республикалық деңгейде Қоғамдық кеңестің үлкен бір жиынын өткізіп, соған бір баға беру туралы алдымызға мақсат қойылып отыр.
Владислав Юрицын: Один политтехнолог высказался в том смысле, что, мол, раз пришли Аслан Мусин и Дархан Калетаев, значит, теперь уже неуправляемая оппозиция никому не нужна, и будет вторая партия власти. Ваш комментарий по этому поводу?
Д.К.: А причем здесь Аслан Мусин и Дархан Калетаев?
Г.И.: Ястребы, ястребы...


В.Ю.: Политтехнолог как-то это выводит.
Д.К.: Не знаю, конкретного задания – сделать вторую партию – у нас нет. Но она, наверно, не должна искусственно зарождаться. Я, честно говоря, затрудняюсь ответить на ваш вопрос. Но я себя «ястребом» не считаю. Я себя, Гульмира, «голубем» всегда считал.
Конечно, все равно нужен какой-то партнер, спарринг-партнер, как хотите, так называйте, для того чтобы не терять форму. Но она не должна искусственно нарождаться. Проблема в том, что мы пытаемся искусственно создать вторую партию. Как вы знаете, вчерашний законопроект «О политпартиях» вносит в закон поправку, что вторая партия проходит в парламент автоматически.
(из зала): Но два человека погоду не делают.
Д.К.: Насчет второй партии, я в бытность работы еще в Администрации президента ездил в Голландию на переобучение, встречался там с руководителем фракции правящей голландской партии, по-моему, Христианской, и он мне одну вещь сказал. У них одна бабушка, божий одуванчик, создала партию, члены которой регистрируется по Интернету. И они сейчас добиваются, чтобы выборы прошли по Интернету. И они боятся, что она победит на выборах.
(из зала): Вы про «Руханият»?*
Д.К.: Это вы сказали.
Р.И.:  Вопрос насчет коррупции: большинство чиновников в партии,  получается, что ваши партийцы – они же и коррупционеры. В этом случае как вы с ними справиться намерены?
Д.К.: Знаете, я в 22 года стал чиновником, в этом году мне 36. Я 14 лет был чиновником на разных должностях, и меня, откровенно говоря, бесит, когда говорят, что чиновники – коррупционеры. Есть, может быть, какая-то прослойка, но в основном, это люди, которые работают, получают зарплату, живут на эту зарплату, и не надо создавать ореол чиновника-коррупционера. Это такой же простой народ. Конечно, в семье не без урода…
А.К.: Нет, речь о том, что в семье коррупционеров одни уроды оказались…*
Д.К.: Но клеить такой ярлык всему стотысячному чиновничьему составу – это неправильно.
(из зала): До недавнего времени у нас в стране в сфере партстроительства больше всего опирались на опыт юго-восточных стран. Много говорилось о доминантной схеме, когда существует одна партия – провластная. Слова государства о том, что в парламенте должны быть две партии, можно трактовать как отход от доминантной системы?
Д.К.: Нет.
 (из зала): НЕт? Тогда второй вопрос: вы в свое время были у истоков молодежных организаций. Куда они все делись? Вы ведь руководили этим процессом, активно участвовали в нем?
Д.К.: По-моему, они все существуют, работают как-то. Я не руководил этим процессом, это громко сказано. Участвовал в создании нескольких проектов молодежных.
А.О.: Они все перешли в команду «КВН-Астана».
Д.К.: Я приблизительно на такой же вопрос уже отвечал. Это больная тема. Каждый раз, перед определенными политическими событиями мы начинам двигаться в определенном направлении, привлекать молодежь. В конечном счете, она не голосует. И тому подобное... Здесь можно много говорить, я, честно говоря, хотел бы немного от молодежной темы отойти. Сейчас есть много молодежных лидеров, ребята неплохие, их можно спросить.
(из зала): Как мне кажется, нормальная молодежь должна заниматься чем угодно, только не политикой.
Д.К.: А почему?
(из зала):
Она может заниматься бизнесом, саморазвитием и т.д. На этой волне сейчас как бы искусственно привлекают внимание…
Д.К.: Каждый, наверно, осознанно делает свой выбор. Кто-то хочет заниматься политикой, кто-то идет в бизнес.
(из зала):
Ваше мнение, молодежь должна активно участвовать в политике?
Д.К.:
Молодежь должна делать то, что ей нравится.
Д.А.:
Дәке, мынадай сұрақ бар: «Нұр Отан» партиясының  Жастар қанаты деген ұйымы бар. Менің айтайын дегенім мына нәрсе – «Нұр Отан», «Нұрсултан» деген әртүрлі акциялар ұйымдастыру кезінде олар қымбат-қымбат машиналарға мініп алып, туын көтеріп шығарса, менің ойымша, халыққа мынадай әсер қалдырады. Надо другие, более содержательные акции придумывать, для того чтобы улучшить имидж партии.
Н.Е.: Правильно, очень много нарочитого, показательного.
Д.К.:
Согласен. Есть такое.
Д.А.:
А эти акции, наоборот, раздражают. Второй вопрос: вы сказали, что отслеживаете материалы о партии в прессе – какие именно газеты вы читаете?
И.Н.: И как – в бумаге или в Интернете читаете?

Д.К.:
Честно? В Интернете.
Р.И.: А свою родную газету?
Д.К.: Мне ее каждое утро кладут на стол.приносят
Р.И.: Но она же раз в неделю выходит...*
Д.К.: Ну когда она выходит! *
Н.Е.: Да, видимо каждое утро по кипе! И руки не доходят! Ладно, это шутка, извините.
Д.К.: ...Вернемся к вопросу о нарочитости. Будем работать. Жаңа форматка саламыз!


Главный редактор журнала «Vox populi» Гаэль Гишар-Щербина (Франция): Вы только что сказали, что вам хотелось бы, чтобы ваша партия стала партией народной власти. Это означает, что сейчас она – партия не народной власти?*
Д.К.:
Последние выборы в парламент показали, что она – партия народной власти. Народ ей доверил. То, что я сказал, означает, что я бы хотел, чтобы мы оправдали надежды народа.
Н.Е.: Это значит, что мы «нуротановцев», наверно, увидим в «Шаныраке», среди бастующих дольщиков, в шахтах. В «Шаныраке» их не было.
Д.К.:
Оттого, что я спущусь в шахту, Нуреке, вам лично хорошо станет?
Н.Е.: Я вам распишу одну картину. В прошлом году, в августе-сентябре шла предвыборная кампания. Все партии пошли в народ. День был очень жаркий – 40-45 градусов. Мой друг Бахытжан Турсынович Жумагулов приезжает в Жамбылскую область. Идет посевная, комбайны работают. Қара терге түскен біздің қазекеңдер жүреді. И он появляется на поле, причем в застегнутом пиджаке, очень хорошем галстуке, белой рубашке – это была антиреклама всей партии. Аксакалы у меня недоуменно спрашивали: «Этот чего здесь ищет?». Это было где-то километрах в двухстах от райцентра.
Д.К.:
Нуреке, а как бы вы хотели, чтобы он в футболке появился, что ли?
Н.Е.: А почему нет?
Д.К.:
Ну, он академик, член-корреспондент, доктор наук…
Н.Е.: Так занимался бы наукой, зачем партийной работой заниматься?* Партийная работа – это футболка, это кеды, это люди, это контакты, во многом, это может быть, показушно, но…
Д.К.:
Я вот думал сюда в футболке прийти, но потом... не решился. Идея такая была.
И.Н.:
В последнее время все политические лидеры заявили, что они всегда были националистами, просто скрывались. А вы как?
Д.К.: Я казахстанец.
 
И.Н.:
Но не националист?
Д.К.:
Нет, я не националист. Вообще, что вы подразумеваете под словом «националист»? Просто дайте определение, что такое «националист»? Я казах...
(из зала)
А ты Неволин - русский!*
Д.К.: .
..Я люблю свой народ, я сторонник того, чтобы у меня на родине было стабильно, я хочу жить в этой стране. Я хочу, чтобы мои родственники, мои дети, мои друзья жили в этой стране спокойно. У меня очень много друзей – русских, немцев. Поэтому я думаю, что надо вообще понятие «националист» определить в контексте Казахстана – кто такой «националист»? Я считаю, что у нас нет националистов.
  Р.И.:
Какой бы вы объединяющий лозунг выдвинули?
Д.К.:
Давайте будем жить мирно, строить хорошую, современную страну.
Г.Г-Ш:
Вы говорили, что подошли к изменению «Нур Отана» структурно – как к корпоративной организации. Это больше в экономическом плане, чем в политическом?
Д.К.:
Я по принципу подошел -  не к партии самой, а к Центральному аппарату. На мой взгляд, работа ЦА будет более эффективной при такой структуре.
(из зала):
Прибыль будет приносить?
Д.К.:
Политическую прибыль – да.
Н.Е.: Я расскажу один случай. Когда я руководил областной партийной организацией партии «Отан», в Кызылорде не было света. Его не было два месяца…
Д.К.:
Вы такую антирекламу Кызылорде делаете.
Н.Е.: А потому что я не могу врать. Я не говорю, я был в Мангистау, я там не был... а у нас1999-2000-е гг. - ну, помните, перебои, постоянно эта проблема. Я руководству задавал вопрос: почему нет света, дома каждый день скандал, ни телевизор посмотреть, ни постирать…
Д.К.:
Нуреке, мне кажется, вы тоже были в руководстве. Почему вы себе не задавали этот вопрос?
Н.Е.: И когда я возмущался, звонил начальнику нашей энергоснабжающей организации, мне говорили: «А давайте, мы ваш дом подключим к банку и к больнице. Постоянный свет будет». Я сказал: «Нет, я работаю не для трехсот жителей моего дома, а для 15 миллионов страны». Я  пришел тогда в Энергоснаб  и спросил: «Почему так? Давайте разберемся». А у них тысяча отговорок: народ не платит деньги, рыночная экономика, то, се. Это продолжалось, в общем, долго. Мне это надоело. Я собрал все партии, которые тогда были, и мы написали обращение к акиму о том, что он не выполняет своих обязанностей, что не работают наши снабжающие организации и т.д. Ночью я позвонил главному редактору, который отказывался публиковать это обращение – под угрозой увольнения он его напечатал. И на следующий день аким провел большое совещание с участием всех партий, энергетики дали торжественное обещание, что свет будет постоянный. Свет после этого работал бесперебойно. И однажды я помню, мне звонит начальник управления по энергетике и говорит: «Вы знаете, мы зимой берем с Жамбылской ГРЭС свет, сейчас перекидываемся на Экибастуз. Один час света не будет. Пожалуйста, не шумите». То есть я хочу сказать, что если работать, то все получается (я говорю не о себе, а о той партии, которая когда-то была, я надеюсь, что она возрождается).
А.К.:
Много объявляется программ, много проводится мероприятий, шумных форумов, законодательство, говорят, надо менять, чтобы оно было коррупциемкое, взяткоемкое. Я считаю, что все эти слова – правильные, нужные. Но корень не в этом. Корень лежит в скромности госслужащих, членов партии «Нур Отан». У нас только одна правящая партия. И если бы эти скромные министры, посмотрев автопарк и переписав, у кого какие машины, и, спросив, кто на какие средства их купил, отчитаются, то все будет по-другому. Конечно, каждый расскажет, что это ему дядя или тетя подарили. Но если бы им сказали: «Айналайын, выбирай, либо будешь ездить на скромной машине, либо ты должен положить заявление на стол», то за три месяца коррупция снизилась бы в сто раз.
Д.К.:
Асеке, вы предлагаете такие радикальные меры.
А.К.:
Это не радикальные меры.
Д.К.:
Что же им, отказаться от средства передвижения?
(из зала):
Почему? Пусть ездят на «Порше».
Д.К.:
Когда начинают говорить: откажитесь от того, откажитесь от этого, можно отказаться, но вы же сами сказали – корень зла в другом. Не в том, что у него есть пять иномарок. А в том, что созданы условия такие, что он может себе это позволить.
А.К.:
Я как раз не это имею в виду. Что условия созданы – они в любой стране создаются, но у нас престижно госчиновнику ездить на крутой машине. Министр смотрит: «А кто это поехал?» - Такой-то. «Молодец, крутится!» Он не спрашивает: «Как так? Как он себе это может позволить?». То есть это не осуждается, а поощряется.
Д.К.:
Вопрос в идеологии, в формировании антикоррупционного сознания. У нас уже вошло в правило хорошего тона, что чиновник одет по последней моде от Версаче, ездит на последней модели автомобиле – то есть это нормально воспринимается. Здесь я с вами полностью согласен. То есть существует восприятие, что это нормально. И никто не задает вопрос, а почему?
А.К.:
Это нормально в бизнес-среде.
Д.К.:
Да, и оттуда передалось сюда. То есть оно «красной нитью» туда прошло. А надо создавать эту психологию, говорить, учить…
Н.Е.: Конечно, в госорганах, если спросить, кто и почему на дорогой машине ездит, тебя просто пошлют: «Вот моя декларация, я сдал все. До свидания!» Или папа подарил. Но я считаю, что в партии надо работать вне закона. То есть партия – это мораль, это обычаи, это традиции, честь. Если бы партия хотя бы вызвала министра и сказала: «Айналайын, ұят қой мынау!». И здесь он вам не скажет, что он декларацию сдал. Он может хоть десять деклараций сдать, но партбилет – на стол. То есть что-то в этом роде.
А.О.:
А партия рассматривала вопрос об особняках в заповедных зонах? Президент об этом говорил, а потом эта тема тихо сошла на нет. Какие-то меры партия приняла по отношению к тем, кто построил дома в предгорьях?
Н.Е.: К тем партийцам, которые там живут…
А.О.:
…и которые наверняка не читали Конституцию Казахстана.
Д.К.:
Затрудняюсь ответить, рассматривала или нет. Но давайте рассмотрим.
А.О.:
Ответ дадите?
Д.К.:
Дадим.
Данияр Ашимбаев:
Сейчас в Мажилисе из «отановских» депутатов – две вакансии. Одна возникнет с уходом Мусина, вторая уже с весны существует, про нее, по-моему, все забыли.
Д.К.:
Нет, про них не забыли. По крайней мере, я буду инициировать рассмотрение вопроса в самое ближайшее время.
Д.А.: Народ просил поздравить с защитой докторской диссертации и узнать, какая тема была?
Д.К.:
Социально-политическая консолидация казахстанского народа.
Гульмира Илеуова:
Зачем, Дархан, вам защищать докторскую? Вы самодостаточный человек. На будущее, чтобы преподавателем стать? И потом, многие люди раньше защищались по соцсоревнованию, это выглядело смешно…
Д.К.:
Ну, я, например, кандидатскую защитил по молодежной политике, я занимался этим все время. Внутреннее принял решение. Ну, что, вы против, чтобы я стал доктором?
А.О.:
Дархан, а выводы вашей докторской? На основе чего должен консолидироваться казахстанский народ?
Д.К.:
На основе стабильности.
А.О.:
Что вы говорите? Масло масляное.
В.Ю.:
Я понимаю, нам не с чем сравнивать. Но одна фракция в парламенте – вам вообще удобно работать?
Д.К.:
Нам удобно.*
А.Ч.:
К словам о спарринг-партнере. Ты сказал, что партии нужен партнер. Получается, что из действующих партий, включая оппозицию, ты никого не видишь, так? И вообще, какие в твоем понимании должны быть критерии спарринг-партнера для «Нур Отана»? «Азат», «Ак Жол» не годятся?
Д.К.:
Сказать не годятся – обидятся. Критерии: нормальная разумная партия, которая бы не выдвигала крайних, ультранациональных лозунгов. Я хотел бы видеть партию реального формата, реальных действий, которая могла бы идти на определенные компромиссы с властью.
А.Ч.:
Так может, тот же Жармахан Туякбай  скажет: я готов – и все?
Д.К.:
То, что он готов или я готов – это же ничего не решает. Готов ли народ к этому?
Н.К.:
Когда-то администрация президента разрабатывала и экономические, и политические стратегии. Несколько лет назад разработка экономических стратегий фактически полностью перешла в правительство. И президент неоднократно повторял, что он совместно с нынешним премьером Масимовым готовил Послание народу Казахстана, Концепцию развития, и заявлял о том, что карт-бланш дает на всякие ординарные и неординарные решения и действия. А вы принимали непосредственное участие в разработке политических стратегий. Вы сейчас ушли в партию, при этом переходе президент вам давал карт-бланш на что-то? Не значит ли это, что сейчас из администрации идет полностью разработка политических стратегий? То есть, будет ли этим заниматься партия?
Д.К.: Конечно, будет.
Н.К.:
До сих пор она не занималась…уточню.
Д.К.:
Партия должна этим заниматься, на то она и партия. Мы, например, планируем перед Днем независимости провести расширенное заседание партии в парламенте с приглашением всех руководителей фракций маслихатов, где мы бы хотели сделать анализ "Народной платформы", ее исполнения. И мы будем готовиться, по крайней мере, это в наших планах, к разработке новой партийной доктрины в целом партии. Партия должна этим заниматься.
Н.К.:
Должна была всегда, но раньше этим занималась все-таки администрация...
Д.К.:
Но администрация тоже занимается – это орган, который обеспечивает работу главы государства.
Н.К.:
...Все-таки вы назначены президентом. Он при этом давал вам какое-то конкретное поручение?
Д.К.:
Не скажу.
Джанибек Сулеев:
Пять политиков, неважно, наших или зарубежных, которых бы вы отметили – со знаком плюс? И второй вопрос: какой вид спорта вы любите: в футбол гоняете... волейболом увлекаетесь?
Д.А.:
Гольф?
Д.К.:
В гольф я не играю... Пять политиков, может быть, это покажется банальным, но первый Нурсултан Назарбаев, Ли Куан Ю, Ататюрк, Путин и Франсуа Миттеран… Импонирует еще Саркози.
В.Ю.:
И после этого вы говорите, что вы голубь?*
Д.К.:
Причем сизокрылый. Спортом активно, к сожалению, не занимаюсь, люблю на лошади скакать.
Н.Е.: Скакать на «акжоловском» бренде.*
(из зала): -
Жақында жаңағы «Нұр Отан» партиясы осы газеттер мен жалпы бұқаралық ақпараттар құралдарымен сыбайлас жемқорлықпен күресеміз, меморандумдарға отырамыз дедік, қандай газеттермен, қандай теледидармен жариялап тоқтатуға болады?
Д.К.: -
Біз енді бұған арнайы газеттер мен телевидениемен бір келісім шартқа отырып, Қазақстан және КТК телеарнасымен келісім шартқа отырып, газеттерден жаңағы Время газетімен жұмыс жасау ойымызда бар. Қазақ газеттерімен де көбірек жұмыс жасауымыз керек. Арнайы бір келісім шартқа әлі отырған жоқпыз. Енді, бұл жаңағы, тек партияның ғана жұмысы емес қой, бұл бүкіл елдің жұмысы. Бұл жағынан ағайындардың қолдаулары керек. Біз ашықпыз, любой  тегі бар құжаттарды беруге дайынбыз.
Юлия Кисткина:
У меня несколько наивный вопрос. Вы молодой политик, вы находите общий язык с агашками во власти? С тем же Тасмагамбетовым, который руководит филиалом? Насколько они к вашему мнению прислушиваются?
Д.К.:
Я не считаю, что Имангали Нургалиевич – агашка, он еще довольно молод. Не мне судить, но, по-моему, я нахожу со всеми общий язык.
Ю.К.:
У вас пока не возникало никаких разногласий?
Д.К.:
Абсолютно. Я человек компромиссный, я готов работать со всеми, если это не противоречит моим принципам внутренним и тому, что я делаю. Я выполняю ту задачу, которую передо мной поставили, я в этих целях готов работать со всеми.
И это наше пресловутое «агашки»… Конечно, я вырос в традиционной казахской семье. Проявляю уважение к старшим, но, думаю, все люди должны прислушиваться к чужому мнению.
Г.Г-Щ.:
Вы сказали, что вы были 14 лет чиновником. Сейчас вы во главе партии власти, вы считаете себя политиком? И тогда кто является для вас политиком?
Д.К.:
Политиком я себя, по крайней мере, сейчас не ощущаю. Я себя ощущаю функционером, политик – это Нурсултан Назарбаев. В стране
Ю.К.:
То есть ваша должность – технического плана?
Д.К.:
Для меня было бы обидно, если это было бы так. Нет, я думаю, что она больше творческого, креативного плана.
А.О.:
Вашего предшественника г-на Джаксыбекова упрекали в том, что он вообще не появляется на публике, не работает со СМИ, Жумагулова в последний месяц работы – тоже, а вот при Ермегияеве партия как-то себя проявляла. Как вы в этом плане?



Д.К.: Я открыт для прессы, для СМИ, но в этом плане тоже должны быть не ограничения, а какие-то формулы работы со СМИ. У меня не стоит задача – пиарить себя. Я не хотел бы в таком плане рассматривать ту деятельность, которой я сейчас занимаюсь, но в любом случае я открыт для СМИ, и оппозиционных, в том числе. Но для любого общения со СМИ нужна тема. Просто так собраться поболтать – кому это нужно?
А.О.:
Дархан, вы продвинутый Интернет-пользователь. Почему бы вам не проявить инициативу, вот сидит представитель ZONAKZ.net, попросите его организовать прямую линию с вами.
Д.К.:
Если я "достоин" "Зоны", то почему бы и нет?*
(крик из зала): 
Дархан, по досрочным выборам скажите – будут они или нет!?!
Д.К.:
Если скажу – не будут, поверите?* По крайней мере, лидер партии, выступая на открытии парламента, сказал, что не будут.
Р.И.:
Дархан, дадите слово, что если завтра вам не понравится какой-то материал о вас в газете, вы потом не «закроетесь» для контактов с журналистами? Не скажете, мол, вот, меня не так преподнесли?
Н.Е: Самое главное, чтобы не закрыли эту газету…
Д.К.:
Это невозможно – закрыться. Это моя работа сегодня.

Подготовила Майгуль Кондыказакова


Средняя: 3.9 (8 оценок)

Вот что значит молодость! Никаких заморочек. Вышел, шутки выдержал, сам поржал и другим дал!

Дархан, ресспектище!

Комментарии

А что? Хороший маркетинговый шаг. и главное все так позитивненько. Респект Нурлану, Джону, Айгуле. Отличная работа.

Шмайссер

Такие простыни прочтешь... Не спорю, интересно... Но после даже на комменты не хотца что то.

Ваш комментарий

Нурлан! Вы молодец! Что еще сказать рахмет вам!

63-ий по старому стилю

Ваш комментарий

Старперы может и задолбали, но где наша молодежь? Ну если по калетаевски Тасмагамбетов, оказывается "молодой", то приходится глубокомысленно молчать!

Сам Калетаев что сделал такого чтобы его знал народ? О существовании этого человека я лично узнал только после нескольких публикаций на Диалоге посвященных его назначению в Нур Отан. А Келимбетов? А в свое время Джандосов и вся остальная шатия?

Хочу сказать, что молодость, это не гарантия прорыва...

Консерватору

То вам новых лиц не хватает, то вы не знаете новых назначенцев. Я тоже на госслужбе работаю, взяток не беру (неоткуда просто), делаю дело свое, но не кричу же на всех площадях какой я крутой работник. Калетаева среди таких как я в Астане уважают, потому что он ничей и смог вырасти, значит и у нас есть шанс

В обществе есть определнная апатия, усталость... Но сам факт появления чиновника такого ранга в каком-то там Айт Парке, говорит о многом. Возможно это знак к каким то переменам? Обычно же перемены приходЯт незаметно, но всегда есть какой-то яркий знак. Можно и так расценить. Впрпочем, все покажет время. Но и ждать осталоьс недолго. До 12 года таковой ситуация уже не может оставаться...

До 12 года таковой ситуация уже не может оставаться...

------------------------------------

А Д.Калетаив то здесь при чом?! Хрень какую то пишут:(((

Почему "какой-то Айтпарк"? Ты там был? Это Голгофа. Тест на многое. Не каждый решится туда пойтти. Если тебя приняли в Айтпарке, значит ты состоялся. Это говорят все.

Ставлю на то, что самый неожиданный гость клуба был Дархан Калетаев!

Бес вариантов!

А вот я там был - ржач стоял от начала до конца мероприятия! Было весело и молодой партбонза был в принципе на высоте. Не дулся, не кривился, был адекватен и вместе со всеми ржал как жеребец. Успех партии однако!

Судя по фоткам состоялся обмен бусами? Эдак Еримбетов станет Якубовичем...

В Айт парке есть зондеркоманда, которая обычно прессует того, кого пригласил Еримбетов. Похоже она действует в синхроном режиме. Еще говорят что с некоторыми гостями Еримбетов договаривается о "распределении" ролей. В общем, как обычно - спектакль. Не зря Еримбетов по профессии театральный режисер.

Консерватору

То вам новых лиц не хватает, то вы не знаете новых назначенцев. Я тоже на госслужбе работаю, взяток не беру (неоткуда просто), делаю дело свое, но не кричу же на всех площадях какой я крутой работник. Калетаева среди таких как я в Астане уважают, потому что он ничей и смог вырасти, значит и у нас есть шанс

Что-то не видел я ролей...А Голгофа реальная была я думал Калетаева сожруть-с но бин выворачивался, его хоть сейчас на фронт

Ваш комментарий

Гость клуба, его мысли,желание работать и работать мне понравились. А вот от некоторых обитателей клуба тошнит. Собрались лбы, на них пахать надо, а они все трепятся и трепятся. Сколько дармоедов на плечах у партии и трудового народа???!!! Бедные казахи, сижу и плачу...

Пролетарий, жостко!

P.S. Ну, надо понимать, ты "конторский" пролетарий:)))

Сжечь проказу УР: инвалютчиков, селокарателей, крысограды, гнидоэтносы, банки, фонды, капитал, СМИ, власть вне производственного баланса, кластера, нацрентабельности. Уголовник-бухгалтерию: межгоссотрудничества, обмкурса, НБ, АФН, МИД, МФ, МС, ФП, МЮ, МО, МВД, КНБ, подотчета казущерба, налоготдачи(ктРНН), конституц-долга, внешсальдо физюрлиц, наспунктов (донор,вампир). М Ишаев ЖУЗсовет развития, безопасности тел 2252511, +77016711095 znanie_sila_kz@mail.ru, Г Керей-мироправительство: 0%кредитование, безденежные электрон-банк-бух-расчеты, ТПРУобмен, караван-экономика, мобилжилфонд +77054196946.

Будем объективны: Калетаев показал хорошую политическую хватку. К тому же в айт Парке все гораздо живее. Полито, например, это уже периодический Круглый Стол. Да и демшиза там заходит в дебри.

будет интересно посмотреть дальше что будет. Начало через айт парк ө это сильный ход.

Для реноме очень многозначащий. Но вот остальной народ как убеждать? Допустим, тех же пресловутых еримбетовских рисоволов?!

Не думаю что Калетаев будет интересен "рисоволам". Он неубедителен даже для ловцов бабочек

Зря. Пацан может рвануть на стайерскую. У его вагон здоровья - а это главное в спорте... тьфу ты... в политике!!!!!!!

После назначения Дархана Калетаева на пост первого заместителя председателя партии в ее руководстве произошел ряд новых назначений.

Руководитель Центрального аппарата партии Сергей Громов и экс-заведующий отделом внутренней политики Администрации Президента стали секретарями партии.

Мухтар Ерман (быв. секретарь центрального аппарата) и Малик Мурзалик (быв. первый заместитель акима СКО) стали заместителями руководителя Центрального аппарата.

Бывший секретарь ЦА Буран Рахимбеков был назначен председателем Комитета партийного контроля НДП "Нур Отан".

Руководство партии покинул секретарь Центрального аппарат Серик Ахметов.

Кроме того, Аскар Умаров стал внештатным советником первого зампреда партии и гендиректором партийного медиа-холдинга "Беркут Медиа".

Я породил(НАН), я и убью - инвалютчиков, банкбандитов, казахгеит: послов, инвесторов, СМИ, добычу, энерго-газ-ГСМ-миллионеров, силовиков, суды, внепроизводственную буржуазию. Оккупант: бизнес, УК без интеллект-акции, вкладчиков, дольщиков, потребителей. Цены, тарифы амортжуликов. Вор: инкассацию, налог-учет(70%). Кримрасчеты работников вне гос-кап-бухгалтерии. М Ишаев ЖУЗсовет развития, безопасности тел 2252511, +77016711095 znanie_sila_kz@mail.ru, Г Керей-мироправительство: 0%кредитование, безденежный ТПРУобмен, электрон-банк-бирж-бух-счета, караван-экономика, мобилжилфонд +77054196946 Кирбалтабай

Дарханчик креативный облажался как минимум с тремя грмкими инициативами: создал тупую инновационную программу; неудачно лизнул с переименованием астанинского аэропорта в ауежай Нурсултан Назабаев; закон о национальном лидере - вообще классический пример тупого и неприкрытого подхалимажа.

как вы надоели, лузеры. халявный корпоративный интернет еще не повод срать на всех, кто чего-то добился. хоть кто-нибуд

ь из вас хоть что-то сделал, чтобы не было так паршиво, как вы тут пишете? успокойтесь и лучше занимайтесь делом!

Калетаев и иже с ним - люди неординарных способностей. на умрите от зависти

как вы надоели, лузеры. халявный корпоративный интернет еще не повод срать на всех, кто чего-то добился. хоть кто-нибуд

ь из вас хоть что-то сделал, чтобы не было так паршиво, как вы тут пишете? успокойтесь и лучше занимайтесь делом!

Калетаев и иже с ним - люди неординарных способностей. на умрите от зависти

Даке, очень скоро вы вновь вернетесь, на белом коне, во власть! С триумфом!