:: Кенже Татиля. КОСМИЧЕСКИЙ ВЫЗОВ. КАКАЯ СУДЬБА МОЖЕТ ЖДАТЬ БАЙКОНУР В СВЕТЕ ПЛАНОВ "РОСКОСМОСА" И ЗАЯВЛЕНИЙ "КАЗКОСМОСА"?

Просмотров: 8,688 Рейтинг: 3.0
Одной из самых “горячих” и комментируемых новостей прошлой недели стало заявление руководителя “Казкосмоса” Талгата Мусабаева, прокомментировавшего некоторые итоги казахстанско-российских переговоров по Байконуру. Мы попросили высказаться по этому поводу авторитетного эксперта, генерального директора компании COSMOS.KZ Нурлана Аселкана.
Ожидаемое обострение

- С чем связано то, что опять так неожиданно всплыл вопрос по Байконуру?
- Он не всплыл неожиданно. Он очень долго тлел, и просто удивительно, что этого не произошло раньше. Дело в том, что ключевая проблема космодрома – это его сохранение, модернизация и дальнейшее развитие. Потому что его основные фонды, построенные практически в советское время, имеют свои сроки эксплуатации. И примерно к 2018-2020 годам они будут полностью выработаны. Поэтому уже давно задумывались над тем, как бы найти способ и методы привлечь ресурсы стран, которые работают на космодроме, и прежде всего Казахстана, как владельца космодрома, и РФ, как арендатора, с тем, чтобы найти взаимовыгодную возможность вложиться, обновить фонды и дать космодрому возможность развиваться и в дальнейшем. И второй момент. Дело в том, что на космодроме эксплуатируются ракеты, которые остались из советского наследства, точнее его военного сегмента, – ракеты, работающие на токсичном топливе. Из этого вытекает другая задача, которая уже давно назрела и даже перезрела, – это необходимость замены их на более экологичные изделия. В последнее время произошли события, поставившие очень серьезные вопросы и породившие некоторые сомнения в возможности сохранения, модернизации космодрома и смены поколения носителей. К сожалению, в силу ряда причин Казахстан и Россия до сегодняшнего дня не смогли достичь взаимоприемлемых договоренностей по Байконуру. И РФ приняла политическое решение строить собственный космодром на той же широте (51,6 градуса) на Дальнем Востоке, в Амурской области. Из этого понятно, что интересы и приоритеты РФ объективно будут направлены на создание с нуля нового космодрома, в который потребуется долго и много вкладывать. Но при этом он будет отвечать самым современным требованиям, и, соответственно, Байконуру рассчитывать на активное включение России в процесс обновления уже не приходится. Следующий момент, который напрягает еще больше. Новое поколение носителей, которые разрабатываются и должны прийти на смену токсичным, планируется разместить именно на космодроме “Восточный”. Что касается Байконура, то особой активности в плане подготовки стартовых комплексов, создания новых объектов и обновления всей линейки носителей не происходит. Таким образом, складывалась крайне нетерпимая ситуация. Космодром работал и изнашивался, его обновление и модернизация носили в основном косметический характер. Фактически интенсивность пусков на нем значительно возросла, опередив даже советский период, и при этом запускались, будем говорить отстреливались, все те “грязные” гептиловые ракеты, выпуск которых поставлен на поток. И, в принципе, выполняется соответствующая пусковая программа. Что касается новых изделий, то получается, что они с самого начала будут ориентированы на другой космодром. Казахстанскую сторону такая ситуация, естественно, устраивать не могла. На этот счет велись различные переговоры. Для замены носителей был в свое время, в 2004 году, продекларирован “Байтерек”. Но в связи с тем что РФ затянула создание самой ракеты, она еще не совершила ни одного испытательного пуска. И еще в связи с тем, что начал строиться космо­дром “Восточный”, встал вопрос: а что есть “Байтерек”? Каким образом необходимо выстроить схему взаимоотношений, чтобы был сохранен космодром и у нас появились экологически чистые ракеты? В этой связи на проекте “Байтерек” фактически изначально был поставлен крест. Базовая основа этого проекта – ракета-носитель “Ангара” – создается с очень большими сложностями уже второе десятилетие. Поэтому Казахстан принял решение отказаться от нее. Иначе продолжение этой истории уже будет отдавать откровенным фарсом. Существует другой носитель, оставшийся от совет­ских времен, но при этом достаточно современный – ракета-носитель “Зенит”, который строится в кооперации РФ и Украины. Эти ракеты запускаются с космодрома Байконур и с морского старта. Сейчас принято решение найти способ создать новую кооперацию на базе “Байтерека”, сохранив наименование проекта, но при этом поменяв носитель на “Зенит”. Вот почему эта ситуация сейчас стала достоянием общественности. Однако на самом деле причина в том, что ее решение просто затянулось. И в принципе сегодняшнее обострение было вполне ожидаемым.

Устаревший формат

- Поясните одну простую вещь. Существует договор об аренде космодрома Байконур, составляющего единый комплекс с одноименным городом, сроком до 2050 года. Означает ли заявление руководителя “Казкосмоса”, что Казахстан намерен добиваться пересмотра условий прежнего соглашения?
- Я думаю, да. Можно однозначно сказать, что договор аренды в настоящее время создает массу препятствий для развития космо­дрома и социально-экономического развития города. Передача космодромного комплекса в аренду была для того периода правильным решением. Но тут существует другой момент. Сейчас есть предложение о выведении ряда объектов космодрома из договора аренды. Я, кстати, уверен, что проблема неприятия этих новшеств связана с плохой разъяснительной работой. Наши партнеры из РФ только выиграют от адаптации договора аренды к требованиям сегодняшнего дня. Никто не покушается на площадки и объекты, которые Россия заинтересована эксплуатировать и в дальнейшем. Это стартовые и технические комплексы “Протон” и “Союз”. Они будут продолжать работать в устойчивом режиме. И, возможно, даже вне рамок аренды будет найден механизм охраны собственности и защиты инвестиций в цивилизованном русле. Как это, например, делают другие инвесторы, когда строят предприятия на территории Казахстана. При этом РФ всегда была сильно заинтересована в том, чтобы снять с себя затраты по охране и сохранению тех площадок, которые давно не используются. В свое время мы передали целым комплексом весь бывший советский космодром, из которого используется максимум одна треть. И вот вопрос об этих неиспользуемых площадках (содержание которых обходится в кругленькую сумму) необходимо решать. Либо их забирает Казахстан, либо их необходимо утилизировать, либо разобрать, либо использовать какими-то другими способами. Одним словом, требуется не отягощать взаимоотношения арендатора и арендодателя неиспользуемыми площадками, отданными как бы в нагрузку. Особенно это касается города Байконур. В свое время он был передан РФ в связи с тем, что у нас практически не было средств содержать его. К тому же населенный пункт фактически обслуживал только площадки, потому что он был закрытым городом и в нем жили ракетчики. Сейчас же около половины населения Байконура – граждане Казахстана. Безусловно, с точки зрения защиты их прав и исключения конфликтов, связанных с социальной поддержкой, необходимо, чтобы собственно территориальный орган, собственно населенный пункт находился в юрисдикции Казахстана. Необходимо прописать очень четко и аккуратно весь комплекс политических, экономических и социальных прав для испытателей-ракетчиков – граждан РФ и других государств, которые будут проживать и работать на территории казахстанского города Байконур. Желание Казахстана вывести сейчас из договора аренды и использовать их – это, я бы сказал так, возможность, надежда и просто абсолютное право Казахстана, не покушаясь на объекты, которые использует Россия, взять на себя ответственность в плане содержания, использования и дальнейшего развития отдельных комплексов. Речь идет прежде всего о правом фланге космодрома – комплексе “Зенит”. Это на данный момент неактивно используемый комплекс. С него осуществляются запуски, но крайне редко – один-два раза в год. При развитии ситуации по сценарию, который предлагает руководство “Роскосмоса”, РФ всегда будет иметь возможность осуществлять свою программу запусков в том объеме, в каком она осуществляется сегодня. В то же время в кооперации Казахстана, России и Украины (притом, что львиную долю средств даст Казахстан), у каждого участника будет возможность внести свою лепту в развитие космодрома. Подчеркиваю, ни в коем случае не осложняя, а, наоборот, более четко определяя интересы основного арендатора на космодроме – РФ.

Посильная ноша

- Скажите откровенно, Казахстан в состоянии самостоятельно эксплуатировать космодром Байконур и гарантировать при этом кадровое, техническое и финансовое обеспечение?
- Думаю, по схеме, которая на сегодня выработана, в этом нет ничего фантастического. Что предлагается конкретно? Создать на базе стартового и технического комплекса ракеты-носителя “Зенит” совместное предприятие, в которое войдут Казахстан (прежде всего со своими финансами), Украина как разработчик ракеты и обеспечивающая ее эксплуатацию, и Россия, которая поставляет основную часть ракеты – двигатель первой ступени. Следует понимать правильно: речь не идет о том, что придут казахстанские специалисты и самостоятельно возьмут все аспекты работы над ракетой-носителем. Нет, это будет совместная коммерческая команда, ориентированная на результат, за который каждый участник будет нести свою долю ответственности. Что касается Казахстана, то я бы сказал так. Это одна из первых, а может, даже первая попытка стать наравне с развитыми в технологическом плане государствами в той сфере, которая органично присуща нашей стране в силу наличия здесь космодрома. Да, у нас не было производств и КБ, да, у нас были единичные специалисты. Но это делает сейчас та же КНДР, которая сегодня вошла в большой космический клуб, запустив на собственной ракете собственный спутник. Это делают и другие страны не самого первого десятка. Поэтому сам бог велел нам этим заниматься. Поскольку никто не отменял таких вопросов, как объективная информация, собственная спутниковая группировка и, наконец, обороноспособность. Некоторые говорят: можно купить спутник и спокойно им пользоваться. Да, возможно. Но в то же время у нас есть город, есть космо­дром, активно используемый РФ, которая видит выгоду даже в том, что этот космо­дром находится на территории другой страны. Для нас упустить такую возможность – значит добровольно расписаться в неспособности осуществлять большие и серьезные проекты. Я думаю, что это очень хороший во всех смыслах вызов времени, и я уверен, что Казахстан не уклонится от того, чтобы его принять. Что касается вопроса, сможет ли наша страна это осуществить, то ответ однозначный: конечно, сможет. Примеров сколько угодно. Такой носитель создает Бразилия в кооперации с Украиной. Определенные усилия в этом направлении предпринимают Индонезия, Алжир, Южная Корея. То есть немало стран занимаются этим. А на Западе спутники вообще соз­дают университеты и отдельные кафедры. Вот так. - На днях депутат мажилиса Дарига Назарбаева без обиняков заявила, что Казахстан способен обойтись и без космической отрасли. Дескать, гораздо выгоднее заказывать космические исследования и спутники у более продвинутых стран, а самим заниматься более прозаическими вещами – например, сельским хозяйством. С этой точки зрения, какой смысл в форсированной “национализации” Байконура? Или от кооперации с РФ нет никакого толка? - Конечно, никто не может отрицать роль сельского хозяйства для такой страны как Казахстан. Но удручает то, что такое заявление сделано в не очень приемлемой форме – форме некоего противопоставления. Уверен, что в казахстанской действительности есть более интересные объекты для критики, нежели скромная отечественная космическая программа. У нас существуют другие, гораздо более масштабные проекты, которые съедают баснословные суммы бюджетных средств. Рассуждая о космонавтике, нужно учитывать, что это не просто какое-то производство, скажем, компьютеров или каких-то других изделий. Это, прежде всего, независимый доступ Казахстана в космос в условиях добровольного отказа от ядерного оружия. Это единственная возможность по-серьезному обеспечивать прогрессивные технологические потребности для экономики, общества и обороноспособности Казахстана. Для того, чтобы с нами считались. Для того, чтобы мы имели возможности влияния на ситуацию. Это вопросы обороноспособности, вопросы разведки, это вопросы контроля над ситуацией, вопросы овладения ключевыми технологиями.

Обоюдовыгодные перспективы

- Газета “Коммерсант” поместила комментарий анонимного российского эксперта, близкого к российско-казахстанской межправительственной комиссии, который фактически дезавуирует заявление главы “Казкосмоса”. Судя по всему, столь быстрая и несколько нервная реакция в российских СМИ пусть и косвенно, но является отражением официальной позиции Кремля. С вашей точки зрения, каков вероятный вариант дальнейшего развития событий?
- Я считаю, что ситуация настолько перезрела, что она, безусловно, будет развиваться примерно в том направлении, которое обрисовало руководство “Казкосмоса”. Талгат Мусабаев озвучил лишь основные результаты тех переговоров, которые проходили в последнее время. Ничего нового или, скажем так, “отсебятины” он не выдавал. Другой вопрос, что очень многим чиновникам “Роскосмоса” и ряду функционеров российского правительства хотелось бы, чтобы мы со стороны, из-за забора наблюдали, как летают их гептиловые ракеты, и фактически были отгорожены от современных технологий. В качестве жалкой подачки нам предлагали потратиться на какой-то экспериментальный спутник, и фактически мы не были бы участниками реальных космических программ. В то же время затевается грандиозное строительство на Дальнем Востоке, куда приковано внимание и интересы всех, включая и материальные интересы. Я, кстати, думаю, что в РФ (и на Байконуре в том числе) существует очень много сторонников того сценария, который обрисовал вкратце Мусабаев. Потому что это не фантазия “Казкосмоса”, а продукт наработок совместных групп Казахстана, России и Украины. Я могу смело сказать, что среди крупных российских компаний есть абсолютные сторонники такого сценария развития. И на космодроме Байконур его поддержит абсолютное большинство работающих там специалистов. Потому что его реализация означает вторую жизнь космодрома, а не медленное угасание в ожидании завершения строительства “Восточного”. Я уверен, что официальная позиция РФ будет базироваться на понимании существующих реальностей и необходимости обеспечения гарантированных перспектив космической отрасли. Не совсем компетентная дискуссия в печати и нерв­ная реакция извне связаны с очень простой вещью: элементарно не разъяснена суть предложений “Казкосмоса”. Я уверен, что при реализации плана, который озвучил Мусабаев, Россия будет только в выигрыше. Объясню, почему. Во-первых, реализация этого плана позволит России избавиться от огромного балласта неиспользуемых объектов на Байконуре, из-за которых она несет колоссальные убытки. Во-вторых, если город Байконур будет в нормальном состоянии и перейдет под юрисдикцию Казахстана, то это тоже облегчит работу космических предприятий России. Никто не собирается выдавливать их оттуда. Наоборот, их присутствие там будет узаконено на более прочной основе, и возможен переход от аренды, скажем, к вариантам защиты инвестиций и оформления объектов в собственность. Это очень хорошо, очень прагматично, это надолго. Это что касается интересов России. Для нас же это возможность не быть сторонними наблюдателями, а реально взять на себя ответственность за какие-то объекты космодрома, вложить туда деньги, пригласить команды специалистов извне, сформировать собственные национальные кадры, привлечь испытателей с космодрома Байконур. Последнее – обязательно. Тем более что там избыток специалистов, которые не задействованы в российских программах, а используются на каких-то подсобных операциях. В свое время в качестве шутки даже выдвигалось предложение ввести категорию “гражданин Байконура”. Потому что многонациональная среда высококвалифицированных специалистов – это уникальное достижение Казахстана, России и вообще всех постсоветских стран. И этот потенциал нельзя утерять. Его необходимо использовать. Это наши союзники, о них надо позаботиться и включать во все перспективные программы. Такой подход не является отдельно взятым субъективным мнением или голой фантазией. Это квинтэссенция многолетних совместных усилий специалистов из Казахстана, России и Украины, а также людей, работающих непосредственно на космодроме Байконур.

Средняя: 3 (4 оценок)

Бля, как приятно читать такие интервью. Вопрос по делу, ответ по делу. Никакой лирики и гуманитарных воплей.

да, хорошее интервью!

Другое дело, что Казахстану давно надо было предлагать вкладывать деньги в космодром, хотя бы те, которые получали с аренды....

А сейчас.... возможно, что проще построить новый рядом, чем модернизировать и продлять ресурс существующих площадок. А старые старты - дождаться исчерпания ресурса и сделать музей.

Комментарии

Маладца! Если за Мусабаевым таки люди- значитца не пропадем.Да и у русских разумных людей хватает. Вместо многого можна достичь.