:: ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОПУЛИЗМ: ЕСТЬ ЛИ У НАС МЕСТО ЖИРИНОВСКИМ?

Просмотров: 1,269 Рейтинг: 3.0

Такое специфическое явление, как политический популизм в нашей стране, исследовано мало, в силу чего оно редко попадает в эпицентр общественной дискуссии. Мы решили восполнить пробел и попросили известных отечественных экспертов высказать свое мнение по этому поводу, адресовав им следующие вопросы:

  1. Насколько распространен в Казахстане политический популизм? Есть ли в нашей стране какие-то национальные особенности этого явления?
  2. Насколько активно и насколько умело использует популистские лозунги и действия власть, а также различные политические движения? Каков эффект от них?
  3. «Клюет» ли наш народ на такие лозунги? Или у него сформировался иммунитет?

Рустем Кадыржанов,

политический эксперт, доктор философских наук

Популизм неизбежен

Сегодня в мире наблюдается рост политического популизма. В Европе мы видим наступление крайне правых сил, использующих такую риторику. Результатом их действий в прошлом году стал Брекзит - выход Великобритании из Евросоюза. В этом году предстоят выборы во Франции, Германии, Голландии, где набирают силу и становятся все более влиятельными политические партии и их лидеры, выступающие со схожими требованиями выхода своих стран из ЕС. Апофеозом политического популизма стало избрание Трампа президентом США.

В связи с этим напрашивается вопрос: можно ли говорить о популизме и, более того, о его росте в Казахстане, не дошла ли до нас эта эпидемия? Чтобы ответить на него, нужно прежде всего понять, что представляет собой популизм.

Это явление я бы назвал оборотной стороной демократии. Популизм в его явной форме возможен там, где имеется политическая конкуренция. В политической борьбе, главным образом во время выборов, у конкурирующих партий и индивидов появляется искушение включить в свои программы какие-то обещания, которые могут вызвать отклик у электората и дать его голоса. Обычно такие обещания либо нереальны, либо их выполнение может нанести большой ущерб обществу. В то же время партии-конкуренты стараются разоблачить тех, кто выступает с популистскими лозунгами, и последние, как правило, остаются на периферии политической сцены. Однако в обществе могут возникнуть кризисные ситуации, когда ведущие политические силы не в состоянии справиться с проблемами, и тогда наступает время популистов, предлагающих «легкие» пути решения этих проблем, и это нравится электорату. Именно такую ситуацию мы и наблюдаем сейчас на Западе.

Если говорить об особенностях популизма в Казахстане, то они, на мой взгляд, носят не национальный, а политико-структурный характер. Иначе говоря, это не казахский популизм, а постсоветский. Если популизм в его классическом виде выводится из политической конкуренции, то постсоветский действует в условиях отсутствия или же ограничения политической конкуренции. Сюда надо добавить такое явление, как патернализм, который характеризует отношения между властью и обществом.  Патерналистское общество рассчитывает не на себя, а на власть. Оно видит в ней отца, который заботится о своих детях. Отец может быть суров к своим детям, но иногда он их балует и обещает, что им будет еще лучше, поскольку он тоже нуждается в почитании со стороны детей: а вдруг они перестанут его слушаться?

В общем, наш популизм – постсоветский, потому что уходит корнями в советское время. Вершиной советского популизма можно назвать программу построения коммунизма в СССР. До сих пор перед моими глазами стоит висевший в школе лозунг: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!».

Сегодня постсоветский патерналистский популизм тоже в ходу. Вспомните программу предоставления всем казахстанцам 10 соток земли под индивидуальное жилищное строительство. Мы кинулись в акиматы, а потом последовало разъяснение, что программа не распространяется на Алматы и Астану.

Политические партии тоже не чураются патерналистского популизма. На последних выборах в мажилис ОСДП включила в свою избирательную платформу обещание сделать бесплатным все виды образования, в том числе высшее, как это было в советское время. Это чистой воды популизм. В советское время в вузы поступало лишь 20% выпускников школ, а сегодня эта цифра возросла в разы. Как им всем обеспечить бесплатное образование?

«Клюет» народ на популистские лозунги и обещания или «не клюет» – это зависит от его политической культуры. Те же США и Великобритания считаются в политологической литературе образцом гражданской политической культуры, поскольку там граждане привыкли полагаться на себя и потому не подвержены воздействию популизма как маргинального течения. Но сегодняшняя реальность, как видим, опровергает эти выводы, что неудивительно: ведь популизм во многом присущ человеческой природе. Люди хотят улучшения своей жизни и ждут этого прежде всего от власти, поскольку именно власть, политическая система распоряжается социальным продуктом и его перераспределением. Популизм неизбежен, вопрос только в степени его распространения в том или ином обществе.

Адиль Каукенов,

политолог, LLM

Играть в популизм небезопасно

  1. Политический популизм в нашей стране, конечно, есть, но с ним связан важный нюанс. В Казахстане популизм, даже будучи слабо выраженным в реальной практике, имеет большую социальную базу. Откуда она появилась? В немалой степени это связано с молодостью страны, так как даже 25 лет – это, по историческим меркам, небольшой срок для государства. Плюс незрелость СМИ, падение образовательного уровня, слабость гражданского общества, государственный патернализм – все это способствует распространению спроса на политический популизм.

Хотя даже в развитых странах это явление порой набирает силу. Собственно, победу Трампа в США и ряда политиков националистичес­кого толка в Европе тоже связывают с ростом популярности в этих обществах популистской риторики.

В нашей стране специфические черты политического популизма связаны прежде всего с доминированием государственного аппарата, отсутствием системы открытой политической конкуренции и наличием цензуры в СМИ.  Впрочем, это характерно не только для Казахстана, но и для многих других развивающихся стран с неразвитой демократией.

В этом смысле у казахстанских политиков нет заинтересованности в том, чтобы на постоянной основе обрушивать на население волны популизма для наработки популярности и получения политических баллов. Периодически такая необходимость возникает, но не для «вербовки» электората, а для демонстрации перед центральной властью своей эффективности и умения двигать идеи власти в массы. А еще для того, чтобы показать себя умелым менеджером, умеющим работать с населением.

Вместе с тем кулуарность внутриполитической борьбы стимулирует подковерные игры, а не работу на публику. Отсюда вытекают ограничения для политиков в плане популистской риторики. Они сильно ограничены даже в тех своих выступлениях, которые имеют целью произвести впечатление на центральную власть, ведь здесь важно не зайти слишком далеко, не выглядеть лучше, чем следует. Плюс постоянная боязнь, как бы не ляпнуть чего-то лишнего, что может вызвать раздражение «наверху» и привести к каким-то санкциям.

Поэтому политический популизм в его чистом виде остался уделом главным образом маргинальных политиков и личностей, которым вход в реальную политическую борьбу попросту «заказан». Собственно, именно из-за отсутствия какой-либо публичной политики в Казахстане нет своего условного «Жириновского», так как даже политическая клоунада не вписывается в жесткое прокрустово ложе информационного единства и «борьбы под ковром». 

  1. Власть, конечно, активно пытается использовать популизм, чтобы «набрать очки». Но у нее в этом плане существует естественный предел, поскольку любое неосторожное слово может вызвать бурю возмущения среди какой-либо части населения. Популисты обычно играют на какой-то конкретной теме, часто используя противопоставления «мы» и «они», «свои» и «чужие». А казахстанской власти очень важно быть приятной для всех. Она может обвинять во всех смертных грехах лишь оппозицию. Но если государственные телеканалы будут говорить только об оппозиции, то рано или поздно они просто сделают ее популярной.

Поэтому популизм в исполнении власти больше сосредоточен на попытках убедить население в «стабильном настоящем» и «великом прошлом» – не более того. Дело в том, что популизм – очень опасная игра. Ведь когда ты что-то обещаешь, а оно не сбываются, это подрывает авторитет и легитимность. Соответственно инстинкт самосохранения заставляет любую власть быть аккуратной в своей риторике.  Заметьте, как в демократических странах после прихода к власти тех или иных политиков тон их выступлений резко меняется. Даже те, кто «рвал и метал» на выборах, смягчают свою риторику.

В Казахстане власть, как правило, идет по пути демонстрации тотального позитива во всех медиа-ресурсах,  избегая чрезмерного общения с населением.

  1. У казахстанцев пока нет иммунитета к популистским лозунгам. Такая незрелость общества, конечно, создает немалые риски. Ведь популисты предлагают легкие решения сложных вопросов, но никогда не задумываются над тем, к каким последствиям это может привести.

Отсутствие даже зачатков публичной политики не дает казахстанцам возможности узнать, что за словами популистов не стоит ничего. А потому  популистские идеи и лозунги легко принимаются на веру. В этом можно убедиться, наблюдая за многочисленными, часто истерическими «разборками» наших соотечественников в социальных сетях, особенно когда разговор заходит о меж­этнических отношениях. Мы видим, как мгновенно вспыхивают искры там, где их не должно быть, как легко набирают популярность абсолютно популистские и даже бредовые предложения.

Иммунитет к популизму вырабатывается в первую очередь через высокий уровень  образования, формирование культуры политических и социальных отношений. Популизм слаб там, где есть сильный средний класс, который всегда консервативен и осторожно относится к радикальным решениям. 

Гульмира Илеуова,

Социолог

Девальвированная тема

  1. Как мне представляется, в самом восприятии понятия «популизм», не говоря уже о политическом популизме, в условиях казахстанской действительности есть определенная сложность. В нашем массовом сознании это понятие существует в нескольких плоскостях – политической, идеологической, социальной, исторической… Но при этом оно, с одной стороны, не несет специфической содержательности, а с другой, явно кренится в достаточно ощутимую политическую составляющую. Проявляется это в том, что граждане начинают предъявлять власти какие-то претензии. Поэтому в любой сфере у нас так или иначе присутствует популизм, и каждый раз он интерпретируется именно как политический популизм.

Возьмем такую область, как история, интерпретация ее фактов, событий, тенденций. По сути, любой факт, любой персонаж изначально трактуется как некое историческое событие или субъект истории, а потом все перекидывается на современность и начинаются какие-то непонятные претензии типа « почему не ценим?», «почему не воздаем должное?» и так далее в том же духе. Поэтому, как мне представляется, проблема даже не в самом популизме. Потому что само по себе это явление может рассматриваться как определенная форма политической мысли, имеющая определенные параметры, и, в принципе, с этим можно как-то работать в смысле оценки и анализа. А вот с категорией «политический популизм» дело обстоит уже несколько сложнее. Оно перестало иметь корневые описания, и из-за этого  возникают определенные проблемы.

В нашей действительности любой субъект политического поля может выдвигать какие-то требования, но при этом дать конкретную оценку политической платформы или идеологической установке очень сложно. Потому что это может быть и национализм, и либерализм, и даже какой-то анахронизм. С точки зрения идеологии эти установки можно подверстать под консерватизм, но, по большому счету, все это очень неопределенно и расплывчато.

  1. Если говорить о популизме, исходя из корневого слова «популярность» (когда ставка делается на восприятие большой совокупности людей), то в этом смысле власть охотно использует подобного рода приемы. В том числе благодаря обратной связи посредством социальных сетей. Вдруг, неожиданно, какая-то тема начинает активно раскачиваться, либо власть оперативно реагирует на какую-то раскачиваемую тему. Причем, судя по некоторым наблюдениям, она уже довольно неплохо поднаторела в этом деле. Во всяком случае, как мне кажется, если власть считает, что может извлечь какие-то дивиденды из той или иной темы, то она весьма активно включается в процесс «раскачки».

Например, взять такую тему, как резонансные преступления. Приговоры по ним выносятся уже заведомо, поскольку власть идет как бы на поводу у общественного мнения. Это не то чтобы популизм, но поскольку мы сами не совсем понимаем, что имеем под ним в виду, то любые действия власти и субъектов политического пространства воспринимаются как популизм. Здесь нет идеологии, и, более того, здесь может не быть какой-то политики – это просто какие-то движения, которые позволяют власти зарабатывать определенный политический капитал, решая иногда собственные задачи.

Что касается политических партий и движений, то там есть немало персонажей, которые надувают щеки, но при этом годами сидят на какой-то одной конъюнктурной теме, имеющей мало отношения к реальным проблемам общества. Особенно это характерно для так называемых национал-патриотов. Но, как ни странно, при всей такой  направленности их повестку дня, по большому счету, трудно назвать однозначно националистической. Если быть откровенными до конца, то дать конкретную идеологическую характеристику исповедуемой ими политической философии очень и очень сложно. Все настолько опошлено и извращено, что даже само понятие «популизм» девальвировано. 

  1. Иммунитет не выработается. Потому что любая популистская тема возникает, как правило, ситуативно. Например, темы национализма и так называемой «казахскости». Взять тех же национал-популистов. Они зачастую живут в ими самими же придуманном мире, насыщая его какими-то мифологемами собственной конструкции. Но какое отношение к действительности имеет их «идеальный» казахский мир? Они представляют себе мир утопический, несуществующий. Тогда как в реальной жизни все намного сложнее. А все их конструкции дальше вербальной плоскости не выходят.

Сегодня проявляется еще одна тенденция – ностальгия по советскому прошлому. Яркая иллюстрация тому – новейшие клипы казахских песен, где фоном служат картинки из жизни СССР. Я думаю, что можно смело прогнозировать ренессанс того, что связано с теми временами. Причина банальна. Невозможно опираться только на «батырскую» историю, которая не овеществлена. А советская история – вот она, вот ее материальные памятники. В конце концов, это наша жизнь – города, дороги, здания и много еще чего…

Кто-то скажет, что это не совсем популизм, и будет прав. Но дело в другом – в том, что  популизм апеллирует к сугубо эмоциональным категориям. Поэтому столь модной является сегодня тяга к исторической тематике. А другого популизма у нас фактически пока нет.

Возвращаясь к теме иммунитета, могу сказать, что основа для него есть – трезвомыслие общества. Ведь большинство людей все-таки реалисты, и они мало ведутся на заведомо нереальные обещания и лозунги.

Если говорить о популизме как о явлении, основанном на некоем историческом контексте (популизм не политического толка), то он наверняка находит поддержку в обществе. Пусть и на сугубо эмоциональном уровне. А вот осязаемого политического популизма я нащупать не могу. Более того, я его не понимаю вообще. Поэтому мне сложно рассуждать на этот счет более предметно. Одним словом, тема популизма у нас девальвирована.

Средняя: 3 (1 оценка)

А тетка четко приколола наших поборников интересов казахского народа )))))))))

Комментарии

Илеуова просто молодец! Примеры из жизни, из реальности!

А мужик не очень...))))

В популизм от власти уже никто не верит. А в популизм. что еслди все заговорит вокруг по казахски - наступит рай земной... Знаете, верят! Но скоро и это исчезнет, все заговорят, но все исчезнет в чаду от адских огоньков.

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.