:: Бахадыр Ф. Мусаев. ИДЕЙНЫЕ ИСТОКИ СРЕДНЕАЗИАТСКОГО ДЖАДИДИЗМА 2 (продолжение).

Просмотров: 997 Рейтинг: 3.5

Продолжение. Начало

Да,    нельзя не согласиться с  доводом  историка  В. А. Германова, когда он утверждает  в вышеупомянутой  рукописи неопубликованной книги «МИСТЕРИИ ИСТОРИОГРАФИИ В  ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ…», что сегодня трудно  проверить все ли  так  было, но в который, оценивая имевшее много лет назад события в их взаимосвязи, легко поверить.                          (см. начало статьи  Б. Мусаева на сайте uzxalqharakati.com  от 03.09.2017)

 Напомню читателю, что речь идет  об истории Файзуллы Ходжаева.

Информация к сведению.   Файзулла Ходжаев прожил 42 года, из которых 17 лет руководил правительством: сначала Бухарской  Республики (1920-1924), а затем Узбекской ССР (1925-1937) .  Расстрелян в марте 1938 года вместе с Николаем Бухариным, Алексеем Рыковым, Акмалем Икрамовым и др.  Известно, за три дня до казни, в заключительном  слове на суде в Москве 12 марта 1938 г.  Файзулла Ходжаев  произнес:

«Мы не войдем в историю хоть с каким –нибудь  …благими деяниями»

(см об этом Интернет Ресурсы     Арапов А.В.    « Мы не войдем в историю…!?» /к политической биографии Файзуллы Ходжаева (1896-1938)/

 Спрашивается, кому и на что данное напоминание?

Задаюсь.. и сам над данным вопросом. Задаюсь и нахожу, что эта история к месту и для того, чтобы сопоставить с другой историей, происходящей сегодня у нас на глазах, т.е.    касающейся непосредственно нас – узбекистанцев  и опосредованно, рассматриваемого нами вопроса о джадидах.  Поэтому, прежде чем перейти к нему, я отклонюсь несколько от темы.

Итак. Пишу эти строчки в сентябрьские дни 2017 г, когда в Узбекистане  прошли, устроенные властью  поминки…. Впрочем, об этом подробно сказано  политологом    У. Хакназаровым (см. «Ненависть И. Каримова к узбекскому народу».    www. uzxalqharakati.com  от 02.09.2017 ).

Читал я  здесь о бывшей персоне власти и далее ….Что это?  Коллективный  молебен холопов-манкуртов, которые молятся на старое или обыкновенное стремление новых руководителей  помянуть это самое старое в лице  …. как проявление бережливого уважения …

 Но черт с ним  с названным  памятником, вернее сказать,    памятником – культом и теми, кто, оказывается, и   сегодня  склоняется перед ним (ИАКом каменным, бронзовым – Б.М.),  как  при жизни его,  когда жили, стоя на коленях.

Пишу я эти строчки и  к случаю,   хочу ещё сказать

По всей вероятности, надо ожидать, что  в январе 2018г.   на центральной площади г. Карши  состоится торжественное открытие памятника И. Каримова (приуроченный к  его 80 –летию – Б.М.), но склоняюсь к мысли, что эта ожидаемая  показательная  акция его чествования  уже далее  не повторится, а наоборот…

Верю,  в Узбекистане наступят новые времена, где и когда исчезнут какие –либо  признаки   прежнего порядка типа зоны,  люди постепенно будут узнавать правду, отделяя ее от лжи, четко различать, где добро, а где зло,  станут называть вещи своими именами:   белое -белым,  черное–черным,   мерзавца – мерзавцем, вора – вором,  патриота –патриотом, предателя – предателем, героя – героем,  …

В конце – концов,   восторжествует справедливость, хотя бы в том, что придет  понимание: нет, не было никакой (ни малой, ни великой –Б.М.) заслуги той бывшей известной персоны власти, заключающейся де в сохранении им мира и стабильности в стране и регионе.

Убежден я, что  воздадут должное тому (посмертную  хулу,  бесславие и позор  – Б.М.),  кто  под ширмой борьбы за сохранение мира  и стабильности, а по сути,  испытываемого им страха потерять власть, в стремлении  сохранить  и  укрепить  личные позиции во власти, совершил жестокости, по  большей части бесполезные.  Называя вещи своими именами должно сказать, что  это была  на самом деле  эпоха И. Каримова, если согласиться, что она  являлась эпохой   террора,  которую (эпоху –Б.М.), на мой взгляд,  можно понять и соответственно объяснить   природой  напуганного человека, одержимого  страхом и к тому же  усиливаемого   социальной паранойей.  Факт, что она (паранойя-Б.М.) проявлялась, в частности, в исламофобии,   овладевшими его сознание  бредовыми  идеями и навязчивыми идеями угроз и происков  международных террористов околорелигиозного толка, опасениями  их союза  с силами светской оппозиции, обусловившими  его поведение на протяжении четверти века.

 К сведению  читателей.

 Надеюсь,  мое  понимание и объяснение «феномена» И. Каримова, воспринимается адекватно, т.е. не более,  чем мнение.  А вообще то, лично я считаю, что данная область из новейшей политической истории  Узбекистана  до настоящего времени есть  «белое пятно»   для отечественных  социологов,  социальных психологов  (помимо психиатров – Б.М.) и  иных профи гуманитарных дисциплин.

 Между тем, согласитесь,   что изучение последствий авторитаризма (авторитарного правления), когда носители этой  угнетающей власти, будучи  элементарными  паранойя(и)ками,  «опускают» все и вся  в состояние параномии (гр. paranomia беззакония, противозакония), в лучшем случае, утверждают порядок ради порядка, представляло бы чрезвычайный интерес для усвоения уроков нашей истории.

Быть может,  неосознанно  мной  всегда двигало именно это стремление понять и объяснять, что же происходит  с нами и  нашей историей…

 Ради светлых дней впереди, нравственной жизни и чтобы не порвалась связь времен,  требуется Правда  (Память)  о прошлом и настоящем.

И   сегодня я говорю,  пишу вдогонку о   делах того,  о котором  писал в таком же духе и при  его жизни, как и 10, 15 лет назад в десятках, специально посвященных ему заметках, и двух книгах («УЗБЕКИСТАН НЕЗАВИСИМЫЙ:  РЕФОРМЫ ИЛИ БУНТЫ?»,   «АНДИЖАНСКИЙ ВЕЕР – МАШИНА ДЛЯ УБИЙСТВА»), где он представлен таким, каким и был в  моих глазах:  Нью-Тамерланом,  имитатором реформ, краснобаем, лицемером, маэстром фарса, убивающим национальную государственность….  Впрочем, чтобы не быть голословным, процитирую пару  образцов  из  типичных моих  былых  откровений относительно И. Каримова.

«…позволительно озадачиться: за кого же принимать лично господина президента Узбекистана? Какую меру ответственности он может нести и патриот ли он в том смысле слова, какой он вкладывает в это понятие, если налицо, что созданный им строй власти насквозь коррумпирован, а действия носителей этой власти, особенно исполнительной,   на всех ее уровнях противоречат чести, долгу, ответственности и компетентности? И кого по жизни следует называть лживым пустозвоном и предателем Родины?»

(Бахадыр Мусаев.  Андижанский Веер –Машина для Убийства.  Ташкент –Гамбург 2007, с.70)

И ещё.

«Потрясает лично нас и иное. И. Каримов создал преступную государственность, которая не только расстреливает народ, но и убивает его нищетой.  Картина нищеты в стране ужасающа и может, на наш взгляд, привести в условиях устойчивого подавления насилием основных жизненных инстинктов и воли человека к необратимым процессам физического и нравственно- духовного вырождения нации. Это представляет в целом также угрозу основам существования общества, социальной безопасности Узбекистана и сопредельных стран региона». (см. там же, указ соч. Б.  Мусаева, с. 73).

Читал я ныне   политолога Хакназарова и,  рефлексируя, помимо всего   прочего, невольно озадачился:  что  станется с памятниками  и  с памятью об ИАКе?

 Подумал следом  о  существовании других насущно необходимых вещей, как, например, подлинно народная  память,   память историческая. И мысли мои обратились    к  тем личностям – носителям  человеческого духа и великих идей,  которые не только  творят, а и   определяют ход событий.

 Вот Джадиды,    провозглашенные ими Идеи, прежде всего, связанные с поисками пути к  Свободе и Независимости,  читай,  все то, о чем мечтали они и  ради чего вели  просветительскую и политическую  деятельность,  и есть Настоящие национальные Герои  достойные безмерного  уважения и  почитания  за их благие деяния.

Однако вернемся к  теме,  несколько скорректировав ее формулировку.

«К вопросу об  идейных основах среднеазиатского джадидизма», так будет называться  в окончательном варианте этот второй параграф нашей работы.

Если бы меня спросили, с чего следует начинать  этот разговор об идейных основах среднеазиатского джадидизма,  на какие моменты  становления и  его развития должно  уделить особенное внимание, то мой  посильный ответ в соответствии с моим уровнем почерпнутых знаний…,  понимания    названного  вопроса  был следующим.

«Есть достаточно оснований, – считает все тот же  Баходыр Эргашев,полагать, что на территории Российской империи предтечами джадидизма были татарские  просветители, и не в 80 –х годах XIX века, а еще  в 1800 – 1840 –х годах. Сошлюсь на труд опытнейшего исследователя –путешественника Отто Гётча, так писавшего в 1913 году о Туркестане:  «Татарами –мусульманами севера, из района Волги и Западной Сибири (Урала- Б.М.), вносится панисламисткая агитация  в спокойную в этом отношении среду мусульманских сартов и киргизов. Эти татарские интеллигенты в литературном и политическом отношении принадлежат теперь  к передовым  элементам ислама, к его самым энергичным и влиятельным приверженцам. И прежде всего им обязан ислам своим внутренним и внешним усилиям и своим культурным ростом… Связь с мусульманским населением Туркестана создается при этом сама собой….»

 (см. об этом Эргашев Баходыр ДЖАДИДЫ: ЛИБЕРАЛЫ ИЛИ ДЕМОКРАТЫ? //  ж. «Звезда Востока» № 12, 1991, с. 126).

«Действительно, – продолжает далее Б. Эргашев, – еще в начале прошлого века реформаторами схоластического образования в бухарских медресе выступили там будущие выдающиеся татарские просветители Г. Курсави (1765- 1813)  и Ш. Марджани (1818- 1889 (см. там же, с. 127)

 Согласно утверждению   Александра  Бенигсена :

«Именно  благодаря их (казанских татар – Б.М.) деятельности, плохо известной на Западе и игнорируемой самими мусульманскими историками, Ислам перестал быть препятствием к прогрессу, и был очищен путь к реформам в других областях: языка, просвещения и политической организации» (цитата по   Д. М. Исхаков  Феномен татарского джадидизма: введение в социокультурному осмыслению. Казань 1997, с.2)

 Михаэль Кэмпер в своем капитальном  исследовании «СУФИИ       И      УЧЕНЫЕ В ТАТАРСТАНЕ И БАШКОРСТАНЕ" исламский дискурс  под русским господством»,  кстати, опубликованном впервые в Берлине в 1998 г,  переведенном на русский язык и изданном в 2008 г в  г. Казани, в частности,  пишет: «..идея реформы  (ислах) морали и образования представляет заметный элемент мусульманского дискурса в Поволжье и Приуралье самое позднее с конца 18 в. Ее сферой стали, прежде всего, индивидуальная мусульманская мораль и образование: этика и образование были тем, что после потери собственного мусульманского государства сплачивало, ограничивало и дефинировало мусульманские общины».

                                                                                 (см.  МИХАЭЛЬ КЭМПЕР указ соч. с. 630)

Здесь  же на последних  страницах книги  (Заключение – Б.М.)  встречаю следующую ремарку  М. Кэмпера,   содержание которой несет в себе  глубокий смысл и добрые чувства.

«Ислам  становится идеалом, к которому стремишься, но которого, очевидно, никогда не достигнешь. Дистанция от идеала полностью заметна и в историографии, где она выделяет место для отрыва исторического процесса от священной истории и тем самым для включения секулярного описания истории».      

                                                                                                         (см. там же, с. 628).

«Ислам становится идеалом…» –  эту  ключевую фразу  и  следующие за ней слова   вышеприведенной цитаты  Михаэля Кэмпера,  на мой взгляд,  можно было бы поставить в качестве эпиграфа к  трудам,  деятельности  выдающихся татарских просветителей XIX  века и всего того, что из  этого родилось и созрело  в свое время, в т.ч.  на территории Средней Азии.

 Если отвлечься от рассмотрения различных  научных позиций, которые занимают те или иные исследователи в вопросах, связанных с  определением  сути джадидизма,   выявлением  корней  среднеазиатского джадидизма, изучением  особенностей становления   реформаторских  идей в Туркестане и т.д.  и  т.п., то, на мой взгляд, заслуживает  концентрированного внимания тема Ислама.

  Почему?  Хотя бы потому, что все начиналось и  вращалось вокруг ислама, будь то речь идет о реформах  системы образования,   модернизации общества или о необходимости развития у мусульман адекватного мировоззрения с соответствующими реформированными духовными  ценностями,  а также  задачах нациестроительства, становления свободной личности,  борьбе за обретение суверенной национальной государственности, т.е. достижение Свободы и Независимости.

Вышеизложенное  позволяет  мне высказаться  в тезисной форме относительно   идейных основ  среднеазиатского джадидизма   следующим образом.

03- 07. 09. 2017     г. Ташкент. Тузель-2

(продолжение следует)

Средняя: 3.5 (2 оценок)

Идеи джадидизма. их цель. а самое главное, их вектор изысканий и исканий - очень актуальны сегодня. Когда Ислам объективно всех жарит на планете.

Комментарии

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.