:: ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ПЕРВОГО?

Просмотров: 10,132 Рейтинг: 4.9
Д. Швецова: Какие события, произошедшие в центральноазиатском регионе за последние два-три месяца, Вы считаете самыми важными?
А. Власов: Если иметь в виду регион в целом, то это, конечно, встреча Путина с туркменским и казахстанским лидерами и возможность вовлечения в перспективе в договоренности о строительстве и наполнении прикаспийского проекта Узбекистана. Если эти решения будут выполняться, то они могут существенно изменить, во-первых, региональный статус России в сторону усиления наших позиций, а во-вторых, способствовать тому, что Казахстан, который является системообразующим элементом формируемой энергетической системы, сможет реально претендовать на лидерство в центральноазиатском регионе.
Если иметь в виду локальные вопросы, связанные с политическим и экономическим развитием всех стран центральноазиатского региона, то в Казахстане важнейшим событием стало выступление Назарбаева, в котором он объявил о внесении поправок в Конституцию и переходе к политической реформе. В Таджикистане за последние три месяца заметных событий не происходило, если не брать в расчет очевидную тенденцию со стороны властей страны, направленную на формирование новой, национально ориентированной идеологии. Информация, которую мы получаем из Туркменистана, по-прежнему строго дозирована. Поэтому новость №1 – это отстранение от должности начальника президентской охраны господина Реджепова, одного из самых влиятельных силовиков страны, и, как ни странно, открытие Интернет-кафе в столице Туркменистана городе Ашхабаде, что формально свидетельствует о начале кампании за большую открытость нынешнего режима.
Д. Швецова: Раньше Интернет был запрещен.
А. Власов: Да, раньше доступ в Сеть для обычного туркменского человека был запрещен. Еще один важный момент: что следует ожидать за отстранением начальника президентской охраны? Будут ли проводиться какие-либо акции, направленные на реабилитацию тех, кто был репрессирован в период правления Туркменбаши? Туркменские оппозиционеры ожидают, что этот процесс вот-вот начнется. Никаких реальных подтверждений этому пока не было. Возможно, что изменения «наверху» приведут к тому, что туркменская «оттепель» приобретет более реальные очертания.
В Узбекистане события последних месяцев связаны с ожидаемыми экономическими и политическими реформами со стороны президента Ислама Каримова. Пока что они воплотились в словесной форме, в его выступление, где Каримов обещает ускоренную экономическую модернизацию страны. В любом случае: похоже, что Узбекистан двигается тем же путем, что и Казахстан, но отставая примерно на пять-семь лет.
И, наконец, Киргизия. Неудавшееся выступление оппозиции, направленное на свержение президента Бакиева, вернуло страну к той ситуации, которая была до массовых, публичных акций протеста. Формально власть находится в руках Курманбека Бакиева, но пока социальная обстановка в республике не изменится, эта власть будет непрочной. А значит, есть шансы у тех сил, кто настроен на трансформацию власти в сторону перехода ее от южан (а южный клан представляет именно Бакиев) в пользу северных кланов. Кроме того, следует упомянуть отстранение от участия в выборах и фактический домашний арест Бермет Акаевой.
Д. Швецова: Было сказано, что Узбекистан двигается по тому же пути, что и Казахстан. А Таджикистан?
А. Власов: В Таджикистане нет таких ресурсов, которые есть в Узбекистане. Поэтому как правительство будет решать проблемы, связанные с бедностью, коррупцией, наркотрафиком, которые остались явлениями повседневной жизни и после окончания гражданской войны - большой вопрос. Напомню, что гражданская война закончилась уже 10 лет назад. Режим ожидания – «вот-вот власть начнет что-то делать для населения страны» - пока не воплотился в реальные практики. Если посмотреть внимательно, в Москве мы видим растяжки с указанием на то, что продаются квартиры в элитном комплексе домов в городе Душанбе – примерно по той же цене, по которой квартиры продаются и в московских элитных домах. Это программа Юрия Михайловича Лужкова. Она показывает, что власти Таджикистана столь же успешны, как и другие центральноазиатские коллеги. В освоении хитрых технологий пиара. Точнее сказать, самопиара. Московские власти в меру своих сил помогают партнерам из Средней Азии. Есть о чем рассказать друг другу.
Д. Швецова: Какие факторы дестабилизации ситуации в Центральной Азии Вы можете назвать?
А. Власов: Три основных фактора. Первый – не исламский, как прогнозируют некоторые эксперты, и даже не внешний фактор, связанный с возможным уходом американских войск из Афганистана. На мой взгляд, главный фактор нестабильности – это нерешенность социальных проблем, которые существуют в регионе. Это неэффективность органов управления – как в центре, так и на местах. Коррупция, которая так и не преодолена ни в одной из центральноазиатских стран. Если в ближайшее время кардинальных изменений в социальной обстановке в регионе не произойдет (а пока о более или менее стабильной обстановке можно говорить только, пожалуй, в Казахстане), то можно говорить о том, что акции массового протеста не за горами.
Второй фактор нестабильности, на мой взгляд, связан с тем, что в наиболее благополучных странах региона, к которым традиционно относится Казахстан, на протяжении долгого времени власти увлекались (как, впрочем, и российские власти) виртуальной политикой, созданием и провозглашением крупных имиджевых проектов. Они должны были обеспечить на международной арене статус демократической, эффективно развивающейся страны. Если посмотреть внимательно, то партийно- политическое пространство Казахстана основано на всё той же системе квази-оппозиции и непрозрачной конкурентной борьбе. Реальная власть, помимо сильной президентской вертикали, находится в руках семейных кланов, которые входят в ближайшее окружение президента – как Ислама Каримова, так и Нурсултана Назарбаева. Насколько провозглашенный переход к демократии будет уже не имиджевым, а реальным шагом в будущее – это большой вопрос. Если посмотреть на партийное пространство Казахстана, где единственная партия власти – Нур Отан, - то в случае досрочных парламентских выборов именно она будет контролировать нижнюю палату Мажилиса. Становится очевидно: демократия - это пока ожидания, а не реалии.
Наконец третий фактор – это фактор внешний, то есть возможная дестабилизация ситуации в Таджикистане и Узбекистане в связи с обострением афганской проблемы и действиями радикальных исламистов. Исламский фактор ни в коем случае нельзя рассматривать как фактор внешний, как будто есть некие силы, которые вбрасывают идеи радикального исламизма в жизнь центральноазиатских государств. Исламский фактор тесно связан с фактором социальным. Люди не устроены, особенно сельская молодежь. Она пытается найти ответы на вопросы, которых ей не дает власть – в проповедях и практике ислама. Только лишь силовой борьбой проблему не решить. Особенно в Ферганской Долине. А в Узбекистане по преимуществу всё именно так. Поэтому повторение андижанских событий возможно. Не потому, что есть некие внешние, враждебные силы.А потому что власти должны более внимательно рассмотреть формы эффективного диалога с обществом, в том числе, с той частью общества, которая не получила достаточных преференций в ходе проводимых реформ.
Д. Швецова: Что Вы можете сказать о политических рисках в долгосрочной перспективе? Допустим, те факторы дестабилизации, которые пока не играют существенной роли, а в будущем, возможно, это изменится.
А. Власов: Главный политический риск связан с тем, что экономики даже самых успешных стран не диверсифицированы. Экономика Казахстана, несмотря на все заявления руководства страны, пока еще очень тесно привязана к сырьевому сектору, впрочем, как и в России. Падение цен на нефть и другие энергоносители в ближайшей перспективе может похоронить миф об устойчивости и бурном развитии экономик наших стран. Или, по крайней мере, сделать устойчивый рост более проблематичным. Как власти собираются реагировать на эти вызовы – пока тоже неясно.
Важным фактором может явиться приход к власти в Афганистане движения «Талибан». Здесь эксперты расходятся во мнении. Сергей Абашин считает, что нет оснований полагать, что, победив в Афганистане, «Талибан» двинется на север. Однако существуют серьезные опасения в реальности такого сценария. Эти два риска сейчас многим кажутся неактуальными, но в ближайшем будущем они могут себя проявить.
Д. Швецова: Насколько ближайшем?
А. Власов: Что касается афганской проблемы, то самая ближайшая перспектива возможного обострения– это максимум два года. За это время станет окончательно ясно, насколько угроза со стороны «Талибан» реальна. Что же касается развития энергетического сектора, здесь прогнозы делать сложнее. Кто мог предположить, что произойдет крах азиатских фондовых рынков в 1998 году, которые привели к дефолту в России? За полгода, за несколько месяцев, - большинство экспертов отрицали саму возможность кризиса, если просмотреть периодику, становится ясно, что за редким исключением никто из аналитиков такой возможности не предусматривал. Так и здесь. Колебания цен на нефть могут в среднесрочной перспективе зависеть не только от объективных, но и от субъективных факторов. Например, от ситуации вокруг Ирана. Это неизбежно скажется и на ситуации в центральноазиатском регионе.
Д. Швецова: Что может угрожать центральноазиатской элите?
А. Власов: Процесс смены элит. Ни одна из центральноазиатским республик в настоящий момент не прошла через процедуру смены элит. И непонятно, каким образом этот процесс будет организован, как он будет проходить. Причина здесь очевидна. В Центральной Азии существует цепочка взаимосвязей: власть-собственность-финансы. До сих пор потеря власти означала потерю собственности и финансов. Поэтому задача нынешней элиты – имитировав наличие прозрачности в процессе смене элит, сохранить все прежние каналы власти, а, значит, и собственность, и финансы. И эта «непрозрачная линейка», на мой взгляд, также является фактором риска.
Д. Швецова: Если подразумевать совсем короткий срок – год или два – что может поменять систему принятия решений?
А. Власов: Если брать отдельно по странам, то в Казахстане решения уже приняты. Если не произойдет ничего экстраординарного, то до 2012 года превращение президентской республики в президентско-парламентскую продолжится. Ее цель – сохранить власть в руках нынешней элиты после ухода Назарбаева. Сам Назарбаев определяется с возможным наследником и оставляет "калитку открытой". Могу уйти, а могу и остаться. Как будете себя вести. Это в смысле претенденты на престол.
В Узбекистане, как я полагаю, будет запущена сходная программа. Благо, что все пять политических партий, которые находятся в парламенте, являются пропрезидентскими, подконтрольными. Оппозицию вытолкнули за пределы электорального процесса.
Относительно Туркменистана делать прогнозы довольно сложно – сказывается недостаток информации, которая оттуда поступает. Но я думаю, что сейчас у туркменского лидера несколько иные задачи, а именно – избежав обострения клановой борьбы, сохранить в своих руках всю полноту власти. При поддержке России, Казахстана и, возможно, Китая. Китайская сторона заинтересована в выполнении тех газовых контрактов, которые были подписаны еще при Туркменбаши.
В Киргизии делать прогноз в краткосрочной перспективе наиболее сложно. Тандем «Кулов-Бакиев» - это оптимальная форма организации политического пространства по линии север-юг. Если в какой-то форме этот тандем не будет восстановлен, не ясно, каким образом власти будут решать проблему внутреннего раскола между аграрным югом и индустриальным севером.
И, наконец, Таджикистан, где тоже никто не снимал клановую проблему, сохранившуюся традиционно еще со времен гражданской войны. Здесь слишком много «заточено» под личность самого президента. В отличие от Казахстана и Узбекистана, где есть минимально выстроенные механизмы разделения властей, в Таджикистане нет ничего подобного. Хотя, - парадоксально. Ведь именно там есть единственная официально разрешенная Партия Исламского Возрождения.
Д. Швецова: Есть ли в Киргизии противостояние по другим линиям, не только по линии север-юг?
А. Власов: Да, конечно. В Киргизии есть противостояние и по другим линиям. Помимо глобального противостояния север-юг, в Киргизии существует огромное количество кланов, оставшихся чуть ли не с племенной эпохи. Внутри южного и северного образований существует деление, которое приводит, в свою очередь к противоборству внутри северян и внутри южан. Именно поэтому в какой-то момент там существовало около 40 зарегистрированных партий. Каждый клан и каждый лидер стремился оформить вокруг себя некую политическую силу.
Д. Швецова: Элитные группировки в Центральной Азии строятся только по клановому принципу?
А. Власов: Сложнее. Система более или менее приближается к российской модели 90-х годов, когда партии строились под раскрутку конкретного политического лица. Это уже необязательно кланы как жузовые или тейповые образования. Есть группы, связанные с землячествами или взаимными бизнес-интересами. Это уже более продвинутая база развития. В Казахстане и отчасти в Киргизии. Что касается Туркменистана, то я недавно читал отчет американских экспертов. Они обращают внимание на то, что выходцы из марийского тейпа стали получать доступ в органы государственного управления при новом туркменском лидере. Что это? Новая политика в отношении распределения власти между кланами или это какой-то случайный процесс? На этот вопрос ответа пока нет. Недостаточно информации.
Д. Швецова: Как можно прогнозировать процесс дальнейшего распределения власти?
А. Власов: На этот вопрос невозможно ответить однозначно. Давать прогноз по всему региону нельзя. При всех общих чертах м в развитии центральноазиатских стран, есть много различного, субъективного. На мой взгляд, в Казахстане можно ожидать обострения элитной борьбы по мере того, как будет близиться срок перехода власти из рук Нурсултана Назарбаева к его наследникам. Снятие ограничений на число сроков для первого президента должно смикшировать эту проблему.
Хотя та система, которая сегодня продекларирована, как раз и представляет собой новый механизм сдержек и противовесов. Есть президент, есть премьер, есть глава Сената, есть спикер Мажилиса. Четыре человека, которые будут участвовать в процессе принятия решений, которые прежде ложились на одного человека – самого президента.
Д. Швецова: Вопрос сложный, по Казахстану. Как будет распределяться в новой систем ответственность между органами власти? На примере России вся ответственность скидывается с президента на правительство.
А. Власов: Понимаю вопрос. Мне кажется, что будет так: премьер будет чисто технической фигурой. Уже сейчас Карим Масимов – фигура не политическая. Кроме того, он не казах, а уйгур, что нейтрализует его возможные политические амбиции на будущее. Да, он считается ставленником группы Кулибаева, но на самом деле это, скорее, фигура технократа, нежели политика-министра. В будущем, как я полагаю, будет тоже самое. Пример – в оптимальном варианте - это наш Фрадков. Вариант такой: сидеть на заседании правительства с умным видом и «разруливать» экономические вопросы. Для всего остального будут госхолдинги. Причем на правительство вся ответственность и будет перекладываться. На министра будут «бросаться» в том случае, если какие-то программы будут не реализованы. Время от времени эти фигуры будут выставляться в качестве провинившихся чиновников, не решивших те или иные проблемы здорового развития казахстанского общества. Это будет ноша правительства. Формально так и должно быть.
Вторая фигура – спикер Мажилиса. Долгое время ожидалось, что этот пост займет Дарига Назарбаева, но по определенным причинам этот процесс пока не происходит. Произойдет в будущем или нет – непонятно. Формально вторым лицом в стране после президента должен быть глава Сената. Им был Нуртай Абыкаев, сейчас его направили послом в Россию. На его место назначили Касым-Жомарта Токаева, который очень близок Дариге Назарбаевой. Он считается не то чтобы входящим в ее группу, но близким, да. И я думаю, что идея Нурсултана Назарбаева состоит в том, чтобы представителей враждующих кланов из его окружения распределить по этим должностям. То есть создать систему, в которой они будут вынуждены как-то друг с другом взаимодействовать.
Д. Швецова: Это не увеличивает внутренние системные риски?
А. Власов: Это увеличит напряженность системы. Дело в том, что ни один из людей, окружающих Нурсултана Назарбаева не в состоянии ни по личным качествам, ни по авторитету внутри и вне страны перенять весь тот комплекс полномочий, которыми сейчас президент обладает. Тогда возникает и пятая фигура – глава президентской администрации. Сейчас там сидит господин Джаксыбеков, «темная лошадка» казахстанской политики. В перспективе президентская администрация должна сохранить за собой роль "разводящего". То есть контролировать систему сдержек и противовесов и поддерживать ее в более или менее дееспособном состоянии. Помимо четырех официальных в структуре Конституции, думаю, что большую роль будет играть пятая фигура – глава президентской администрации.
Д. Швецова: Что такое политическая элита?
А. Власов: Элита – это частью старая советская номенклатура. Рой Медведев обозначил цифру - 35-40%. Но обновление идет естественным путем. В основном, это ветераны казахстанской политики. Молодежное крыло казахстанской элиты – это управленцы, которые выдвинулись по программе «Болашак» - программе обучения казахов за рубежом, которая получила развитие после 1993 года. Заместители министра – 29 лет, 32 года. Это как раз выпускники программы «Болашак». Новая казахстанская элита сильно вестернизирована. Я думаю, что уже сейчас примерно 15% управленцев, находящихся на ключевых постах, - это выпускники «Болашак». Есть перспектива: их будет всё больше и больше. И, наконец, "новоказахская" часть элити, которая формировалась в основном из первых бизнесменов и управленцев середины 90-х годов. Некоторые уже отжаты в оппозицию. Некоторые лояльны внешне, но выжидают. А что будет после Первого?
Д. Швецова: Какие отношения между ними?
А. Власов: Это причудливое переплетение нового, старого и даже советских форм распределения власти.
Д. Швецова: И между ними нет каких-либо ценностных позиций?
А. Власов: Очень любопытно, как будет развиваться карьерный рост «болашаковцев». Они уже в большей степени свободны от старых правил игры. Возможно, именно они сформируют ту самую новую элиту, которая придет на смену старой. Не с точки зрения того, кто находится в ранге первого, второго, третьего или четвертого лица. А тот слой управленцев, который будет обеспечивать реальное функционирование действительно эффективного механизма государственной власти.
Д. Швецова: Как можно охарактеризовать отношения власти и общества?
А. Власов: Как и в России. В постсоветских странах Россия – это такое модельное образование, которым можно как градусником мерить температуру. Нужно только делать поправку на то, что в Казахстане всё-таки общество более патриархальное. Там сохранились семейные ценности, присутствует уважение к старшим. Второй момент – это то, что вестернизация центральноазиатских государств и особенно Казахстана идет, но достаточно медленно. Народ принимает эту власть. В чем отличие от Казахстана и Узбекистана? В Узбекистане исторически султан был вправе казнить и миловать своих подданных. Мог бросить в подземную тюрьму, отрубить голову, посадить на кол. И подданные относились к этому привычно спокойно. А казахи – народ кочевой. Можно подъехать к хану и задать интересующий вопрос. И хан в принципе должен ответить. Так и сейчас - разговариваю с ребятами из Актау, Шимкента, говорят: да кто у нас полиции боится? Ну, Шанырак показал, что действительно не очень и боятся.
Зачастую президента в Интернет-ресурсах поносят последними словами. Хотя, сейчас приняты законы, преследующие за оскорбление Первого лица. Недовольных, инакомыслящих – 10-20%. Среди них есть агрессивная часть – это сельская молодежь. Она не против власти. Логика другая: почему у городских есть всё, а мы живём хуже? Они приезжают прямо в город. Поскольку селиться в Алматы не разрешают, они селятся по окраинам. И были прошлым летом произошли события в Шаныраке, когда пытались снести эти постройки. Полицейского облили бензином и подожгли. Люди, доведенные до крайней точки, способны на всё.
Д. Швецова: Насколько общество восприимчиво к тому, что происходит в обществе, к политическим решениям?
А. Власов: Для этого надо посмотреть посещаемость zona.kz. это полуоппозиционный, но достаточно объективный ресурс, который публикует весь спектр позиций.
Д. Швецова: Какая активность казахов в Интернет?
А. Власов: Пять тысяч в день максимум в zonakz.net. Это активный слой. По российским ресурсам – в разы больше.
Д. Швецова: Человек смотрит телевизор. В стране происходят какие-то политические преобразования. Его это вообще волнует или нет?
А. Власов: Люди чувствуют, что СМИ не то чтобы врут, но как больному – вкалывают дозу вещества, чтобы у него ничего не болело. В основном казахстанское телевидение смотреть сложно, впрочем как и российское. Если посмотреть «КТК», - огромная доля- сериалы. В связках между сериалами информационные программы, ток-шоу и молодежные передачи. Я называю это «телевидение для домохозяек». У человека, который хочет получать объективную политическую информацию, такой возможности нет. Он может ориентироваться только на собственные наблюдения. Сейчас, правда, активизировался 31 канал. Но это связано с определенной фрондой со стороны владельцев ресурса.
Д. Швецова: Как это будет изменяться?
А. Власов: А кто сказал, что это будет изменяться? Я думаю, что на ближайшее будущее – это наша жизнь. Причем не только казахов или узбеков, но и здешней, российской публики.
Д. Швецова: Если сравнивать Казахстан с Россией, то в России, насколько я знаю, редактора журналов, газет, журналисты, те, кто имеют или должны иметь определенную позицию, менее равнодушны.
А. Власов: Вы читали сегодня о том, что все сотрудники Русской Службы Новостей написали заявление об уходе? Все до единого. Это к вопросу о неравнодушии и демократичности.
Д. Швецова: В Казахстане такого не происходит?
А. Власов: Нет, в Казахстане такого не происходит. Там медийное пространство зачищено до такой кристальной чистоты, что все, кто хотел уйти, давно ушли. Идет борьба в окружении Назарбаева, и прозрачность прессы будет создаваться путем сливания туда компромата, как в наши славные 90-е годы. У каждого ФПГ по каналу или газете. Читать весело и интересно. Если считать это свободой и демократией, то да.
Д. Швецова: Каково участие общества в политике?
А. Власов: Общество может участвовать в политике через процедуру выборов. Нурсултан Назарбаев получил 91%. Общество высказалось. Второй путь – это развитие институтов гражданского общества. После того, как были прикрыты внешние каналы финансирования НПО, вводятся системы государственного заказа. То есть государство финансирует деятельность НПО. Это само по себе уже очень интересно и открывает хорошие перспективы тем чиновникам, которые занимаются распределением социального заказа. Все заинтересованные лица получат то, что хотят.
Д. Швецова: И последний вопрос. Каким в ближайшие пять-семь лет будет уровень политических рисков в Казахстане?
А. Власов: Дай Бог здоровья Нурсултану Абишевичу. Пока этот человек находится у власти, страну не ожидают какие-то катаклизмы. Кроме тех, которые связаны с его возможными наследниками. У них есть жажда власти, но нет необходимых для политика ограничителей. Эта проблема для будущего страны.
Д. Швецова: Спасибо.
Средняя: 4.9 (44 оценок)

Порой иностранные наблюдатели точнее могут отобразить реальность, чем те, кто находится непосредственно внутри в разврываемой противоречиями событийной лаве

Комментарии

Ваш комментарий
ДДействительно, грамотный текст. Но по узбекам не согласен. Каримов хитрый.Хитерее Папы.

Мадина АИМБЕТОВА, "Время", 2 июня

На днях сотрудники Алматинского департамента КНБ арестовали по делу о Нурбанке приближенного Рахата АЛИЕВА генерал-майора полиции в отставке Сергея КУЗЬМЕНКО, который в последнее время являлся заместителем начальника службы безопасности Нурбанка. Подробности в интересах следствия пока не сообщаются.

Сергею Кузьменко 48 лет, он уроженец Краснодарского края Российской Федерации. Окончил Алма-Атинскую среднюю школу милиции и Карагандинскую высшую школу МВД СССР. До 199

Здравствуйте многоуважаемый Дмитрий Анатольевич!

Обращаюсь к Вам от имени российского курдского народа. После перестройки на территории СССР возникли независимые государства - Грузия, Азербайджан и Армения. На территории этих государств с древнейших времен и до недавнего времени проживало большое количество курдов. В 1923 году по указанию В.И. Ленина был создан Красный Курдистан (это территория районов Кельбаджар, Лачин, Шуша, Кубатлы, Джебраил, Зангелан). Однако сейчас внутренняя политика всех трех закавказских республик направлена на уничтожение, геноцид курдского народа. С начала конфликта в Нагорном Карабахе курдский народ был вынужден покинуть места постоянного проживания, а Красный Курдистан был полностью оккупирован армянскими войсками, которые превратили курдские села в руины, уничтожая даже память о том, что там проживали курды. Мы курды всегда верой и правдой служили России, всегда искали помощь и покровительство с ее стороны, но армянские и азербайджанские представители, засевшие в правительственных кругах России, блокируют доступ к властям России. Красный Курдистан всегда были в составе России и эти территории никакого отношения ни к Азербайджану, ни к Армении не имеют, поскольку никто не отменял акты, существовавшие с царских времен. С потерей Красного Курдистана Россия потеряет часть своей территории и частичку российского курдского народа. Тем более, что Армения, Азербайджан, Грузия усердно ищут покровителей за океаном и их руками хотят решать свои нечистоплотные замыслы. Если так будет продолжаться, то война в Закавказье никогда не закончится и эта зараза будет распространяться по всей территории России. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, умоляю спасите курдский народ от геноцида, так как Вы спасли абхазский и осетинский народы, Надеюсь, что Ваше решение на саммите в Казахстане, решит вопрос создания Красного Курдистана и спасет курдский народ, который будет верой и правдой служить России

Потомок курдских вождей шейх Какоев Рашид Манафович.-------

-----------

——–Такое обращение было отправлено Президенту России Д. А. Медведеву от имени российского курдского народа Шейхом Рашидом. Ответ о получении письма получен.-------

--------ИНФОРМАЦИЯ на сайте-----http://www.azdiaspora.org/forum/index.php?topic=704.2100----------

------------- http://kurdistanmap.narod.ru/05.html

------------ http://kurdotv.com/