:: ПЕРСИДСКАЯ ЗАГАДКА

Просмотров: 9,419 Рейтинг: 3.0
После 1979 года, после неожиданной для многих победы исламской революции, Иран превратился в один из центров мировой политики, целенаправленно проводя свою долгосрочную, тонкую геостратегическую линию, бросая постоянно интеллектуальный, духовный и политический вызов своим оппонентам. Конфиденциально один из высокопоставленных российских дипломатов признался, что "за столом переговоров у иранцев практически нельзя выиграть".

В последние годы Запад неоднократно причислял Иран к "оси зла", объявлял "страной, помогающей мировому терроризму", обвинял иранские власти во внутренней дестабилизации Ирака, требовал и требует прекратить осуществление иранской ядерной программы. США подтягивают свои авианосцы с ядерным оружием на борту и периодически грозят ударами по иранской территории. Совет Безопасности ООН также регулярно принимает предупреждения и санкции в отношении ИРИ. В ответ на последнее такое решение СБ ООН Президент Исламской Республики Иран Махмуд Ахмадинежад снисходительно заявил: "Пусть СБ продолжает забавляться своими решениями".

…1-2 мая в Тегеране прошел Первый всемирный конгресс, посвященный Культуре сопротивления. Представители 27 стран Азии, Африки, Европы — бывшие премьеры и действующие министры, деятели культуры, духовные представители мусульман, христиан различных направлений, буддистов, ученые и журналисты приняли участие в этом конгрессе, главной темой которого было "Мусульманский мир — главная жертва терроризма".

По данным Европола, в 2006 году в Европе зафиксировано 498 инцидентов, которые можно считать террористическими атаками. 136 такого рода атак приходится на ЭТА — баскскую сепаратистскую организацию. Исламистские экстремисты осуществили одну такую террористическую атаку, которая не привела к человеческим жертвам. Однако контролируемая, но "свободная" европейская печать будировала, будирует и будет будировать опасность именно "исламского терроризма".

Выступая на Конгрессе Президент Ирана Ахмадинежад, обратив внимание на тот факт, что в 2006 году на 39 процентов увеличилось убийство невинных людей во всем мире, заявил: "Некоторые державы стремятся любой ценой осуществить свои собственные интересы. И их не интересуют жизни мусульман, христиан, иудеев, буддистов и индусов. Если кто-либо попытается выступить против экспансионистской политики этих держав, то он наверняка будет прямо или косвенно осужден и его любой ценой попытаются убрать или уничтожить".

Но почему Запад, несмотря на свое огромное экономическое, военное, технологическое преимущество, в течение почти трех десятилетий не может сломить Исламскую Республику Иран?

28 лет назад, в январе-феврале 1979 года, в Иране под руководством легендарного аятоллы Рухоллы Хомейни победила великая исламская революция. Проамериканский шахский режим, который на протяжении пятнадцати лет пытался насильственно, не останавливаясь ни перед какими преступлениями, встроить, втянуть страну в западную цивилизацию, рухнул.

Это была действительно великая революция, потому что ее сутью и смыслом стали духовные, религиозные ценности, в ней приняли сознательное участие миллионы иранцев, власть в стране перешла от одного класса в руки коалиции других классов и была провозглашена задача построения справедливого исламского государства.

Тогда, в конце 70-х — начале 80-х годов, абсолютное большинство высокопоставленных чиновников советского МИДа, Международного отдела ЦК КПСС, КГБ предрекали скорый крах "этих средневековых мракобесов".

Против новой власти США, Великобритания и режим Саддама Хусейна развязали широкомасштабную террористическую войну, стремясь уничтожить основных лидеров Исламской Республики Иран, расколоть его руководство. В результате десятков чудовищных терактов были убиты сотни руководителей ИРИ, в том числе тогдашний второй человек в стране харизматический аятолла Бехешти.

Но террор не привел ни к вырождению исламского режима, ни к его падению. Тогда против Исламской Республики Иран была развязана война. Саддам Хусейн, которого поддерживали и которому активно помогали США, Франция, Великобритания, СССР, многие арабские режимы, вторгся на территорию ИРИ. При всем кардинальном различии интересов врагов и оппонентов новой власти в Тегеране общим были тотальное непонимание самого иранского феномена (каким образом возможна теократия в ХХ веке?), иррациональный страх и животная ненависть к исламскому государству. Но и восьмилетняя война не привела к свержению "ненавистного режима аятолл".

Прошло время. Сегодня нет Советского Союза, а многие бывшие высокопоставленные советские чины кардинально поменяли свои коммунистические взгляды. Нет ни саддамовского режима, ни самого Саддама Хусейна. США, которые в течение этих нескольких десятилетий считали и считают Иран одним из своих главных противников, ничего не смогли противопоставить духовному и интеллектуальному потенциалу исламского режима.

Сегодня Исламская Республика Иран гораздо сильнее, чем в 1979 году. Ибо духовные революции рано или поздно приносят свои плоды.

ГЕРОИЧЕСКОЕ — ЯДРО ЖИВОГО НАРОДА

"Души героев защищают свой народ, если люди этой страны не забывают своих героев". Иначе говоря, народ не расползающаяся биомасса, если система его ценностей настояна и пропитана духом героического.

…В южной части Тегерана находятся знаменитые кладбища, где похоронены сотни тысяч шахидов — героев, погибших за свободу, за справедливость, в борьбе против шахской тирании, против внешних и внутренних врагов Ислама, против агрессоров. Порой ночью вода фонтанов, которые находятся недалеко от нескончаемых, кажется, рядов могил, окрашивается в темно-алый цвет — цвет крови павших шахидов.

…Один миллион двести шестьдесят семь тысяч сто сорок восемь имен — это тщательно хранимый список пантеона героев…

Действительная революция — это героическое творчество масс, которые именно при этом перестают быть безликими массами.

…Одна из ключевых технологий народной исламской революции 1978-79 года (но не единственная).

Первое массовое выступление (около двух тысяч человек) против тоталитарного шахского режима состоялось 9 января 1978 года. Демонстрация была безжалостно расстреляна, погибли несколько десятков человек. Через сорок дней, в день поминовения погибших, состоялась вторая демонстрация, в которой приняли участие уже свыше десяти тысяч человек. Она также была расстреляна, погибли почти сотня демонстрантов.

Так каждые сорок дней люди собирались у мечетей, чтобы принять участие в новой демонстрации против шаха, против США, за справедливость, в защиту Ислама и духовной свободы. В каждой такой демонстрации участвовали все больше и больше людей. Каждая такая демонстрация расстреливалась со все большей безжалостностью.

Накануне очередной демонстрации выбирались добровольцы, которые должны были идти в первых шести-восьми рядах колонны. Это были люди, заранее обреченные на смерть от пуль тяжелых пулеметов САВАК. Летом 1978 года на каждое такое место претендовали уже по 7-10 добровольцев. Бросали жребий.

…В сентябре 1978 года на улицы Тегерана вышло более двух миллионов человек. Армия и даже САВАК начали отказываться стрелять. Через несколько недель шах вместе с семьей бежал из страны.

…Весной 1983 года, когда шли тяжелые бои в Хузестане, захваченном иракскими дивизиями, добровольцами на фронт ушли многие студенты первых курсов Тегеранского университета. Один из них, восемнадцатилетний Али Нарзафи, единственный сын очень состоятельных родителей, был тяжело ранен уже в первом бою. Ему ампутировали левую руку. Когда он выздоровел, то добился, чтобы его вновь направили на фронт, к товарищам. Через месяц их подразделение попало под плотный обстрел тяжелых иракских минометов. Один из снарядов взорвался в траншее, в нескольких метрах от Нарзафи. Тяжелораненного, без сознания, его едва успели доставить в военный госпиталь. Пришел в себя только через три недели. Али превратился в живой обрубок — ему ампутировали обе ноги. Глядя на него, даже военные врачи едва сдерживали слезы. Когда боль наконец отступила, Али стал требовать, чтобы его вновь отправили на фронт. На вопрос, что он в таком состоянии сможет сделать, Нарзафи спокойно сказал: "Я уже не могу стрелять, но могу в последний раз принести пользу своей стране, став живым миноискателем".

ВОЖДЬ

Выступая на Всемирном конгрессе, посвященном Культуре сопротивления, Президент Исламской Республики Иран Ахмадинежад заявил: "Террористические организации взращены и выпестованы теми державами, которые претендуют на то, чтобы быть защитниками прав человека… Сегодня мы являемся свидетелями того, как, используя террористические методы, уничтожают палестинских лидеров, убирают противников израильской террористической политики… Именно эти государства организуют и культивируют терроризм".

Когда три года назад неожиданно для всех на президентских выборах победил бывший мэр Тегерана Махмуд Ахмадинежад, его мало кто знал за рубежом. Но в стране он был широко известен — своей бескомпромиссностью в борьбе за права простых людей, постоянным соответствием между словами и делами.

Его называют сегодня "президентом бедных". Ахмадинежад — природный, не напускной аскет, и это естественно для него, так же, как и дышать. Он живет в обычной квартире, в обычном блочном доме, как и большинство иранцев. Он и одевается так же, как и абсолютное большинство жителей страны. Ахмадинежад открыто говорит то, о чем говорят и что обсуждают десятки миллионов иранцев. О том, что богатые богатеют, а бедные беднеют, о том, что доходы от нефти распределяются несправедливо, что цены растут, а заработная плата не поспевает, что Израиль убивает детей, и это в мире называют "самозащитой", а сопротивление мусульман "терроризмом" и т.д.

Сегодня Махмуд Ахмадинежад является одним из наиболее популярных и известных лидеров в мире. С одной стороны, многочисленные враги его зоологически ненавидят и всячески демонизируют. Но, с другой стороны, сотни миллионов мусульман во всем мире, и не только мусульман, считают его действительно мужественным и настоящим лидером бедных и обездоленных. Лидером, который бросил вызов нынешнему несправедливому мировому порядку, лидером, который вернул искренность в лживую мировую политику, человеком, который всегда бескомпромиссно и прямо говорит о приоритете высших духовных ценностей, о справедливости, без которой невозможны человеческое общество и человеческая жизнь.

ЭЛИТА

…После окончания конференции с иностранными участниками встретился руководитель иранского парламента Адель Хаддад. Он говорил о сути терроризма в современной жизни, об информационном терроризме, о "жестком" и "мягком" терроризме, о борьбе Ирана, которого пытаются удушить всеми возможными способами… У него не было заранее написанного текста. Но Адель Хаддад свободно цитировал Гегеля и Огюста Конта, Джами и Линкольна. А закончил он свою великолепную интеллектуальную речь, процитировав знаменитого поэта двенадцатого века Насири Хосроу…

Любой, даже самый талантливый вождь всего лишь одиночка и обречен на поражение, если его не окружает адекватная элита. Одно из самых поразительных достижений исламской революции в Иране — формирование своей собственной элиты, которая стала ядром новой кадровой системы, ядром иранского социума.

…Официальная встреча с одним из заместителей министра металлургии. Спокойный, уверенный в себе топ-менеджер, лет пятидесяти, детально, с изложением многочисленных конкретных фактов, без всяких бумажек рассказывал о ситуации в отрасли, положении дел в тех или иных провинциях, на конкретных предприятиях. Он приводил цифры, фамилии, данные, тщательно анализировал приводимые модели, пояснял многочисленные графики. Но по-настоящему меня поразило то, что рассказал уже после встречи знакомый иранский парламентарий. Оказалось, что этот замминистра работал на своей новой должности чуть больше полугода. До этого он эффективно, в течение нескольких лет возглавлял одно из стратегически важных министерств страны. Когда аппаратная ситуация в стране изменилась он не стал цепляться за свой министерский кабинет и спокойно перешел на более низкий пост. Потому что это надо было сделать в высших интересах всей элиты Ирана…

После свержения шаха практически вся придворная элита срочно и дружно бежала из страны. Революция как широкомасштабный пассионарный всплеск плюс экстремальные критические условия внутренней гражданской войны, плюс восьмилетняя война с Ираком — все это создало условия для форсированного формирования каркаса новой элиты.

Иранская элита объединила радикальное духовенство с его глубокими антизападными идеалами, исламской нравственностью и культурой, и талнтливых, глубоко верующих профессионалов. И основой такой консолидации стали, прежде всего, духовные ценности, тщательный учет опыта иранского прошлого и стратегический взгляд на будущее. А основной формой такой консолидации — механизм постоянных переговорных внутриэлитных процессов на разных уровнях.

АТОМНАЯ ПРОГРАММА

Запад, прежде всего США и Израиль, требуют, чтобы Исламская Республика Иран прекратила реализацию своей ядерной программы.

Формальная логика этих требований сводится к двум моментам. Во-первых, зачем, мол, Ирану атомная энергетика, если у него и так огромные запасы нефти и газа. А, во-вторых, развитие иранской атомной программы неизбежно приведет к тому, что через некоторое время ИРИ может стать обладателем ядерного оружия, что нарушит обязательства Ирана по Договору о нераспространении ядерного оружия. Военные американские аналитики считают, что уже через три-четыре года Иран может получить собственное ядерное оружие.

Иранская элита крайне болезненно реагирует на все попытки Запада остановить развитие национальной ядерной программы. Да, у Исламской Республики Иран есть сегодня и нефть и газ. Но через 20-30 лет нефть и газ неизбежно закончатся. А к тому времени население ИРИ превысит 100 миллионов человек. Страна должна быть готова к новым угрозам и вызовам: ведь завтра закладывается сегодня. Поэтому развитие мирной атомной программы это не прихоть, а железная необходимость выживания в будущем конкурирующем будущем. Продвижение ядерной энергетики фактически является основой собственной технологической базы стратегического развития.

Но во всем этом есть и более широкий аспект. Иранцы раздраженно говорят: на каком правовом или нравственном основании Запад пытается остановить наше технологическое развитие? Они берут на себя ответственность за наше будущее? Нет, в рамках попыток установить однополярный мир Соединенные Штаты прежде всего хотят навязать свои правила игры.

Что касается ядерного оружия, то иранцы неоднократно заявляли, что они не собираются выходить из Договора о нераспространении ядерного оружия. Но при этом они не упускают возможности и здесь подчеркнуть лицемерные двойные стандарты Запада. С одной стороны, Соединенные Штаты говорят о важности нераспространения ядерного оружия. С другой стороны, постоянный молчок по поводу ядерного потенциала Израиля (а ведь, по некоторым данным, сионистское государство уже имеет около 200 ядерных зарядов). И не секрет, что именно израильское ядерное оружие — стратегический фактор дестабилизации Ближнего Востока.

СУВЕРЕННАЯ ДЕМОКРАТИЯ

Иранцы — очень непростой, но уверенный в себе и гордый народ. Я попытался поговорить с некоторыми из них по поводу недавнего инцидента с захваченными британскими моряками. Вся эта ситуация закончилась несомненной психологической победой иранской стороны. Но разговор так и не сложился. Мои собеседники снисходительно пожимали плечами и довольно сдержанно отвечали в том смысле, что захваченные в иранских территориальных водах британские моряки фактически и по возрасту, и по социальной зрелости дети, и что, мол, с них взять.

Иранский социум — предельно сложный феномен, в котором для внешнего наблюдателя больше вопросов, чем ответов. Здесь есть свои социальные, экономические, политические, культурные противоречия, секреты и коллизии. Открытые, полуоткрытые, тайные дискуссии, дебаты, споры — характерная черта сегодняшнего иранского общества.

Есть здесь и свои доморощенные миллиардеры (но их на порядок меньше, чем в России). Есть и очень бедные слои (но в процентном отношении их также меньше, чем в России). Здесь отвергают уравниловку, но руководство ИРИ стремится к реализации принципа исламской социальной справедливости. Поэтому именно средний класс Исламской Республики Иран — это самая мощная социальная прослойка в стране и фактор стабильности.

В иранском парламенте представлены не только все провинции страны, но и все основные социальные и национальные группы. Даже малочисленная группа иранских иудеев имеет своего депутата.

…Я случайно встретился с одним достаточно влиятельным чиновником в Исфагане. И, несмотря на то, что разговор был с иностранцем, он достаточно жестко и негативно стал отзываться по поводу некоторых внешнеполитических шагов своего Президента. Я прервал его и задал провокационный вопрос: "Ладно, а вот если завтра американцы все же нанесут удар и вторгнутся в Иран, ты пойдешь защищать свою страну и своего Президента?" Буквально на моих глазах произошла неожиданная метаморфоза: этот чиновник средней руки, еще несколько минут назад нудно жаловавшийся на недостаток зарплаты, вдруг подтянулся и превратился в арийца с жестким, пронзительным взглядом: "Конечно! Это даже не обсуждается!"

Шамиль Султанов, автор — депутат Государственной думы, фракция "Справедливая Россия"

Источник: еженедельник "ЗАВТРА" (Москва)

Средняя: 3 (5 оценок)

Индустриализация, сцеинтезация и рационализация готовили якобы новую судьбу третьему миру, которому. Вскоре как бы предстояло догнать развитые страны. Этим универсалиям прогресса не суждено было утвердиться, картина будущего стала развадиваться: одна перспектива - для избранных. Другая - для мирового гетто. Но возможно ислам, возрождающийся и умножающийся, потворит великий парадокс раннехристианской эпохи, когда отверженыые указали новый путь миру и открыли принцип единой судьбы?!

Комментарии