:: Болат Сейдахметов. ДЕНЕЖНЫЙ ВОПРОС: ДОРОС ЛИ КАЗАХСТАН ДО «НАЛОГА НА БОГАТЫХ»?

Просмотров: 1,592 Рейтинг: 4.2

Суть прогрессивного подоходного налога, который еще иногда называют «налогом для богатых» (не путать с «налогом на роскошь»), заключается в том, что граждане с большими доходами платят более высокий в процентном соотношении налог, чем их низкооплачиваемые сограждане. И разница эта может быть довольно существенной.

 Когда-то в Казахстане такой налог уже действовал, затем от него отказались, однако сейчас предлагают вновь вернуться к этому вопросу.

О том, какие последствия может иметь подобное решение, нам расскажет аналитик компании Esperio Нурбек Искаков.

Стоит ли так торопиться?

Поддерживаете ли вы идею внедрения прогрессивного подоходного налога для сограждан?

– Прогрессивная шкала налогообложения – это одна из характеристик, присущих таким наиболее благополучным с экономической точки зрения странам, как США, Китай, Германия, Дания, Великобритания и другие. Поэтому введение прогрессивной шкалы налогообложения – это весьма естественное желание для большинства стран, которые только стремятся к высокому уровню экономического развития.

Стремление соответствовать лучшим, безусловно, похвально, однако очень часто из-за ожидания быстрых результатов упускается из виду тот эволюционный путь, который прошли развитые страны до того момента, когда у них стало возможным существование прогрессивной шкалы налогообложения в том виде, в котором мы это сейчас наблюдаем.

Очень полезен для понимания возможности или невозможности изменения налогового режима инструмент, разработанный гарвардским профессором Майклом Портером. Он позволяет градуировать экономики по уровню развития.

На первой стадии находятся страны, где главными драйверами экономического роста являются дешевая рабочая сила и крупные запасы относительно дешевых полезных ископаемых. Как правило, это бедные страны с невысоким уровнем жизни и слабой государственной властью, а потому богатые граждане в них крайне чувствительны к режиму налогообложения, и любые попытки внедрения прогрессивной шкалы, как правило, заканчиваются сменой налогового резидентства или уходом в тень из-за высокой коррупционной составляющей.

На второй стадии экономического развития главным драйвером роста становится эффективность производства. Она достигается за счет государственной поддержки местных производителей, инвестиций в инфраструктуру и льготных программ кредитования бизнеса. На этой стадии государство сильно настолько, что может позволить себе многое давать, но и жестче спрашивать. Бизнес и граждане начинают больше зарабатывать, видеть перспективы в своей стране, а потому богатый слой становится более мотивированным к сохранению налогового резидентства в сравнении с первым этапом.

– То есть на этом этапе уже можно переходить к прогрессивной шкале налогообложения?

– Как правило, именно на этой стадии возможны попытки введения прогрессивной шкалы налогообложения в самой мягкой форме, и они имеют довольно высокие шансы на успех. Во-первых, потому что в обществе усиливается спрос на социальную справедливость, а во-вторых, потому что некоторое выравнивание доходов граждан необходимо для осуществления второго этапа эволюции экономики.

Выделяют еще третью и четвертую ступени экономического развития государства, когда сначала акцент смещается на производство инновационных товаров и услуг, НИОКР, а на заключительной стадии страна концентрируется на экспорте капитала.

Именно на этих ступенях развития в стране становится возможно использовать прогрессивную шкалу налогообложения в том виде, в котором мы можем это наблюдать в США, Китае, Германии, Дании, Великобритании и других странах с развитой экономикой.

– С теорией разобрались, перейдем к практике. На какой из ступеней развития сейчас находится наша страна?

– Ранжирование стран по стадиям экономического развития положено в основу рассчитываемого Всемирным экономическим форумом глобального рейтинга конкурентоспособности. По состоянию на допандемийный 2019 год (пока расчеты еще велись) на 1-м месте находился Сингапур, на 2-м – США, на 7-м – Германия, на 9-м – Великобритания, на 10-м – Дания, на 28-м – Китай, на 43-м – Россия, Казахстан же, согласно этому рейтингу, находился на 55-м месте.

Конечно, какой-то жесткой зависимости для определения ступени экономического развития страны от занимаемого ею места в рейтинге конкурентоспособности не предполагается, но если изучить значительное количество экономик, напрашивается вывод, что граница первой и второй ступени приходится на 55–50-е места рейтинга конкурентоспособности, граница второй и третьей ступени – на 35–30-е места, а третьей и четвертой ступени – на 15–10-е места.

Исходя из этого, сегодня Казахстан находится в процессе перехода ко второму этапу экономического развития, где главным драйвером движения вперед является рост конкурентоспособности за счет всесторонней поддержки государством местных предприятий. И при этом у нас появляется возможность введения прогрессивной шкалы налогообложения, но, хочу отметить, в самой легкой форме.

Насколько оправданно делать это сейчас, сложный вопрос. Если предположить, что позитивная динамика, которая наблюдалась с переменным успехом с 2011 года, продолжится (Казахстан поднялся в рейтинге конкурентоспособности с 72-го места в 2011 году на 55-е в 2019-м), то в этом есть смысл. Но стоит ли так торопиться?

Предыдущий опыт оказался неудачным

– Если предположить, что прогрессивный подоходный налог у нас все-таки будет принят, то каковы последствия такого решения – как положительные, так и отрицательные?

– Здесь, пожалуй, имеет смысл вспомнить о том, что у Казахстана уже был неудачный опыт введения прогрессивной шкалы налогообложения.

Подобный налоговый режим действовал в стране до 2007 года, когда ставка индивидуального подоходного налога (ИПН) варьировалась от 5 до 40%.

Казахстан в 2007 году занимал 50-е место в рейтинге конкурентоспособности, что также соответствовало переходу от первого уровня развития экономики, где прогрессивная шкала налогообложения невозможна, ко второму, где шансы на ее успешное внедрение в мягкой форме начинают повышаться. Однако резкое ухудшение ситуации в мировой экономике в 2008 году и последовавший за этим обвал сырьевых рынков отбросили рейтинг конкурентоспособности Казахстана к 61-му месту в 2008 году и к 72-му в 2011-м. То есть на первую ступень, где прогрессивная шкала нежизнеспособна. Поэтому уже в 2008 году в стране была введена плоская шкала налогообложения, которая действует до сих пор.

Стоит ли опасаться, что история повторится и в ближайшие пару лет случится кризис, аналогичный по масштабам кризису 2008 года, вопрос отнюдь не риторический. В конце 2021 года на российском долговом рынке был вполне конкретный сигнал о рецессии, когда доходность двухлетних ОФЗ пересекла доходность десятилетних ОФЗ. Сейчас в экономике России мы видим кризис, который может превзойти по масштабам кризис 2008 года.

Также аналогичные сигналы поступают и с американского долгового рынка, где доходность двухлетних гособлигаций США пересекла доходность десятилетних гособлигаций. Ранее подобный сигнал в 100% случаев безошибочно предсказывал рецессию, а потому мы можем предполагать, что в следующие 12–18 месяцев в США произойдет кризис, сопоставимый с кризисом 2008 года.

Конечно, хотелось бы всех успокоить и сказать, что в этот раз проблемы США не затронут экономику Казахстана, но мы прекрасно понимаем, что это не так. А значит, в следующие 12–18 месяцев к влиянию санкционного кризиса в России добавится негатив из-за существенного спада в мировой экономике. Это с высокой долей вероятности вновь отбросит рейтинг конкурентоспособности Казахстана назад. Насколько сильно, будет зависеть как от специфики предстоящего кризиса, так и от действий нашего правительства. Будем надеяться, что на сей раз у нас получится пройти этот кризис лучше, чем в 2008 году. Однако при любых условиях рейтинг конкурентоспособности все равно откатится с 55-го места к 60-65-му, где страна никак не сможет себе позволить введение прогрессивной шкалы налогообложения.

– Как вы считаете, наше общество уже «созрело» для подобного шага? Как воспримут граждане Казахстана введение этого налога?

– Стратегически решение о введении более справедливой системы налогообложения представляется верным. Однако тактически вводить ее в следующие 2–4 года, скорее всего, будет ошибкой, которую придется спешно исправлять откатом изменений в налоговом законодательстве.

Если предположения о предстоящем циклическом спаде в мировой экономике верны, то в 2022 – 2023 годах неналоговые доходы республиканского бюджета могут резко сократиться. Если брать во внимание то, что дефицит бюджета Казахстана и так находится на крайне высоком уровне – 3,3% от ВВП, а ненефтяной дефицит бюджета в 2022 году запланирован на уровне 10,2% от ВВП, то ничего другого, кроме как повышать налоги, в случае кризиса не остается.

Не совсем понятно, что ждет всю мировую экономику в будущем

– Некоторые противники прогрессивного налога утверждаю, что в случае его внедрения многие граждане просто «уведут в тень» часть своих доходов. Особенно богатые, которым сейчас проще заплатить и спать спокойно. Согласны ли вы с этой точкой зрения?

– Введение прогрессивной шкалы налогообложения в том формате, который предлагает Касым-Жомарт Токаев, то есть ИПН в 7% для граждан с доходом до 300 тысяч тенге и с максимальной ставкой в 15%, выглядит абсолютно понятным и разумным шагом. Это позволит вывести из тени значительную часть «серых» доходов и внедрить прогрессивную шкалу налогообложения, которую потом можно будет постепенно повышать. Однако такой шаг не учитывает вероятного падения доходов всех граждан Казахстана в следующие 2–3 года из-за экономических последствий от санкционного кризиса в России, а также спада в мировой экономике, который с высокой долей вероятности произойдет в следующие 1,5 года.

В результате сократится не только налогооблагаемая база, но и желание богатых казахстанцев платить более высокую ставку по ИПН. Это значит, что республиканский бюджет недополучит и по подоходному налогу с физических лиц с невысокими доходами из-за снижения ставки до 7%, и от богатых уклонистов, которые в связи с ухудшающейся экономической обстановкой будут искать любые возможности, чтобы не платить.

– Насколько реальным вам кажется такое развитие событий? Или более вероятно, что этот вопрос снова отложат?

– Как бы ни хотело того казахстанское общество, но вводить в стране прогрессивную шкалу налогообложения в ближайшие 2–4 года нельзя. Возвращаться к этому вопросу можно будет лишь после того, как станут понятны параметры последствий кризисных событий в России и мире. До этого момента систему налогообложения лучше не трогать – от слова «совсем», для того чтобы и граждане, и бизнес, а значит – и государство могли легче пережить экономический спад. Если он окажется не таким сильным – отлично! Тогда через пару лет можно будет посмотреть на состояние республиканского бюджета и экономики, оценить настроения казахстанцев и решить, стоит ли возвращаться к этой теме.

– Насколько по сравнению со странами ЕАЭС в Казахстане велик ИПН?

– Если сравнивать со странами Союза, то в Казахстане индивидуальный подоходный налог – один из самых низких, аналогичная ставка в 10% есть только в Кыргызстане. В остальных же странах она либо равна 13%, как в России и Республике Беларусь, либо еще больше, как в Армении, – 21%.

Источник: spik.kz

Средняя: 4.2 (5 оценок)