:: ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ СТАЛА «ТИХОЙ ГАВАНЬЮ» ДЛЯ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА

Просмотров: 1,789 Рейтинг: 3.7

Буквально на днях во Владивостоке откроет свои двери для гостей Восточный экономический форум (ВЭФ). Год назад в его работе принял участие президент РК Касым-Жомарт Токаев, отметив, что «в наших общих интересах найти новые точки роста, которые привлекут инвестиции». За истекший год многое изменилось, но прежде всего в большой политике. Как ни странно, именно она оказала существенное влияние на процесс принятия инвестиционных решений. Что ждать от ВЭФ и как антироссийские санкции изменили мир капиталов? Об этом мы поговорили с заместителем председателя Алматинского областного филиала ОО «НПК» Замиром КАРАЖАНОВЫМ.

— Нынешний ВЭФ-2022 проходит под лозунгом: «На пути к многополярному миру». Это большая геополитика, а как ситуация выглядит с экономической точки зрения?

— Согласен с вами, многополярный мир по логике вещей должен иметь не только несколько центров принятия решений, но и несколько экономических «слонов», на которых он должен покоиться. Есть ли они? Ответ будет неоднозначный. Конечно, мы можем сослаться на клуб G-20, который регулярно проводит встречи и обсуждает глобальную повестку дня. В отличие от G-8, здесь больше стран, совокупная доля которых в мировом ВВП превышает 80%. Однако утверждать, что мир крутится вокруг них будет не совсем правильно. Их отличает не только объем ВВП, но и торговые, инвестиционные, инновационные возможности. По этим показателям лидируют только западные страны, Китай, Япония, Южная Корея, с оговорками Индия, Россия. Остальные в клубе G-20 имеют членский билет, но сидят на задних скамейках. Второй момент, могут ли появиться «слоны» при существующем миропорядке? Здесь больше вопросов, чем ответов. Появление многополярного мира ни у кого не вызывает нареканий. Но в реальности мы видели, как прежняя администрация США во главе с Д.Трампом развязала торговую войну с Китаем, а нынешняя не спешит нормализовать отношения с КНР.

— Год назад Казахстан в лице главы государства принял участие в работе Восточного экономического форума. Какие интересы наша страна преследовала и преследует на подобных бизнес-площадках?

— Прежде всего, ВЭФ создавался для узких задач — привлечения инвестиций под развитие Дальнего востока России, и, второй момент, пресловутый «поворот на восток» северного соседа. Казахстан преследует свои интересы, это налаживание сотрудничества с новыми «азиатскими тиграми», которые последние десятилетия показывали быстрые темпы роста экономик и привлечение российского капитала. В принципе, наша страна по притоку инвестиций из РФ в страны СНГ продолжает удерживать первое место с долей более 30%. Отчасти благодаря работе разных бизнес-площадок России, в том числе ВЭФ. Но все-таки больший вклад приходится на Форум межрегионального сотрудничества Казахстана и России. Также не стоит упускать из поля зрения сотрудничество в корпоративном секторе. С участием компаний России в Казахстане создаются совместные предприятия. В основном в сфере добычи металлических руд, нефти и газа и предоставления финансовых услуг, связи.

— Вы сказали, что ВЭФ для Казахстана — это дополнительная возможность привлечь в экономику российские инвестиции. Не слишком опасно заниматься этим сегодня, в условиях западных санкций?

— Здесь следует оценивать не только риски, но и возможности. Санкции оказывают двоякое влияние на экономическое сотрудничество между странами. Так, по итогам первого полугодия товарооборот между странами составил 11,6 млрд долларов, за аналогичный период 2021 года он достиг 10,7 млрд. Динамика роста сохранилась. Но если брать долю России в общем объеме товарооборота Казахстана за первое полугодие, то она упала с 23,7% (за аналогичный период 2021 года — прим. SPIK.kz) до 18,3%. Скорее всего это влияние санкции. Тем более, что они затронули металлургическую отрасль России. Наблюдаются не только изменения в торговле, но и в логистической цепочке. Если раньше импорт из дальнего зарубежья шел в Казахстан через российских поставщиков, то на фоне западных санкций аналогичная продукция начинает поступать на рынок соседней страны из Казахстана. В основном это брендовые товары, бытовая электроника и т. д.

 — Речь идет о торговле, а как обстоят дела с российскими инвестициями в нашу страну?

— Тенденция сохраняется. Как уже говорилось, Казахстан продолжает сохранять пальму лидерства по притоку российских инвестиций среди стран СНГ. Но следует заметить, что нам в спину теперь дышит соседний Узбекистан, который занимает второе место и сокращает разрыв. Однако и здесь сказывается влияние западных санкций против России, которые сыграли роль катализатора процесса. Тенденция по притоку капитала в экономику Казахстана по итогам первого полугодия ускорилась. В январе-июне в нашей стране было зарегистрировано 10,8 тыс. предприятий с российским участием. Рост составил 36%. Это существенный прирост. Поэтому, по итогам 2022 года ждем рекордных цифр. Кроме того, обращает внимание, что российские инвестиции пришли в несырьевой сектор экономики, а в сферу информации и связи, научно-производственную деятельность, образование, транспорт, складирование.  Конечно же, преимуществом Казахстана стала география и общая граница, членство в ЕАЭС, развитый финансовый рынок. Так, ряд транспортных компаний, работающих на российском рынке, рассматривают возможность перенести свой бизнес в Казахстан, а некоторые это уже сделали.

 — Но сегодня российский бизнес ищет «тихую гавань» не только в Казахстане, но и в других республиках Центральной Азии.

— Все верно. Как говорил ранее, по объему привлеченных российских инвестиций среди стран СНГ на втором место расположился Узбекистан. Как в случае с Казахстаном, режим санкций ускорил этот процесс. По данным узбекских властей, в первом полугодии у них было зарегистрировано 302 компании с российским капиталом. Для сравнения, в 2021 году в стране появилось 356 предприятий из РФ. Очевидно, мы наблюдаем релокацию российского бизнеса. Выбор Узбекистана в качестве места прописки компании с северных широт объясняют несколькими факторами: большой рынок с населением 36,6 млн человек, более высокие темпы роста экономики, по данным Всемирного банка, рост ВВП Узбекистана в прошлом году составил 6,2%, отсутствие внутри страны сильных конкурентов, проводимые правительством реформы по либерализации экономики и внешней торговли. Наш сосед создает не только благоприятные, но и привлекательные условия для инвесторов. В этом году правительство Узбекистана отказалось от «контрольной акции» (доли в 59% — прим. SPIK.kz) при приватизации госпредприятий. Причем аргумент оказался простым —экономические власти республики никогда ранее не ощущали потребности в ней. Зато для инвесторов контроль предприятия играет ключевую роль.

 — Судя по второму месту в списке бенефициаров российских инвестиций среди стран СНГ, Узбекистан и раньше привлекал бизнес из РФ?

— Санкции сыграли роль катализатора, но сам процесс последовательно и давно протекал. Причем в Узбекистан приходили крупные игроки. Например, российский ретейлер «Магнит», группа Алишера Усманова — USM. Кстати, бизнес миллиардера диверсифицированный, и вряд ли он станет ограничивать себя одним направлением. USM работает в сфере телекоммуникации Узбекистана, увеличил долю в местном «Капиталбанке» до 25%. В январе был создан USM Gold. В России специалисты затруднялись объяснить такое решение, так как у USM нет «золотых активов», приисков, рудников. Но возможно, что это решение могло быть продиктовано не бизнесом в РФ, а интересами в Узбекистане, который по добыче золота занимает лидирующее место в мире. Но есть и нюансы. В этом году Алишер Усманов едва не стал фигурантом санкции США. Точнее, он попал в список, но ему удалось оспорить решение американских властей. Такие перспективы могли бы негативно отразиться на его бизнес амбициях в Узбекистане. С другой стороны, USM не единственная компания из России, которая питает интерес к экономике нашего южного соседа.

— Поскольку мы заговорили о российских компаниях, существует ли риск вторичных санкций для центральноазиатских государств?

— Такой риск есть и угроза негипотетическая. К примеру, в этом году под вторичные санкции США попала узбекская компания Promcomplektlogistic за сотрудничество с «Радиоавтоматика». Компания оказывает транспортные услуги, в то время как российский партнер занимается поставками электронных комплектующих для оборонной отрасли страны. В результате счета Promcomplektlogistic в США будут арестованы, если они есть за океаном, также американским бизнесменам запрещается сотрудничать с это узбекской компанией. Чтобы избежать санкционных рисков, предприятиям из Центральной Азии остаётся более «стерильно» вести свои дела.

— Ходит слух, что кроме бизнеса в Центральную Азию из России потянулись IT-специалисты...

— Такую информацию подтверждают даже правительственные чиновники. Например, в том же Узбекистане. При этом никто не говорит, сколько именно специалистов прибыло в их страну. Между тем профессиональные сообщества России подтверждают «великий исход» программистов. По их оценкам весной из страны за рубеж выехало порядка 100 тыс. IT-специалистов. Если одни мигрировали по политическим убеждениям, то другие — по профессиональным. Российские IT-компании активно развивались за счет зарубежных заказчиков. Поэтому санкции США и стран Европы негативно сказались на индустрии в целом. Из России выезжали не только отдельные специалисты, но и бизнес с сотрудниками. Приток «мозгов» отмечали в Узбекистане, Казахстане и Кыргызстане. К примеру, к нам в Казахстан переехал производитель видеоигр Рlауriх, с рыночной капитализацией в 17 млрд долларов, InDriver, который оценивается в 1,2 млрд долларов, и еще ряд крупных IT-компаний России.

— Интересно, каким образом «исход» специалистов и приток российских инвестиций в Казахстан и страны Центральной Азии повлияет на регион в целом?

— Действительно, интересный вопрос. Поскольку санкции должны были отдалить и изолировать Россию, но по факту, скорее всего, они окажут обратный эффект. Эти компании начинали бизнес в России, поскольку там был большой и привлекательный рынок. В Центральной Азии они будут выжидать изменения геополитической ситуации и снятия санкций, а пока осваивать наш рынок и поддерживать деловые связи с «исторической родиной». С другой стороны, для нас открывается «окно возможностей», которое позволяет использовать потенциал российских компаний для укрепления своей экономики, наращивания внешней торговли и экспортных возможностей, диверсификации и развития инновационных отраслей. Сегодняшняя ситуация чем-то напоминает времена дореволюционных и сталинских ссылок в Казахстан, когда в наших краях появлялись неординарные, образованные и творческие личности, внесшие впоследствии заметный вклад в развитие народного хозяйства республики.

Источник: SPIK

Средняя: 3.7 (10 оценок)