:: АЛМАТИНСКИЙ ПРОДУКТОВЫЙ РЕТЕЙЛ – МЕЖДУ АЛЧНОСТЬЮ И БЕЗГРАМОТНОСТЬЮ

Просмотров: 2,313 Рейтинг: 3.7

На днях в социальных сетях появились видеозаписи, сделанные в одном из городских магазинов, о том, как продавщица делала ревизию и нашла просроченные напитки за 2021 и 2022 годы. На видео она крупным планом показывает срок годности каждой бутылки – от газировок до пива. 

Гуляет в сети еще одно видео – после празднования Наурыза один из алматинских магазинов выкинул на помойку несколько коробок с баурсаками. При этом они не были испорченными – автор видео говорила, что можно было отнести баурсаки в приют для животных, чтобы не выкидывать.

Какие схемы по спекуляции и обману существуют в продуктовых полках, почему торговцы не следят за сроком годности, и что теряет при этом покупатель, рассказала общественница, бывший управляющий одного из крупных гипермаркетов Алматы Екатерина Железина.

– Как бы прискорбно это ни звучало, бардак в магазинах начался после введения моратория на рост цен на продукты. Большим магазинам делают огромные скидки поставщики, так как они из высшей категории. Магазины делятся на категории А, B, B+ и C, чем выше класс, тем больший приоритет отдают им поставщики. К примеру, когда из-за санкций были перебои с товарами – в «Магнуме» была представлена вся продукция, – рассказывает спикер.

По закону, торговая накрутка в магазинах возле дома на социально значимые продукты не должна превышать 15 процентов, а в крупных торговых сетях супермаркетах и гипермаркетах она должна быть 10 процентов, за этим следят госструктуры.

– По поводу накрутки в магазинах, взять тот же бренд «Яшкино» – когда мы открывали одну точку, проводили мониторинг цен. Это ходовая продукция, срок годности у нее довольно большой, они не делают замены и возврата. По накрутке мы смотрели – разница в 65 процентов от цены. При этом, чем меньше магазин, тем дороже будет стоить товар. Это все исходит из жадности и алчности самих предпринимателей и владельцев магазина, – говорит Екатерина Железина.

Рассказала она об инициативе, которую в свое время внедрил первый Президент страны Нурсултан Назарбаев – социальные склады. 

– Появились в Алматы СПК-ларьки для стариков, инвалидов и малоимущих. Тогдашний аким города заставил 12-й склад обслуживать эти ларьки, приравняв их к гипермаркетам. Склад примечателен тем, что обслуживает только крупные магазины города, и заходят туда фуры для оптового закупа. На нем закупается даже рынок «Алтын Орда». К сожалению, ларьки долго не просуществовали – сейчас они сдаются в аренду, а предприниматели наживаются на пенсионерах. Иной раз мы видим, что гнилые продукты продают в этих ларьках  в 2-3 раза дороже. Я считаю неправильным то, что у нас есть мораторий по санэпидемконтролю. СЭЗ всегда должна курировать продажи продуктов питания, должна проверять склады хранения и так далее, – поделилась собеседница.

По ее словам, раньше существовал санитарный минимум, который должны были в обязательном порядке проходить сотрудники при устройстве в магазин или гипермаркет. Все управляющие, заведующие магазинов обучались основам товароведения. Сейчас ситуация изменилась – сотрудников набирают без опыта и знаний.

– В каждом магазине вне зависимости от категории должно быть три сотрудника – продавец, кассир и уборщица, у которых разные обязанности. Продавцами работают молодые студенты и приезжие, которых еще загружают дополнительными функциями. По закону в магазине должна быть в обязательном порядке техничка, но это все делает продавец. Я возвращалась в сферу продаж во время карантина и увидела огромные нарушения. В магазинах царит антисанитария. Мы стараемся перейти к европейскому стандарту, но для этого не хватает профессионалов. Человек, имеющий высшее образование, не будет работать в магазине на маленькую зарплату в 150–180 тысяч тенге. Так еще и из этих денег сдирают недостачу, – отметила Екатерина.

Магазины экономят на охране, эти обязанности тоже легли на продавцов, управляющих. В супермаркетах только офисные сотрудники получают проценты, но не продавцы. Если сотрудникам не ставят достойную зарплату, они халатно относятся к работе. Хорошие специалисты с большим опытом работы уходят в крупные магазины, так как там зарплата выше, отношение лучше. 

– Сейчас товарооборот возложен на безграмотных людей, которые не знают составы и сроки годности товаров. Если разбирать химический состав продуктов, то любой хранится максимум 24, 36 или 48 часов. Чем дольше хранится большая часть продуктов, тем больше в них химии – это отрава для людей. Просрочку из магазинов можно вернуть поставщикам, за этим должны следить управляющие и продавцы, делать вовремя ротацию, но этого не происходит. Разве квалифицированный и добросовестный сотрудник до­пус­тит, чтобы на полках была просрочка за 2021 и 2022 годы? – негодует Екатерина Железина.

В казахстанских торговых сетях близкий к просрочке товар сбывают со скидкой, наживаясь даже на том, чему через пару дней самое место в мусорке. 

– В Москве в одном продуктовом магазине постоянным клиентам бесплатно отдают йогурты, сметану, которым до просрочки остается 2-3 дня. В Турции практикуется следующее. На рынки выходят сами фермеры, если за день они не продали все овощи, то к вечеру выставляют товар бесплатно, чтобы не пропал, – рассказала она.

Президент общественного объединения по защите прав потребителей «Адал» Артык Сейткалиева прокомментировала проблему просроченной продукции в магазинах. Она считает, что покупатели не всегда внимательно изучают товар.

– Владельцам продуктовых магазинов легче выкинуть просроченный товар, чем продать его по акции и до завершения срока годности. Не каждый потребитель, купив такой продукт, возвращает его, так как не всегда смотрит срок годности, также нет времени возвращаться в этот магазин. Некоторые по пути заехали в этот магазин – возвращаться дороже и просто лень. Людям легче выкинуть продукт. Этим и пользуются продавцы, они чувствуют безнаказанность, понимают, что им не грозит ровным счетом ничего, они все продадут, а оставшуюся часть продуктов выкидывают, – говорит Артык Сейткалиева.

Она рассказала, как продавцы реанимируют просроченные продукты. 

– Например, колбасные изделия могут помыть, смазать растительным маслом и снова на прилавок. Также практикуют перебивку даты, убирают старую наклейку – и они в прибыли. Есть информация, что даже существует штат работников, которые в специальной комнате делают такие операции. Если бы они знали, что понесут ка­ко­е-либо наказание, знали бы о штрафах на крупную сумму или о запрете деятельности – тогда бы, конечно, они этого не делали. Все это говорит об отсутствии гражданской позиции и культуры, – заключила Артык Сейткалиева.

Источник: cтатья опубликована в №52  «Вечерний Алматы» под заголовком «Просроченное наказание».

Средняя: 3.7 (6 оценок)