:: НУЖНА ЛИ АЭС КАЗАХСТАНУ?

Просмотров: 732 Рейтинг: 3.8

Вопрос действительно непростой и неоднозначный. Страна испытывает дефицит электрических мощностей, и решить эту проблему можно только за счет строительства новых генераций. Вопрос в том, каких. Угольных? На фоне зеленых правил, которые принял Казахстан, это чревато определенными последствиями, в том числе для экономики. Газ? Эксперты считают ошибочными доводы в пользу того, что в стране много газа. В Казахстане нет ни одного чисто газового месторождения. Все голубое топливо добывается у нас попутно на нефтяных разработках. Что касается ветряной и солнечной энергии, то трудно представить любого металлургического гиганта, делающего на это ставку. По атомной же энергетике определенную часть общественности больше всего волнует вопрос отсутствия четкой информации о том, кто и по какой технологии будет строить, а также почему в качестве площадки выбран именно Балхаш. Ну и главное — не распилят ли эти средства во время строительства. 

Сказали “А”, пора и до “Б” добраться 

Координационный совет альянса предпринимателей «Парасат» публично обратился к главе государства и общественности по поводу проведения референдума о строительстве АЭС в Казахстане, делая акцент на том, что до сих пор не обозначена его конкретная дата. 

«Уважающее себя государство не должно откладывать реализацию объявленных намерений», — отмечается в обращении. 

По мнению авторов послания, одной из причин задержки является сопротивление атомному проекту со стороны лоббистов зеленой энергетики. 

«Основным же тормозом является правительственная политика, со времен ЭКСПО-2017 направленная на навязывание ввода только альтернативных источников через принудительно приоритетный закуп кратно более дорогой зеленой выработки. Оплачиваемой, в конечном счете, потребителями. Суть в том, что приоритетное место в диспетчерском графике заслуженно имеют ТЭЦ, работающие на теплоснабжение городов, и ГЭС, работающие по речному графику и имеющие объективно более низкие тарифы. Тогда как все остальные энергоисточники, традиционные и альтернативные, обязаны во благо потребителя на равных конкурировать за свои ниши в суточном и сезонном потреблении путем большей надежности и меньшей стоимости своей электроэнергии. В этом смысле искусственный крен в ВИЭ помимо уже наблюдаемой эскалации тарифов приведет к моменту запуска АЭС к непреодолимому конфликту между зеленой и атомной выработкой за место в графике. Что для потребителя обернется очередным удорожанием из-за простаивания уже построенных и оплаченных мощностей», — отмечают авторы. 

На этот счет у экономиста и политолога Петра Своика свое мнение. «Так и не назначенный референдум по АЭС есть по факту просто взятый казахской стороной тайм-аут, способ оттянуть время. Возможно, для того чтобы просто оттянуть необходимость принятия решения. Однако по ходу этой задержки предпринимаются и маневры, которые невозможно трактовать иначе как попытки вообще избавиться от АЭС», — написал он в Facebook. 

Сколько нам не хватает?

Казахстан, по данным Our World in Data, отличается весьма высоким уровнем энергопотребления: в 2022 году — 44,7 тысячи кВт/ч на душу населения. Это один из самых высоких показателей в мире. В среднем по миру показатель составил 21 тысячу кВт/ч на душу населения, в странах Европы — 38,3 тысячи, в странах Азии — 19,1 тысячи кВт/ч. Дефицит энергии — уже не из области завтрашнего дня, а реалии сегодняшнего. Разрыв между производством и потреблением электроэнергии по итогам 2023 года составил 2,2 миллиарда кВт/ч. За тот же период выработка электроэнергии составила 112,8 миллиарда кВт/ч, тогда как потребление — 115,1 миллиарда кВт/ч. И этот разрыв будет расти. Минэнерго говорит о дефиците электроэнергии к 2030 году в 6,2 ГВт мощности. Это как минимум пять реакторов ВВЭР-1200 или 12 ТЭС на угле мощностью в 500 МВт каждая. И строить их надо уже сегодня, чтобы успеть закрыть ожидаемый к 2030 году дефицит, не превратившись в страну веерных отключений. 

Могут ли возобновляемые источники энергии перекрыть потребность? По данным агентства Ranking, на конец 2023 года установленная мощность объектов ВИЭ в Казахстане составила 2,9 тысячи МВт, что на 20,1 процента больше, чем год назад. Большая часть установленной мощности пришлась на солнечные электростанции: 1,4 тысячи МВт. Далее идут малые ГЭС, ветровые электростанции, биоэлектростанции. Но надо понимать, что при всех растущих показателях доля электроэнергии, вырабатываемой объектами ВИЭ, в общем объеме производства электрической энергии составила 5,9 процента против 4,5 процента годом ранее. Как говорится, без комментариев. 

К слову, чтобы закрыть энергетическую «дыру», помимо АЭС мощностью в 2 ГВт необходимо построить электростанции газовой генерации мощностью в 5 ГВт, новые ГЭС суммарной мощностью в 2 ГВт, угольные ТЭС мощностью в 1,5 ГВт, различные объекты ВИЭ мощностью более чем в 6 ГВт. Развитие должно идти по всем направлениям, и атомная электростанция — лишь часть масштабных планов Минэнерго. Прогнозный баланс электроэнергии до 2035 года показывает, что удельный вес атомной генерации к этому времени достигнет 11,8 процента, а доля угольных станций в электроэнергетике должна сократиться с 66,7 до 40,2 процента. 

Зеленая энергетика 

Давайте рассмотрим ВИЭ в качестве альтернативы углю и АЭС, ведь именно за ветряки и солнечные батареи ратуют зеленые. Никто и не спорит, что это хорошая альтернатива, но насколько она применима в нашей стране, где солнце не круглый год, да и ветер не всегда «надувает паруса». Экономист Марат Чукин говорит: «Я за АЭС или глубокую модернизацию угольных станций, потому что без базовых мощностей, которые обеспечивают эти две технологии, нельзя достичь 100-процентного перехода к ВИЭ в ближайшем будущем». 

Генеральный директор Союза инженеров-энергетиков Марат Дулкаиров в ходе обсуждения темы строительства АЭС на алматинской площадке отметил, что в стране на протяжении 20 лет активно развивали технологии ВИЭ, в первую очередь солнечные и ветряные станции, но за это время объем энергии от них в общей структуре казахстанской энергетики так и не превысил трех процентов (цифра 2022 года. – Прим. авт.) 

В декабре прошлого года гражданское общество и молодежь стран Центральной Азии представили свое заявление для 28-й Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Основное внимание в документе уделено компенсации потерь и ущерба от изменения климата и ускорению энергетического перехода. В ходе встречи было заявлено, что гражданское общество стран Центральной Азии поддерживает развитие возобновляемых источников энергии. Фарух Касимов, представитель Ассоциации ВИЭ Таджикистана, рассказал о том, что в стране делается ставка на ВИЭ. Но надо понимать, что Таджикистан является солнечной страной (около 300 солнечных дней в году) и обладает огромным потенциалом развития солнечной энергетики. Энергетик Асет Наурызбаев, один из противников строительства атомной станции, убежден, что весь мир движется в сторону строительства ВИЭ и внедрения новых технологий. По его мнению, в случае осуществления проекта АЭС возникнет необходимость в обеспечении безопасности хранения ядерных отходов в течение тысяч лет, а это потребует немалых материальных ресурсов. 

К слову, о цене на возобновляемую электроэнергию. Она все еще недешевая, как уверяют ее сторонники. Так, по информации Петра Своика, за первый месяц (июль) деятельности единого закупщика максимальная стоимость закупаемой электроэнергии в пиковые часы составила в среднем 18,5 тенге за кВт/час, минимальная, в часы ночных провалов, 11,5 тенге, среднесуточная среднемесячная — 14 тенге за кВт/ч. В том числе средняя стоимость закупа электроэнергии ВИЭ — 38,6 тенге за кВт/час, доля ВИЭ в закупе — 7,6 процента. «Итого закуп ВИЭ обходится в среднем в 2,76 раза дороже. Средняя стоимость импорта пиковой электроэнергии из РАО ЕС — 26,5 тенге, доля импорта — 6,7 процента. Итого импорт электроэнергии из России обходится в среднем в 1,9 раза дороже. Чем больше вводится прерывистой «альтернативной» генерации, тем меньше ее доля в покрытии вечерних пиковых нагрузок, особенно зимой. Соответственно, тем больше нужда в поддержании частоты в энергосистеме Казахстана с помощью РАО ЕС. К тому же чем больше ресурсов отвлекается на строительство новых ВИЭ, тем меньше их остается на решение других накопившихся в энергетике проблем», — подытожил эксперт. 

Почему нет? 

Не секрет, что основной довод тех, кто выступает против проекта, — это памятные аварии на Чернобыльской АЭС и «Фукусиме» в Японии. Но надо понимать, что со времен Чернобыля развитие атомной энергетики на месте не стояло, ну а что касается японцев, то, наверное, нельзя было просчитать землетрясение и высоту образовавшейся волны при цунами. По мнению экспертов, чтобы увеличить число сторонников строительства АЭС в стране, необходимо чаще проводить публичные слушания, круглые столы, форумы с участием специалистов. Правда, как показывает практика предыдущих таких слушаний по стране, чиновники делают это весьма неуклюже в отличие от тех же зеленых, которые построили свою платформу на трех китах — долго, дорого, опасно. Вот если на каждый этот довод прозвучит веский ответ, тогда можно рассчитывать на иную реакцию общества. 

К слову, эксперты считают, что строительство одной АЭС не решит судьбу казахстанской энергетики и энергодефицита юга Казахстана. Они предлагают строительство сразу трех станций. В этом случае атомная энергетика перекроет 50 процентов потребностей Казахстана и проблема нехватки энергии для казахстанской экономики будет снята. 

Что касается Балхаша, то выбран он неслучайно. Больше всего от дефицита электроэнергии страдает юг страны. Необходимо как увеличивать пропускную способность линий Север — Юг, так и наращивать генерацию на юге. И Балхаш выступает как соединительная станция между севером и югом. К слову, когда говорим, что строить нельзя, хорошо бы вспомнить блэкаут 25 января 2022 года, когда произошло массовое отключение электроэнергии в Алматы, Шымкенте, Жамбылской, Туркестанской и Кызылординской областях. 

Мировой опыт 

Сегодня ядерная энергетика обеспечивает примерно 10 процентов мирового производства электроэнергии. По всему миру эксплуатируются 427 реакторов в 32 странах. В основном атомную энергетику используют развитые страны. Среди них можно отметить Францию, где доля производства электроэнергии АЭС от общего объема составляет рекордные 69 процентов, Бельгию (50,8), Швецию (30,8), Швейцарию (28,8), Южную Корею (28), США (19,6), Великобританию (14,8), Канаду (14,3) и так далее. В США в эксплуатации находятся 92 реактора, в Канаде — 19, в Китае — 55, во Франции — 56, в Японии — 21. В целом атомная генерация электроэнергии восстановилась после короткого спада, связанного с пандемией, который наблюдался в 2020 году. По данным агентства Ranking, на сегодня в 18 странах ведется строительство 56 реакторов общей мощностью в 57,6 ГВт. При этом такие страны, как Беларусь, ОАЭ, Бангладеш и Турция строят свои первые станции. Еще пять стран (Эстония, Польша, Египет, Саудовская Аравия и Узбекистан) находятся в активной стадии подготовки необходимой инфраструктуры для строительства первых АЭС. В свою очередь, Чехия, Болгария, Франция, Венгрия, Аргентина и Бразилия заявили о планах строительства дополнительных реакторов. 

На этом фоне выделяется Франция, где сделана ставка на атомную энергию. Французское Правительство до 2035 года намерено снизить долю невозобновляемых источников в энергобалансе страны, которая сейчас составляет более чем 60 процентов, до 40. По мнению Министра энергетики Франции Аньес Панье-Рюнаше, чтобы достичь этой цели, с 2026 года необходимо дополнительно построить атомные станции, которые смогут производить 13 ГВт/ч энергии. 

Что касается госкорпорации «Росатом», которая в случае положительного решения и будет строить АЭС в Казахстане, то здесь постоянно работают над совершенствованием используемых технологических решений. Базовый российский проект станций поколения III+ отличают повышенные требования к безопасности. Реакторы российского дизайна отличает комбинация активных и пассивных систем безопасности, применение которых исключает риски повреждений в случае урагана, наводнений, землетрясения и так далее. Госкорпорация «Росатом» осуществляет масштабную программу сооружения АЭС как в Российской Федерации, так и за рубежом. Портфель зарубежных заказов включает 33 блока. 

Итог 

Прежде всего необходимо понять, какую технологию выберет страна, кто ее будет воплощать и на какие деньги. Ну и, конечно же, сроки. Если посмотреть на проблему шире, как это предлагает Петр Владимирович Своик, то строительство Балхашской АЭС и АЭС в Узбекистане, достройка Рогунской ГЭС и возведение Камбаратинской ГЭС-1 создает самую большую, самую устойчивую в мире энергосистему с непревзойденно низкой тарифной базой. 

«Все вместе плюс достройка Экибастузской ГРЭС-2 и возведение Экибастузской ГРЭС-3 создают энергетическую основу для перекидывания в Казахстан и Узбекистан части стока Оби с выходом на соединение с Сыр-Дарьей и Амударьей. Сюда же подключается Центрально-Казахстанский канал от Иртыша. Это повестка лет на 10-50 вперед, втягивающая громадный человеческий потенциал, технику и финансы и обещающая фантастическую продовольственную, экологическую и индустриально-инновационную отдачу», — отмечает эксперт. 

Что касается сопротивления, то, по мнению политолога, беда в том, что казахстанское Правительство и официальные энергетики хотя и морщатся, но фактически вступают на стороне зеленых. 

«Вынесенный на референдум вопрос — насколько сугубо профессиональный, настолько же и мировоззренческий — это принципиальный выбор дальнейшей судьбы Казахстана. Следовательно, выносящая такой вопрос на суждение народа власть элементарно обязана сопроводить голосование объективным перечнем всех преимуществ и недостатков. Куда страну поведет ответ «да», и что будет при ответе «нет», — считает Своик. 

Точнее не скажешь. 

Источник: np.kz

Средняя: 3.8 (4 оценок)