:: Ренат Байтов. ТУМАН ЯНВАРЯ. ЗАЧЕМ БЕРГЕЙ РЫСКАЛИЕВ ВСПОМНИЛ ЖАНАОЗЕН-2011

Просмотров: 3,469 Рейтинг: 4.0

Если вдумчиво изучить информационное поле Казахстана за последние месяцы, то можно подметить некоторые любопытные совпадения. Да и совпадения ли? Скажем, активизировавшийся сейчас в социальных сетях в связи с украинско-российским конфликтом Бергей Рыскалиев – экс-аким Атырауской области, обвиненный и заочно осужденный на 17 лет лишения свободы за организацию преступного сообщества, причинившего государству ущерб на сумму более чем 71 миллиард тенге. Так вот, активность он начал проявлять несколькими месяцами раньше — в декабре 2021 года. И активность занятную.

Памятуя о том, что началось в стране в первых числах января, нельзя не обратить внимание, с чем обратился к пользователям соцсетей Бергей Рыскалиев через своего адвоката Абзала Куспана. Он начал пылко отрицать свою причастность к жанаозенским событиям десятилетней давности.

Формальным поводом стало прозвучавшее 6 декабря в прямом эфире заявление Мухтара Аблязова о том, что «беспорядки» в Жанаозене в тот день устроили власти руками Бергея Рыскалиева.

«Не укладывается в голове, что меня обвиняют в событиях в Жанаозене. За этим стоят нанятые государством блогеры, журналисты и ряд средств массовой информации. Если бы я был причастен к тем событиям, почему власти не возбудили против меня уголовное дело? Почему не предъявили официального обвинения? Где факты, доказательства, документы и свидетели?» — ответил через своего адвоката Рыскалиев.

А потом пригрозил Аблязову судом.

«Заявление Аблязова абсурдно — нет никаких доказательств. Этот человек должен ответить за свои слова. В ближайшее время мы с ним встретимся в Европейском суде. Аблязов клевещет на меня, будто ребенок в детском саду, который нашкодил сам, но выставляет виновными других. Диктатор Назарбаев обвиняет Аблязова в событиях Жанаозена, а тот переносит вину на меня», — сказано в заявлении Рыскалиева.

Не секрет, что Бергей Рыскалиев, будучи в эмиграции, неоднократно предпринимал попытки влиять на внутреннюю политику Казахстана. Наиболее громкими стали две истории — предполагаемое спонсорство оппозиционной ОСДП «Акикат», которую под это дело возглавил Ермурат Бапи, а также якобы имевший место шантаж Нурсултана Назарбаева. Видимым результатом этого шантажа как бы стал возврат части конфискованных у Бергея Рыскалиева финансовых активов.

Однако насчет последней истории есть сомнения, поскольку известна она со слов обиженного Бапи, выставленного из ОСДП, а другие источники свидетельствуют, что возврат активов стал результатом давления части политического истеблишмента США. Купить лояльность которого вполне возможно, если знать правильных лоббистов.

Но вернемся к отрицанию Бергеем причастности к жанаозенским событиям, которое он сделал буквально за три недели до повторения этой трагедии уже в масштабах всей страны. На самом деле, эти обвинения выдумал не Аблязов, более того, французский эмигрант изначально обвинял в Жанаозене-2011 непосредственно Назарбаева.

Вот что писал ныне покойный журналист Геннадий Бендицкий через два года после жанаозенских событий – тогда как раз шло расследование дела Рыскалиевых, и автор пытался понять, что же вынудило официальную Астану дать команду «фас» силовикам:

«…Рыскалиевы, похоже, попытались сыграть свою партию. В декабре 2011 года празднование Дня независимости республики было омрачено кровавыми беспорядками в Мангистауской области — в городе Жанаозен и на станции Шетпе. Многомесячная акция протеста нескольких сотен лишившихся работы нефтяников «Казмунайгаза», а также нескольких его структурных и смежных подразделений, вдруг вылилась в открытый бунт. Власти отреагировали жестко – с применением боевого оружия. Результат — сожженный акимат и офис нефтяной компании, 16 погибших от пуль, десятки пострадавших в драках рабочих и полицейских. Достаточно быстро выяснилось, что рабочие хоть и были раздражены тем, что руководители нефтяных компаний не шли на компромисс, но бузить не собирались.  Беспорядки спровоцировали неизвестно откуда взявшиеся люди, одетые в черную одежду. Спортивного вида, явно подготовленные, они действовали по-военному слаженно. Примечательно, что в столкновениях с полицией никто из этих «людей в черном» не пострадал. Оппозиция оказалось ни причем. Следы провокаторов, спровоцировавших «революцию» в Жанаозене, привели… в соседнюю Атыраускую область. Как оказалось, там было организовано что-то вроде лагеря подготовки боевиков. А через какое-то время спецслужбы вышли на тех, кто его организовал, и выяснили, что за всем этим стоял тогдашний аким области Бергей Рыскалиев».

Как нам кажется, термин «лагерь подготовки боевиков» объясняет, почему Рыскалиеву не были предъявлены обвинения за Жанаозен-2011. Озвучь государство такую версию, у общественности мгновенно появились бы неприятные вопросы. Вроде того, а кто еще в Казахстане имеет свою армию боевиков и лагеря для их подготовки? От какого еще регионального бастыка или олигарха нам ждать сюрпризов в виде погромов и нападений на силовиков?

Так что «лагерь боевиков» решили оставить под ковром, а на свет вытащить чисто экономические преступления, причем следствие по ним было проведено с такими нарушениями, что позволило лоббистам Рыскалиева убедить американских конгрессменов выступить в его поддержку.

Обладая этим внешнеполитическим ресурсом, Бергей явно нацелен вернуться в активную политическую жизнь в Казахстане. После январских событий акцента на жанаозенской трагедии он больше не делает, сосредоточившись на сетевой «поддержке» Украины — по крайней мере, на его FB-странице посты (на русском и английском языках) касаются преимущественно конфликта Москвы и Киева. С редкими шпильками в адрес Казахстана в духе «С кем вы, мастера культуры?».

Тем не менее, терзают смутные подозрения, что вернуться в Казахстан Бергей намеревался еще в январе, рассчитывая на успех переворота — возможно, даже задействовал свою старую гвардию боевиков в помощь заговору, их после Жанаозена-2011 и не поймали никого. Ну а поскольку с переворотом ничего не вышло, теперь пробует другой сценарий. Пока, надо признать, малоэффективный. Но будем наблюдать за пациентом.

 

Средняя: 4 (3 оценок)