:: Николай Кузьмин. СКОЛЬКО СТОЯТ ПРИНЦИПЫ

Просмотров: 5,115 Рейтинг: 3.7

21 января Расмус Палудан, датский адвокат и лидер партии «Жесткий курс» сжег Коран напротив посольства Турции в Стокгольме. Это вызвало гнев мусульман по всему миру, в разных странах прошли демонстрации с осуждением этого акта. На самого Расмуса Палудана это не произвело особого впечатления. «Так как люди из Турции и Индонезии угрожали мне, я собираюсь сжигать Коран еще чаще. Я собираюсь чаще сжигать Коран в Дании, может быть, в Швеции и других странах. Вам просто придется смириться с этим, вы ничего не можете с этим поделать. Вы должны признать, что можно жечь Коран и можно критиковать ислам», – заявил политик. Через неделю он повторил публичное сожжение Корана перед посольством Турции в Копенгагене. Шведское и датское правительство выразились в том смысле, что они против сожжения Корана, но за свободу слова. Однако это сожжение произошло под охраной государства – шведского и датского. Кроме того, оно сопровождалось критикой в адрес Турции и ее президента. Неудивительно, что Реджеп Эрдоган возмущался, говорил, что Швеция после этого про вступление в НАТО может забыть. Ну и турецкие СМИ тоже были полны обвинений в адрес Европы в целом и Швеции в частности.

Какой была реакция Казахстана на январские сожжения Корана? Председатель ДУМК Наурызбай Отпенов осудил акт сожжения Корана, заявив, что действие человека, оскорбляющего Коран, приравнивается к оскорблению Аллаха. Наш МИД промолчал. Наши сетевые хомячки никакой команды не получили, поэтому остались слепы, глухи и немы. Интересно, что в ходе недавних предвыборных дискуссий ни одна политическая партия и ни один кандидат-одиночка не бросили своим оппонентам в лицо обвинение в том, что те промолчали по поводу сожжения Корана и оскорблений в адрес нашего дорогого брата Эрдогана.

20 марта тот же самый Расмус Палудан снова сжег Коран перед посольством Турции в Копенгагене. Снова под охраной полиции, а как же. Свои действия он сопроводил стандартным комментарием: «Мы не уважаем ислам. Мы презираем ислам и не хотим его здесь». Но никакого отклика на его выходку не последовало. То есть совсем никакого. В январе Турция выражала свое возмущение и протесты по всем каналам – и дипломатическим, и неофициальным. В марте ситуация изменилась. Турецкие СМИ молчат. Турецкий МИД молчит. Почему?

Не потому ли, что как раз в этот самый день в Брюсселе прошла организованная Евросоюзом донорская конференция в помощь пострадавшим от землетрясений жителям Турции и Сирии, По словам председателя Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, всего удалось собрать семь миллиардов евро, большая часть из которых предназначена Турции. И это только прямая помощь, а сколько еще могут дать договоренности о торгово-инвестиционном сотрудничестве между Анкарой и Брюсселем. Что ж, за семь миллиардов сожжение Корана можно и не заметить, тем более что не первый раз.

Но самое главное – это не финансовая помощь и не восстановление разрушенных школ и больниц, а президентские выборы в Турции, назначенные на 14 мая. Популярность Эрдогана в Турции не очень высокая, его уже многие годы от поражения на выборах (президентских и парламентских) спасает лишь раздробленность турецкой оппозиции. Поэтому внешняя поддержка для него всегда была очень важна в электоральный период, а в условиях сегодняшнего роста цен на продукты и аренду жилья – важна вдвойне.

Казахстанский МИД, казахстанские СМИ и социальные сети сожжение Корана 20 марта тоже не заметили. Это россиянам хорошо – они разорвали все связи с Европой и теперь могут говорить про нее все, что хотят, в том числе и на уровне внешнеполитического ведомства. Азербайджанцы тоже могут себе позволить критику в адрес европейцев, хотя фокусируются обычно на Франции. А нам приходится быть осторожными. Потому, во-первых, что мы ждем от европейцев похвалу за демократические выборы в парламент. Во-вторых, мы ждем от них инвестиций в добычу стратегического сырья. Ну и, конечно, брата Эрдогана накануне выборов подставлять не хотим. Наоборот, мы его поддерживаем, как можем.

16 марта прошел саммит Организации тюркских государств (ОТГ). Саммит прошел в Анкаре по предложению Ильхама Алиева (ранее планировалось провести его в азербайджанской Шуше). Формальным поводом переноса было заявлено разрушительное землетрясение в Турции, повлекшее множество жертв. Тема саммита – «Управление чрезвычайными ситуациями и гуманитарная помощь». Соответственно, обсуждалось сотрудничество в предотвращении, реагировании и преодолении последствий стихийных бедствий в странах ОТГ.

Заметим, что сотрудничество в этой сфере уже обсуждалось на саммите в 2021 году в связи с лесными пожарами в Турции. Тогда было принято решение начать работу по созданию в рамках ОТГ группы реагирования на стихийные бедствия под названием «Государственный механизм гражданской защиты». Судя по тому, что в Анкарской декларации этого года содержалась ссылка на принятое два года назад решение, механизм этот пока не запущен.

В декларации, принятой по итогам саммита, отмечалось, что страны-члены ОТГ самым решительным образом осудили недавние преступления на почве ненависти против нашей священной книги, Корана, которые оскорбили всех мусульман и могли проложить путь к новым расистским, ксенофобским и исламофобским провокациям и нападениям в будущем. Но слово «Европа» при этом не употребляется.

Кроме того, все участники саммита выразили свою поддержку турецкому президенту на предстоящих выборах – и коллективно, и по отдельности. В одиннадцатом пункте Анкарской декларации сказано, что члены ОТГ выражают признательность Реджепу Тайипу Эрдогану за его весомый и продолжительный вклад в единство и солидарность, а также безопасность и процветание тюркского мира, твердое лидерство в укреплении духа единства Организации тюркских государств и желают ему успехов на предстоящих выборах.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев высказался еще более красноречиво и категорично: «За последние двадцать лет под руководством моего дорогого брата Реджепа Тайипа Эрдогана значительно вырос авторитет Турецкой Республики на международной арене, все больше укрепляются место и роль страны в глобальной экономике и политике. Самого высокого признания достойны беспрецедентные заслуги уважаемого Президента во всех сегодняшних достижениях и успехах современной, мощной Турции. От имени всех наших братских народов обращаюсь к турецкому народу с призывом полностью поддержать кандидатуру уважаемого Реджепа Тайипа Эрдогана на предстоящих выборах».

Касым-Жомарт Токаев тоже пожелал турецкому лидеру успеха на предстоящих президентских и парламентских выборах и выразил уверенность в том, что народ Турции поддержит его.

Обращаться с такими словами к народу Соединенных Штатов (голосуйте, мол, за Байдена) или Франции (Макрон для вас столько хорошего сделал, уверен, вы его еще раз изберете) наши президенты, пожалуй, не рискнули бы. Могут ведь не так понять, еще хуже, если так. Но в братском кругу тюркского мира это не только допустимо, это даже приветствуется. На наших глазах формируется новая политическая культура.

Кстати, Россия тоже на стороне Эрдогана, поскольку считает, что он ориентируется на национальные интересы Турции, а не на интересы Запада. Поэтому Александр Дугин недавно написал, что для России Эрдоган – это лучший выбор.

Но если по первому вопросу неформальной повестки саммита все участники были едины, то по второму сохранились разногласия, причем перспектив их преодоления пока не видно. Называется это второй пункт «международное признание Турецкой республики Северный Кипр».

Как любят повторять наши сетевые хомячки, у Казахстана есть принцип – уважать территориальную целостность всех государств. Поэтому Астана не признает ни Абхазию, ни Косово, ни ДНР. А как дело обстоит с территорией Кипра, оккупированной турецкими войсками (формулировка ООН), участвующей в работе ОТГ под именем Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК)?

Акорда демонстративно игнорирует участие в саммите президента ТРСК Эрсина Татара. Во-первых, на официальном сайте президента сообщение о саммите ОТГ проиллюстрировано несколькими фотографиями выступающего Касым-Жомарта Токаева, общего вида зала, где проходила встреча за круглым столом, а также крупными планами семи участников саммита, то есть всех, кроме Эрсина Татара. Совместную официальную фотографию всех участников в полный рост рядом с флагами их государств (с нее начался саммит) на сайт Акорды выкладывать не стали, потому что на ней хорошо видны и президент не признаваемого нами квазигосударственного образования ТРСК, и его флаг. Интересно, что на общем фото Эрсин Татар стоит крайним слева, а его сосед – генеральный секретарь организации Кубанычбек Омуралиев. Это можно расценить как то, что с ним рядом не захотел становиться ни один из членов ОТГ.

В самом сообщении после пересказа выступления Касым-Жомарта Токаева сказано: «В ходе саммита также выступили Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, Президент Азербайджана Ильхам Алиев, Президент Кыргызстана Садыр Жапаров, Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, Председатель Милли Генгеша Халк Маслахаты Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов, Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и Генеральный секретарь Организации тюркских государств Кубанычбек Омуралиев». Между тем, Эрсин Татар тоже выступил. Он призвал государства-члены Организации тюркских государств предпринять «конкретные шаги в отношении официального признания ТРСК и прекращения бесчеловечной изоляции кипрско-турецкого народа». И наш дорогой брат Реджеп Эрдоган этот призыв поддержал.

Надо сказать, что международная организация, в которой из восьми стран шесть не признают само право на существование одного из членов, выглядит довольно странно. Между тем, ТРСК в числе участников саммита назвал только сайт азербайджанского президента. Он даже дал краткое изложение выступления президента ТРСК. Астана, Бишкек и Ташкент сделали вид, что никакого Северного Кипра в Анкаре не было.

Все эти наши игры в принципы ООН (что важнее – право наций на самоопределение или территориальная целостность?) сегодня никакой практической пользы Казахстану не приносят. Да, можно раз или два про это сказать где-нибудь на сессии Генассамблеи ООН. Но строить на этих принципах внешнеполитический курс нельзя.

Во-первых, давайте подойдем к зеркалу: Казахстан в 1990 году провозгласил суверенитет, исходя из права наций на самоопределение, так в нашей декларации о государственном суверенитете написано.

Во-вторых, Эрдоган будет продолжать давить на нас, чтобы мы признали ТРСК. Мы будем сидеть с Эрсаином Татаром или другим представителем ТРСК за одним столом и делать вид, что его здесь нет, как и его страны? На каждом саммите ОТГ будет тщательно отбирать фотографии, корректировать тексты информационных сообщений? Ведь Турецкая республика Северного Кипра существует, признаем мы ее или нет. Любой из нас может съездить туда на отдых или на работу и убедиться в этом.

В октябре этого года мы будем принимать у себя в Туркестане юбилейный десятый саммит ОТГ. Нет никаких сомнений в том, что на него приедет и тот, чье имя нельзя называть. И как мы к нему будем относиться? Как к главе государства? Какой протокол будет к нему применяться? Как будем к нему обращаться, какое слово ставить перед его именем – мистер или президент? И самое главное – будет ли двусторонняя встреча с нашим президентом?

Простой здравый смысл подсказывает, что здесь уместно применять половинчатый подход: от двусторонней встречи отказаться, в письмах ставить мистер, в публикациях отечественных СМИ делать сноску – ТРСК, не является членом ООН, не признана Республикой Казахстан. Во всех остальных вопросах нет смысла делать вид, что Турецкой Республики Северный Кипр не существует, как и ее президента.

Россия, насколько нам известно, никаких вопросов к Северному Кипру не имеет. А вот Евросоюз решительно против того, чтобы кто-то признавал ТРСК независимым суверенным государством. Поэтому надо заявить, что это член тюркского мира, но не государство, а так, образование какое-то. В принципе, такое бывает сплошь и рядом. Например, в Олимпийских играх участвуют команды Косово и Тайваня, никто не возражает. Тайвань – член АТЭС, форума, в котором участвуют экономики, а не государства. Палестинское государство тоже является членом различных международных организаций.

Почему мы не можем признать Северный Кипр государством? Потому что за процессом пристально наблюдают как минимум две страны Евросоюза – Греция и Кипр. Мы так и не узнали, кто и за что включил Казахстан в чёрный список? Возможно, кто-то из них и включил. Конечно, Эрдоган (нет сомнений в том, что в мае его опять изберут президентом) будет продолжать давить на всех братьев по тюркскому миру, чтобы те признали наконец ТРСК. Что ему на это сказать? Признаем, но только после Евросоюза.

Источник: TuranPress

Средняя: 3.7 (7 оценок)