:: СЕРГЕЙ УТКИН, ЮРИСТ И ПРАВОЗАЩИТНИК: «В КАКОЙ-ТО СТЕПЕНИ ОН СТАЛ «САКРАЛЬНОЙ ЖЕРТВОЙ», ПРИНЕСЕННОЙ НА АЛТАРЬ ОБЩЕСТВУ»

Просмотров: 649 Рейтинг: 4.5

Страна активно обсуждает приговор, вынесенный Куандыку Бишимбаеву. Конечно, в большинстве своем общество, движимое эмоциями, восприняло его одобрительно, однако в экспертных и юридических кругах часто проскальзывают и критически оценки. Есть даже версия, что само дело и его исход были политически мотивированны. Разобраться в этом мы пригласили известных казахстанских юристов.

Сергей Уткин, юрист и правозащитник:
«В какой-то степени он стал «сакральной жертвой», принесенной на алтарь обществу»

- Нет ли у вас ощущения, что в данном случае закон принесли в жертву определенным политическим целям?

- Не думаю, что Куандыка Бишимбаева судили как политического оппонента или конкурента, то есть как лицо, которое мешает действующей власти своей деятельностью и т.п. Соответственно нельзя считать приговор «политически мотивированным». Здесь, скорее всего, дело в другом. Просто в нашей стране по негласным законам принято, что если лицо из элиты (бывшей элиты) попадает в орбиту следствия или суда, то руководство правоохранительного органа, судебной системы выходит в администрацию президента РК или в акимат соответствующей области (когда речь идет о представителе региональной элиты) с вопросом о согласовании дальнейших действий.

Представляется, что в отношении Бишимбаева при согласовании было сказано примерно следующее: делайте всё по закону, а если вдруг кто-то соблазнится на коррупционные подношения, то потом не обижайтесь. Такое указание поступило потому, что подсудимый совершенно неинтересен действующей власти, а предоставление ему каких-то послаблений или привилегий вызвало бы общественный гнев. Поэтому во избежание подозрений и недовольства следствие, прокуратура, суд решили привлечь его к ответственности на общих основаниях, дабы продемонстрировать начальству свою преданность и некоррумпированность.

А вот когда стал очевиден совершенно нереальный интерес к этому делу, на который наложилась ещё и вызванная им резкая активизация движения за противодействие домашнему насилию в целом, Бишимбаева решили привлечь по максимуму, чтобы угодить не только начальству, но и обществу, получить соответствующий пиар. Именно поэтому, на мой взгляд, подсудимый принял решение предстать перед присяжными. Бишимбаев понимал, что судебная система точно не пойдет ни на какие уступки, даже если они будут прямо вытекать из положений закона, а в случае с присяжными есть хоть какой-то шанс.

- Какие цели преследовались при вынесении практически максимального срока наказания?

- Про цели я, думаю, уже сказал. Наверное, это прозвучит кощунственно в связи с гибелью Салтанат, но её убийца с позволения власти и сам стал в какой-то степени «сакральной жертвой», принесенной на алтарь обществу, жаждущему отмщения и расправы.

За период правления Назарбаева граждане устали от бесконечной коррупции и всевозможных привилегий, которыми пользовалась элита. Слова Токаева «о новом и справедливом Казахстане», «слышащей власти» и т.п. зародили в народе надежды на долгожданные изменения, и эти надежды столь сильны, что разочарование уже во втором президенте может вызвать взрыв народного гнева намного больший, чем это было во время Кантара. Между тем, реальных перемен к лучшему практически нет. Власть это прекрасно понимает, поэтому ей сегодня гораздо сложнее, чем при Назарбаеве. Как отмечают отдельные эксперты, уровень коррупции на местах стал каким-то запредельным, а по поведению многих чиновников, судей и т.д. складывается впечатление, будто они доживают последние дни и потому стараются урвать всё, что возможно и невозможно.

Вот в такой чрезвычайно нервной для властей обстановке, когда бензина в огонь подбросила еще и природа, которая преподнесла неприятный сюрприз в виде небывалых паводков, разрушивших жилища множества казахстанцев, и решалась судьба Бишимбаева. Для правозащитников же главным принципом в любой ситуации остается равенство всех перед законом и судом, невзирая ни на какие чрезвычайные обстоятельства, личность подсудимого и запросы общества. Именно из этого принципа я исхожу, когда критикую приговор, вынесенный Бишимбаеву...

- Расскажите подробнее, на чем основана ваша критика?

- Ключевой спор заключается в форме вины: это убийство было умышленным или по неосторожности? Вердикт, за который положительно проголосовало большинство присяжных, означает, что Бишимбаев убил Нукенову с прямым умыслом и с особой жестокостью. Адвокаты потерпевшей стороны заявляют, что он якобы спланировал это еще на концерте, при выходе с которого сказал супруге, что пальто ей больше не понадобится. А дальнейшие события истолковываются ими в том свете, что всё было организовано именно для убийства и последующего укрывательства следов хладнокровно спланированного преступления.

Мне же эта версия представляется совершенно нереальной и не доказанной. Несмотря на отвращение к человеческим и моральным качествам Бишимбаева, которое я полностью поддерживаю, никто, наверное, не станет спорить с тем, что в уме и находчивости ему не откажешь. Уже только поэтому я никак не могу поверить в то, что, якобы заведомо спланировав убийство Салтанат, он избрал именно такой способ и место, совершенно не продумав себе алиби и не просчитав возможный ход расследования.

Неужели в его изначальный план входила отсидка в местах лишения свободы за убийство по неосторожности, о котором он постоянно твердит? Крайне сомнительно. Вся изворотливость Бишимбаева, которую мы наблюдали в ходе суда, на мой взгляд, как раз таки подтверждает обратное – он искал выход из внезапно возникшей, а не заранее продуманной ситуации. Именно поэтому забыл о «завещании», записанном на видео Байжановым, о видеозаписях с издевательствами в своем телефоне и т.д. Хладнокровные убийцы подобного не допускают.

Адвокат потерпевшей стороны Уразбахова говорила в прениях о том, что неумышленное убийство – это когда человек случайно оказался убитым: например, выброшенным в окно предметом. А если Бишимбаев бил Салтанат, поясняла она, в результате чего та скончалась, то это убийство однозначно умышленное – ну, не сами же по себе его руки наносили удары, делал он это сознательно. Однако и предмет в окно тоже ведь выбрасывается умышленно, вот только этот умысел не направлен на причинение смерти прохожему.

Соглашусь, что избиение, истязание, издевательство, унижение – все действия, которые мы наблюдали на видеозаписи, – Бишимбаев совершал абсолютно сознательно. Вот только в чем заключалось это сознание? На мой взгляд, всё это он делал не с целью лишить Салтанат жизни, а для того, чтобы продемонстрировать свою доминантность, чтобы в будущем она была более униженной и покладистой, выполняла его желания, а не оставалась гордой и независимой, какой была в реальности.

И подобных случаев, когда мужчины бьют женщин или других мужчин, или даже детей, чтобы продемонстрировать свою силу, унизить, подчинить жертву, в нашей стране происходят тысячи. Иногда они, к сожалению, приводят к смерти. Согласен, что избиения – всегда умышленные. Но вот доведение жертвы до смерти, как правило, в таких избиениях – случайное. То есть насильник бьёт умышленно, но убивает – случайно (неумышленно).

- Какие последствия может иметь вынесенный приговор для судебной системы страны?

- Если исходить из логики, что конечной целью каждого избиения является лишение жертвы жизни, но по каким-то причинам смерть не наступила (кто-то третий сумел утихомирить насильника, жертва смогла защититься или сбежать, вовремя была оказана медицинская помощь, организм оказался более выносливым или произошло что-то еще помимо воли нападавшего), то любого такого насильника следует привлекать к ответственности за умышленное убийство с особой жестокостью. Ведь уголовная ответственность за покушение на преступление наступает по той же статье УК РК, что и за оконченное преступление.

Именно в этом я вижу последствия для судебной системы, о которых вы меня спросили. Если Бишимбаева привлекли за умышленное убийство с особой жестокостью в связи с осуществленным им избиением Салтанат (а подобных избиений по голове случается много-много тысяч), то, значит, всех насильников, которые били жертв руками, тоже нужно в будущем привлекать по этой статье и давать по 20 и более лет лишения свободы. Но тогда получится, что всех абьюзеров и хулиганов, распускающих кулаки, в нашей стране приравняют к маньякам и другим убийцам, которые действительно ставят своей целью лишение человека жизни, для чего используют уже не просто руки, а орудия убийства, разрабатывая и осуществляя соответствующие планы. Ну разве такое возможно? Именно об этом я прошу задуматься.

Тагир Сисинбаев, экс-заместитель председателя Верховного суда РК, адвокат:
«Если бы не было столь широкой огласки, то срок, возможно, был бы иной»

- Считаю, что наказание соответствует содеянному. Куандыка Бишимбаева признали виновным, по сути, в умышленном убийстве с особой жестокостью. Правда, не было конкретизировано, с каким умыслом – прямым или косвенным. То есть желал ли он смерти супруги и совершил соответствующие действия или же сознательно допускал такой исход?

Как бы то ни было, убийство, повторюсь, признали умышленным и определили максимальное наказание за такого рода преступление – 20 лет. Плюс истязание (несколько часов издевательств) – 7 лет. Ну и факт «опасного рецидива» сыграл роль. По совокупности преступлений путём частичного сложения его приговорили к 24 годам лишения свободы в учреждении максимальной безопасности. Родственники погибшей, конечно, требовали пожизненного заключения, но это не тот случай.

В целом я не считаю, что данный приговор был политически мотивированным. Просто большое влияние оказала публичность судебного процесса. Благодаря онлайн-трансляции за ним наблюдал весь мир. Допускаю, что если бы не столь широкая общественная огласка, то срок, возможно, был бы иной – 14 или даже 10 лет. Но с учётом всех обстоятельств, в том числе шокирующих по своей исключительной циничности, я, в принципе, ожидал, что вердикт будет таким, как требовала сторона обвинения.

Напомню, что в советское время за такое преступление давали 15 лет либо смертную казнь. Подобные дела там рассматривались только на уровне областного суда и исключалась их подсудность районным судам. При вынесении смертного приговора обязательно проводилась проверка на уровне Верховного суда СССР, что занимало не менее года. И только потом приговор приводился в исполнение. С 2004-го по 2020-й год в Казахстане действовал мораторий на смертную казнь. В данное время смертная казнь отменена.

Источник: СПИК-Тайм

Средняя: 4.5 (2 оценок)