:: «УБЕГАТЬ ВАМ НЕТ РЕЗОНА, ВЕДЬ

Просмотров: 1,248 Рейтинг: 0.0

Был такой период в истории некогда большой страны, когда людей не просто переселяли с насиженных мест, но и ссылали в создаваемые лагеря в отдаленные края. Таким краем был и Казахстан. Самым известным здесь был, конечно, Карлаг. Впрочем, и в Павлодарской области были свои. Для одних наша земля стала местом ссылки, а другие, уехав отсюда в Москву, вернулись через десятки лет уже с историей

Двадцать минут на расстрел

В Павлодаре находится единственный на постсоветском пространстве музей русского поэта Павла Васильева, и это при том, что родился он в Семипалатинской губернии. Сын пильщика и прачки считается родоначальником героического периода в литературе. В 30-х годах прошлого столетия стихи паренька из далекого Казахстана печатали крупнейшие издания страны «Литературная газета» и «Новый мир».

За свою короткую жизнь, 27 лет, Павел Васильев был трижды арестован, весь его архив не единожды уничтожался. Сначала было дело «сибирской бригады», когда вместе с Васильевым задержали еще ряд писателей. Их обвиняли в том, что они сочиняют и распространяют антисоветские произведения. Тогда обошлось. То ли следователю «зашли» стихи поэта, то ли помогло «чистосердечное раскаяние», но Васильев и его коллега по перу получили наказание условно. Остальные были отправлены в ссылку.

В июне 1934 года одновременно в нескольких центральных газетах, в том числе в «Правде», была опубликована статья М. Горького «Литературные забавы», в которой тот подверг резкой критике «порчу нравов» в писательской среде. После этого на Васильева обрушился шквал обвинений и нападок. В январе 1935 года «Литературная газета» сообщила об исключении его из членов Союза писателей, и автора перестали печатать. Это было началом конца. Затем «Правда» опубликовала письмо 20 советских поэтов с требованием расправы над Павлом Васильевым. Повод нашелся: якобы тот избил комсомольского поэта Джека Алтаузена, сопровождая избиение «гнусными антисемитскими и антисоветскими выкриками и угрозами». Его арестовали и приговорили к полутора годам заключения в исправительно-трудовом лагере. По ходатайству друзей досрочно освободили, но ненадолго.

 

Третий арест произошел в феврале 1937 года без ордера, его выписали уже задним числом. На поэта завели дело за номером 11 245. Так началось истребление крестьянских писателей, в которых власть всегда видела потенциальных врагов. После непрерывных допросов и избиений один из задержанных дал показания на всех. Так сформировалась «антисоветская террористическая группа «правых» из среды писателей». Павла Васильева обвиняли в заговоре, ему была отведена роль исполнителя террористического акта против Сталина. В июле на подготовительном заседании военной коллегии дела приняли к производству, что означало ускоренный порядок рассмотрения без защиты, вызова свидетелей и, естественно, без подачи прошений о помиловании. На приговор у судебной тройки ушло 20 минут. Его расстреляли 16 июля 1937 года в Лефортовской тюрьме.

Дом-музей поэта появился в Павлодаре благодаря любознательности местного журналиста Сергея Музалевского и его дружбе с вдовой поэта Еленой Вяловой. Несмотря на то, что она была гражданской женой, ее как члена семьи изменника родины арестовали и осудили на 19 лет тюрьмы и поселений.

Павел Васильев написал 14 поэм и более 200 стихотворений, большинство из которых посвящены малой родине и Казахстану. Поэт был реабилитирован посмертно и восстановлен в Союзе писателей.

Неужель правители не знают,

Принимая гордость за вражду,

Что пенькой поэта пеленают,

Руки ему крутят на беду.

 

Сестра Цветаевой

В 2013 году в Павлодаре открылся первый в СНГ музей русской писательницы Анастасии Цветаевой, сестры известной поэтессы Марины Цветаевой. Конечно, музеем выделенную комнату назвать можно с натяжкой, но по количеству экспонатов - вполне.

В Павлодаре Анастасия Цветаева оказалась после сибирской ссылки. Этот период жизни и творчества она отразила в книге «Воспоминания». В 20-е годы сестра поэтессы относительно свободно занималась не только литературным творчеством, но и публичными диспутами о политике, религии и прочим вопросам. Вскоре ее лишили такой возможности. Сначала перестали печатать, затем начались преследования, а позже ее посадили, уничтожив рукописи. Ее дважды арестовывали. Первый раз за нее заступилась Екатерина Пешкова, первая жена Максима Горького. Но в 1937-м ее все же арестовали. Поводов не надо было придумывать, оказалось достаточно подозрения в нелояльности к советской власти. В итоге 10 лет в Амурлаге. Затем ее перевели в Карелию, Каргопольлаг, и после непродолжительного освобождения вновь арестовали и отправили в ссылку в поселок Пихтовка в Новосибирской области. Общий итог - 17 лет. Та же участь постигла и ее сына Андрея Трухачева. И именно в Павлодаре семья воссоединилась. В 1957-м в жизни Анастасии Цветаевой началась новая павлодарская полоса. Вот как напишет она в своей книге: «Я начала писать в первую же весну 1957 года, поселясь у сына в Павлодаре, сев у окошка в палисаднике хозяйки. Я начала мой первый том «Воспоминаний» с первых воспоминаний детства».

В Павлодаре у Цветаевой открылось второе творческое дыхание. Это и понятно - «оттепель», ушел страх гонений и возможного ареста. В городе на Иртыше Анастасию Ивановну чаще всего можно было встретить в Ленпарке, сквере в центре города, а зимой - на катке. Как вспоминают старожилы, когда мальчишки одергивали ее за одежду, думая, что это девчонка, к ним оборачивалась старушка.

 

Экибастузский ГУЛАГ

Экибастузский Дальлаг навсегда вошел в историю рассказом Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича», где тот отбывал свой срок под номером Щ-282.

Приказом МВД СССР от 24 апреля 1952 года в Павлодарской области был создан особый лагерь номер 11 под названием «Дальний лагерь МВД» на 5000 человек. В том же лагере оказался и врач Борис Корнфельд, благодаря которому известному писателю удалось прожить долгую жизнь. А вот его самого убили, поскольку он не желал подписывать направления в карцер. Это якобы говорило о его лояльности к зекам. Более того, он подал жалобу на санитара, который крал еду у тех, с кем сидел. Когда доктор доложил об этом факте начальнику лагеря, тот был удивлен. В лагере только что прошла волна убийств: разделывались со стукачами. Тем самым доктор подписал себе приговор. Ночью неизвестный молотком нанес ему восемь ударов по голове, а буквально накануне он оперировал пациента с опухолью. Этим пациентом был Александр Солженицын.

Еще раз лагерь напомнил о себе в 2004 году: при разборе одного из зданий были найдены рукописи политзека. Неизвестный автор в далеком 1951 году задумал книгу под названием «Мысли о жизни и дороге мира и человека».  «Люди и граждане, братья и сестры, отцы и матери всего мира, друзья мои. К вам обращаю свои взоры. Всем сердцем и душой человека я стремился отстаивать все то, что дорого каждому, кто душой и сердцем человек. За мою непримиримость к варварству, невежеству, бесстыдству, мерзости, низости по воле нашего диктатора руками подонков из своего народа я связан, брошен в лагерь, занумерован - Ц-952», - написал неизвестный автор под лагерным номером Ц-952  карандашом в тетрадке из оберточной бумаги, скрепленной проволокой.

…Долгие годы павлодарские чиновники говорили о необходимости увековечения памяти репрессированных. От идеи до реализации прошло почти 20 лет, и в 2013 году мемориал торжественно открыли. По официальным данным, в годы политических репрессий в Павлодарской области пострадало около 5000 человек. Возможно, в их числе и автор тетради с лагерным номером Ц-952.

Марина ПоповаФото автора

Источник; NP

Голосов еще нет