:: Алма Бектенова. НЯШНЫЕ ЖУЛИКИ И СКАНДАЛЬНЫЕ КИНОДЕЯТЕЛИ – ПОРТРЕТ КАЗАХСТАНСКОГО КИНО

Просмотров: 2,517 Рейтинг: 3.8

Перед зарубежным зрителем предстает образ страны, где слегка нереальные батыры тысячами косили врагов, потом угодили в рабство к большевикам, а на волю в годы независимости вышли рэкетиры, наркокурьеры и коррумпированные чиновники. Изнутри же сообщество кинодеятелей перманентно лихорадит от свар, связанных с дележкой средств.

Для страны с относительно небольшим населением Казахстан снимает довольно много фильмов и сериалов. Например, по сведениям Казахстанского фонда поддержки кино, только в 2018–2020 годах было выпущено 993 картины. Кроме того, согласно данным системы Rentrak, общие кассовые сборы казахстанского кино в 2022–2023 годах составили около 16 млрд. тенге, на экраны кинотеатров вышла 61 полнометражная картина.

Для отечественных производителей кино, отмечают эксперты, наступили перспективные времена. По отзывам представителей индустрии, до 30% сборов приходится именно на казахстанское кино, а в будущем ожидается 35–40%. Еще десять лет назад о таком рывке никто не смел и мечтать.

Однако же успех нашего кино во многом основан на кризисе западной и российской индустрии. Повлияли и известные геополитические события, и наметившееся несовпадение менталитетов. Россияне слишком увлеклись специфическим патриотизмом, а новые западные ценности с обязательным участием в ленте чернокожих, геев и лесбиянок, наш зритель не всегда готов потреблять. Турецкое и восточноазиатское кино на отечественном рынке пока присутствует слабо.

Тем не менее, несмотря на рост сборов и даже конкуренцию с блокбастерами, образ Казахстана в мировом кинематографе завидным не назовешь.

Тарантино для бедных

Увы, многие иностранцы до сих пор судят о Казахстане по скандально знаменитым фильмам про Бората. Не случайно наш МИД отмечал, что после выхода первой поделки Саши Барона Коэна приток туристов в РК увеличился в 10 раз. Первый фильм появился в 2006 году, официально никогда не запрещался, но власти настойчиво намекали прокатчикам отказаться от показа. Из солидарности с Казахстаном прокатные удостоверения «Борату» не выдали в России, Украине, Беларуси, а также в Иордании, Кувейте, Бахрейне, Омане, Катаре.

Персонаж с моралью неандертальца до сих пор прочно ассоциируется с нашей страной, хотя режиссер высмеивал нравы современных американцев. Собственно, пещерные замашки отличают и героев популярных лент, снятых уже в Казахстане. Рэкетиры, наркоторговцы, вороватые бизнесмены, их «боевые токалки», коррупционеры всех калибров стабильно занимают высокие места в рейтингах. Беда лишь в том, что западный, даже российский кинематограф давно вытеснил подобное кино в жанровые ниши. Эдакое «криминальное чтиво» осталось в прошлом, но только не в Казахстане.

В частности, данные российских сервисов «КиноПоиск», IVI, Kino.mail.ru и международных – IMDb и MEGOGO выявляют известность именно такого рода картин, пишут СМИ. Хотя оценок немного, тенденции прослеживаются четко. Иностранный зритель отмечает, например, «Рэкетира» Акана Сатаева, «Сказ о розовом зайце», «Ограбление по-казахски», «Шекер», конечно, прогремевший сериал «5:32», режиссера Алишера Утева, кроваво повествующий о ловле маньяков-убийц. По мнению некоторых киноведов, казахстанское кино как будто не выбралось из 90-х и нулевых годов.

Сходные по тематике картины пользуются успехом и на внутреннем рынке. Лидеры проката – «Бизнес по-казахски в Индии» Нурлана Коянбаева, собравший около 1 млрд. 300 млн. тенге, а также «Хотя бы в кино 2», за просмотр которого зрители отдали 985 млн. тенге. Стабильно смотрят похождения «Келинки Сабины», «Аким», «Кудалар» Нуртаса Адамбая. Привлекает зрителей сериал «Саке», рассказывающий о карикатурно типичном акиме района, крадущем все, что не приколочено, а также сериалы о бравых коррумпированных полицейских и прочие «черные» комедии.

Расхожие персонажи популярных лент не любят работать, но хотят жить безбедно, готовы на всевозможные аферы ради легких денег, при этом они по-своему обаятельны и забавны, эдакие няшные жулики. Безусловно, репертуар отражает реальную жизнь, где дня не проходит без новостей об очередном разоблачении коррупционеров, однако есть нюансы. Неужели популярный контент не может внести разнообразие, предоставить молодежи более здоровые образцы для подражания?

В прошлом негатив, в настоящем – коррупция

Киноведы могут заявить о фестивальных картинах, где стереотипный аксакал в стереотипной степи играет на национальной инструменте, в окружении волков и красивых девушек, обычно не произносящих и пары реплик. Можно вспомнить эпопеи о батырах, чья достоверность соревнуется с исторической реальностью фильмов «Марвел». А еще есть кино, объединенное целью «переосмыслить» советское прошлое.

Осенью этого года в соцсетях разогнали протест, организованный вокруг якобы с умыслом снятого с проката фильма «Миржакып. Проснись, казах!», повествующего о судьбе писателя Миржакыпа Дулатова. Ситуацию пришлось комментировать министру культуры и информации Аиде Балаевой. Она заявила, что показывать ленту кинотеатрам не запрещали, у нее просто закончилось прокатное время.

«Мы не думали, что такой ажиотаж будет и действительно выбрали одно время. После того, как аудитория уже была заинтересована дальше продолжать просмотр этого фильма, мы продлили еще на неделю. Сейчас прокатное время закончилось. Я уже говорила, у нас есть и другие фильмы, которые ожидают своего зрителя», – сказала Аида Балаева. По ее словам, одноименный сериал, который переделали в полный метр, трижды демонстрировался в эфире канала «Казахстан», но «особого интереса не было».

К слову, по данным прессы, интерес зрителей к показу сериала на официальном YouTube канале стабильно падал от серии к серии: начавшись с двух с лишним млн. просмотров, он закончился на 265 тысячах просмотров. Только когда в сети поднялся хайп, фильм внезапно сделали неким чуть ли не политическим символом.

Впрочем, в истории нашего кино всегда присутствовали «символические» картины. Прекрасный мир степи, существующий в основном в воображении режиссеров, был разрушен большевиками, после чего наступил мрак репрессий и голодомора – об этом красочно повествуют определенного рода ленты. О гигантских стройках, превративших степь в индустриальную республику, современные киноделы умалчивают. Неинтересно им снимать и об уникальном опыте Казахстана – первом полете человека в космос. За скобки вынесены достижения геологов-первопроходцев, давших нашей стране то, чем она теперь торгует – богатейшие месторождения. Почти нет места на экране подвигу просветителей, фронтовиков, наконец, настоящих борцов с криминалом и терроризмом.

Кино времен независимости разнообразием не отличается, но в нем значительную роль играют драмы о жертвах прошлого. Разумеется, при таком скудном выборе зритель предпочтет отгородиться от негатива и пойдет на комедию о неуклюжем, местами трогательном акиме-жулике. Киноведы, впрочем, упоминают отчетливую вторичность многих драм и комедий, в том числе и лирических, и даже откровенные заимствования из западных лент.

Самое интересное «кино»

Наиболее яркие кинематографические сюжеты разворачиваются в сфере, весьма далекой от творчества. Например, весной этого года деятели казахстанского киноискусства обвинили Государственный центр поддержки национального кино в непрозрачности отбора кандидатов на финансирование съемок. В заявлениях указывались факты нарушений, допущенных при рассмотрении заявок о допуске к открытой защите для получения господдержки на производство фильмов.

«Имеются основания полагать, что в отношении 150 заявок, которые не были допущены к питчингу (устная или визуальная презентация кинопроекта с целью нахождения инвесторов, готовых финансировать этот проект), были вынесены необъективные, надуманные и предвзятые решения со стороны уполномоченных сотрудников центра», – сказал, в частности, продюсер Ардагер Сантыбаев.

Режиссер же Рустем Абдраш сообщил прессе, что непрозрачный подход к отбору кинопроектов, претендующих на господдержку, приводит к низкому качеству кинопродукции, которая потом пылится в хранилищах.

«К большому сожалению, опять-таки, система работы ГЦПНК не предусматривает правильного продвижения, дистрибуции. Все это останавливается и, получается, мы опять наткнулись на ту же проблему, что на Казахфильме: производятся фильмы, большая часть которых просто лежит на полках. Все это сейчас лежит где-нибудь в кабинете в Минкульте или в ГЦПНК, просто так, кучей, и этот продукт, контент практически не доходит до потребителя», – сказал Абдраш.

В свою очередь Центр поддержки национального кино заявил, что в 2023 году судится сразу с пятью недобросовестными производителями фильмов. В центре пояснили, что теперь подходят к процессу отбора гораздо тщательней. «Некоторые компании во время конкурса очень красочно описывают свои будущие проекты, получают на них финансирование, а на выходе создают откровенно слабые фильмы, которые в прокате не зарабатывают и десятой части от потраченной на производство суммы, а то и вовсе ложатся на полку. Это не что иное, как потребительский подход к государственным деньгам», – гласит релиз организации.

Разбирательства не обошли и «Казахфильм». В СМИ замелькали подсчеты трат студии на ремонт и модернизацию, кинодеятели же заявили о проседании сборов на фоне растущей господдержки. Как сообщают источники, общая сумма государственных расходов на производство национальных фильмов с 2001 по 2021 год составила около 78,5 млрд. тенге и выросла более, чем в 30 раз (в 2001 году 255 млн. тенге, в 2021 году – 8,5 млрд. тенге). Общее количество произведенных картин за счет госбюджета, включая художественные, документальные, анимационные, короткометражные и дебютные, за этот же период изменилось лишь в 6,5 раз. Кроме того, заявляют источники, с 1991 года практически ни один фильм, получивший финансовую поддержку из бюджета, не окупил расходов на производство.

Изображение

В итоге кинопроизводители Казахстана вышли на митинг против руководства Государственного центра поддержки национального кино. Поводом, как говорилось выше, стал недопуск к конкурсу. Без шанса на поддержку осталось сразу 153 проекта, пояснили митингующие. Они потребовали отменить предварительный отбор фильмов на питчинг и уволить руководство центра.

А не так давно режиссер Акан Сатаев обрушился с критикой на Казахфильм. Режиссер заявил, что на киностудии процветают воровство, кумовство, а бюджетные средства используются неэффективно. «В прокате фильмы проваливаются и потом успешно пылятся на полках. Международные продажи также затруднены, так как элементарно почти у всего контента киностудии – это около 500 наименований – технические проблемы и проблемы с авторскими правами третьих лиц», – сообщил Акан Сатаев.

«Наш юридический отдел сейчас очищает все это, но на это потребуются, наверное, десятилетия. Потому что элементарно люди не отдавали отчета в том, что, допустим, в кино звучит композиция The Beatles, и никто не думал, что, оказывается, надо правообладателям платить», – добавил он. По мнению Сатаева, у коллег по бизнесу «очень слабый творческий и коммерческий потенциал».

Тогдашний министр культуры и спорта Даурен Абаев привел шокирующие данные. «Здесь много проблем, но я могу только один факт назвать. За 30 лет «Казахфильм» выпустил 600 кинокартин, а в прокат вышло 52 фильма – это 8%. Проблема в том, что где-то несоблюдение авторских прав, где-то – технических требований. Я сейчас не буду говорить, сколько фильмов окупилось», – сказал Абаев. Здесь еще уместно помянуть разбирательства деятелей между собой и бесконечную дележку долей государственного киношного пирога. Например, многим памятны свары и уголовные дела вокруг проекта «Касым хан», который в процессе производства вздорожал до 11 млрд. тенге, а потом суд Алматы вынес приговор о хищении при производстве 30 млн. тенге.

Словом, как и прежде, основные страсти в нашем кино кипят около бюджетных средств и их распределения, образ же отечественной индустрии, а через нее и всей страны, демонстрирует существенные перекосы. После «Бората» черные комедии о вороватых акимах и участковых – именно то, что нужно Казахстану?

Справка

Государственная премия Республики Казахстан в области литературы и искусства за последние годы киношникам вручалась дважды:

2016 – Досхану Жолжаксынову, Рустаму Одинаеву, Айдос Бектемір, Нурсифат Салыковой – за полнометражный художественный фильм «Құнанбай»;

2018 – Ахану Сатаеву, Алие Назарбаевой, Тимуру Жаксылыкову, Алтынай Нөгербек, Адилу Ахметову – за полнометражный художественный фильм «Анаға апарар жол».

Источник: TuranPress

Средняя: 3.8 (8 оценок)