:: Андрей Жданов. ИНКОГНИТО В ЗАКОНЕ

Просмотров: 1,774 Рейтинг: 3.4

Во время посещения международного технологического форума Digital Bridge Президент Касым-Жомарт Токаев подверг серьезной критике качество в Казахстане интернета и мобильной связи.

«Для многих уже стало нормой продавать кота в мешке, – сказал глава государства. –  Рекламируются одни параметры интернета, а по факту предоставляются совершенно другие, и не в сторону улучшения. Расхождение, по моим данным, даже в столице, может достигать 40–50 %. Это, по сути, обман потребителей, и эта практика должна быть решительно прекращена. Поручаю Правительству законодательно регламентировать административный состав и санкции за такого рода нарушения».

С кем договор, тот и несет ответственность

Шлейф, мягко говоря, лукавства тянется за телекоммуникационной отраслью со времен, когда интернета и смартфонов не было и в помине. Например, со стационарного телефона бывало сложно дозвониться по автоматической междугородней связи до абонента в другом городе ночью, когда действовал льготный тариф. Причину мне в свое время удалась узнать случайно в приватном разговоре со знакомой телефонисткой. Она рассказала, что из-за нежелания терять доходы руководство связистов под благовидными предлогами часто приказывает отключать в льготное время энное количество каналов. Днем при обычном тарифе их действовало на том или ином направлении, допустим, 50, а ночью при меньшей оплате – десяток. Доказать это со стороны, как и наказать за уловку, было невозможно.

Так и в новые времена, пользуясь спецификой и сложностью отрасли, ее представители морочат голову потребителю.

«Мы не понимаем, какого качества должен быть интернет, – сетовала в 2017 году Светлана Романовская, председатель Национальной лиги потребителей Казахстана, при содействии которой за последние 20 лет возвращено около 460 миллионов тенге материального ущерба и более 40 миллионов тенге морального вреда. – Нам говорят: мегабайты, там еще что-то… А как это ощутить? Какого качества он должен быть? Мы хотим, чтобы операторы брали деньги с потребителей обоснованно и понятно расписывали объем, качество, безопасность своих услуг. Проблема в том, что у нас нет доказательной базы, инструмента, который мог бы доказать, качественно или некачественно предоставляют услуги. Сейчас мы обратились и в парламент, и правительство с просьбой создать нам эти инструменты».

Как сообщала Романовская, за 2016-й и начало 2017 года в Национальную лигу потребителей поступило свыше 8000 жалоб на качество услуг операторов-провайдеров. «Недавно у нас была жалоба: за три минуты списано больше 8000 тенге за интернет, – приводила вопиющий пример Романовская. – И провайдер ссылался на то, что неправильным тарифом пользовались, но мы добились, чтобы деньги вернули».

По словам правозащитницы, операторы оправдыватся тем, что потребители безграмотны, пользуются устаревшими или невыгодными тарифами. Романовская считает, что это происходит из-за того, что сами услугодатели не предоставляют понятную абонентам информацию.

Пример уже системного размывания ответственности: в договорах с абонентами операторы-провайдеры указывают, что не виноваты в случаях, когда предоставляют услуги совместно с другими компаниями. И когда возникает ухудшение качества интернета или связи, операторы ссылаются на договор и говорят, что проблема не у них, а у какого-то предприятия, с которым они сотрудничают.

Романовская доказывала, что это незаконно. «Они, операторы и провайдеры, должны нести ответственность, – почеркивала глава лиги потребителей. – С кем у нас заключен договор, тот и несет ответственность. Мы имеем взаимоотношения с теми, кому платим деньги. Остальное нас не волнует. Что они там говорят, – это тоже рассчитано на то, что мы им поверим. На самом деле это противоречит законодательству».

Толика народного возмущения

Убедится в том, что с 2017 года мало что изменилось, и в актуальности требования Касым-Жамарта Токаева, позволяет  внимательное чтение договоров операторов-провайдеров с абонентами и посещение любого из сайтов, аккумулирующих отзывы казахстанцев о качестве услуг для населения.

Читаем в действующем публичном договоре оператора «КаР-Тел»  (бренд Beeline): «Оператор не несет ответственности: 1) за качество услуг, оказываемых другими операторами связи, а также при совмещении услуг Оператора с услугами, предоставляемыми другими операторами; 2) за качество и содержание услуг, оказываемых третьими лицами с использованием сети и (или) услуг Оператора». Аналогичные пункты содержат договоры других операторов.

А вот мизерная толика народного возмущения, выплеснутого только в текущем году.

О Tele2 на сайте SPR.kz, где по состоянию на 1 ноября об этом бренде фигурировали 627 отзывов, из которых 587 были отрицательными. «Устал звонить и ругаться, – признается пользователь Ахмед. – Смотришь видео 2 минуты, потом столько же нет сети, не грузится. Симку менял, жалуюсь не первый год. Одни маты, чуть телефон не разбил. Ненавижу «Теле2». Как мне охота морду набить вам за такую связь! Вот мой номер 87077774718, звоните».

О Beeline на том же сайте (на ту же дату 25 позитивных и 337 негативных отзывов). «Очень плохой интернет, – делится Димаш. – Я предприниматель, взял повышенный бизнес-тариф, но интернет фактически не работает 5 дней, очень часто выключается, и надо по новой вызывать монтажников, которые ничего не могут. Я звонил, ругался, матерился, но все только делают вид, что хотят помочь».

Об Activ на сайте Otzovik, где на 1 ноября из 77 авторов отзывов рекомендовали этот бренд лищь 18%. «Я выбрал годовой интернет, а он через какое-то время полностью исчез, – рассказывает аноним из Актогайского района Карагандинской области.–  Но за интернет Activ списал с баланса все деньги. Целый месяц разбирательств ни к чему не привёл, нет ни интернета, ни возврата денег за неоказанную услугу».

 

Чтобы избежать путаницы

Требуются уточнения, чтобы избежать путаницы, присущей СМИ в освещении рынка мобильной связи и интернета. Особой вины журналистов в этом нет, потому что не только они и пользователи, но и сами мобильщики постоянно называют Beeline, Activ, Tele2 «компаниями».

Тогда как Beeline и Tele2 – лишь бренды, ипользуемые операторами «КаР-Тел» и «Мобайл Телеком-Сервис – Алтел». Beeline принадлежит компании «ВымпелКом», называть которую «российской» тоже некорректно, потому что она контролируется зарегистрированным в Нидерландах холдингом VEON Holdings B.V., а он, в свою очередь, – компанией VEON Ltd. с Бермудских островов. Бренд Tele2 – детище одноименного шведского холдинга. Activ – торговая марка оператора «Кселл».

Четкое разграничение понятий «бренд» и «предприятие» важно для понимания серьезности проблем, от решения которых зависит качество интернета и мобильной связи. Ведь что такое бренд? Это витрина и рекламная болтовня, выполняющие ту же самую функцию, что и легенда для агента под прикрытием. А оказывают услуги и несут ответственность за их качество предприятия, их менеджеры и хозяева, то есть конкретные люди.

 

Убить олигополию

Другое уточнение касается частых утверждений, что в Казахстане три основных опертора-провайдера. Это соответствует действительности только де-юре. Де-факто операторов с 2019 года в республике лишь два. Это «КаР-Тел» и национальный оператор связи «Казахтелеком», который полностью владеет объединенной компанией «Мобайл Телеком-Сервис – Алтел» и обладает контрольным пакетом акций в АО «Кселл».

Еще до намерений «Казахтелекома» взять под свой контроль «Кселл» и «Мобайл Телеком-Сервис — Алтел» специалисты отрасли предупреждали, что это приведет к олигополии. То есть к доминированию на телекоммуникационном рынке страны всего двух компаний.

Но процесс все-таки начался и завершился весной 2019 году, когда «Казахтелеком», будучи безраздельным хозяином «Алтела» и обладателем контрольного пакета акций в АО «Кселл», закончил и покупку всех акций «Мобайл Телеком-Сервиса». В результате национальный оператор получил более 60% рынка телекоммуникационных услуг.

Царящая третий год на телекоммуникационном рынке страны олигополия подобно монополии мешает и конкуренции, и повышению качества услуг. Это понимает правительство. «Есть два больших оператора мобильной связи — группа компаний «Казахтелекома» (владеющего Tele2, Altel и Kcell) и Beeline, — рассказывал весной текущего года журналистам председатель Агентства по защите и развитию конкуренции РК Серик Жумангарин. — Мы сейчас пытаемся сделать так, чтобы на рынке появился третий оператор. Он хочет получить доступ к радиочастотам, а ему предлагают сначала получить лицензию, и потом только будет доступ к радиочастотам, он идет за лицензией, ему говорят: ты сначала получи радиочастоту. Сейчас мы решаем этот вопрос и, дай Бог, на следующий год появится еще один оператор мобильной связи. Это будет отечественная компания «Транстелеком».

 

Вопросы без ответов

Если в разрушении олигополии забрезжил свет в конце тоннеля, то на решении не менее, если не более сложной проблемы конь не валялся.

«Единственным участником ТОО «КаР-Тел» является  «ВИП Казахстан Холдинг АГ» (VIP Kazakhstan Holding AG), юридическое лицо, созданное и существующее по законодательству Швейцарии, зарегистрированное за CHE-352.824.607, имеющее следующий юридический адрес и место нахождения: Швейцария, Цуг, 6304, Графенауштрассе, 5».

Это цитата из устава оператора «КаР-Тел», размещенного на его сайте. Она дает представление о противоречии и возможном конфликте интересов. Ведь если «КаР-Тел» действует по казахстанскому, то его единственный владелец VIP Kazakhstan Holding AG — по швейцарскому законодательству.

Понять, почему  VIP Kazakhstan Holding AG зарегистрирован в швейцарском Цуге, не составляет труда. «У нас больше юридических, чем физических лиц», – шутят жители этого сказочно красивого альпийского городка с населением 30 тысяч человек, что недалеко от истины. А конфедерация левых профсоюзов Швейцарии называет Цуг «налоговой богодельней», потому что налоги здесь не только самые низкие в стране, но и во всей Европе, не говоря уж о Казахстане.

Сайт «Кселл» указывает, что в 2018 году 75% его акций, принадлежавших иностранным Telia Company и Fintur Holdings B.V., приобрел «Казахтелеком». Но в минувшем октябре картина изменилась. Согласно информации Казахстанской фондовой биржи (KASE), пакет акций «Казахтелекома» в АО «Кселл» остался контрольным, но сократился до 51%. А крупным совладельцем стала зарегистрированная в Люксембурге компания Pioneer Technologies S.A.R.L., купившая 14,87% акций мобильного оператора.

Как следует из реестра компаний Люксембурга, учредитель Pioneer Technologies S.A R.L. с уставным фондом 12 тысяч евро – Сергей Ёлкин. Он прописан в Москве в типовой семиэтажке, ездит на стареньком Range Rover, короче, живет скромно. Но, как информируют зарубежные источники, в действительности юрист Ёлкин — профессиональный «номинал». То есть человек, на которого оформляют юридическое лицо состоятельные граждане, которые по тем или иным причинам не хотят светиться сами. В прошлом Ёлкин был зиц-председателем ряда фирм, зарегистрированных на Кипре и Британских Виргинских островах. А также мальтийской Anastasia Yachts Limited, содержавшей яхту- красавицу «Анастасия» российского олигарха Владимира Потанина.

Основными владельцами самого АО «Казахтелеком» по состоянию на 1 октября KASE называет фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» (45,9% акций) и двух иностранных акционеров. Это номинальный держатель акций (посредник, выражающий интересы других лиц) американский холдинг The Bank of New York Mellon (8,62%) и зарегистрированная опять же в Люксембурге фирма Skyline Investment Company S.A. (22,01%).

Заокеанский акционер — старейшая в США и 20-я в мире по возрасту финансово-банковская структура. Но при этом, если верить публикациям  Международного консорциума журналистских расследований, The Bank of New York Mellon, ласково прозванный финансистами BoNY, входит в число мировых лидеров по отмыванию денег.

Кто кокретный хозяин – физическое лицо (или группа лиц) швейцарского VIP Kazakhstan Holding AG, единственного владельца компании «КаР-Тел»? Интересы каких людей представляют в компании «Кселл» профессиональный зиц-председатель Ёлкин, а в национальном операторе связи «Казахтелеком» – посредник с сомнительной репутацией BoNY и люксембургская фирма Skyline Investment Company S.A.? Ответов в открытых достоверных источниках нет.

Спрашивать об этом перечисленные предприятия бесполезно. По закону они имеют полное право на поставленные вопросы не отвечать. Но чего тогда сто́ят высокопарные декларации операторов-провайдеров о своей прозрачности и этичности в их публичных заявлениях и документах ? Не пора ли менять отечественные законы по части прозрачности и этики бизнеса?

Тем более, что достойных примеров для подражания в мире все больше. Скажем, в том же Люксембурге с весны 2019 года введен в действие Реестр бенефициарных (конечных) владельцев (Registre des Bénéficiaires Effectifs, RBE). Он требует, чтобы все юридические лица, зарегистрированные в Реестре компаний Люксембурга (Registre de Commerce et des Sociétés, RCS), внесли в RBE и регулярно обновляли информацию о своих реальных хозяевах. В том числе их полные имена, дату и место рождения, гражданство, место жительства и адрес офиса, национальный идентификационный номер, характер и степень участия в компании. Аналогичные шаги предпринимают многие другие государства.

Пытаться же повысить качество услуг и ответственность за него по старинке без раскрытия инкогнито в законе – все равно, что искать только исполнителей и организаторов, закрывая глаза на заказчиков преступлений.

 

Средняя: 3.4 (7 оценок)